Петровиада. Часть 11

    Инструктаж.
 
    Точно в назначенное время личный состав в лице Петрова и Ардермана столпился перед суровым трафаретом "Стой! Предъяви пропуск" выбитым красным на глухой железной двери, перегораживающей коридор сразу после третьего купе. Пропуска, разумеется, ни у кого не оказалось. Петров решился и дернул ручку. Незапертая дверь легко отошла в сторону.
    Ардерман не ошибся - вагон действительно попался особенный. В первой трети, до поперечной двери, это был обычный купейный. С туалетом, титаном, отделением проводника и с тремя нормальными пассажирскими отсеками. Интерьер за дверью полностью соответствовал сердитой надписи. Буквально все, кроме потолка, было окрашено в любимый военный цвет. Внутренние перегородки отсутствовали. Окна намертво были заглушены массивными щитами. Дневной свет слабо проникал через бронированное стекло иллюминатора видневшегося в конце вагона, на противоположной двери. В основном, помещение освещали неяркие потолочные лампы. На левой стороне, по всей длине вагона простирался огромный пульт со множеством лампочек, переключателей, всяческих циферблатов и индикаторов. Несколько винтовых табуретов, привинченных к полу напротив косо выпадающих вперед наклонных панелей, определяли, по-видимому, рабочие места команды управления. В самом центре, на командирском месте, в особом вертящемся кресле с подлокотниками, возвышался майор Енютин. Он отхлебывал из стакана в эмпээсовском подстаканнике и просматривал бумаги в папке, лежавшей у него на скрещенных коленях.
    - Товарищ майор!.. - как на параде, проорал Петров. Стоявший за его спиной Ардерман в испуге отскочил назад, больно ушибшись копчиком о дверную ручку. Енютин скривился и выставил ладонью вперед руку в защитном жесте, призывая к тишине. Он повернул голову к пульту, ища, куда бы поставить подстаканник. Не найдя вблизи ничего подходящего, майор достал из нагрудного кармана ключик и ткнул им, не вставая, в небольшую панель на огромном щите пульта. Крышка панели откинулась горизонтально, образовав нечто наподобие полочки для книг. Довольный собственной находчивостью майор, поставил туда стакан и повернулся к вошедшим.
    Парочка, стоявшая у входа - небритый Петров в заляпанной робе таджикского стройбатовца и "партизан" Михаил Романович в довоенной гимнастерке и галифе, совершенно не гармонировала со строгим интерьером помещения.
    "Ну спасибо тебе, Семенцов, уж удружил, так удружил!" - ругнулся про себя майор. Вот и полагайся после такого на других! Все, буквально все нужно делать самому. Однако выбора не было, приходилось работать с имеющимся материалом.
    Енютин открыл папку:
    - Итак, золотая рота. Петров и ... - майор запнулся и повторно заглянул в список.
    - Ардерман - подсказал свою фамилию Михаил Романович.
    - Да, - майор захлопнул папку и встал. Смерив строгим взглядом несуразные фигуры новоприбывших, он вздохнул и начал говорить, размеренно, как по писаному:
    - На сегодняшний день вы вливаетесь в состав подразделения сопровождения к месту проведения проверки и испытания. Я, майор Енютин, являюсь командиром означенного подразделения и вашим непосредственным начальником. Объект испытания - система "СПРУТ ЖБ 2000". Наименование объекта означает: "стартовая пуско-ракетная установка тактического назначения железнодорожного базирования". Число две тысячи, сами понимаете, передает основной параметр - расчетную дальность поражения, а именно, две тысячи кэ-мэ.
    Енютин перевел дух. Он обернулся к пульту, отхлебнул из своего стакана и затем продолжил:
    - Объект ответственный, а посему, - майор поднял вверх указательный палец - следует сохранять строгую секретность и бдительность.
    Енютин многозначительно сделал ударение на последнем слове, указав почему-то, на Петрова. После чего, все также размеренно, продолжил, свои военно-терминологические разглагольствования:
    - По прибытии к месту назначения вы автоматически переходите в состав подразделения обеспечения проведения испытаний, которые включают в себя проверку надежности, а также измерения параметров. Ввиду того, что основной параметр у нас ... какой? - тут Енютин выдержал артистическую паузу,
    - Правильно, расчетная дальность поражения, каковая для точности измеряется в метрических единицах измерения, то есть в метрах. Посему в состав подразделения включен метролог, и именно из отдела метрологической надежности.
    И майор, плавно трансформировавши строгий перст в указующую длань, направил ее в сторону Ардермана.
 
    - Вопросы? - Закончив официальную часть инструктажа, Енютин вернулся на исходную позицию в командирское кресло.
    - А когда у вас тут завтрак? - проявил небывалую заинтересованность предметом дискуссии Михаил Романович.
    "Ох уж эти мне гражданские!" сокрушенно подумал майор. Не скрывая своего презрения к тупому штатскому, он процедил:
    - Ступайте, получите довольствие у прапорщика, в купе проводника.
    - Есть, получить удовольствие у прапорщика! - попытался соответствовать обстановке Ардерман. Неловко потоптавшись на месте, он развернулся через правое плечо и исчез за дверью.
 
    - Ну, что думаешь? - Енютин кивнул в сторону ушедшего.
    Петров, который до того, на протяжении всего инструктажа с интересом разглядывал пульт управления, тут же откликнулся:
    - Товарищ майор, а если оно вдруг, того... - он сделал ввинчивающее движение пальцем в направлении потолка - несанкционированный пуск, а?
    Енютин поперхнулся чаем и подозрительно глянул на Петрова - не насмехается ли, часом, солдат? Но нет, на простодушном лице его нельзя было заметить и тени улыбки. Этот рябой парень, по-видимому, искренне старался вникнуть в суть вопроса.
    - Да ты хоть представляешь себе, еловая твоя голова, что нужно для того, чтобы только привести эту сложнейшую электронную систему хотя бы в предпусковое состояние? - насмешливо произнес майор.
    - Семенцов! Семенцов!- зычно кликнул он прапорщика. Тот, как всегда, появился моментально.
    - Продемонстрируйте нам, пожалуйста, товарищ прапорщик, операции предпусковой подготовки. - обратился майор к вошедшему Семенцову.
    - Есть, продемонстрировать предпусковую, товарищ майор! - щелкнул каблуками прапорщик. Отодвинув Петрова, он, первым делом, проверил главный рубильник, смонтированный на стене у двери. Затем Семенцов запрыгал перед пультом, ловко щелкая тумблерами, нажимая кнопки и вертя всяческие рукоятки, громко комментируя каждое свое действие специальными терминами, вроде: "включаем электропитание системы", "подаем намагничивающий импульс на магнетрон", "контролируем напряжение падения", и тому подобной ерундой.
    Со стороны все это походило на брачные игры пауков, когда маленький самец бегает по своей суженой, щекочет ей усики, нашептывает на ушко и поглаживает по многочисленным коленкам, а та, помаргивая восемью разноцветными глазками, постепенно раскрывает ему свои смертоносные объятия.
    Енютин благосклонно кивал головой, глядя, как железная махина пульта радостно оживает под ласковым напором бравого прапорщика.
    Вспотевший толстяк Семенцов закончил, наконец, свои манипуляции и доложил:
    - Товарищ майор, система к пуску готова!
 
    - Отлично, Семенцов, ступай, дальше я сам. - отпустил прапорщика довольный Енютин. Соскочив со своего командирского места, он подтащил Петрова за рукав поближе к пульту.
    - И это еще только пред-пусковая подготовка системы. Для того чтобы произвести собственно пуск, необходимо привести объект в стартовое положение, для чего следует задействовать двигатели подъемного механизма стартовой системы.
    Енютин, незаметно для себя, снова заговорил монотонно-размеренно, как давеча на инструктаже.
    - Поскольку система находится в состоянии транспортирования, то согласно инструкции, подъемный механизм заблокирован транспортными скобами, а аккумуляторы питания его двигателей разряжены и отключены. Если система находится не в транспортном, а в активном состоянии, в случае необходимости произвести пуск следует, прежде всего, отпереть пусковую панель специальным ключом.
     Тут майор постучал уже знакомым Петрову ключиком по отпертой зеленой крышке, на которой стоял, подрагивая в такт с движением поезда, его стакан с чаем.
    - Затем надлежит разблокировать защитную систему пусковых механизмов и установить "э-пэ-кэ", то есть, "электронно-пусковой ключ", на направляющие ножевые пластины трехрядного разъема "пэ-кэ", то есть, "пусковой колодки", которая состоит из трех рядов отдельных контактных пластин, посеребренных палладием.
    - Ключ "э-пэ-кэ" - продолжал вещать майор - секретным образом соединяет неизвестное количество контактов на "пэ-кэ". Без какового ключа пуск совершенно невозможен. "Э-пэ-кэ" хранится у командира части и выдается только по особому приказу непосредственно перед пуском. Для этого, чтобы открыть отсек "пэ-кэ", последовательно, справа налево, переводим с интервалом строго в две секунды, вот эти пять пусковых тумблеров.
    Енютин убрал стакан и указал пальцем на линейку переключателей, видневшихся в глубине, у нижнего края панели.
    - Крышка отсека "пэ-кэ" отпирается автоматически и только на короткое время десять секунд, за которое следует установить ключ "э-пэ-кэ". После чего отсек "пэ-кэ", опять же автоматически, запирается, и факт пуска становится практически неотвратимым, если, конечно, не последует ... что? - и Енютин повернулся к Петрову.
    - Команда "отставить", товарищ майор! - Незамедлительно гаркнул тот.
    - Молодец! Правильно мыслишь. - Одобрительно похлопал его по плечу Енютин.
    - Получив такую команду, следует незамедлительно ввести, с помощью кнопочного набора, секретный код отмены, - и Енютин как-то, по особенному многозначительно, взглянул на Петрова.
 
    - Есть еще вопросы насчет несанкционированного пуска? - весело произнес майор. - Видал, как Семенцов тут впахивал на предпусковой? Непосвященному человеку с первого раза и на четверть не запомнить. Да, и учти, что приведение в исходное состояние производится в порядке, строго обратном предшествующей процедуре. Итак, Петров, усвоил урок?
    - Так точно, усвоил, товарищ майор!
    - Ну что-ж, - оценивающе прищурился Енютин, - в таком случае, приказываю: обесточить систему!
    Глаза Петрова радостно засияли.
    - Есть, обесточить, товарищ майор! - заорал он. Лихо сделав разворот "налево кругом", он шагнул в сторону двери и дернул рычаг большого рубильника. Обиженно гуднув напоследок вентиляторами, громадина пульта погрузилась во мрак. Пожухли даже потолочные лампочки. Снова развернувшись "налево кругом", Петров приложил руку, отдавая честь, к непокрытой голове, и удовлетворенно доложил:
    - Система обесточена, товарищ майор!
 
    Енютин оторопел от неожиданности. Майор раскрыл было рот, чтобы наорать на бестолкового солдата, но когда он увидал довольное лицо Петрова, язык его не повернулся выругать этого простофилю. На Енютина нашла вдруг полная апатия. Обреченно махнув рукой, он молча пошел в купе к прапорщику - допивать вчерашнюю водку.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ>> Часть 12. Предыдущая ===
================ http://www.proza.ru/2015/03/19/1706 ===


Рецензии