Третья сила. Каменные духи. Тритмент

(Киноверсия – 140 мин. Телеверсия - 4 серии х 52 мин.,)
Жанр:
Мистика/триллер/конспирологический детектив/боевик/научная фантастика/мелодрама 

Слоган:
Нет ничего, что неподвластно «этому» …

Дрим-кастинг:
Сардана, покойная шаманка, бабушка Андрея (75) – Сайнхо Намчылак
Андрей Евтушенко, астрофизик (35) – Максим Матвеев
Ольга, жена Андрея, психоневролог (35) – Ольга Зайцева
Радомир Аскольдович Глотов, олигарх (65) – Джон Малкович или Сергей Гармаш
Эвелина, помощница Глотова (29) – Полина Гагарина
Клаус Шефер, офицер Интерпола, ФРГ (46) – Александр Байер
Яню Чжан, офицер Интерпола, КНР (33) – Ксун Жоу
Мичия Бэргэновна, мама Андрея (68) – Сайнхо Намчылак
Рязанцев, председатель заксобрания (65) – Владимир Стеклов
Валентин, полковник, офицер Интерпола, РФ (50) – Максим Суханов
Отец Евмений, православный священник (57) – Евгений Сидихин
Мелхиседек, шаман (59) – Борис Гребенщиков
Илья Семенович, завотделением в клинике (69) – Александр Пятков
Стюардесса (25) – Зарина Оlox Копырина
Фрау Гумбольдт (68) – Ханна Шигулла
 

*              *             *

 
...Где-то в космической мгле старая шаманка в пестрых одеяниях, увешенных бубенчиками и колокольчиками, истово колотит колотушкой в огромный бубен, издавая жуткие гортанные звуки, от которых в жилах стынет кровь. Следуют заглавные тирты…

Видимо, уже прошло немало времени, как молодая врач-психоневролог Ольга, стоя на балконе московской девятиэтажки, пытается уговорить сидящего на карнизе дома юношу-суицидника не бросаться вниз. Ровно в это же время муж Ольги астрофизик Андрей Евтушенко едет на такси по улицам Кёльна на международный симпозиум делать доклад о проекте строительства новейшего радиооптического телескопа в Якутии – на заповедной горе Кисиляхе. Часом раньше в гостиничном номере Андрея разбудил звонок его мамы из далекого Багатая, в котором мама предупредила сына, что ночью к ней приходила Сардана, приходила, чтобы предупредить. И вот происходит нечто невероятное – призрак покойной бабушки Андрея шаманки Сарданы бросается под колеса машины, в которой едет по Кёльну молодой ученый. Ошеломленный увиденным Андрей тут же звонит Ольге, в эту минуту, выслушивающую слова благодарности от счастливых родителей юноши – их спасенный сын в окружении работников МЧС трясется в ознобе на лестничной клетке жилого дома. Уставшая от долгого напряжения Ольга не до конца понимает, что так несвязно и взволнованно пытается сообщить ей муж. В ответ она лишь обещает Андрею встретить его в аэропорту. После этого, уже во время чтения доклада на симпозиуме проекте телескопа в Кисиляхе, с Андреем происходит еще одно необъяснимое явление: теперь он видит, как прямо из зала к основанию кафедры, за которой он стоит, на него катится огромный шаманский бубен. Обескураженный и подавленный чередой видений Андрей с большим трудом завершает свой доклад, который неожиданно для самого Андрея стал изобиловать паранаучными тезисами о приближении к Земле планеты Нибиру, богах-аннунаках, панспермиях и тому подобном. Доклад вызывает неподдельный ажиотаж среди слушателей и аккредитованных на симпозиуме репортеров, они закидывают ученого из России вопросами, но, сказавшись больным, Андрея поспешно покидает место проведения симпозиума и отправляется в аэропорт… 
Не вполне адекватным поведение Андрея стало объектом внимания некоего шатена с припущенными волосами по имени Клаус Шефер, офицера Интерпола. Выступление Андрея Шефер снимал на свой смартфон. Уже в аэропорту Кёльна, представившись Андрею немецким публицистом, пишущим на паранаучные темы, Шефер попытается вступить с ним в диалог, но безуспешно…
Прилетевшего в Москву Андрея в аэропорту встречает его зеленоглазая жена Ольга. Здесь же, в аэропорту, перед Андреем и Ольгой, ниоткуда взявшись, возникает кокетливая молодая особа Эвелина, которой поручено передать Андрею настоятельную просьбу Радомира Аскольдовича Глотова – прямо по прилету из Германии ехать к нему в гости на загородную виллу отдохнуть и развеяться, а заодно поклониться некой божьей голове. Сославшись на плохое самочувствие, Андрей отказывается ехать к Глотову. Расстроенная неудачей Эвелина прощается с супругами.

В машине, по пути в город, Андрей рассказывает жене, по роду деятельности – штатному психоневрологу МЧС, о посетивших его в Кёльне видениях с призраком бабушки-шаманки и покатившемся на него бубном, на что Ольга предлагает немедленно съездить в церковь к отцу Евмению, православному  священнику, а в прошлом военному психиатру, у которого студенткой она проходила практику и к которому, порой, она направляет некоторых своих религиозно зависимых пациентов, ибо практикуемые ею методы западных школ психоневроголии при ряде явлений бессильны.
Отец Евмений, поняв, что с Андреем твориться нечто из ряда вон выходящее, рекомендует ему немедленно лететь на малую родину, в Якутию, к маме, дабы именно там, на месте, постараться разобраться с происходящим. Но и не только поэтому отправляет Андрея в родные края православный священник. Совпадение это, или так угодно провидению, но именно в Якутии, у подножия горы Кисилях подвизался шаманом-отшельником его старинный друг Боря, когда-то на афганской войне спасший отцу Евмению жизнь. Теперь у Бори новое имя – Мелхиседек. Это странно, что православный батюшка вместо «отчитки» советует Андрею такое, но отец Евмений считает, что так будет правильнее. Не знающему, был ли он в детстве крещен или нет, по окончании беседы отец Евмений напутствует Андрея читать Иисусову молитву, читать ее постоянно, даже во время сна читать...
В то время, пока Андрей беседовал в храме со священником, Ольга чуть было тоже не столкнулась с видением: в старушке, просящей подаяние у паперти храма, ей на мгновение примерещилась болгарская ясновидящая Ванга, к которой в детстве ее водила покойная мама (Ольга родилась в Софии, когда ее отец служил там в советской дипмиссии).
Вернувшись к ожидающей его в машине жене, Андрей говорит, что отец Евмений посоветовал ему завтра же лететь в Якутию, дабы пообщаться там с неким шаманом, его старинным другом. Ольга горячо приветствует совет священника, обещая прилететь следом за мужем к концу недели, ведь ей так давно хотелось побывать в тех краях…

Олигарх Глотов, мужчина в летах с наголо обритым черепом, узнав из личного телефонного разговора с Андреем, что тот собирается в ближайшее время лететь в Якутию к маме, решает сам направиться к молодому ученому в гости. Ведь Глотов адски заинтересован в строительстве сверхмощного радиотелескопа и как инвестор намерен помочь Андрею воплотить в жизнь этот дорогостоящий проект. В качестве гостинца Глотов берет с собой бутылочку черной водки. По пути, сидя в лимузине, Глотов ставит перед Эвелиной задачу, как можно глубже втесаться в доверие к Ольге, со слов самого Глотова, опытному психоневрологу, обладающей незаурядными способностями гипнотизёра и ясновидящей, получившей в детстве напутствие в Болгарии от самой Ванги.

В гостях у Андрея и Ольги олигарх Глотов проявляет глубокую осведомленность о жизни и работе родителей Андрея, в частности, он знает, что отец Андрея, будучи сторонником теории внеземного происхождения жизни на Земле, выполнял некие секретные госзадания и погиб при невыясненных обстоятельствах в конце 80-х, не вернувшись из устья небольшой якутской речки Берендэ, где успел обнаружить загадочное поселение скрывающихся от цивилизации отшельников. Приехавшая в гости вместе с олигархом Эвелина старается, согласно заданию Глотова, как можно быстрее войти в доверие к жене астрофизика, успевая в приватной беседе на кухне посетовать на свое одиночество и заодно вылить ушаты грязи на «чудовище» Глотова. После распития черной водки с Андреем, танцев при свечах в формате «дамы приглашают кавалеров», велеречивых комплиментов в адрес хозяйки дома, Глотов в сопровождение Эвелины и толпы охранников покидает скромную обитель ученого, получив на память от Ольги очень ценный подарок – вырезанное из слоновой кости крохотное нэцкэ, изображающее шамана исчезнувшего перуанского племени амахуако. Сразу после завершения визита Глотова Андрея застает врасплох звонок Шефера. Шефер пытается выяснить, чем было вызвано странное поведение Андрея на трибуне Оберпфаффенхофена. Андрей, взволнованный расспросами немецкого «публициста», резко обрывает с ним разговор, после чего Ольге приходится успокаивать мужа дозой сильнодействующего снотворного.

На следующее утро, в аэропорту, полусонному Андрею помощница Глотова Эвелина передает письмо олигарха на имя председателя заксобрания Республики Саха  Рязанцева на предмет необходимости строительства гигантского радиотелескопа на горе Кисиляхе. Продолжая по заданию Глотова навязывать свою дружбу Ольге, провожавшей мужа в аэропорт, Эвелина просит жену астрофизика отвести ее в город. В дороге Эвелина осыпает Ольгу комплиментами, предлагая вечерком где-нибудь посидеть пообщаться.
Уже позже, сидя с Ольгой в летнем кафе, изрядно выпившая Эвелина, по своему обыкновению продолжая клеймить Глотова, скажет Ольге, что Глотов хочет сделать из ее мужа раба, но потом вдруг, заподозрив Ольгу в желании отбить у нее олигарха, устроит жуткую сцену ревности. В пьяной истерике Эвелина скидывает со стола скатерть с посудой, за что Ольге приходится расплачиваться с администрацией заведения из собственного кармана…

Шефер, рассматривающий видеосъемку со странным поведением Андрея Евтушенко на трибуне конференц-зала, в изумлении замечает очертания какого-то загадочного круглого предмета у основания трибуны, в котором консультирующая Шефера в Кёльнском университете профессор-ориенталист фрау Гумбольдт, определяет типичный шаманский бубен.  В дополнение к этому коллеги-полицейские сообщают Шеферу, что на капоте такси, в котором российский астрофизик ехал в Оберпфаффенхофен, остались следы столкновения с каким-то предметом, похожим на ростовую надувную куклу, хотя ни водитель, ни немецкая «наружка» не заметили столкновений машины с какими бы то не было предметами.
В это же время с Шефером из Гонконга связывается его коллега, офицер Центрального бюро Интерпола в Китае хорошенькая молодая китаянка Яню Чжан. Она сообщает Клаусу, что полчаса назад была совершена хакерская атака на Гонконгскую фондовую биржу – на торги неведомо откуда были выброшены «шорты» по ценным бумагам крупнейших европейских аэрокосмических корпораций EADS, Satcom-Airbus и Vizada. Тоном, явно подчеркивающим личные близкие отношения с Шефером, Яню намекает Клаусу, что ему самое время лететь в Гонконг, чтобы разобраться с происходящим на месте, так как скупкой ценных бумаг занимается непонятный хедж-фонд – кипрский офшор, по ее предположению, скрыто принадлежащий Глотову. Яню уже взяла на контроль брокера, действующего от лица этого фонда, но ей нужна его помощь, да и вообще, она всерьез соскучилась по Клаусу. Шефер просит Яню и ее китайских коллег отследить брокера, получить о нем, как можно больше информации. Шефер непременно в скором времени прилетит в Гонконг, но по пути ему необходимо на день-два слетать в Москву, так как, похоже, что кроме злой воли самого Глотова, в это дело вмешалась некая «третья сила». Последние слова Шефера Яню воспринимает как шутку…

В самолете рядом с Андреем сидит пожилой лама, который направляется в Якутск в обществе других лам, сидящих в соседних креслах. Все ламы непрестанно читают молитвы. Внезапно авиалайнер начинает сильно трясти. В салоне поднимается паника, только ламы не прерывают молитвы и сохраняют удивительное спокойствие. Молодая красивая стюардесса пытается объяснить пассажирам, как себя вести в данной ситуации. В какой-то момент из-за сильной тряски из багажного отсека, что над сидениями, вываливается круглый плоский предмет в золотистом полиэтиленовом чехле. Едва успев увернуть лицо от удара, стюардесса хватает круглый предмет руками. Невольно наблюдавший за этим Андрей видит вдруг в руках стюардессы знакомый до ужаса… шаманский бубен! Заслонив лицо бубном, стюардесса наклоняется к Андрею, а затем резким движением закидывает бубен себе за спину, и теперь на Андрея смотрит не молодое лицо стюардессы, а испещрённое тысячами морщин лицо покойной бабушки – шаманки Сарданы! Старая шаманка голосом молодой стюардессы просит Андрея пристегнуться ремнем безопасности и занять соответствующую позу в кресле. Пройдя дальше по проходу между креслами, стюардесса оглядывается, вновь показывая Андрею молодое красивое личико…
После аварийного приземления, сидевший рядом с Андреем буддийский священнослужитель по имени Баир лама говорит, что был совершенно спокоен, поскольку знал –  самолет не потерпит крушение. Далее почти научным языком лама объясняет Андрею, что смерти нет, а также то, что вся живая материя коммуницирует внутри себя самой, молитва же позволяет осознанно включаться в это коммуникационное поле и черпать необходимое знание, предугадывая будущее. Баир лама предлагает Андрею посетить недавно отстроенный дацан в Якутске и посмотреть на помещенную в дацан золотую статую Будды Шакьямуни.
В то время, когда в дацане ламы показывают Андрею уникальную статую Будды, выясняется, что одна местная жительница попросила священнослужителей совершить сложный трехдневный обряд на возвращение души его мужа. Поев с ламами небольшую порцию бобового супа, Андрей прощается с ними. Провожая Андрея, Баир лама напутствует молодого ученого читать про себя главную мантру буддизма «Ом мани падме хум», даже во сне читать. Невольно Андрею вспоминается недавнее напутствие отца Евмения читать даже во сне Иисусову молитву… Андрей выходит на улицу и останавливает попутную машину.

К председателю республиканского заксобрания Рязанцеву с письмом от Глотова Андрей попадает к концу рабочего дня. Прочитав письмо, об идеи строительства грандиозного радиотелескопа на горе Кисиляхе Рязанцев отзывается скептически; ему также непонятно желание олигарха финансировать этот абсолютно некоммерческий научный проект… Неожиданно, в самом конце беседы, Рязанцев заговорческим тоном вдруг начинает говорит о том, как шаманы возвращают душу больного обратно в тело, порой, извлекая ее у «донора», который вскоре умирает. Этот неожиданный спич высокого чиновника немало удивляет Андрея… (После того, как Андрей покинет кабинет председателя, оставшийся наедине с собой Рязанцев прокомментирует письмо Глотова как намерение того посостязаться с некими «нами» и как возвращение преступника на место своего преступления).

 Яню начинает слежку за брокером сразу после закрытия торгов на бирже. Издалека сфотографировав его, через базу данных Интерпола она устанавливает его личность – это гражданин Швейцарии Патрик Энглат. Тут же, к своему удивлению, Яню обнаруживает, что данный человек, рядовой сотрудник одного из кантональных швейцарских банков, уже пять лет как пропал без вести при сходе снежной лавины в Альпах. Яню находит профайл Патрика Энглата в Facebook: последняя публикация сделана им в «Хронике» как раз пять лет назад – несколько его фотографий в лыжном костюме на фоне снежных гор, дальше в «Хронике» следуют грустные эпитафии друзей и близких, скорбящих об его исчезновении… Откуда же он взялся, да еще в Гонконге? Он ли это? Этот вопрос Яню по спецсвязи адресует Шеферу, который уже направляется на машине в аэропорта Кёльна, чтобы лететь в Москву…

В город Батагай, на окраине которого в небольшом частном домике проживает мама Андрея Мичия Бэргэновна, Андрей едет всё на том же такси, только за рулем машины теперь сидит сам Андрей, в то время как водитель Костя, накануне всю ночь возивший грузы в поселок Чернышевский, спит мертвецким сном на сидении рядом. После очередного поворота Андрей вдруг резко бьет по тормозам – глухим ударом прямо в лобовое стекло машины врезается огромная черная птица. Андрей открывает дверцу машины, но не успевает выйти на дорогу, как его взор полностью цепенеет: через зеркальце заднего обзора он видит сидящую сзади в пестрых одеяниях шаманки покойную бабушку Сардану! Шаманка улыбается беззубым ртом, а потом, внезапно, то ли хмыкнув, то ли издав щелчок, резко закрывает лицо огромным бубном, на что Андрей невольно оборачивается, но уже позади себя никого не видит.
Словно во сне, Андрей выходит из машины на дорогу и волочит коршуна за крыло по асфальту к обочине дороги, и в это же мгновение слышит цокот копыт: из степи наперерез Андрею скачет длинноволосый всадник в одеяниях древнего тюркского война и, поравнявшись с Андреем, бросает к его ногам колотушку с лошадиной головой. Всадник исчезает в степи, Андрей нагибается, чтобы поднять колотушку, и в ту же секунду лежавший рядом мертвый коршун, захлопав крыльями, взмывает высоко в небо. Ошеломленный увиденным Андрей кладет колотушку в внутренний карман куртки и сразу же пытается дозвониться до Ольги, но телефон Ольги сейчас недоступен.

В полуночном Гонконге Яню ведет слежку за брокером: шатен с припущенными волосами в черных очках, он одет весьма экстравагантно – в оранжевый пиджак и темно зеленые брюки. Брокер весь вечер перемещается по городу, то пешком, то на такси, посещая разные питейные заведения. В одном из баров он заказывает себе рюмку черной водки. Выпив, он выходи из бара и, сев в таки, направляется в район «красных фонарей» Ван-Чай. Из заведения с многозначительной вывеской, изображающей девушку в бикини, к нему выбегает стройная блондинка европейской наружности, садится в такси, и машина с брокером и девушкой уезжает дальше. Яню следует за ними…

На своей загородной вилле, на территории которой возвышается покрытое плющом огромное изваяние головы бога Велеса, Глотов нещадно распекает Эвелину за её пьяную выходку в кафе, на что Эвелина отвечает, что теперь уж она точно втесалась в доверие к этой Ольге, после чего Эвелина демонстративно звонит жене астрофизика, просит у нее прощения, а в качестве компенсации за причинённые неудобства приглашает Ольгу в элитный спа-салон, который-де посещает сам олигарх Глотов. Ольга неохотно соглашается, что Эвелина преподносит Глотову как свой несомненный успех.
Из дальнейшего общения Глотова с Эвелиной и его секретными сотрудниками-хакерами, которые трудятся в бетонном бункере под виллой, постепенно становится понятен замысел олигарха: суперантена астрофизика Андрея Евтушенко нужна ему для осуществления невиданной в истории глобальной кибердиверсии, которую Глотов намерен осуществить путем взлома и перекодировки шифров на сотнях спутников. В результате Глотов планирует предложить миру заменить обесценившиеся в результате его кибератак мировые валюты, а также и криптовалюты, на одну единственную собственную криптовалюту под названием «голткоин». Согласно принимаемой Глотовым за истину в последней инстанции конспирологической гипотезы, с 1912 по 1934 годы путем хитроумных политико-финансовых комбинаций сначала российский император Николай II, а позднее гоминьданский вождь Китая Чан Кайши в добровольно-принудительном порядке передали на хранение на депозитные счета неких частных лиц тысячи тонн золота. Документально это золото отражается в Глобальных залоговых счетах (ГЗС), однако эти счета не относятся к сфере легальных финансов, а являются частью той самой параллельной финансовой системы. Глотов планирует вынудить главных бенефициаров этой системы обменять физическое золото на его виртуальные голткоины как единственную надежную платежную единицу в мире. Иначе хозяева нелегального золота лишаться всех рычагов влияния в системе мировых электронных расчетов, а вести расчеты в XXI золотыми слитками – сущий анахронизм. Но зачем же столько золота самому Глотову? А затем, что Глотов ждет прихода на Землю богов-аннунаков с планеты Нибиру, раз в 3600 лет посещающих Землю с целью в очередной раз элиминировать в нужном объеме отсутствующее на их планете золото, которым они раз в эти же 3600 лет покрывают поверхность своей планеты, делающую Нибиру невидимой. Адепт экзотического культа царя Берендея-Пресвитера Иоанна, Глотов намерен встретить их как единоличный властелин золотого запаса Земли, дабы взамен получить от пришельцев Кадуцей Трисмегиста, дарующий право на бессмертие и вечную власть на Земле. Кадуцей же – это ничто иное, как квантовые коды к панспермиям, открывающие 95% спящих звеньев ДНК человека. Именно так будет решена проблема старения вследствие недорепликации последовательностей ДНК на концах хромосом (теломерных участков). Но так будет решена только проблема его старения – Радомира Глотова! Свой сумасбродный план Глотов, собственно, и осуществляет при помощи группы наемных хакеров.
Одновременно с этим, как становится известно из короткого совещания Шефера с начальством немецкого Бюро Интерпола, тайные агенты Глотова под разными обличиями действуют по всему миру, вбрасывая фальсифицированные депозитные расписки и облигации, по которым якобы должны расплачиваться держатели золота. Суммы, обозначенные в этих фейковых документах абсурдно велики, так как в разы превышают мировой ВВП. Делается это Глотовым для того, чтобы, абсурдностью фальшивок обесценить подлинные бумаги, где значатся тоже колоссальные, но уже вполне реальные суммы, а затем заполучить последние по дешевке как неликвид. И сделать это он предполагает через Гонконгскую фондовую Биржу при поддержке некоего таинственного коллективного игрока – группы Lotus Family, за которой стоят самые влиятельные кланы Гонконга и Тайваня, связанные семейными узами с покойными лидерами Гоминьдана...
Шефер уже находится в аэропорту Кёльна, когда с ним в очередной раз выходит на связь Яню. Она говорит, что наблюдает за брокером через окно номера в мотеле, в который тот приехал с блондинкой. Чем они там занимаются, разглядеть трудно… 

За рулем такси, Андрей продолжает свой путь из Якутска во город Батагай . Из сообщения по радио он узнает, что в Москве произошёл взрыв в метро, погибли люди. Спустя минуту Андрею звонит жена Ольга и говорит, что в конце недели она не сможет прилететь к нему в  Якутию – как она штатный психоневролог МЧС она обязана работать с пострадавшими. Андрей накоротке делится с женой своей новой встречей с покойной бабушкой-шаманкой, при этом сам же высказывает мнение, что это не психоз и не галлюцинации, а не нечто совсем другое. Однако Ольга вынуждена прерывать разговор с мужем – ее вызывают к карете скорой помощи. Новой пациенткой Ольги оказывается семилетняя девочка, чудом выжившая во время взрыва. Выясняется, что в момент взрыва девочка находилась в эпицентре, при этом на лице и теле у нее всего несколько легких ссадин. Наряду с этим у девочки наблюдается ступорозное состояние: она молчит и смотрит в одну точку.
 
Мичия Бэргэновна, услышав рассказ приехавшего к ней сына о загадочных видениях, делает однозначный вывод, что на Андрея, задумавшего строить телескоп на горе Кисиляхе, разгневались аабасы – злые духи. Душа бабушки Сарданы, как может, пока останавливает их гнев, но он должен сам пройти путь очищения. Дальше Мичия Бэргэновна рассказывает сыну об удивительных открытиях его покойного отца, связанных с гипотезой о внеземном происхождении жизни на земле, а также о том, как отец олигарха Глотова, офицер НКВД, ученик и соратник Якова Блюмкина, будучи еще совсем молодым, в конце тридцатых годов орудовал в Сибири на на Алтае, разорял там церкви, дацаны, священные капища, и как камлали все шаманы Азии, дабы извести Глотова, но никому этого сделать не удалось, словно бы тот заключил договор с самим дьяволом. Позже, после войны, Глотова-старшего перевели на службу в Москву, а прямо перед отъездом он выкрал и вывез из секретных захоронений массу древних манускриптов с тайными знаниями. А еще во время войны, оставшись без погибшего на фронте мужа, мама Мичии Бэргэновны потомственная шаманка Сардана вынуждена была скитаться ребенком по всей Сибири от преследований Глотова. О «месте силы» –  Кисиляхе или Северной Шамбале – она помнила всегда.
Касается Мичия Бэргэновна и трагического исчезновения отца Андрея после того, как в устье реки Берендэ в Якутии он обнаружил поселение oтшельников-берендеев, как говорили, связанных тайными нитями с Беловодьем, иными словами, – невидимой Шамбалой. Мичия Бэргэновна сообщает сыну, что именно его отец был одним из немногих, кто приблизился к тайне легендарного правителя Беловодья Пресвитера Иоанна, загадочное царство которого тщетно пытались найти в Азии и Африке христианские короли и папы, и которое затем искали эмиссары Третьего Рейха и, конечно же, агенты НКВД во главе Блюмкиным, боссом и учителем Глотова-старшего. Так вот, с Пресвитером Иоанном как посланником внеземного разума, толкуемого в славянской сказаниях как царь Берендей, связаны знания о главнейших «местах силы» на Земле. Такие места есть в Якутии, Иркутской области, на Алтае, в Забайкалье, Мексике, Перу, у пирамид Гизы в Египте, в Стоунхендже в Англии, на острове Пасхи, в Тибете, в горах Непала; есть такое «место силы» и недалеко от Москвы в Переславле-Залесском – это Синь-камень у Плещеева озера, недалеко от села Берендеево.
Внезапно Андрей вспоминает рассказ Ольги о том, как однажды в Болгарии ребенком мама повела ее к какой-то слепой старушке. Старушка сказала, чтобы девочку отвезли окунуться в озеро в пещере Темната Дупка между селами Беренде и Беренде Извор. Маленькая Ольга вошла вместе с мамой в темную пещеру, прошла большое расстояние вглубь, окунулась три раза в воду озера, но в этот момент мама вместе с фонариком куда-то исчезла, а спустя минуту в кромешной тьме Ольга разглядела очертания очень высокого существа, тело которого светилось, и которое вывело ее обратно к маме, сидевший на камне у входа в пещеру. Спустя год мама Ольги ушла из жизни от неизвестной болезни. Теперь Андрей припоминает и то, что и на вилле Глотова уставлена огромная голова бога Велеса, которого многие почитают прародителем царя Берендея. Выходит, всё это каким-то образом связанно, но, как и почему, Андрею понять очень сложно…
Несмотря на поздний вечер, Мичия Бэргэновна советует сыну немедленно отправляться к горе Кисиляхе, к человекоподобным столпам-изваяниям «киси» и там встречать там рассвет. Ехать к столпам горы Кисилях она предлагает сыну с группой паломников, которые каждый вечер отправляются из Батагая на вездеходах встречать рассветы в «месте силы». При это мама требует, чтобы сын оставил дома мобильный телефон, так как в «месте силы» его ничто не должно отвлекать от внутреннего духовного сосредоточения. Андрей поступает так, как велит ему Мичия Бэргэновна, оставляет телефон и едет на автобусе к столпам горы Кисилях с группой людей, среди которых есть и доморощенный индейский шаман, и группа кришнаитов, и четыре бритоголовые феминистки, и скромная семейная пара, и простые студенты-паломники с рюкзаками… По дороге к столпам горы Кисилях кришнаиты распевают свои гимны, при этом Андрея укачивает и клонит ко сну, в связи с чем одна из феминисток предлагает ему выпить какой-то горячий напиток из термоса. На мгновение Андрею кажется, что у всех четырёх девушек одно лицо – лицо покойной шаманки Сарданы!

Тем временем, продолжая наблюдение за брокером и его спутницей в ночном Гонконге, Яню видит, как из мотеля выходит блондинка, садится в подъехавшее такси и уезжает. При этом брокера с ней нет. Яню подбирается поближе к окнам номера, в котором недавно находились брокер с блондинкой, включает прибор ночного видения, сканирует комнату. В комнате пусто. Яню снимает с предохранителя пистолет, входит в мотель, врывается в номер… Не включая освещение, Яню просвечивает комнату фонариком, входит в ванную. На умывальнике она обнаруживает парик каштановых волос. Яню по спецсвязи сообщает Шеферу, летящему в самолете в Москву, что найденный парик ей очень напоминает шевелюру Шефера, на что Шефер отвечает, что не исключает, что это может быть его скальп, в связи с чем по его приезде в Гонконг нужно будет провести генетическую экспертизу, но эти слова Шефера Яню воспринимает только как шутку.  Шефер предлагает Яню плотнее заняться блондинкой и прислать ему данные о ней…

Тем временем в Москве с маленькой пациенткой Ольги происходит редчайшее в психиатрии явление – приступ ксеноглоссии: не своим голосом она произносит какие-то слова на незнакомом языке. На вопрос Ольги, как ее зовут, девочка отрешенно называет знакомое Ольге имя «Сардана». Ольга решает проконсультироваться у своей свекрови Мичии Бэргэновны, уж больно знакомо ей это имя. Записывав на диктофон бормотания ребенка, Ольга звонит на телефон мужа в город Батагай. Отвечает ей сама Мичия Бэргэновна, ведь, отправив сына к шаману-отшельнику Мелхиседеку, она потребовала, чтобы он оставил телефон дома. (Всё дальнейшее стечение обстоятельств так и не позволит Ольге и Андрею поговорить друг с другом по телефону). Ольга начинает обмениваться со свекровью ммс-сообщениями с записью голоса ребенка, прослушав которые Мичия Бэргэновна делает однозначный вывод: девочка камлает голосом ее матери – покойной якутской шаманки Сарданы, причем на долганском языке, и здесь имеет место факт инкарнации: «третья сила» спасла ребенка во время взрыва, и душа шаманки вселилась в девочку, чтобы ее устами донести до Андрея всю опасность затеи со строительством радиотелескопа на горы Кисилях в Якутии. Чуть позже выясняется, что девочка родом из Карелии, зовут ее Дарья, в Москве она была проездом вместе с родителями, которые во время взрыва разорвало на части…

Яню возвращается в район «красных фонарей» к тому самому заведению, откуда блондинка вышла и села в машину к брокеру. На входе нежданную гостю встречает неприветливый охранник. Яню тычет ему полицейский жетон и входит в стрип-клуб. В клубе Яню сразу же обнаруживает искомую блондинку, которая в данную минуту работает на шесте. Яню поднимается прямо на подиум и, показав ей полицейский жетон, буквально стаскивает блондинку с подиума вниз. Оттащив стриптизершу в угол погруженного в полумрак зала, она спрашивает блондинку, как её зовут, откуда она, а, главное, что делала этим вечером в мотеле по названному адресу, когда ездила туда с господином в оранжево пиджаке. Яню снимает блондинку на смартфон в мерцании стробоскопов. При этом блондинка, назвавшись русским именем Светлана, говорит на ломанном китайском, что никуда и ни с кем сегодня не ездила, так как весь вечер не расставалась с шестом, это могут подтвердить десятки присутствующих, бармены, сам владелец заведения, и наконец, камеры наблюдения. На вопрос, а работают ли в этом стрип-клуба другие блондинки, Светлана отвечает, что она тут такая одна, других нет, и она этому очень рада. Затем Яню допрашивает бармена и охранника, и независимо друг от друга те подтверждают, что блондинка Светлана из бара за последние шесть часов не выходила. Яню сообщает Шеферу, что потеряла след загадочно исчезнувшего брокера, и что от него в номере остался один парик, а cветловолосая девка из стрип-клуба получается, вообще не выходила. Сейчас Яню едет в гостиницу, чтобы поспать хотя бы три-четыре часа, а с утра снова заняться биржей и загадочным брокером…

В Москве к концу тяжелого рабочего дня Эвелине удается, как ею и было задумано, заманить Ольгу в элитный спа-салон. Однако звонок завотделения клиники, связанный с новым приступом ксеноглоссии у ребенка, буквально выдергивает Ольгу из бассейна. Эвелина любезно подвозит Ольгу на служебной машине с водителем прямо к клинике и, увязавшись за ней под видом стажера, попадает в отделение, где лежит ребенок. Прознав о шаманских камланиях девочки, направленных на то, чтобы отговорить Андрея стоить на Кисиляхе телескоп, Эвелина немедленно сообщает об этом Глотову, на что тот, в момент тренировки со своим спарринг-партнером по боксу легендарным Роем Джонсом-старшим, мгновенно отдает Эвелине команду «разобраться» с ребенком, ведь Глотов не понаслышке знает о силе шаманских практик, и понимает, что они реально могут разрушить все его планы. Выполняя задание Глотова, Эвелина ухитряется подменить успокоительное, предназначенное для инъекции девочке, на сильнодействующий яд, который она всегда носит с собой в сумочке…

Вечером того же дня в Москву прилетает Клаус Шефер и направляется в Центральное бюро Интерпола в России, где его дожидаются российские коллеги во главе с полковником, которого зовут Валентин. Шефер излагает версию о причастности Глотова к хакерскому вбросу акций крупнейших аэрокосмических компаний на Гонконгскую биржу и их моментальной скупке через кипрский офшор для последующей перепродажи. Похоже, Глотову нужно убить сразу двух зайцев – создать нездоровый ажиотаж на рынке спутниковой связи и, в тоже время, заработать достаточно шальных денег для строительства антенного телескопа на горы Кисилях с целью подготовки своей глобальной кибер-диверсии. Последующая перепродажа акций по их объективной цене, скажем, на биржах Нью-Йорка или Лондона, однозначно даст ему такую возможность. Наряду с этим, Шефер говорит о неожиданном вмешательстве в происходящее мистической «третьей силы». Восприняв с заметным скепсисом версию о мистической составляющей в деле Глотова, российские полицейские, как и положено, снабжают Шефера всеми необходимыми данными для оперативного контакта с Андреем Евтушенко и его близкими, а заодно, вручают ему ключи от служебной машины и конспиративной квартиры в центре Москвы. (Естественно, российские оперативники будут приглядывать за своим немецким коллегой, что, впрочем, никак не повлияет на ход событий).

В то время, как Эвелина подвозит Ольгу на служебной машине с водителем к дому, Шефер, не дозвонившись до Андрея (в Якутии в это время ранее утро, Мичия Бэргэновна уже спит и не слышит звонка на мобильнике сына), набирает телефон Ольги и договаривается с ней об экстренной встрече прямо у нее на квартире. Эвелина сообщает об услышанном Глотову, который даёт команду отследить иностранца у подъезда Ольги, «сфоткать» его самого и его машину.

В одной из высотных гостиниц Гонконга Яню, приняв душ, ложится в постель и гасит свет, но внезапно слышит, как кто-то пытается осторожно проникнуть в ее номер. Яню хватается за пистолет и, накинув халат, подходит к двери, прислушивается, затем резко открывает дверь, выходит в коридор отеля и успевает заметить лишь мелькнувшего в глубине гостиничного коридора человека с обритой головой в оранжевом пиджаке, забежавшего в лифт… Яню спускается следом на втором лифте и, оказавшись в фойе гостиницы, спрашивает у сотрудников отеля, видели ли они человека в оранжевом пиджаке, на что ей отвечают, что такого человека никто не видел. На видеозаписях камер наблюдения никакого человека с обритой головой в оранжевом пиджаке также обнаружить не удается… Яню вкратце описывает ситуацию Шеферу, который находится в этот момент в гостях у жены Андрея Ольги. Яню высылает Шеферу видео с русской блондинкой Светланой из стриптиз-клуба, быть может через неё удастся нащупать хоть какой-то следы этого «привидения в оранжевом пиджаке». К своему изумлению Шефер видит, что стриптизерша из Гонконга поразительно похожа на сидящую перед ним Ольгу, только цвет волос у них разный, в связи с чем спрашивает у Ольги, есть у нее родная сестра, на что Ольга отвечает, что сестер у нее нет. К дальнейшим расспросам Шефер не прибегает…
Из последующей беседы Шефера с Ольгой становится понятна история олигарха Глотова, который, действуя под разными именами, преумножил на Западе капиталы, похищенные им в конце 80-х в Юго-Восточной Азии у родных советских спецслужб. Деятельность многоликого олигарха сопровождалась чередой загадочных убийств бывших сослуживцев Глотова в разных концах света. Легализовавшись под своим собственным именем, Глотов стал гражданином Германии, но затем резко осел в России, откуда и готовит теперь свою глобальную кибер-диверсию, параллельно занимаясь махинациями на ключевых фондовых биржах мира. Чтобы не вспугнуть Глотова, настоятельной просьбе Интерпола власти США намеренно не включили его в пресловутой санкционный список. Далее Шефер разъясняет Ольге ту роль, которую Глотов отвел ее мужу. Рассказывает Шефер и об энкавэдэшном прошлом отца Глотова, а также и о своих собственных знаниях о древних магических практиках, полученным им от двоюродного дяди Клауса – Эрнста Шефера, сотрудника Аненербе, ученого в погонах СС, которому удалось избежать участия в военных программах и по окончании войны не быть привлечённом к ответственности за преступления нацизма. Шефер показывает очертания призрачного бубна под трибуной, с которой выступал Андрей, после чего Шефер и Ольга совместными рассуждениями приходят к выводу, что такси, на котором Андрей ехал по Кёльну, столкнулось с призраком шаманки Сарданы – бабушки Андрея. Шефер обозначает это непонятным Ольге термином «тульпа».
Дело близится к полуночи, когда разговор Шефера с Ольгой прерывает экстренный звонок заведующего отделением клиники посштоковой реабилитации. Заведующий взволнованно сообщает, что в палате ребенка обнаружена без сознания медсестра, а рядом с ней шприц с непонятным бурым препаратом. По настоятельной просьбе заведующего отделением Ольга вынуждена ехать в клинику. Шефер, заподозрив, что бурый препарат – это яд тетраэтилофосфат, едет с Ольгой в клинику. Из рассказа ополоумевшей медсестры становится понятно, что, когда она вошла в палату сделать девочке укол, та обернулась к ней лицом безобразной старухи, из рук которой вылетела ворона, от чего медсестра потеряла сознание, а шприц вместе с лотком упал на пол. Шефер предлагает отвести шприц с ядом в лабораторию Интерпола, в связи с чем звонит Валентину. В это же время в клинику на пост медсестры звонит Эвелина и под видом телекорреспондентки пытается выведать, нет ли в клинике летальных исходов из числа потерпевших от взрыва в метро. Ей отвечают, что смертей в клинике нет. Ярость Глотова не имеет предела, он готов придушить Эвелину, ведь она не выполнила задание, да еще и оставила улики в виде шприца.

Ольга заходит в палату к ребенку и видит, что девочка спокойно спит под капельницей; потом вдруг ребенок своим собственным детским голоском произносит буддийскую мантру на санскрите «Ом мани падме хум», а затем и молитву-Алгыс…». По дороге в МВД Шефер разъясняет Ольге мистическое значение произнесённой девочкой буддийской мантры, чем немало удивляет Ольгу. 

Тем временем, у подножия горы Кисилях, куда Андрей приезжает на рассвете с группой паломников, сразу же разбежавшихся в разные стороны, среди всех приехавших его внезапно распознает ниоткуда возникший человек в причудливых шаманских одеждах. Это и есть боевой друг отца Евмения отшельник Мелхиседек. Шаман-отшельник ведет Андрея к центру полукруга загадочных кисиляхских столпов, где предлагает лечь на землю о и рассказать о своих бедах. Сам Мелхиседек тоже ложится на землю с диаметрально противоположной стороны, почти прижимаясь своим теменем к темени Андрея…

В лаборатории криминалисты подтверждают, что в шприце был яд, не оставляющий следов в теле жертвы. Шефер и Ольга, понимают, что Глотов, узнав о неудаче с устранением ребенка, уже решил любыми способами замести следы. Шефер звонит Валентину и просит выслать в клинику спецназ, но предлагает переодеть спецназовцев в санитаров, чтобы не спугнуть головорезов Глотова.  Из сказанного Шефером Ольга делает вывод, что Шефер хочет использовать девочку как приманку, чтобы взять Глотова «на живца», за что гневно отчитывает Шефера и, выбежав из здания МВД, мчится на попутке в клинику с целью немедленно забрать ребенка к себе домой, благо и машина ее стоит припаркованная возле клиники. Шеферу, потерявшему Ольгу из виду, ничего не остается, как гнать на своей машине в клинику вслед за каретой «скорой помощи» с «санитарами» Валентина… 

…Находясь в полукруге кисиляхских столпов, Андрей уже поведал боевому другу отца Евмения шаману у о своих планах строить радиотелескоп на Кисиляхе и случившихся с ним за последние дни загадочных явлениях. Шаман говорит, что это не шутки, ведь гора Кисилях соединяет Верхний, Землю и Ад. Гора Кисилях – это не что иное, как портал в иные измерения, связанный с другими такими же порталами на Земле. Берендеями и их главе Пресвитеру Иоанну были известны эти места. Одновременно этим знанием могут владеть всего восемь шаманов на планете, Мелхиседек один из них. А когда-то бабушка Андрея Сардана была одна из восьми. Так вот, закрыть окно из Верхнего в Нижние миры отражающим зеркалом телескопа, значит запереть духов земли, нарушить их связь с Небом-Айыы. И тогда разгневанные духи вырвутся, и произойдет страшное. Об этом много сказано в якутском эпосе Олонхо. Чтобы понять и прочувствовать «третью силу», Андрею нужно совершить сакральный обряд – совершить паломничество к горе Кисиляхе. Это место является космической пуповиной Земли. Не всех оно принимает и не всех отпускает. А сейчас Андрею следует возвращаться домой в Батагай к маме, ибо путь ему предстоит не близкий, и ему нужно будет взять с собой в дорогу съестное, сменную обувь и что-нибудь теплое. Завтрашним утром Андрей отправится к вершине священной горы в сопровождении двух учеников шамана, которые перед отбытием совершат с ним особый обряд Алгыс, а до этого Андрею следует читать, даже во время сна читать молитву-Алгыс: «Почтенная Творительница! Повернись ко мне! Улыбнись благосклонно! Пусть будет счастье!», которая на языке соха звучит так: «Аан Айыы;ыт Бэттэх к;р;н Мичик гын! Дьаралык!». Андрей, на удивление легко повторив за Мелхиседеком слоги молитвы, сообщает шаману, что отец Евмений напутствовал его читать Иисусову молитву, а затем Болот лама после аварийной посадки самолета советовал читать главную буддийскую мантру «Ом мани падме хум»… Так как же ему быть? На это шаман отвечает Андрею, что в таком случае он может читать любую из этих трех молитв, главное читать ту, которую велит ему его сердце. Потом Мелхиседек совершает около увешанной ленточками каменного изваяния человеко-медведя экстатическое камлание с бубном, после чего заявляет, что духи благоволят Андрею и его путь к вершине горы устлан лотосами…

Яню сообщает Шеферу, который мчится в клинику вслед за «скорой помощью» спецназовцев, что «шорты» по аэрокосмическим компаниям, скупленные загадочным брокером в Гонконге, только что торговались через NASDAQ втридорога и были проданы. Продавал их тот же кипрский офшорный хедж-фонд, что вчера скупал их в Гонконге. Отследить физическое местонахождение брокера Интерполу пока не удалось, зато Яню продолжает наблюдение за блондинкой. В ответ Шефер успевает сказать, что с блондинкой всё крайне непросто, она как две капли воды похожа на жену астрофизика – Ольгу, с которой он только что общался. Яню находит в Facebook профайл Ольги Евтушенко, всматривается в ее лицо, сравнивает с фотографией Светланы, поражается сходству, при этом легкая тень бессознательной ревности пробегает по красивому личику китаянки…
 
Рассвирепевший Глотов, не любящий оставлять после своих деяний даже косвенных улик, угрожает Эвелине за ее провал физической расправой. В ярости он запускает в Эвелину маленькой статуэткой шамана амахуако, которую получил в подарок от Ольги, и которую все это время не выпускал из рук. Ударившись о край камина нэцкэ из слоновой кости разбивается вдребезги. Глотов велит Эвелине убрать мусор, что та и делает, выбросив осколки статуэтки в автоматический мусоросборник, измельчающий всё до пыли. Далее Глотов отдает своим бойцам приказ отправляться под видом террористов в клинику, чтобы найти шприц и уничтожить всех, кто может знать о шприце. Жену астронома с девочкой он приказывает пока не трогать, а отвести в избушку в лес, чтобы они оттуда камлали по спутниковому телефону, и говорили то, что требуется, а если не получится, пусть вместо девочки свои камлания записывает на диктофон Эвелина и отправляет их мамаше астронома в Якутию, а если Эвелина откажется или раскиснет, то ее следует «закопать под мхи». Понимая абсурдность глотовских приказов и всю опасность своего положения, Эвелина, тем не менее, вынуждена подчиниться и ехать с головорезами Глотова в направлении клиники.

Вернувшемуся с Кисиляха Андрею Мичия Бэргэновна дает прослушать записи с камланиями девочки, присланными Ольгой. Мичия Бэргэновна пытается растолковать сыну смысл этих посланий: задача Андрея – не гневить духов строительством телескопа в «месте силы». Андрей обязан совершить священный обряд почитания «места силы» алкын, чтобы не умом, а сердцем своим услышать голос Неба. Мичия Бэргэновна, готовя сына в путь, укладывает ему съестное в старый отцовский рюкзак, в котором до этого момента чудом сохранились найденные когда-то его покойного отцом небольшие стекловидные образования метеорного происхождения, так называемые панспермии, по мнению отца Андрея, принесшие на Землю из космоса аминокислоты – «кирпичики» живой материи, часть которых похитили когда-то из сейфа люди Глотова-старшего…

Ольга уже выводит спящую девочку из палаты, когда четверо глотовских киллеров с камуфляжными масками на лицах, оснащенные гарнитурами оперативной связи, проникают в клинику; один из них карабкается на крышу по пожарной лестнице. Стоя на пороге палаты вместе с Ольгой, девочка, не открывая глаз, шепчет священную мантру «Ом мани падме хум», а за окном начинается гроза – сверкают молнии, гремит гром, хлещет ливень. Когда киллеры уже на этаже, а один из них ворвался в кабинет заведующего отделением и под прицелом короткоствольного автомата требует у того отдать ему злосчастный шприц, всех четырех бойцов поочередно поражает влетевшая коридор шаровая молния, с шипением прожигающая киллерам головы в черных масках. Последним огненный плазмоид уничтожает бойца, зависшего за окном палаты ребенка, после чего с грохотом взрывается высоко в небе. В этот же момент в клинике оказываются спецназовцы в одеждах санитаров…
В бункере Глотова с мониторов исчезают все его бойцы, проникшие в клинику, в то время как остальные люди Глотова, ожидающие в машинах, замечают подъехавший к медучреждению автомобиль немца, в который запрыгивает Ольга с ребенком, о чем они тут же оповещают хозяина. Глотов, понимая, что его людей в клинике кто-то «накрыл», дает команду уничтожить и немца, и Ольгу с девочкой. Начинается погоня по ночной Москве в грозу и ливень. Бойцы преследуют Шефера на двух машинах, стреляют, попадают в спутниковую антенну машины Шефера, и автомобиль интерполовца исчезает с мониторов Валентина. Гроза вырубила и навигатор в машине Шефера, и теперь, стараясь уйти от погони, но, совершенно не зная города, немец едет, куда глаза глядят, и его выносит на Лосиный остров… Где-то в космической мгле камлает старая шаманка, и в тот момент, когда боец Глотова, высунувшись из люка джипа, уже целится по машине Шефера из гранатомета, на дорогу из лесной чащи выбегает исполинских размеров лось. Машина боевиков сталкивается с огромным животным, ее разворачивает на 180 градусов, боец невольно нажимает на спусковой крючок гранатомета, и снаряд летит в ехавшую следом вторую машину глотовцев… Взрыв, и обе машины сталкиваются, превращаясь в горящее месиво… Погоня окончена… Выжившая Эвелина, угодив в полный воды кювет, сначала наблюдает, как внезапно воскресший лось убегает обратно в лес, а затем выбравшись из грязи и ковыляя по мокрой дороге, находит водонепроницаемый телефон, видно, одного из бойцов, звонит Глотову и говорит ему всё, что о нем думает, заодно обещая сдать его с потрохами полиции… 
 Шефер, снова выйдя на связь с Валентином, везет Ольгу с девочкой на конспиративную интерполовскую квартиру. В разговоре с Валентином немецкий офицер вновь отстаивает свою версию о вмешательстве «третьей силы», на что Валентин говорит, что никак не может отразить это в официальном рапорте. В результате факт избирательного поражения бойцов Глотова шаровой молнией предлагается истолковать как реакцию молнии на гарнитуры глотовских киллеров…

В грозовую ночь перед побегом с собственной виллы Глотов проводит «зачистку» собственными руками: сначала шприцом с ядом он убивает двух своих охранников, а затем в бункере с противогазом на голове посредством баллона с отравляющим газом умерщвляет всех сотрудников-хакеров. Оставаясь в противогазе, он включает таймер на вмонтированной в стену бункера бомбе, чтобы взорвать виллу, а в это время на конспиративной квартире девочка, сев на пол, впадает в новый приступ ксеноглоссии и исступленно камлает, произнося загадочные слова гортанным старушечьим голосом, и в ту же секунду молния поражает трансформаторную будку вблизи виллы Глотова, что обесточивает виллу, и лифт с Глотовым, поднимавший его из бункера к выходу, застревает в шахте. Глотов отчаянно лупить руками по дверце лифта, истошно орет…  Мощнейший взрыв оставляет от виллы Глотова только дымящиеся руины… Девочка быстро успокаивается, после чего снова становится беззащитным ребенком и сразу же начинает совершенно по-детски в голос плакать. Ища сочувствия, Даша вскидывает головку, глядит на Ольгу и затем кидается ей на шею со словами: «Мама, мамочка, мамуля…!», после чего бросается к Шеферу со словами «Папа, папа, папочка!» Взяв на руки Дашу, Шефер прижимает ее к себе, он ошеломлен и растроган до слёз. Заплаканную Ольгу обуревают самые противоречивые чувства… В ту же минуту Шеферу звонит Яню, занятая в Гонконге наружным наблюдением за двойником Ольги блондинкой Светланой: Яну только что видела, как та вышла из стриптиз-клуба, дождалась, пока к ней подъехал темный лимузин, села в него, автомобиль поехал навстречу машине Яню и, когда поравнялся с ней, Яню отчетливо увидела, что сидевший за рулем лимузина мужчина с обритым черепом в оранжевом пиджаке был никто иной как… Радомир Глотов! Шефер никак не комментирует произошедшее, но лишь обещает Яню прилететь в Гонконг и на месте во всем разобраться.

Из разговора Шефера с Валентином становится понятно, что среди развалин взорванной виллы олигарха обнаружено несколько обгоревших трупов, среди которых ни один не опознан как труп Глотова. В лифте найден оплавленный противогаз и ничего более. Шефер пытается объяснить это дематериализацией и телепортацией, что никак не укладывается в понимание Валентина…

Мичия Бэргэновна узнает о нападении террористов на клинику постшоковой реабилитации и о взрыве на вилле Глотова из телевизионного выпуска новостей, в котором говорится также, что в клинике спецслужбы применили новейшее секретное оружие для точечного уничтожения террористов. Показывают и выжившую сообщницу террористов Эвелину, которую сейчас допрашивают следователи. Сообщается, что после взрыва на вилле остается в числе пропавших без вести известный бизнесмен и меценат Радомир Глотов, спонсировавший эти самые новейшие разработки по борьбе с терроризмом. В исчезновении Глотова Мичия Бэргэновна видит знак – знак неиссякаемой духовной силы ее мамы шаманки Сарданы! Не будет больше Глотов посягать на «места силы»! На мобильник Андрея звонит председатель республиканского заксобрания Разянцев, чтобы известить молодого ученого о взрыве на вилле и гибели то ли исчезновении Глотова, но сообщает об этом взявшей трубку сына Мичие Бэргэновне, уже осведомленной о данном событии из телевизионных новостей. Повесив трубку Рязанцев, как бы разговаривая с самим собой, адресует Глотову загадочные слова, из которых следует, что Глотов играет в прятки всё с теми же некими «нами»...

А в это время Андрей, не ведая ничего ни о событиях, произошедших с его женой Ольгой и приехавшим в Москву Шефером, ни об исчезновении Глотова, обходя все каменные столпы Кисиляха, продолжает свой извилистый пеший путь к вершине в сопровождении двух начинающих шаманов. По дороге Андрей шепчет одну единственную молитву – то ли Иисусову, то ли главную мантру буддизма, то ли молитву-Алгыс, об этом знает лишь только сам Андрей.

Перед отлетом из Москвы в Гонконг, растроганный порывом ребенка Шефер (два года назад он потерял жену и дочь), приносит из магазина в подарок маленькой Даше, уснувшей в конспиративной квартире в обнимку с Ольгой, большого оранжевого медвежонка с голубой ленточкой на шее. Продолжа спать, девочка с блаженством прижимает к себе новую игрушку. За подарок ребенку Ольга благодарит Клауса лишь только по телефону, когда тот уже находится в аэропорту перед вылетом в Гонконг. Ольга сообщает Шеферу, что решила удочерить Дашу. 

Спустя месяц по телевизору демонстрируется новостной сюжет, в котором говорится о «кисиляхском феномене» – москвиче-астрофизике, который целый месяц непрерывно медитирует на вершине Кисиляха. Со слов корреспондентов, ни православные священники, ни буддийские ламы, ни айыынские маги, ни специалисты по паранормальным явлениям не могут определить, какую молитву шепчут все это время уста паломника: Иисусову ли молитву, мантру ли «Ом мани падме хум», или айыынскую молитву-Алгыс. Играя с оранжевым медвежонком и увидев на экране телевизора на фоне аркаимских гор статую похожего на игрушку медведя с повязанными на него десятками разноцветных ленточек, девочка вспоминает о своем «папе», сиречь Клаусе Шефере, и тут же интересуется у мамы Оли, когда же к ней приедет папа и подарит ей новую игрушку. Ольга, толком не зная, что ответить, звонит в Интерпол Валентину, пытаясь найти решение. Возможно, это будет видеочат Даши с Клаусом...? В момент разговора с полковником раздается звонок в дверь. На пороге Ольга видит какого-то подростка с опущенным на лицо капюшоном. Подросток протягивает Ольге маленький пакетик и тут же стремглав сбегает по лестницам вниз. Ольга закрывает дверь, одной рукой пытается развернуть пакетик, из которого на пол со стуком падает небольшой светлый предмет. Наклонившись, Ольга обнаруживает то самое нэцкэ, изображающее шамана, которое месяцем раньше она подарила Глотову, и которое Глотов в порыве ярости разбил о камин (конечно же, о том, что Глотов разбил нэцкэ, Ольге ничего не известно). Развернув бумажку, в которую обернуто статуэтка, Ольга читает рукописный текст: «Амахуако чтут своих черных и белых птиц». В пакетике находится еще один предмет – небольшой включенный планшетник, на экране которого на паузе ждет своего нажатия красная кнопка YouTube. Ольга касается пальцем кнопки и смотрит видео с похожей на себя как две капли воды блондинкой Светланой, говорящей что-то в камеру на ломанном китайском в мерцающем свете страбоскопов… Ошеломлённая, сдавленным голосом она сообщает Валентину, висевшему на трубке, о некогда подаренном Глотову нэцкэ, записке и видео на планшетнике со своим двойником. На это Валентин отвечает, что, кажется, сеанс спецсвязи девочки с Клаусом можно не проводить, потому как Клаус в скором времени сам снова объявится в Москве. А записочку полковник Интерпола готов сегодня же передать своим почерковедам. Что же касается видео, с ним экспертам придётся поработать отдельно.
Ольга вешает трубку и медленно сползает по стене на пол коридора. Она отрешенно взглядом смотрит на нэцкэ перуанского шамана в своей руке. Потом словно бы камера видеонаблюдения в режиме макросъемки вползает в бездну зеленого зрачка Ольги, и теперь в бескрайнем пространстве разливается таинственный звон, смешанный с тихими аккордами азиатской цитры, и мириады светящихся точек сворачиваются в зрачке в спираль галактики. На фоне звездного неба на вершине горы сидит одинокой паломник в позе лотоса. Паломник в десятимиллионный раз повторяет известные только ему слова молитвы. Спустя какое-то время одна звезда в небе становится много ярче и крупнее других. Из этой самой яркой звезды на небосводе исходят тонкие, как струны, лучи, достигающие вершины горы, на которой в позе лотоса сидит паломник…
 
…Продолжение следуют…

https://youtu.be/2MIwq8l0sO4


Рецензии