Взгляд из будущего. 6. Уйду цветным коридором...

                Глава 6.
                УЙДУ ЦВЕТНЫМ КОРИДОРОМ…
           http://www.proza.ru/2015/03/17/1158

    Двое суток спустя, находясь в особой приёмной Голубого корпуса санитарной зоны, за столиком сидели двое: молоденькая красивая женщина в чудесном нарядном платье с цветочным принтом и белым воротничком вокруг изысканного скромного декольте и маленькая миловидная девочка лет пяти в забавном цветном комбинезончике в ярких разноцветных воздушных шариках. Эри и её дочь Ами. На обеих поверх одежды были надеты тончайшие защитные комбинезоны с капюшонами, перчатками и масками. Свидание подходило к концу. Их последние сутки истекали.

    Эри Аль сюда привёз на ведомственном транспорте Дэйв Маас, сдав свою теперь бывшую подопечную под роспись дежурному врачу-эпидемиологу.
    – Сегодня утром она обратилась ко мне с просьбой привезти сюда. Говорит, что ночью почувствовала себя нехорошо. Тут же встала, оделась и вышла в фильтрационное помещение…
    – Да, у нас есть запись оттуда, – прохладный неподвижный взгляд специалиста не внушал оптимизма. – Где произошло заражение?
    – Она не вспомнила. Всё время была с группой, потом с роднёй. Там везде порядок, здоровы.
    – Да, отчёты с мест оптимистичные, анализы и пробы стерильны. Загадка, – врач помрачнел, поднял тяжёлый серый взгляд. – Мутирует?
    – Похоже на то. За своими мы пристально следим. Пока ничего настораживающего. Наша служба будет держать вас в курсе, конечно.
    – Да, мы уже вышли на своё руководство с просьбой о срочной ревакцинации сотрудников вашего ведомства. Сегодня же все пройдут процедуру прививки новейшими препаратами.
    – А вот за это отдельное спасибо! Огромное! – Дэйв крепко пожал врачу руку в перчатке, благодарно хлопнул по плечу. – Отличная новость! – ещё раз тряхнув руку, отпустил, уважительно поклонился, посмотрел пристально в глаза через прорезь маски. – Вы позволите попрощаться с сотрудницей?
    – Две минуты, – уступил после минутной заминки.
    – Её дочь?..
    – Уже привезли. Ожидает свою мать, – протяжно вздохнул, отвёл взгляд. – Бедное дитя! Её ждёт воспитательный дом и полное сиротство.
    – А родичи?! – Маас поразился до немоты.
    – Им отказали в просьбе. Причины запрета мне неизвестны.
    – Как жаль… – покачал седой головой, отчего-то охрипнув. – Там посещения?..
    – Нет. Это закрытое учреждение полного цикла. Элитное. Оттуда девушек нередко берут замуж юноши из высших и средних уровней. Там дают достойное воспитание по специальной методике. Настоящий шанс в приличную жизнь. Содержание за счёт неравнодушных господ-аристократов, которым небезразлична судьба этих несчастных сирот.
    – Спасибо за всё, – Дэйву дико захотелось подраться до крови или даже кого-нибудь убить! Задохнулся от волны злости и возмущения на судьбу. – Будьте с ними деликатны, прошу.
    – Просьба излишня. Мы все здесь стараемся не забывать, что они были и остаются людьми. И мы тоже. Пока получается, – дежурному вдруг стало неловко под таким отчаявшимся убитым взглядом зрелого мужчины. – Сделаем всё, что в наших силах, не сомневайтесь.
    – До свидания, – едва выдавил гость, направляясь к двери гостиной.
    – Лучше, прощайте! – с печальной улыбкой пошутил врач, закрывая за ним дверь, включая режим дезинфекции приёмной.

    Эри пришлось трудно. Нужно было найти такие слова, которые поймёт и примет пятилетняя девочка, но их просто не находилось в измученной и опалённой жуткой новостью душе матери. Откуда им было взяться? Там даже слёз уже не было: выплакала за последние несколько суток. Мысленно говорила «спасибо» Коре, что не стала вилять и обманывать, а коротко и глухо произнесла, смотря в глаза:
    – У тебя только трое суток жизни.
    Больше не требовалось говорить, хоть она и пыталась, но Эри остановила тогда старшую подругу, сжав ей руками пальцы.
    – Я поняла. Спасибо. Иди.
    Да и что, в сущности, слова могли исправить? Ничего. Там, на эстакаде под куполом, девушка сразу остро почувствовала смертельную опасность и не обманулась. Всё знала о заражении и путях переноса инфекции, но это не спасло. А Лен Витт и вовсе не помнил о губительном воздействии на непривитых людей нефильтрованного открытого воздуха. Зачем ему были эти знания? К чему опасаться тому, кого защищает государство и большие деньги? Просто в голову не могло прийти мысли о грозящей заразе! В тот роковой миг заботила лишь похоть, животная и неуправляемая страсть, неудержимое желание обладать этой женщиной. О расплате или возмездии не задумывался. За его грех пришлось расплатиться той, которая и так еле-еле держалась на хлипком канате непростой жизни. Лен же своим насилием резко толкнул его и ушёл, даже не оглянувшись на падающую несчастную девушку, для которой это преступление обернулось двойной трагедией: на её руках была дочь! Теперь падали вместе: Эри – в бездонную яму небытия, Ами – на самое дно жизни, в сиротский приют, в детский дом, в чужую жизнь и полное беспросветное существование вне семьи, без родственных корней, без их подпитки. Девочка должна будет раствориться в безликой массе, потеряв даже своё имя.

    Юная мать весь день развлекала дочь, играла с ней в разные игры на детской площадке, возилась с вещичками в шкафчике Ами, смеялась над проделками, радуясь тому, что малышка ещё не сознаёт, где встретились и находятся.
    Ранним утром разбудила девочку поцелуями, долго гладила белокурые волосы, заглядывала с безграничной любовью в ярко-голубые глаза, так похожие на глаза её отца Люта, мужа Эри. Не смогла сдержать грусти, стиснув зубы и побледнев, когда заметила на шее малютки свежий след: «Ами ревакцинировали! Значит, даже защитным костюмам уже не доверяют – штамм мутировал, став агрессивнее! Следовательно, времени у меня вообще нет. Всё случится буквально сегодня».
    – Пора? Да, мам? – совсем взрослый взгляд Ами отрезвил и заставил мать взять себя в руки. – Мы больше не увидимся? – пятилетняя кроха пыталась достойно и без слёз справиться с такой огромной бедой и горем!
    – Я всегда буду рядом. Каждый миг. Смерть лишь конец тела, но не души. Она освобождается от кокона и взлетает ввысь!
    – Как бабочка? – сквозь слёзы улыбнулась девочка.
    – Да. Когда ты будешь оставаться в полной тишине, внимательно прислушивайся. В такие минуты я буду прилетать к тебе в гости лёгким ветерком, тополиной пушинкой, капелькой дождя, – разговаривая, причесала дочери волосы, убрала в причёску, одела в новый милый костюмчик с кармашком-кенгуру спереди, обула в мягкие ботиночки, повела умываться и завтракать. – Ты понимаешь, что произойдёт через час, милая?
    – Да. Мне врач рассказал волшебную сказку о цветных коридорах, – полыхнув лазурью огромных глаз, продолжила. – Тебе предстоит путь далеко и высоко, на самое небо, потому и коридор тебе положен голубого цвета.
   – Почему? – любя глазами, впитывала последние земные минуты с радостью, больше не оглядываясь назад: всё кончено. – Как думаешь?..
    – Я думаю так: чтобы ты не заметила, когда переступишь порог, когда шагнёшь на небо из коридора такого же цвета. Вот! – сморщила носик, склонила головку к плечику.
    – А тебе что достанется?
    – Нууу… я же девочка. Мне приготовили настоящий подарок! – загадочно помолчала, скосила хитрые глазки. – Нэт пообещал настоящий коридор жизни! Он будет зелёный, как молодая травка!
    Закончив завтрак, надели защитное облачение и покинули маленькую уютную светлую столовую, пройдя в гостиную. Отсюда и разведут по коридорам.
    – Зелёный цвет – это здорово! – Эри с болью смотрела на сияющую дочь и с трудом сдерживала чёрное отчаяние. Едва сумела задавить: «Не сейчас. Не время». – Цвет надежды, да? Она может подарить чудо.
    – Да. Я думаю, это будет весело! Он обязательно приведёт меня в волшебное такси, оно отвезёт на настоящую зелёную полянку с живыми цветами и бабочками! Так обещал доктор Нэт, – оглянулась на прозрачную дверь, к которой тут же подошёл с той стороны дежурный. Помахала ему ручкой, мужчина ответил сердечной улыбкой. – Буду жить в большом-большом доме среди девочек и носить красивую зелёную форму с пилоткой! Вот!
    Пока Ами щебетала и восхищалась, Эри подняла взгляд на дверь: там стоял врач с грустным лицом. Вздохнула, поняв: «Время».
    – Доченька… – остановила словесный поток, положив руки на маленькие плечики, – тебе пора.
    – Нет, мама. Я уеду после тебя, – тихо промолвила, посерьёзнев, побледнев и повзрослев. – Я так попросила. Врач согласился, хоть и не положено, как прошептал мне. Иди первая. На самое небо, мама. Я провожу тебя.
    Встали, взялись за руки и молча пошли к дверям в стене: синей и зелёной. Помолчав, крепко обнялись, сжав губы. Услышав щелчок магнита, Эри быстро скрылась за дверью цвета неба.
    За порогом был длинный светлый коридор, одна стена которого оказалась полностью из стекла. Вероятно для того, чтобы видеть, кто идёт по переходу: вдруг упадёт, обессилев. Нервно вздохнув, сцепив до скрипа зубы, девушка решительно пошла по синей дороге, ведущей… в хоспис. Не боялась, понимая, что ей остались лишь сутки жизни: уже начала чувствовать во рту вкус крови, которая тут же выступила на губах. Прижала платок и прибавила шаг. Трёхдневный блок закончил свою работу, болезнь теперь развивалась ураганными темпами. Мельком посмотрела на солнце, грустно улыбнулась почерневшими губами: «Жаль, завтра не увижу. Храни мою дочь, прошу…»

                Продолжение следует.

                Фото из Интернета.

                http://www.proza.ru/2015/03/18/112


Рецензии