О чем могут рассказать подписные иконы

Т. А. Бузнякова –
ст. научный сотрудник научно-фондового отдела
Старочеркасского историко-архитектурного
музея-заповедника
Тема: «О чем могут рассказать подписные иконы»
Представить себе русскую жизнь вне церкви, без иконы просто невозможно. Икона сопровождала русского человека от рождения до смерти. Иконой благословляли на труд и ратный подвиг. Не было ни одного дома, где не стояли бы в красном углу чтимые образа. У иконы есть своя история - были моменты расцвета, упадка, забвения и вновь возрождения. Икона самобытна, потому что неразрывно связано с культурой русского народа, с его религией, верой. Она воплощает в себе величие русской души, ее многогранность и духовность. Как писал известный исследователь живописи П. П. Муратов «икона поставлена в ряд вечных и мировых художественных ценностей».
 Подписные иконы представляют собой важную часть музейных коллекций. Авторские надписи на иконах сообщают не только имя мастера, но и сведения о его биографии, дате и месте создания произведения, обстоятельствах его заказа и исполнения. Пространные или краткие, эти надписи чрезвычайно интересны для изучения произведений. Зачастую имя мастера известно лишь по его автографу.
На русских иконах авторская подпись явление крайне редкое. И если такие сведения на иконе приводятся - это скорее исключение из общего характерного молчания русской иконы.
В собрании Старочеркасского музея-заповедника, хранится 237 икон, среди них есть произведения с датами, подписями и владельческими надписями.
В своей работе я остановлюсь на 10 таких иконах XIX века. Надписи  помогают  в атрибуции икон, полнее представить историю бытования иконы, ввести в оборот новые имена иконописцев, узнать  о реставрации, о её владельцах.
Надписи на иконах писались как на лицевой стороне, так и на оборотной. На лицевой стороне - краской, на оборотной – чернилами, карандашом, путем  процарапывая острым предметом или выжигания. Чаще всего надписи  лаконичны, кратки, но встречаются и очень подробные.
Таким образом, они несут разную информацию:
- определяют дату создания и авторство;
- принадлежность иконы владельцу / т.е.имеют владельческую надпись/;
- оговаривают сюжет иконы, условия заказа;
- дают топонимические сведения/ наименование станицы, хутора, где жил заказчик;
- дарственные надписи или вкладного характера;
- записи о месте освещения иконы, различные памятные записи.

1. На иконе «Параскева Пятница» имеются две надписи на оборотной и лицевой сторонах. На обороте надпись читается плохо.
И все же из неё можно узнать о форме заказа на написание икон в XIX веке (вполне возможно, что такая форма была традиционна и встречалась  в прошлые века). Очевидно, заказчик приходил в мастерскую, где на готовую иконную доску делалась надпись, напоминающая нам данные современной квитанции. Надпись носит рабочий характер, есть некоторая небрежность в оформлении – недописанные, сокращенные слова, ошибки. Здесь же указана цена за работу.  «В Нижний в Рыковъ подлъ Андре//вы Кутиной невестке живущей// написать на сей цке//  Пятницу прошына к Покрову// Будет тогда сынъ возометъ ЕЯ//-----------потом такую припись//  препод ДАДОНА его нетъ в святцах а  семъ //29-го сентября  Дада Царевичь  Митрфа//на и поместь в приписях 12 февраля// За 8 ру масляницей». 
На лицевой стороне, на нижней полосе рамки имеется надпись черными буквами в одну строку «НАПИСАСА СIА СТАА ИКОНА 1840 СЕНТЯБРЯ 25 ИКОНОПИСЦИМЪ Г.Ч.». Принадлежала икона казачьей семье Татаркиных, передана в дар музею  1976 году Татаркиной Тамарой Семеновной.
Известны еще две подписные  иконы этого автора, которые хранились в Старочеркасском музее, были похищеныв  марте 1995  года. Это - «Спас нерукотворный» /находятся в розыске/с авторской надписью на лицевой стороне в нижней части рамки черной краской. «Написася сiя стая икона 1856 декабря 13 иконописцемъ Ростовским купцом Григорiемъ Чулимовымъ». Икона была подарена музею-заповеднику жительницей ст.Старочеркасской Кушнарёвой Екатериной Семеновной. По воспоминаниям её мамы икона была заказана местным мастерам и принадлежала её семье.
Икона «Святая Просковия нареченная Пятница» с двумя авторскими надписями с лицевой и тыльной стороны. На тыльной стороне указано, что выполнена по заказу жителя хутора Нижнего Рыкова Гаврилы Васильевича Лебедева, договорная стоимость работы 16 рублей. Надпись - «В Рыков Нижний Гавриле Васильичю Лебедеву по договору написать на сей цке Пятницу и припись архангела Гавриила Садофия Матроны муч. Андрея Первозванного за 16 ру сверх написал деисуъ надо прибавки еще за деисуъ что нибудь». На лицевой стороне надпись черной краской в нижней рамке в одну строку «1839 августа 8 Иконоп. ГР.ЧУЛ. 3 г.к.»
Из карточки научного описания известно на иконе изображена Параскева Пятница, в одной руке держащая крест, в другой свиток. По бокам изображены -  Архангел Гавриил, апостол Андрей Первозванный, святая мученица Матрона. Икона выполнена в красно-золотых тонах. По предложенным надписям можно точно установить, что с 1839 по 1856 год Григорий Чулимов писал иконы по заказу местных жителей.
Что же известно о иконописце  Григории Чулимове?
Сведенья о живописце ГригорииЧулимове незначительны и почерпнуть их можно в основном из надписей  на иконах. На иконе 1840 года «Параскева Пятница»  он называл себя иконописцем, в других случаях подчеркивает, что он купец 3 гильдии. Из документа, обнаруженного в Государственном архиве Ростовской  области /дело за 1846г./ мы узнаем «о понавлении икон в Старочеркасской Воскресенской церкви, где он назван Ростовским купцом 3 гильдии. Таким образом, Г. Чулимов не казачьего происхождения, но жил постоянно в станице Старочеркасской и занимался иконописью. Имел ли он свои магазины в станице неизвестно. Иконы он пишет на заказ, что хорощо видно из надписи на тыльной стороне той же иконы «Параскева Пятница», на которой указано, что она выполнена по заказу жителя хутора Нижнего Рыкова, для невестки, которая просила написать Пятницу к Покрову. Стоимость работы 8 рублей. Из архивного материала известно, что у Григория Чулимова был сын по имени Александр, который тоже занимался иконописным ремеслом вместе с отцом. Именно он был привлечен священником Старочеркасского собора Г. Левицким к реставрации 2-х икон. Благодаря Левицкому до нас дошли многие исторические сведения о Старочеркасском соборе и других исторических данных о Черкасске. 
2.В коллекции музея хранится подписная икона, принадлежащая кисти Александра Чулимова ( т.е. сына). Как видно манера письма одинакова, преобладание красных и золотых тонов. Надписи также идентичны черной краской в одну строку. Икона “Пять изводов Божьей матери ” надпись выполнена на лицевой стороне черной краской. Надпись сообщает авторство и год создания иконы. В правом нижнем углу на красной линии под изображением «Богородицы Огневидной» имеется авторская подпись в одну строку: «Написана сiа стаа икона 1876 го ноября 18 го Александр Гри. Ч…/возможно 1846/. Передана в дар музею-заповеднику жителем ст.Старочеркасской Запорожцевым Дмитрием Гавриловичем. Икона семейная принадлежала его родителям, которые делали заказ местным иконописцам.
  Из документов ГАРО Известно, что Александр Чулимов в отсутствии отца в 1846 г., выполнял реставрацию 2-х икон из Воскресенского собора. «12 Господних праздников» и «Скорбящей пресвятой Богородицы». Заказ Александру Чулимову был дан священником Старочеркасского Собора Григорием Ливицким за 25 рублей. О чем Г.Левицкий сообщает в рапорте Аксайскому благочинному А. Красовскому. «30 июля послал за проживающим в Старо-Черкасске иконописцем 3-й гильдии Ростовским купцом Григорием Чулюмовым…казак же привел сына его иконописца Александра Чулюкина, сказывая что, сам старик в отлучке……иконы завернули и с казаком Довгалевым отнесли в дом к иконописцу».
Из воспоминаний жительницы станицы Старочеркасской А. И. Лащеновой (записано 15.1.1996г.). Антонина Ивановна Лащенова, урожденная Лактионова 1910 года рождения. Вспоминала,  (по рассказам ее мамы) в доме за Собором (дом Сухановых)  до революции жили и имели мастерскую Чулимовы, одного из них звали Петр. В наводнение 1914г. к их дому прибило подписную  икону «Всем скорбящим радости». Эту икону отдали Чулимовым, они её отреставрировали и вернули родителям А. И. Лащеновой. В настоящее время она принадлежит  её внучке Г. В. Лащеновой (Соловейкиной ), проживающей в станице Старочеркасской. Таким образом, можно предположить в Старочеркасской жила династия художников-иконописцев Чулимовых.
Определить же авторство стало возможным благодаря привычке иконописцев  подписывать свои работы  и, конечно же, местным жителям которые в трудные времена,  сумели сохранить семейные иконы и передать в музей на вечное хранение.
Еще одна авторская икона из собрания Старочеркасского музея-заповедника «Нерукотворный образ Господень». Икона выполнена на доске,
состоящей из 4 частей. На оборотной стороне в 3 местах химическим карандашом сделаны надписи. 1. - «1885 год живопис А.Балашовъ», 2. - «А.Балашевъ», 3.- «Балашовъ». Известно что Абрам Балашов работал в конце XIX- начале XXвв., он упоминается в некоторых исторических документах, как автор икон,  его работы хранятся в собраниях многих музеев. Абрам Балашов был иконописец, а также специалист по церковному пению. Сын купца, крупного мебельного фабриканта, старообрядец. В 1913 году его имя
прозвучало во многих периодических изданиях. В Газете «Время культуры» за 29 января 1913 года вышло сообщение: «16 января, в  12 часу дня, в Третьяковской галерее, по Лаврушинскому переулку, имел место следующий небывалый случай: была изрезана известная картина Репина – "Убийство Иоанном Грозным своего сына". В это время среди прочих посетителей в художественную картинную Третьяковскую галерею пришел прилично одетый молодой человек. Это был московский домовладелец Абрам Абрамов Балашев, 29 лет, проживающий в своем доме, по Кладбищенскому проезду, по профессии – иконописец. Бегло просмотрев некоторые картины, Балашев вошел в ту комнату, где была картина Репина. Выхватив нож, внезапно бросился к картине и принялся наносить удары. Всего нанесено три удара, причем от каждого удара полотно оказалось разрезанным на 8 вершков. Всего в полотне испорчено 24 вершка. Порча причинена в главных местах картины, – прорезаны лица».
Об этом же происшествии   писал художественный критик, поэт Максимилиан Волошин. Реакция Волошина на историю с картиной Репина «Иван Грозный и сын его Иван» вызвала скандал. Журналисты, критики и художники возмущались поступком Балашова, требовали для него сурового наказания, сочувствовали Репину.  В газете «Утро России» от 19 января 1913 года  М. А. Волошин выступил со статьей «О смысле катастрофы, постигшей картину Репина», в которой возложил вину на… автора картины. По мнению Волошина, натуралистическое изображение убийства вызвало ответное насилие. Об иконописце А. Балашове Максимилиан Волошин, обладавший широкими познаниями не только в области живописи, но и вообще мировой культуры и искусства писал следующее: «Те данные, – которые газеты сообщают об Абраме Балашове, говорят о нем очень красноречиво. Он высок, мускулист, красив. Он был исключен из училища (значит талантлив). Он любитель старинных икон и книг (значит человек, обладающий настоящим художественным вкусом). Он старообрядец (значит человек культуры, а не цивилизации). Все это дает образ человека талантливого, художественно культурного, но нервного и доведенного русской действительностью до пароксизма жалости……. Перед картиной Репина оказался человек, принявший и понявший произведение с такой же точно силой и в той же плоскости, в которой оно было задумано. Произошло то самое явление, которое происходит, когда от звука струны из рояля лопается большое зеркало. Поступок Абрама Балашова никак нельзя принять за акт банального музейного вандализма.
 Он обусловлен, он непосредственно вызван самой художественной сущностью Репинской картины".
 Работа скандального художника А. Балашова «Нерукотворный образ Господень» хранится у нас в коллекции.
Вкладная надпись сделана на иконе «Христос Вседержитель»
Надпись на обороте сообщает, что икона была вложена в 1896 году в старообрядческий храм Покрова Пресвятой Богородицы женой сотника
Наследышева. Надпись сделана черными чернилами по всей тыльной стороне иконы.  «Спасъ  деисусной накрисна….. Условiе: Я ниже подписавшаяся жена сотника Марья Михайловна  Наследышева, урожденная Фаменкова поставила три своих собственных иконы Господа Пресвятыя Богородицы и Iоанна Крестителя (называемые Деисусы) мiьры въ ширину восемъ съ четвертью вершковъ и длину десять вершковъ въ металлических посеребренных окладах в киотах съ резьбою писания древнего
въ старообрядческий молитвенный храм Покрова Пресвятой Богородицы стемъ условиемъ если вышесказанному молитвенному храму  будет угрожать такая опасность быть навсегда закрытому въ таком случаiь я позволяю, если пожелають взять иконы сiи дитямъ моимъ Ивану Марии  Александры что свидетельствую моимъ подписомъ 5 го ноября 1896 года. Жена Сотника Марья Михайловна Наследышева». Публикация текстов подписных икон раскрывает самые разнообразные сведения о событиях и людях.
Так из надписи на иконе можно предположить, что она принадлежала
старообрядческой семье, которые были прихожанами Ростовской  Покровской церкви.
Из надписи следует, что передано было три иконы, но в музейную коллекцию попала только одна из трех (и без оклада).
В музей икона поступила в 1980 году из склада Донской Епархии, где хранились иконы и утварь из закрывшихся церквей.
Первые упоминания о ростовском старообрядческом храме относятся к 1813 году: есть сведения о деревянной церкви во имя Покрова Пресвятой Богородицы на улице Донской, ныне Ульяновской. Церковь, по преданию, была перевезена на эти земли старообрядческими переселенцами с берегов Белого моря. Устроили её старообрядцы Белокриницкого согласия.
Местом компактного проживания старообрядцев была так называемая «Солдатская Слобода» (район старого Ростова). Общинный дух жизни старообрядцев вынуждал их селиться в непосредственной близости от храма, тем самым большая часть общины жила в квадрате, ограниченном несколькими кварталами. Особенно много старообрядцев проживало на улицах Канкринской (сейчас Ульяновская), Воронцовской (сейчас Баумана) и Донской (по некоторым сведениям, она одно время даже называлась Староверной). В 1913 году на той же Канкринской улице, на её северной стороне (теперь это улица Ульяновская) на средства ростовского купца Н. И. Панина строится каменная Покровская церковь, но занимают её старообрядцы Беглопоповской конфессии. Когда в 1923 году закрыли церковь деревянную,  то старообрядцы Белокреницкого согласия вынужденно перешли в каменный Покровский храм.  Наша икона была
передана в храм в 1896 году то есть в деревянный старообрядческий храм, который был закрыт в 1923 году
Наследышевы старинный казачий род из станицы Кременской, одна из ветвей проживали в Ростове-на-Дону. В работе кандидата исторических наук А. В. Захаревича «Донские казаки в Закубанской экспедиции» посвященной малоизученной в отечественной историографии странице Кавказской войны 1801-1864 гг. упоминается Наследышев. «В этом же бою отличился и его подчиненный, сотник Наследышев, о котором сообщается, что «в действиях 30-го генваря и 9 февраля оказал храбрость». Представлялся он к золотой медали с надписью «За храбрость». О том, что Наследышев принимал участие и в русско-персидской войне 1826—1828 годов, упоминается в одном из документов:
 «На оконечной покатости Муравских гор….в уроч.Гиль, при разоренной деревне Зод обывательского караула….подпор. Мирза-Адигезаль-беке 40 чел, где сверх того при сотнике Наследышеве 25 чел. казаков….составляют две линии постов..»
Вот о чем смогла рассказать икона, на обороте которой в конце XIX века была сделана владельческая надпись.
Икона «Усекновение главы Иоанна Крестителя» кон. X1X века. Надпись сделана карандашом по всей поверхности оборотной стороны двумя разными почерками. Одна надпись – это заказ иконописцу, вероятнее всего самим заказчикам была подобрана доска для иконы: «Написать Спасителя седящаго на престоле и по Бокам Божью матерь и Iоанна Предтечу по золоту. Василий Афанасьевич прошу Васъ на всехъ делать больше лучей и цветочковъ по  одежди за во та Господь дастъ будеть.
Желаю вам здоровья». Эта надпись зачеркнута крест на крест в двух местах. Вторая надпись такова: «Старо-черкъ Григорьеву// Усекновение главы Иоанна Крес..» Таким образом, из надписей можно узнать, что икона выполнялась для жителя Старочеркасска. К сожалению известны только имя, отчество автора. Поступила в музей в 1976 году из хутора Алитуб, который расположен недалеко от станицы Старочеркасской.
Икона «Снятие со креста и положение во гроб»  даёт топонимические сведения - наименование хутора, где жил заказчик и название иконы.
Передана  Старочеркасскому музею местной жительницей Долгополовой Тамарой Степановной. Надпись сделана черными чернилами: «На хуторъ на Бахчин Марье Проковьевне Дудниковой. Снятия со креста// положенiя во гропъ// по червоному золоту». Хутор Бахчи  входит в состав станицы Старочеркасской.
На иконе «Иверская  Богоматерь» надпись-штамп помещен на оборотной стороне. Надпись такова: «Благословение святой Афонской Горы и Русского Пантелеймонова монастыря, в котором и освящена сия святая икона».
 
 Афон - греческий полуостров почитается верующими как земной удел Богоматери, которому она обещала свое особое покровительство. Люди ехали на богомолье туда для того, чтобы поклониться святым местам. Их не пугало ни длительное и опасное путешествие, ни тяжелые природные условия. Они хотели одного, стать причастными к великим таинствам, к истории христианства, православия. И конечно паломники обязательно что-нибудь увозили с собой. В XIX веке для паломников изготавливалось множество самых разнообразных предметов культа, икон. Такие иконы помещались в доме, как реликвии, передавались по наследству. На Святой Афонской горе существует 20 больших монастырей и множество скитов и келий. Одной из крупнейших афонских обителей является Иверский монастырь, где и находится чудотворный образ Богоматери. С иконы делали списки «в меру и подобие». Многие из них прославились чудесами. Для паломников писали копии с Иверской небольшого размера. Именно такой паломнической реликвией является представленная икона. На ее обороте штамп обрамленный картушем с надписью. Икона Богоматери Иверской — типичное произведение афонских иконописных мастерских.
При ее создании использована смешанная техника, сочетающая темперу и масло. Живопись покрыта слоем лака, что, как и качественная подготовка деревянной основы, является одним из признаков афонских икон конца XIX века.  Монастырь Святого Пантелемона, где была освящена икона, назывался еще «Монастырь русских», основан в начале XI века. До 13 века об Пантелеймоновым монастыре и его истории нет никаких сведений. Возможно, причиной тому стал большой пожар, во время которого монастырь сгорел дотла вместе со всеми документами. Однако хотя и назывался русским, монашествующие в основном были греки. Эта ситуация продолжалось до 1497 года, после чего численно стали преобладать русские, многие из которых прибыли на Афон после освобождения от татаро-монгольского ига. Были, годы упадка монастыря и вновь, пройдя трудности, он возрождался.
 В числе подписных икон имеются ещё две работы с подписью «ФРОЛОВЪ». Икона «Архангел  Михаил, Святые Фрол, Лавр, Модест, Василий» и Икона «Святой Михаил Архангел»  обе датируются концом XIX века. По манере письма, цветовой гамме очень схожи друг с другом.  Надписи расположены на оборотной стороне икон. На первой иконе черными чернилами, на второй путем процарапывания. Почерк разный. На Иконе «Архангел  Михаил, Святые Фрол, Лавр, Модест, Василий» /КП№ 3449/ на оборотной стороне имеются две надписи. Первая читается плохо «на рыКОВЪКУ Ал верКов личин г ниже  Фроловъ». Икона была передана в музей в 1977 году жителем хутора «Рыков»  Аверкиным Климом Петровичем 1891 года рождения. Даритель рассказал, что его мать писала, чистила и исправляла образа. Икона  принадлежала  их семье.
Икона «Святой Михаил Архангел» поступила в музей  в 1980 году со склада ростовской Епархии из закрывшихся церквей. На оборотной стороне по горизонтали расположены надписи в три строки «ЗАКЗА нА ГОРУ ПРОЩЕН……ВДОВЕ      ФРОЛОВЪ  ГР  ЛВА   ВАШ  А  НА»
 Не могу утверждать, что это авторские надписи, но они есть. И вот какие сведения я нашла о Фроловых.  Гавриил Ефимович Фролов (1854-1930)  знаменитый иконописец, наставник, автор статей и трудов по богословию и этике.  Основатель старообрядческой школы иконописи в Эстонии.  Родился в 1854 г. в посаде Митьковка Черниговской губернии в глубоко религиозной семье старообрядцев федосеевского толка. Отец был иконописцем и учителем для всех своих сыновей, которые уже с раннего возраста помогали ему в  работе. В 1868 г. по приглашению старообрядцев города Режицы /Латвия/ Ефим Фролов с сыновьями открыл иконописную мастерскую. После смерти отца в 1875 г. Г.Е. Фролов и его брат Тит устроили иконописную мастерскую при Московской Преображенской общине. Из Москвы путь иконописца лежал в Казань, Самару, а в 1879 г. он вновь прибыл в Режицу.  Затем братья Фроловы перебираются в Причудье, так как местные старообрядцы испытывали острую нужду в опытных иконописцах. С тех пор деревня Рая (Раюши), облюбованная Г.Е. Фроловым для своего местопребывания, стала духовным центром старообрядцев Эстонии.  В конце 1893 г. Г.Е. Фролов обратился в Лифляндское губернское правление с просьбой открыть иконописную мастерскую. Разрешение было получено, и  мастерская иконописи стала, школой для многих выдающихся иконописцев XX века В числе учеников Фролова - П.М. Софронов, М.Г. Солнцев,  Д.Н. Поляков, Н. Глухов.  Вершиной иконописного творчества самого Фролова стал старообрядческий храм в деревне Рая, построенный, в основном, на его собственные средства и расписанный им совместно с учениками. Кроме мастерской, в деревне Рая им была открыта школа для детей старообрядцев, где преподавалась церковнославянская грамота и крюковое пение.
Гавриил Ефимович Фролов работал не только на Причудья. Его известность  выходила далеко за пределы родного края. Еще до революции он получал заказы  из Петербурга, Москвы, тогдашней Польши, и с юга России. «Как иконописца, писавшего старинным способом и по древним образцам, искусного и даровитого, его знала вся старообрядческая Россия», — писал о своем учителе П.Софронов. В настоящее в время в поселке Рая(историческое название Раюши) Эстония есть музей Старообрядчества - это хранилище материалов и документов по старообрядчеству Древне православной Поморской Церкви. Мной, было подготовлено письмо с просьбой, помочь разобраться с авторством выше упомянутых икон, но ответа пока нет.
Конечно, полноценное исследование памятников иконописи невозможно без изучения живописной сущности самого образа. Но всё же изобразительную «немоту» иконы можно частично восполнить через строки на её доске. Перефразируя крылатую фразу «Имя иконы - душа её», с полным правом можно сказать: «подпись на иконе - её жизнь и судьба».
Источники и литература:
1.Н.А.Барская «Сюжеты и образы древнерусской живописи» М., 1993.
2.Быкова М.А., Чижикова Е.И. Каталог коллекций «Иконы», «Драгоценные металлы и камни».Подписные иконы XVII – начала XX в. в собрании Владимиро_Суздальского музея_заповедника.Владимир, 2009.
3.ГАРО ф.226 оп.2 ех.3555
4. Газета «Новое время» за 30 января 1913 года. Сайт «Газетные старости» -http://starosti.ru.
5.Газета «Утро России», статья М.Волошина «О смысле катастрофы, постигшей картину Репина». 1913г.
6. Рапорт ген-м. кн. Мадатова ген, Ермолову, от 9 июля 1825 г., № 341, сел. Чивахчя (АКАК/Акты кавказской археографической комиссии/ т. VI, ч. I, д. № 719, стр. 516. 


Рецензии
Татьяна Алексеевна!
Спасибо за информацию, прочитала с удовольствием, хотя и слушала Ваш доклад на конференции. Была сейчас у Гали, она тоже новую информацию опубликовала.Успехов в творчестве.

Светлана Багаевская   21.03.2015 15:38     Заявить о нарушении
На фото представлена икона «Иверская Богоматерь» нач. XX века.Надпись-штамп помещен на оборотной стороне: «Благословение святой Афонской Горы и Русского Пантелеймонова монастыря, в котором и освящена сия святая икона».

Татьяна Бузнякова   30.07.2018 11:15   Заявить о нарушении