Хиппи в СССР 1983-88 Мои похождения и были Часть 2

 Мы там просто отогревались и писали натюрморты и обнажёнку с Пахомом, Пал Палычем и Сольми. Гриф же был действительно совершенно чёрный, сгорбленный, мерзкий чувак, с пронзительным, но и потухшим одновременно как у стервятника взглядом. И вся атмосфера была невыносимо давящей. Не только торчилово, которое там просто кастрюлями варилось, а вообще все были им подавлены и находились на положении каких-то шестёрок. Выделялась только рыжая стройная девица с огромными зелёными глазами, которая всё время смеялась, играла на пианино и что-то пела. Абсолютно не помню, как её звали, но такого яркой красавицы я , пожалуй, больше в жизни не встречал. Её-то я самоуверенно и повёл через несколько дней в рок-лабораторию, адреса которой не знал, не имея билета и даже не знал часа выступления музыкантов. Говорили, что Гребень будет петь и не только он.
 Подобравшись в снежной ночи к ДК, мы поняли, что попасть по-человечески туда не получится. То есть билетов не продают, да их и не было. Были какие-то институтские комсюковские приглашения, и их не достать. Концерт начнётся вот-вот, и народу в том числе волосатого у клуба скопилось сотни. Обойдя с компанией вокруг, мы нашли возможность проникнуть внутрь. Это было окно, вернее открытая форточка мужского туалета, в которую все курили изнутри. Залез, кажется ,я первый и открыл окно. Толпа снаружи пока строго своих, человек 30 ввалилась внутрь. Побежали вверх по запасной лестнице и столкнулись с закрытой дверью третьего этажа. Тут я впервые увидел прямо перед своим носом Шамиля, которого окликнул Пессимист. Волевое обветренное лицо, настоящий стетсон с заломленными полями вверх, кожаный плащ, в общем герой из вестерна. А пройти-то всё равно никак. Снизу подтянулись ещё человек 20. Саша Пессимист предложил всем достать свои ключи,чтобы попробовать открыть дверь. Первый замок сдался, а второй мы с Шамилем просто сломали, вдарив плечами по двери. И в этот самый момент снизу раздалось:»Атас, менты!» Мы просто ломанулись внутрь коридора , я впереди со своей пассией, и чуть не сбил Жанночку Агузарову, которая выпорхнула из своей гримёрки. Бежали, как стадо обезумевших слонов. Чудом вылетели на сцену за кулисы. Менты и дружинники за нами, мы за занавесом, потом под пианино за группой сидящих людей, а туда преследователи не сунулись, бежали только за теми, кто пробирался за задником .Кого-то схватили, но ведущий Андрей Вознесенский обратил внимание на беспорядок, выразил какое-то удивление и тем остановил охранителей порядка, которые только продолжали грозить кулаками.
 Мы все рассыпались по залу. Мы с подругой заняли место недалеко от сцены слева перед колонной. Это было успешное приключение, я чувствовал себя героем,победителем дракона и трудно было предположить, каким бы было ударом, если бы мы не попали в зал.
  Первой выступала Агузарова. Я никогда её до этого толком не слушал, и был сражён её пением, сильным резким голосом, виртуозной манерой и способностью сделать из какой-то скучной песни 50-х хит сегодняшнего дня. После перерыва Боречка блеял свои (и главное, как потом я узнал не свои, за счёт которых и выскочил) прелестные песенки, ярил рок-н-роллом, и все , заведённые ещё «Браво» просто неистовствали в экстазе. Это было сказочно круто,так как основную массу зрителей  составляли холодные, запуганные комсюки.

 Собственно квартирники были не только знаменитостей. Выступали среди своих Ипатий, Гриша Шлягер, Аня Герасимова (но кажется её больше тогда занимал Юрий Олеша с его 3-мя толстяками), Арыч, Пит, Папа Лёша и многие другие. Рок был всё-таки властям совсем нежелателен. Изредка даже официальный "Автограф" мог погреметь где-нибудь в Д/К своими "Пристегните ремни!", а о более радикальных товарищах власти пока были не готовы слышать. Джаз, кстати, был уже не обвиняем в том, что "завтра Родину продашь" и Курёхин , и такой бессмысленный виртуоз, как Владимир Чекасин то и дело заполняли большие второстепенные залы больших городов и столиц.

  Еще про музыку забыл написать. Очень интересный случай. Когда-то у Маши с Сашей, к слову больших теоретических любителей рока (дома-то у них как правило тихо было, или может я уже как фон рыдания трубным голосом Мориссона не воспринимал ),появилась мысль устроить свою рок-тусовку. Так сказать, привэ. Что проще, если принять во внимание сталинский тип постройки дома машиных предков ! Сталинский,-это значит на случай войны предусмотрено бомбоубежище. А в большом доме оно большое. Стали мы это убежище изучать. Оказалось огромным помещением (под 4-х или более подъездным домом), с глухими запорами, вентиляцией и полностью звуконепроницаемым. Мало того, было электричество и даже, кажись, розетки. То, что нужно для концертов !
  Не долго думая, зазвали музыкантов- Пита, Папу Лёшу, каких-то металлических ребят и вообще всех,кому не лень приехать.Один или два концерта прошло удачно, конспирировались так же, как и на выставках,-от метро "Сокол" на троллейбусах группами и вовнутрь...Попались по дурости,-слишком дымили (курили) и жильцы подумали, что дом горит с подвала...

 
  Собственно, всё время что-то происходило,  и творческие люди, публикой которых были хотя бы частично волосатые почувствовали послабления властей (спасибо глубокое Михаилу Сергеевичу за всё, особенно за будто бы отданный им приказ после мартовского пленума "больше политических не сажать!"), и стали вытаскивать на тусклый свет флэтов, клубов, улиц и даже учреждений своё творчество и планы. Одним из эпизодов был концерт в московском пригороде в клубе на станции "Загорянка" концерта Олега Мочалова, углублённого психоделика и Ипатия. Собирались на вокзале, кто-то из организаторов пожаловался, что денег у исполнителей нет даже на чай с булочкой, и Рулевой ,кажется, бросил клич собрать им деньги.Я снял свою шапку, и первым взносом был Рубченковский червонец.Я это хорошо запомнил, потому что в худшие времена мы могли жить может быть месяц на эти деньги.Бодренько накидали с кило мелочи и бумажек, и все отправились в вагон. Было очень весело, смешил всех Макс Столповский ,но были и серьёзные дяди (тот,что перед Храмовым на фото и есть тот, кого я посчитал вторым Фёдором.Но кажется, был не прав),коллеги-музыканты " с приборами".
  Мочалов оттрындел свои заунывные повизгивания на какой-то только на фото западных групп виданной гитаре с двумя грифами, а потом на сцену вышел Ипатий с Алексом питерским и ещё кем-то и тут уже они народ взбодрили ! Кажется даже пытались ещё играть Пит и Поня, но  все разошлись, долго не засиживаясь. Все такие события очень сплачивали пипл, доставляли положительные эмоции , давали чувствовать значимость "коллектива" и придавали смелость для дальнейших причуд.
  Кстати, тогда очень было трудно узнать, где что и когда происходит. Обзванивали через телефон, интернета не было, и афиши было не расклеить. Старались, сидели часами на трубке, каждому объясняя одно и то же в деталях и прося передать другим.
Рядом с моей шапочкой стоит малюсенькая такая Диночка в шапочке, которую очень скоро прибрал к рукам Никодим, и она быстро исчезла из тусовки.
 
  Логическим продолжением уличной выставки у Грибоедова были поиски возможностей многодневной выставки художников в помещении ,которые либо сами хипповали, либо были близки по духу и дружеским связям с нами. Художников набиралось достаточно:
-Никита Головин,
-Саша Иосифов,
-Илья Гущин,
-Миша Сталкер,
-Витя Топ,
-Макс Казанский,
-Дядька Казанский,
-Нина Коваленко из старшего поколения,
-Боб Шамбала,
-Сольми
-Пал Палыч,
-Пахом
-Дима Кретов
-Саша Пессимист,
-Валера Царевич,
-я сам
кто бы напомнил остальных, кого я подзабыл?
  Понятно,что все они были разные и на разный вкус. Наиболее мастеровитые были Топ, Царевич и Иосифов. Наиболее хипповыми можно назвать Сольми, Пессимиста и Иосифова.
  Это года через 2-3 можно стало организовывать (и бесплатно при том) выставки в ВАСХНИЛе или в клубе ЗИЛа и прочих местах, и даже сами начальники московского Комсомола приглашали выставиться в зале,где снимали "Что, Где, Когда?", а в это время ещё всё шло тяжело по официальным каналам. Поэтому стали искать квартиру, как более безопасный вариант.Ничего умнее не придумали, как сделать выставку зимой у Вити Топа в двухкомнатной малогабаритной квартире, где у него ещё был маленький, грудной ещё, кажется, ребёнок. Спасибо за терпение Ирине, его жене !
У меня только две фотки оттуда


Выставка продолжалась 3 вечера.На квартиру шли группами, собиравшимися в метро.Начинали ближе к вечеру,когда Ирина могла отвезти ребёнка родителям.Конспирацию соблюдали тем,
что осматривали сами группы, кто шёл за нами и при входе в саму квартиру.Посетителей казалось много, но всего вряд ли было больше 250 человек.Миша Сталкер привёл группу стариков, выставлявшихся ещё на бульдозерной выставке и в Измайлово ,и тем создав преемственность . Никаких манифестов, текстов или призывов не писалось, о сути- кто же мы? тоже споры не велись. В конце дня распивали чай и лёгкие напитки на кухне,тяжёлые- на лестничной площадке вместе с куревом. После осмотра картин, верёвочно-кукольной композиции Гоши Квакера и каких-то фигурок, брался кто-то за гитару или клавиши пианино и даже попели хором. В общем, оттягивались , знакомились и преображались.
  Но в день, когда пришли Руль и Храмов, вслед за ними стали пытаться войти люди с какими-то корочками. Рулевой, оценив момент, просто плечом мощно придавил дверь, которую тут же запер на ключ и замки Коля. Видимо, приём был уже был отработан, и враг не прошёл.
 Хозяин квартиры, Виктор, числился за какой-то дурбольницей, и в принципе мог иметь неприятности в виде принудительного лечения на месяц-другой. Но как будто бы обошлось.

  Вспоминаются продолжившиеся тогда духовные поиски.Присутствовавшие всегда люди различной направленности,но одинаково любопытные ко всему высшему и потустороннему зажигали наш интерес и приводили к последователям каки-то сложившихся культов или просто увлечённым людям.Были тусовки с монахами на Белорусской у Квакера,был опять-таки Гена Саблин с "Джесус пипл",были тибетские монахи у Маши Большой на Стриту,были увлекающиеся рериховскостью и Шамбалами люди,были хождения в церковь на ул.Неждановой (где служил грозный Питирим),в Архангела Михаила на иноземное подворье,в синагогу,в католические храмы и протестантские кирхи,в монастыри и дацаны,наконец в мечети и секты.Лично меня взял в оборот рыженький монашек Серафим,который учился в Одесском худ училище с известным Зиноном.Окрестил и поставил перед фактом обязательств.Перед этим-то мы,собравшись где-нибудь у Авенира на Ждановской (Выхино) чинно и вдумчиво читали вслух Новый Завет,делились мнениями и спорили,изредка повторяя за Поней выученные им уже молитвы или обходясь в простоте без них.А тут,-на тебе.Должон ! Чтить,поститься,посещать,отвергать и вникать.Как водится...Помню так он усердсвовал в комфортабельной квартире у какой-то пианистки на Филях,что заставил нас с Шурупом вытягивать одно из её пианин 100-летней давности во двор,скалывая гранитные ступеньки и создавая адский шум деки...А во дворе мы ещё зачем-то устроили безумство,когда топорами перерубали струны изящного,умного,прекрасного инструмента...Молодые идиоты,,,
Потом этот самый Серафим ,как водится со "старцами" всё ядовитенько так погружал нас в распри между иерархами и их "неистинностью"...Целый выводок молодёжи состоял в его полу или прямо послушниках.Особенно одна девица страшненькая усердствовала(стоит слева от монаха на фото,уехала потом с ним в "скит")...Ездили мы как-то с ним в Троице-Сергиевскую Лавру,чтобы проявлять чудеса благочестия и прикладываться как можно чаще к каким-нибудь объектам...Мы потом с первой женой и множеством народа на Пасху 1986г тоже совершили туда паломничество.

 В конце уже 1986-го основная и самая активная тусовка стала происходить именно у Ударника,причём пионеров совершенно нам неизвестных туда набиралось огромное количество.Были там и персонажи типа Милого и очень творческие личности типа нового Паганеля,который постоянно пел песни,свои или чужие уж не знаю,сидя на подоконнике на входе.Народу при входе (курящего) скапливалось намного больше,чем внутри.После закрытия "Ударника" многие уходили тусоваться на Арбат на тёплой решётке у кафе "Арба",ныне,кажется,уже не существующего.По тогдашним меркам это было роскошно,но в простоте деревянной,отделанное кафе,где тоже был отличный кофе и закуска,но ещё дороже,чем в "Ударнике".Активность бездельной и фланирующей жизни Москвы уже потихоньку перебиралась на Арбат,и "Арба" была одним из немногих местом оттяжки. Пипл по вечерам аскал прохожих,опять-таки заслушивался местного соловья Паганеля и другого,Вишню,который производил на меня очень симпатичное и открытое впечатление,и с бОльшим талантом,чем замкнутый и себялюбивый Паганель.Паганель вообще ничем другим не занимался (по примеру некоторых старших товарищей),как собственным имиджем,в чём и проигрывал Вишне,сколотившему быстро собственную группу и начавшему давать полноценные концерты.Не знаю,где он и что сейчас,скорее всего канул в лету невостребованности и эфемерности эстрады...Было интересно другое.В предыдущие годы вновь приходившие были просто личности подражательныене особо самостоятельные и даже в большинстве либо депрессивные,либо неугомонные типа киевской Инги или Китти,Тут же оказалось,что было много творческих людей,и музыкантов,и поэтов.Поэтов даже очень много,может быть всвязи с начавшимися публикациями и поэтов Серебряного Века,и современников - Окуджавы,Галича и Высоцкого.Как-то я простоял на решётке чуть не до полуночи,выслушивая стихи трёх поэтесс,причём одной-пухленькой небольшого роста девицы с яркими еврейскими чертами(очень жаль,что не могу вспомнить имя) в больших очках,которая часа два кряду наизусть читала совершенно потрясающие стихи собственного сочинения.Вокруг чуть не метель,пустыня с бродячими собаками и парой пьяных прохожих.И Царствие Стихов...Впечатление на всю жизнь !

 Днём и к вечеру оживали Гоголя,где опять-таки правила бал приятная молодёжь.Я сдружился в ту зиму с Антоном Семёновым и Кириллом Мининым из Матвееевского.Они жили в соседних подъездах,вместе с детства играли во дворе (потом в хоккей),имели те же привычки и интересы,так что все,и я в том числе,долгое время считали их братьями,если не родными,то двоюрными точно.Антон жил только с отцом,которого довольно часто не было дома ,но зато с очень хорошо упакованным холодильником,Кирилл же жил вообще без холодильника,но почти один,то есть с младшей молчаливой,но вредной сестрой и хохотушкой-женой Тамарой,которая во всё врубалась и была очень комапанейской без склонности к выпивке и распущенности хиппарей.
 Добродущные,полные на весёлые выдумки и розыгрыши ребята часто приглашали нас в гости,и мы ездили и опустошать антоновский холодильник,и рассматривать семейные реликвии (у Антона дед-основатель "Весёлых картинок".Забавно,что в Париже я подружился с основателем другого детского журнала-"Колобок",Виталием Стацинским ,ныне покойным.) и играть в жмурки.
 Это времяпрепровождение было необычно по своей активности, так как в основном хиппари зависали друг у друга на квартирах, совершенно изголодавшиеся, выходившие на улицу только посртелять сигарет, пособирать бычков или съездить к кому-нибудь в гости за наркотой, бухлом, едой или например зимней одеждой.И когда тоска их заедала от тупого слушания в стотысячный раз всех этих Лед Зеппелин или Урай Хип, они срывались на автостоп в какие-нибудь дальние дали...

 В тексте фото Общепризнанного хиппового национального достояния-Ани Герасимовой Умки. Тогда она,защитившая диссертацию по Олеше на филфаке МГУ,вдруг запала на такого далёкого от литературы человеке,как Чапай. Мне это было совершенно непонятно.Аня всегда ,однако,ко мне относилась скептически и любила меня кольнуть.Володя Каминер рассказывал,что она долго с Чапаем жила у них в Берлине и там с ним разошлась.
Я её в поздние годы видел один только раз,после концерта в к/т Улан-Батор (вечером там был её концерт,а на следующее утро я туда пришёл уже как нумизмат в клуб.Забавные метаморфозы и с местами,и с людьми.).Шёл от метро "Академическая" ,моего родного метро-я там учился в 21-й математической школе. Шёл в толпе волосатиков и просто любителей её творчества.Потом сидел в заполненном зале в самом центре,и ,осматриваясь по сторонам,каждый раз ловил себя на мысли,что не вижу ни одного знакомого лица...

 Новый 1987-й год отмечали компанией человек в 15-20 на даче у Славика Волшебника в Мичуринце.
Я,как водится,проспал на встречу всех приглашённых.И,как водится,один я и знал,куда ехать,так что,когда наше высочество соизволило-таки появиться на Павелецкой в 10 вечера вместо 7-ми,народ был на взводе,и разве что не побил меня...
 Были Кирилл Минин с Тамарой,которая всем своим видом и укладом жизни выдавая в себе нехипповость, Крис с Таней, Антон Семёнов, хозяева,- Славик Волшебник с Катей, только что вышедшая из тюрьмы Лариса Чукаева, Поня с женой и ещё куча народу.Были снежки, прятки. традиционные уже жмурки,песни Пони и Криса под гитару, скромный стол и разбредание по комнатам. Дача, кстати, снималась у полковника КГБ и была очень обширна и комфортабельна.
 
 У Криса с Таней сложилось всё очень трагически,и как чаще всего у нас и бывает,виной всему была наркота. Я помню,как мы большой тусовкой приехали с Крисом к нему домой,в его однокомнатную квартирку на 2-м этаже рядом с немецким посольством на Ленинском. Был Рулевой, Мафи Саша со Светой,ещё кто-то. Вечером кто-то(кажется Анжела чёрная) пытался варить какую-то гадость на кухне,но Крис переламывался и не участвовал. Мы,большинство,тоже этому делу совсем,мягко говоря,не сочувствовали и заставили прекратить процесс.Завели умные разговоры и о западных свободах,и о движении. Проговорили тихонечко на кухне и при свете ночника до зари. Крис спал очень беспокойно,его крутило,он постанывал во сне и скрежетал зубами. Был конец ломок,и на нас это произвело на нас угнетающее впечатление.
 А тогда на Новый Год мы играли в жмурки на холодной террасе,причём Антон меня всё время журил за то,что я стараюсь поймать девушку с длинными прямыми волосами...Потом ходили к кому-то из волосатых (так и вертится в голове к кому-то очень знакомому,и не могу вспомнить)в гости там же,в Мичуринце. Потом,естественно,в магазин...


 В самые страшные морозы после Нового Года мы с Диогеном отправились в Казань,слушать музыку.Приехали к Дядьке,который был так же угнетён холодами,но оказал самый радушный приём.Показывал нам свои и чужие картины,возил к кому-то в гости и на концерт.Я забрал у него подаренную акварельную под лаком картину "маки",очень красивую и впоследствие выставлял её вместе с другими картинами на выставках.


Рецензии
В квартирной выставке участвовала также Ольга Чернякова (помню, корень фамилии "черн...") с Малой Грузинской. У неё милые работы со сказочными сюжетами. И ещё Боб (Борис), поклонник Рериха, со своими горными пейзажами - возможно, он и есть "Боб Шамбала".
Помню такой эпизод: мы с Ольгой посмотрели работы, разговариваем, идем в направлении кухни, где я знаю, ребята сидят на полу и курят. Я - Ольге: "Зайдем на кухню?" Она: "Там курят, я не переношу дыма..." Я говорю открывая дверь кухни: "Ну и что, я тоже не переношу дыма, но..." И видим: ребята дружно гасят свои сигареты, дружное угасание оранжевых огоньков... Удивительная культура. Почему-то запомнилось.
Да, эти милые молодые люди, предоставившие для выставки квартиру, рисковали многим.
А Виталий - он много сделал для организации всех мероприятий, сделал практически эпоху , и мне все время кажется, что кликуха "Рулевой" должна принадлежать ему.

Анна-Нина Коваленко   19.03.2015 00:04     Заявить о нарушении
Нина, спасибо за отзыв ! Виктор Захаров,- вот как звали хозяина квартиры, и так как он состоял на учёте в психушке (чтобы не идти в армию),его могли на годик, а то и больше поместить туда. Хорошо, что не тронули, а мы(то есть лично я), был полной скотиной, подставляя Витю с неработающей женой и маленьким ребёнком !

Виталий Зюзин   19.03.2015 12:34   Заявить о нарушении