Идалия Полетика-злой гений дивной красоты...

Портрет И. Г. Полетики,акварель, П. Ф. Соколов, 1820-е гг.

    Рассказывая о женских судьбах,никак нельзя обойти вниманием историю роковой женщины ИДАЛИИ ПОЛЕТИКИ, одной из активных фигур в стане светских врагов и гонителей А. С. Пушкина.
     По словам П. И. Бартенева, «питала совершенно исключительное чувство ненависти к самой памяти Пушкина»

         Бывает красота, окрашенная в светлые, нежные тона и приносящая только свет и тепло, а бывает красота, за которой стоит ненависть, искушение, грех, ведь не даром есть выражение—грешная красота.
         Наверное, именно такой красавицей была Идалия Полетика, которой суждено было сыграть гадкую, не достойную роль в жизни другой красавицы, Натальи Николаевны Пушкиной.

        Полетика была незаконной дочерью графа Григория Александровича Строганова, близкого родственника Гончаровых. В бытность свою русским посланником в Испании он влюбился в португалку графиню д'Эга, сошелся с ней и увез ее в Россию.У них родилась дочь её назвали в честь католической святой Идалией.

      После смерти своей первой жены Строганов женился в 1827 году на матери Идалии, но по законам того времени Идалия так и осталась незаконнорожденной и она считалась «воспитанницей».
        Наверное, это не могло не отразиться на характере хорошенькой девочки, которая в душе должна была ожесточиться на весь свет за поступок отца. Полетика не говорила «я была у родителей», но всегда «я была у Строгановых».

     В 1826 году она вышла замуж за ротмистра кавалергардского полка, а впоследствии полковника А.М. Полетику.
      Идалия приходилась троюродной сестрой Наталье Николаевне. Дружелюбен к ней был и сам А. С. Пушкин. В 1833 году из Болдино в письме к жене он писал:
"Полетике скажи, что за её поцелуем явлюсь лично, а что-де на почте не принимают.."
 Но в дальнейшем Пушкин и Идалия стали врагами.   
 
             О причинах этой вражды исследователи творчества А. С. Пушкина спорят до сих пор. «Причины этой ненависти нам неизвестны и непонятны», — писал крупный пушкинист П. Щёголев.
              Другой пушкинист, П. Бартенев, в 1880 году, ссылаясь на слова княгини В. Ф. Вяземской (жены П. А. Вяземского), заметил: «Кажется, дело было в том, что Пушкин не внимал сердечным излияниям невзрачной Идалии Григорьевны и однажды, едучи в карете на великосветский бал, чем-то оскорбил её»

       Дочь Н.Н. Пушкиной, Александра Арапова, оставила со слов матери такой портрет Идалии Полетики: «Она олицетворяла тип обаятельной женщины не столько миловидностью лица, как складом блестящего ума, веселостью и живостью характера, доставлявшими ей всюду постоянный несомненный успех».

    Графиня Долли Фикельмон в своем дневнике отозвалась о Полетике как одновременно о красивой и одновременно некрасивой женщине: «Не характерное лицо, абсолютно не примечательный стан. И все-таки ее можно назвать красивой. Подобное же впечатление произвела вчера на меня мадам Ермолова. У нее особенное лицо, иногда определенно некрасивое, а потом вдруг хорошенькое».

         Наконец, князь Александр Мещерский вспоминал, что «Идалия Полетика была известна в обществе как очень умная женщина, но с весьма злым язычком». Однако в отношении ее внешности не сказал ни слова, что говорит о том, что он не считал ее достойной его внимания.

          Согласно другой версии, Пушкин однажды написал в альбом Идалии любовное стихотворение и пометил его первым апреля. В дальнейшем, в бытность свою в Одессе, П. Бартенев предпринял попытку нанести визит Идалии Григорьевне и расспросить её о причине этой вражды, но та, узнав о цели его визита, отказала ему в довольно резком тоне.

          После этого Полетика возненавидела Пушкина страшной ненавистью. Накануне окончательного решения о дуэли, по некоторым сведениям, «мадам Полетика, по настоянию Дантеса-Геккерна, пригласила Пушкину к себе, а сама уехала из дому. Пушкина рассказывала княгине Вяземской и мужу, что, когда она осталась с глазу на глаз с Дантесом, тот вынул пистолет и грозил застрелиться, если она не отдаст ему себя. Пушкина не знала, куда ей деваться от его настояний; она ломала себе руки и стала говорить как можно громче. По счастью, ничего не подозревавшая дочь хозяйки дома явилась в комнату, гостья бросилась к ней» (Это свидетельство Веры Вяземской.)

          Может быть, самое точное свидетельство об этой роковой встрече содержится в письме мужа Александры, сестры Натальи Николаевны, барона Густава Фризенгофа, написанного со слов его жены:
           «Что же касается свидания, то ваша мать получила однажды приглашение Полетики посетить ее, и когда она (Н.Н. Пушкина) приехала туда, то застала там Геккерна (Дантеса) вместо хозяйки дома; бросившись перед ней на колени, он заклинал ее о том же, что и его приемный отец в своем письме. (Письмо это, если оно было, до нас не дошло, но считается, что отец Дантеса в этом письме предлагал ей оставить мужа и соединиться с ним)
           Она сказала жене моей, что это свидание длилось только несколько минут, ибо отказав немедленно, она тотчас уехала».


           Идалия Полетика страшно отомстила Пушкину, это было несомненно так, несомненно и то, что она участвовала во всех интригах и травле поэта этих дней. Ведь во всех этих геккерновских гадких интригах чувствуется тонкий и изощренно-злой ум женщины.
             Но самое прискорбное, а может быть, и справедливое, это то, что в течение всей последующей жизни она не смогла освободиться от ненависти к Пушкину.Уже не было поэта, а она все еще кипела злобой и ядом.

            Все последующие годы Полетика поддерживала тесную связь с супругами Дантес-Геккерен. Постоянная переписка, редкие встречи в Европе. Полетика прожила долгую жизнь, иссушенную ненавистью. Мелочно радовалась, когда о Пушкине мало вспоминали, негодовала, когда в Одессе в 1888 году открыли памятник поэта. Биограф Пушкина П. Бартенев записал по этому поводу: "Ее оскорбляет воздвигаемая в Одессе статуя Пушкина, она намерена поехать и плюнуть на нее".

         Актер МХАТа Л. М. Леонидов ребенком видел Идалию Полетику, часто гуляющую по Николаевскому бульвару Одессы со своим братом губернатором города графом Александром Григорьевичем Строгановым. "Шаг старухи был твердым, руки она держала по-мужски, за спиной". Так и просится на ум строка Пушкина: Полетика - злой гений дивной красоты.

        Некоторые пушкинисты считают, что Идалия была влюблена в Дантеса, а может быть, и была с ним в связи. Такой вывод можно сделать из писем к Дантесу, которые она посылала ему, когда он сидел под арестом после дуэли.
       Когда же Дантеса выслали за границу, его новоиспеченная жена Екатерина Гончарова писала ему, что Полетика была "в отчаянии, что не простилась с тобой. Она не могла утешиться и плакала, как безумная". .

       Вот несколько строчек из ее письма:
«...вы плохо меня знаете, ибо если я кого люблю, то люблю крепко и навсегда».
Хочется добавить, ну а уж если ненавижу — то навечно.
       Но много лет спустя Наталья Николаевна, ставшая уже Ланской, бывала у своих родственников Строгановых и виделась там с Идалией. Их отношения были холодны, и Наталья Николаевна избегала ее.

           Полетика писала Дантесам:
«Я вижу довольно часто ваших сестер у Строгановых, но отнюдь не у себя: Натали не имеет духа придти ко мне... Она никогда не говорит о прошлом, оно не существует между нами». В браке у неё родилась дочь.

            Последние годы своей жизни она жила в Одессе, у своего брата — генерал-губернатора А. Г. Строганова.Умерла в 82 года.Была похоронена в Одессе.

http://maxpark.com/community/6782/content/3068150


Рецензии