Между светом и тьмой. Часть 3

Он шел нервным пружинистым шагом, с каждой минутой мужчина вспоминал все больше, и слепая ярость росла в его сердце. Маг резко свернул и зашел в одну из палаток, по счастью в ней никого не оказалось. Он отпустил руку спутницы и отошел на несколько шагов. Лайзу пугало его молчание, она простояла неподвижно несколько минут, но затем решилась приблизиться.
- Мессир, позвольте мне помочь вам, - несмело произнесла она и тронула его за плечо.
Мужчина резко обернулся, увидев выражение его глаз, Лайза вскрикнула и хотела сделать шаг назад, но он схватил ее за плечи. В этот момент перед ней предстал совершенно иной человек. Крэлан побледнел от сдерживаемого гнева, при этом глаза мужчины стали абсолютно черными, но страшнее всего было то, что его магическая сила стала выходить из-под контроля. Мага окутало какое-то неземное свечение.
- Господин… я хочу вам помочь, только скажите… - пролепетала она, от страха ее голос прерывался.
- Ты поможешь, - глухо произнес он.
Затем маг, продолжая удерживать ее левой рукой, правую положил ей на грудь в области сердца. В эту же секунду она ощутила сильнейшую ярость, смешанную с ненавистью. У женщины перехватило дыхание и даже слезы выступили на глазах. Лайза попыталась вырваться, но он крепко держал свою жертву. Маг продолжил передавать ей свои эмоции. Женщина хотела что-то произнести, но вместо слов у нее вырвался сдавленный хрип. После ненависти она ощутила боль потери и сильнейшую горечь. Эмоции настолько переполнили ее, что она потеряла возможность чувствовать, и в глубине сознания появился образ маленького мальчика, сидящего на полу, окруженного со всех сторон тьмой. Где-то вдалеке она услышала отзвуки чужих голосов.
- Схватите шпиона! Прекратите ритуал! Немедленно!
Она ощутила резкий толчок, и боль прекратилась, Лайза порывисто вздохнула. Первое время она не понимала, что происходит и где она находится, но постепенно сознание начало возвращаться к ней. Она лежала на земле, над ней склонилась молодая девушка в форменном сером платье, на лице жрицы отразилось беспокойство.
- Вы меня слышите? – участливо спросила молодая жрица.
- Да, мне уже лучше, - прошептала Лайза и попыталась приподняться.
С трудом, но ей удалось сесть. В это время четыре жрицы окружили Крэлана, у каждой из женщин в руках был какой-то светящийся шар. Они положили свои сферы на землю, и круг замкнулся, образуя светящуюся клетку. Как не странно, но волшебник довольно равнодушно наблюдал за их манипуляциями и даже не предпринял попытки освободиться. Через пару минут в палатку вошел страж, неся в руках кандалы, из какого-то странного материала.
- Вы арестованы по подозрению в проведении темного ритуала, - чеканно произнес страж.
- Что меня ждет? – поинтересовался Крэлан.
- Вас доставят в столицу, где подвергнут допросу и публичному суду. Советую не отягчать своей вины и не оказывать сопротивления.
- Как все продумано… долго же готовились к этому моменту. Сенсорные кристаллы, определяющие проявление магии, световая ловушка. Как я могу отказаться от очередного чуда вашей изобретательности? – язвительно заметил он и протянул руки вперед.
Страж подошел, в этот момент жрицы разомкнули световую ловушку, и воин защелкнул кандалы на запястьях заключенного. Оковы было тоже непростыми, в них сверкали те же камни, что и в ловушке. Теперь, когда Крэлан оказался в наручниках, жрицы посчитали, что его магия надежно заблокирована и обратили свое внимание на Лайзу. Четыре жрицы были одеты в серые одежды, и только одна носила белое платье, видимо, это подчеркивало ее более высокий статус. Леди в белом приветливо улыбнулась и произнесла:
- Мое имя Галия. Не бойся, теперь ты в безопасности, - затем она обратилась к одной из жриц в сером. – Уведите ее и помогите собраться в дорогу.
Лайза была еще слишком растеряна и ошеломлена, поэтому позволила себя увести. Стоило ей уйти, как улыбка исчезла с лица Галии, и она обратилась к пленнику:
- Что вы с ней сделали? И как вы со своей темной магией смогли пройти сквозь барьер?
- Разве я не могу быть добр? – с нескрываемой насмешкой спросил Крэлан. – Я прошел через вашу стену, а значит достоин находиться здесь. А то, что вы видели… возможно, это просто обман зрения.
- А вы не видели дело рук своих? Не слышали, как кричала эта женщина или седой локон был у нее до того, как вы начали проводить свой мерзкий ритуал?
На это маг ничего не ответил.
- Присматривайте за ним, - приказала Галия присутствующим в комнате и вышла из палатки.
Для верности они снова замкнули световую клетку, через пять минут в помещении появились трое стражей и заменили жриц. Крэлан сел на землю и стал с любопытством наблюдать за своими тюремщиками. Они все были одеты в одинаковую форму: укороченный сюртук из плотной серо-голубой ткани, белую рубашку, обтягивающие белые брюки, которые были заправлены в сапоги-ботфорты. Как и жрицы, стражи более высокого ранга имели отличительную особенность в одежде. Тот, что приносил кандалы, имел шелковую перевязь, а лацканы и ворот его сюртука были расшиты серебряной нитью. Закончив с созерцанием, Крэлан снова вернулся к собственным мыслям. Все прошло не так, как он планировал, но, в конечном итоге, он находился именно там, где хотел находиться. А из-за этого маленького происшествия его еще доставят в столицу. Он щедро поделился своим гневом с Лайзой, поэтому сейчас смог восстановить ровное состояние духа. Но это отнюдь не означало, что Крэлан забыл или простил нанесенные ему обиды. Приготовления были закончены менее чем за два часа. Галия зашла в палатку и приказала вывести пленника. Стражи разомкнули световую ловушку и, схватив мага под руки, заставили его подняться. Волшебника  втолкнули в карету, которая была наскоро переделана в тюрьму на колесах: окна крест-накрест забили досками, а на дверях повесили замки, закрывающиеся с внешней стороны. Вместе с Крэланом в карете все время должны были находиться два человека. Первым эту обязанность взяла на себя Галия и молодая жрица в сером. Белой жрице было на вид не больше сорока, хотя по ее лицу сложно было судить о возрасте. Ее волосы были гладко зачесаны назад и забраны в пучок, от этого продолговатое лицо женщины казалось еще более вытянутым, тонкие губы, прямой нос, высокий лоб и зеленовато-серые глаза довершали суровый образ, но в уголках губ были едва заметны небольшие складки, указывающие на то, что она довольно часто улыбалась. Белая жрица смотрела на пленника прямо, не отводя взгляда, но ее спутница не отличалась такой решимостью. Молодая жрица имела такую же прическу, как и ее наставница, но непослушный локон падал ей на лицо, девушка поминутно его поправляла, на пленника она старалась не смотреть и упорно рассматривала свои, сложенные на коленях, руки. Когда карета сдвинулась с места, маг решил прервать молчание.
- Я забыл представиться при нашей первой встрече, - будничным тоном произнес мужчина. – Мое имя Крэлан.
- Я Вита, - вдруг произнесла девушка, но встретившись взглядом с наставницей, резко замолчала и снова опустила глаза.
- А теперь, когда мы знакомы, я готов вам рассказать все без утайки. Спрашивайте, - предложил мужчина.
- Я не намерена играть в ваши игры, шпион, - резко произнесла Галия.
- А стоило бы. Я единственный, кто прошел по серой пустоши ночью, видел тень и смог вернуться. Ваша земля изъедена странной магией, присутствие которой становится все более явным. Могу поспорить, что разрыв рядом с лагерем возник не более нескольких дней назад. Сомневаюсь, что вы бы стали намеренно селить беженцев рядом с такой штукой. И именно поэтому вы прибыли в лагерь, чтобы оценить угрозу, отсюда и световые ловушки. Удалось ли вам хоть раз поймать в их это существо?
- Хватит! – отрезала Галия.
- Госпожа, но он говорит правду, - решилась вмешаться Вита.
- Хватит! – повторила Галия чуть более резко.
- Хорошо, - отрезал Крэлан с какой-то мрачной решимостью. – Но запомните мои слова… еще  до конца поездки вы сами снимите с меня кандалы и будете молить о помощи. И вот тогда настанет моя очередь решать.
Произнеся это, мужчина отвернулся к окну. Сквозь узкие щели он мог различить только стволы деревьев на лесной дороге. Ежеминутно под колеса попадались то камни, то коряги и карету довольно сильно трясло. Время ужасно тянулось, но Крэлан если и испытывал раздражение, то никак этого не проявлял. Привал они сделали уже ближе к вечеру. Карета остановилась, но стражи еще минут пять возились с замками, прежде чем удалось открыть дверь. Узника сразу обступили трое и практически отволокли к ближайшему дереву. Крэлана заставили сесть на землю и привязали к стволу. Его туловище было жестко зафиксировано, и кора больно впивалась в спину. Руки не были стянуты веревкой, но жесткие оковы не давали простора для движений.  Также к нему была приставлена охрана из двух стражей, остальные же занялись обустройством лагеря. Крэлан даже удивился количеству людей, которые его сопровождали. Он насчитал не менее пятнадцати стражей и около семи жриц в сером.  Для них стражи разложили походную палатку, сами же, вероятно, намеревались переночевать прямо у костров под открытым небом. В течение часа все работы по обустройству были завершены и люди занялись приготовлением еды. Магу не пришлось голодать, Вита принесла ему кружку горячей воды и какую-то лепешку. Видимо, девушка немного побаивалась его, поэтому не посмела подойти достаточно близко, поставила кружку на землю и поспешила уйти. Как не старался Крэлан, он не мог дотянуться до еды, стражи прекрасно видели его затруднения, но не спешили ему помогать. Не желая больше служить посмешищем, Крэлан прекратил свои попытки, привалился к стволу и закрыл глаза.
- Леди, вам нельзя приближаться к преступнику, - чеканно произнес страж, что стоял справа.
- Я всего лишь хочу выполнить вашу обязанность или вы хотите, чтобы пленник умер от голода еще до суда?
Крэлан очень удивился, узнав в своей нежданной защитнице Лайзу. Он искренне не понимал, зачем она пришла.
- Очень благородно с вашей стороны, - холодно заметил Крэлан. – Но разве ты не желаешь насладиться видом моих страданий? Может Галия и заблуждается в мелочах, но в главном она права – если бы тогда ритуал не был прерван, я убил бы тебя этим колдовством.
- Зачем вы говорите мне все это? – в замешательстве спросила женщина.
- Чтобы ты поняла со всей ясностью – того человека, который спас деревню, больше нет. Более того, его никогда не существовало. Эта личность родилась при странном смешении магии и чужих воспоминаний. Нет больше человека, которому ты давала обещание.
Вместо ответа девушка наклонилась и взяла в руки кружку и хлебную лепешку. Она подошла совсем близко и села на корточки рядом с ним.
- Я найду способ спасти вас, - шепотом произнесла она.
Девушка взглядом указала на короткий нож, что был спрятан у нее в рукаве. Но он проигнорировал этот нехитрый сигнал и просто взял еду из ее рук.
- Ты путаешь меня с другим человеком, меня не нужно спасать, - шепотом ответил он.
Лайза поднялась и пошла обратно в лагерь. Этот разговор заставил мага задуматься. Он и не подозревал, что Лайза настолько безгранично предана ему. Крэлан не признался бы в этом даже самому себе, но после разговора с ней, он испытал облегчение, в глубине души его тяготила мысль, что тогда он мог зайти слишком далеко.
Как он не старался, но так и не смог уснуть, слишком сильно путы стягивали его тело, когда его пересадили в карету, он испытал заметное облегчение и задремал прямо на ходу. Это положение вечного пленника изрядно ему надоело, поэтому он решил немедленно перейти к активным действиям. Крэлан сел поудобнее и приготовился, в эту же секунду у кареты отскочило колесо. Повозка заскрипела и упала на бок, несмотря на то, что маг был готов к этому, он все равно больно ударился плечом, но его спутницам досталось гораздо больше. Вита ударилась головой и потеряла сознание, Галия повредила руку, но, несмотря на это, смогла быстро сориентироваться.
- Вытащите нас немедленно! – прокричала женщина.
К карете подбежали сразу несколько человек, они быстро сбили замок, но дверь перекосило, и она никак не поддавалась. Им понадобилось около десяти минут, чтобы вызволить несчастных из западни. Виту положили на землю, к ней сразу подбежал лекарь. Галия отдала распоряжение, чтобы пленника привязали к дереву, и только после этого позволила осмотреть свою рану. Все были взбудоражены внезапным происшествием, но паники не было, белая жрица держала ситуацию под контролем. Она послала двоих на поиски отлетевшего колеса, двое других в это время осматривали карету. Остальные начали обустраивать лагерь, было понятно, что в ближайшее время они не смогут продолжить путь. Но тут произошло странное – внезапно солнце заволокла черная дымка, и вокруг стало темно как безлунной ночью.
- Всем собраться в лагере, - громко произнесла белая жрица. – Приготовьте кристаллы!
Люди сгруппировались на небольшом клочке пространства, жрицы в сером положили камни на землю, и вокруг людей возникла световая стена. Страх охватил всех без исключения, стражи, которые должны били охранять Крэлана, бросили его даже не удосужившись отвязать пленника, и побежали к укрытию. Казалось, в этот момент о маге вообще все забыли. Но волшебника ни чуть не беспокоило это обстоятельство.
- Итак, светлая жрица, пришло время просить меня о помощи. Сними мои оковы, и я попытаюсь спасти вас, - громко произнес Крэлан.
Вместо ответа Галия отдала короткий приказ, находившимся около нее стражам, но они не сдвинулись с места.
- Вы не можете оставить его там! – вмешалась в разговор Лайза. – Если вы боитесь – я сама пойду к нему.
Не дожидаясь ответа, девушка решительно вышла из светового круга. В эту же секунду она ощутила дуновение смертельного холода на своем лице. Невдалеке, среди деревьев мелькнуло несколько темных фигур, но они были не похожи на тени, которые она видела в пустоши. Эти существа двигались медленнее и даже немного неповоротливо. Женщина не стало всматриваться, и просто побежала. Тревога внутри нее нарастала с каждой секундой. Она на ходу достала короткий нож и, подбежав к дереву, быстрым уверенным движением рассекла веревки, ей понадобилось меньше минуты, чтобы освободить Крэлана.
- Скорее, нам надо спешить, - прерывающимся голосом произнесла она.
- Нам некуда спешить, - спокойно возразил маг. – Как раз здесь мы находимся в безопасности. А свет, как известно, привлекает мотыльков и не только их - смотри.
Лайза обернулась и увидела, что первые две фигуры подошли уже совсем близко к барьеру, и его сияние осветило их. Увидев существо, Лайза тихонько вскрикнула. Это был мужчина в охотничьем костюме, одежда его была изрядно потрепана, а из груди торчала стрела. Это ранение должно было стать смертельным для него, но мужчине это ни чуть не мешало твердо идти вперед, сжимая в руке ржавый зазубренный меч, а на его лице красовалась черная, абсолютно гладкая маска, которая не имела даже прорезей для глаз. За ним показались и его приятели, у кого-то была неестественно повернута шея, у кого-то не хватало руки или ноги и у всех у них били вместо лиц одинаковые, словно въевшиеся в кожу маски. Лайза невольно отступила назад, все еще сжимая в руке короткий нож.
- Повелитель, кто они? Вы можете их остановить? – в отчаянии проговорила она.
- Я могу, но сначала Она должна попросить меня об этом. Но пока белая жрица думает, что светящиеся камушки защитят ее…
В этот момент послышался крик, первое существо с легкостью прошло сквозь барьер, словно его там и не было. Старший страж выступил вперед и напал на охотника, но тот легко отвел удар, а затем напал сам. Существо обладало нечеловеческой силой, страж смог блокировать выпад, но его собственный меч раскололся пополам. В это время всего в метре от Крэлана прошло подобное существо в черной маске, но оно не обратило на мага и его спутницу ни малейшего внимания.
- Почему они не нападают на нас? – уже немного успокоившись, спросила Лайза.
- Потому, что не видят, - заметил маг.
В это время люди начали отступать к противоположному концу световой клетки.
- Галия, я даю вам последний шанс, иначе их смерть будет на ваших руках, - прокричал волшебник.
В эту же минуту он увидел, как белая жрица пересекла барьер и побежала по направлению к нему. Один из охотников почувствовал это и устремился вслед за ней. Галия бежала, не оборачиваясь, стараясь не сбавлять темп, хотя каждое движение отзывалось болью в поврежденной руке. Крэлан видел в ее лице страх и отчаяние, и ему это нравилось. Жрица подбежала и отдала ключ Лайзе.
- У меня сломана рука, освободи его, у нас мало времени! – проговорила женщина.
Лайза быстро вставила ключ, повернула и кандалы упали с его рук. Мужчина машинально потер запястья и вышел вперед, чтобы преградить дорогу охотнику, который преследовал Галию. Существо приблизилось и сразу нанесло размашистый удар мечом, но оружие только рассекло воздух. Крэлан увернулся и, оказавшись на расстоянии вытянутой руки от создания, дотронулся до маски, ее черная поверхность тут же покрылась сотней трещин, и материал распался. Будто потеряв движущую силу, тело противника рухнуло на землю, а перед магом осталась только тень. Крэлан улыбнулся уголками губ и поднял правую руку к небу, в этот же миг тучи рассеялись, и выглянуло солнце. Тень, что стояла перед ним, издала пронзительный звук, похожий на крик и растаяла в воздухе. При свете дня, остальные охотники стали двигаться медленнее, но все же продолжали наступать.
- Глупцы! Неужели вы не видите, что круг света не работает? Выходите из него, отступайте! – произнеся это, маг хлопнул в ладоши и оказался на переднем краю обороны.
- Дай мне кинжал, - потребовал он у совсем молодого стража.
Юноша решил не спорить и отдал оружие магу.
- Все отойдите назад! Вы не сможете победить их мечами, - отчеканил волшебник.
Затем он провел лезвием по свое ладони и стал безучастно наблюдать, как капли крови падают в сухую песчаную почву. В это время предводитель  охотников подошел совсем близко.
- Мастер, осторожней! – донесся до него отчаянный крик Лайзы, но он не сдвинулся с места.
Затем он поднял правую руку и песчинки земли, смешанные с его кровью, поднялись в воздух. Этот поток он направил прямо на противников. Все существа упали на колени, ухватившись за лица, маски рассыпались в прах одна за другой, а от тел отделялись тени только для того, чтобы исчезнуть в свете солнца. Крэлан с удовольствием наблюдал за происходящим. Порез на его руке мгновенно затянулся, остался только свежий рубец. Он огляделся по сторонам, оценивая обстановку.
- Нам нужно покинуть это место как можно скорее, - громко произнес он.
- Кто позволил вам распоряжаться? – с вызовом спросила белая жрица.
- Если бы я хотел причинить вам вред, то просто досмотрел бы эту трагедию до конца. Теперь вы знаете, что я нужен вам, и лучше прислушаться к моим советам. Или хотите заночевать прямо здесь и подождать когда на их лицах снова появятся маски?
Галия поджала губы, но дальше спорить не стала.
- Перевязать раненых, подготовьте носилки. Через десять минут мы должны покинуть это место! – коротко скомандовала жрица.
Она подошла к магу еще ближе и шепотом спросила:
- Что это были за существа и почему не подействовал барьер?
- Барьер действует только против самой тени, но в данном случае враг был защищен оболочкой. Судя по всему, эти люди погибли несколько дней назад, на месте их гибели образовалась пустошь, а дальше – дело техники. Меня беспокоит, что эти существа учатся, приспосабливаются.
- Значит, когда я заключила вас в световую клетку, вы могли сбежать?
- Да, если бы захотел. Но мне нужно попасть туда, куда вы меня ведете. Я хочу остановить этот кошмар, поэтому я добровольно остаюсь вашим пленником, - эту тираду он пытался произнести как можно более спокойно и искренно, но темный блеск в глазах все равно выдавал его.
- Мы сможем обсудить ваше положение позже. Пара уходить отсюда.
Они шли без устали весь остаток дня, пока не набрели на небольшую деревушку. Местные жители с радости согласились принять в своих домах жриц и стражей.
Свободу Крэлана можно было назвать относительной, за ним всегда следовали двое стражей, да и Галия не отходила от него ни на шаг. Волшебника отвели в просторный одноэтажный деревянный дом, который занимала семья из пяти человек. Муж хозяйки дома был охотником, он ушел в лес недавно, и она не ждала его возвращения в ближайшие дни. У нее было трое детей – все мальчики, младшему недавно исполнилось четыре, а старшему было не более десяти. Мать увела детей на чердак и приказала им не спускаться, а сама начала готовить похлебку для гостей. Крэлан сел поближе к огню, приятно было ощутить тепло пламени. Он машинально потер запястья, на которых уже почти исчезли следы от наручников. Краем глаза он заметил, что стражи так и остались стоять у двери. Галия села рядом с ним.
- Вы же знаете, о чем я хочу вас попросить? – вдруг спросила жрица.
- Да, - ответил он, не отрывая взгляда от пламени, в этом свете черты его лица казались еще более четкими, словно заострились. – Они боялись и то, что я спас их, не имеет значения. Люди видят во мне угрозу и не испытывают благодарности.
- Для вашей же безопасности я должна снова надеть на вас наручники, - извиняющимся тоном произнесла она.
- Я знаю, подарите мне только этот вечер. Есть со скованными руками очень неудобно.
- Да, конечно.
- Я хочу заключить с вами сделку, - вдруг произнес маг. – Мне не хватает знаний об этом мире, а вам о моем, так давайте сыграем в вопросы и ответы. Если я или вы зададите вопрос, на который нельзя отвечать, достаточно сказать слово «секрет» и право спрашивать перейдет к другому. Это позволит с пользой провести вечер.
Галия задумалась на секунду, но затем решительно произнесла:
- Я согласна, спрашивайте.
- Как устроена ваша система правления?
- Во главе стоит владычица Иона, но она выносит решение не единолично, а в согласии с первой советницей и верховной жрицей. Эти два поста занимают прямые потомки, дети, правительницы. Сейчас это две сестры – Люмия и София.
- А что случиться, когда придет время владычице уйти на покой?
- Тогда Люмия, первая советница, будет коронована, а ее первенец станет новым советником. А новой жрицей станет ее второй ребенок, если София покинет свой пост. Теперь моя очередь спрашивать. Кто вы? Откуда?
- Я не знаю. У нас есть один обычай… когда возникает нужда, правитель прибегает к особому заклятью и в этот же день десятки гонцов покидают дворец. Они везут с собой письма призыва. Получив такое послание, родители обязаны отдать названного ребенка. Так было и со мной, правда, меня забрали не одного, а вместе со старшим братом. Я был слишком мал, чтобы помнить место, где родился, а брат никогда не рассказывал. Это было запрещено, мы должны были оставить свою прежнюю жизнь позади. В школе Фленслан не выживают слабые.
- А что это была за школа?
- Вы жульничайте, сейчас моя очередь спрашивать, - губы Крэлана тронула улыбка, отчего выражение его лица приняло хищное выражение. – Те святящиеся камни и мои наручники, откуда они у вас?
- От верховной жрицы, она единственная, кто обладает магией. Расскажите мне о школе.
- Это место, где, так или иначе, нас учили всего двум вещам: искоренять в себе слабости и побеждать любой ценой. Такие простые и верные цели… сейчас я понимаю это как никогда, ведь совсем недавно как раз из-за своей последней слабости я чуть не погиб.
- И что это была за слабость?
-  Я доверился своему брату.
Галия не сводила глаз с Крэлана, ее поразило, с каким спокойствием, с каким равнодушием он произнес последние слова.
- Теперь, когда вы знаете, кто я. Что будет со мной? – спросил маг.
- Мои намеренья не изменились, я отвезу вас в столицу и подам прошение верховной жрице. Дальше все будет зависеть от вас. Пройдет открытый суд, по моему мнению, только глава ордена может вынести решение по вашему делу. Откуда у вас магическая сила? Вы родились с этим даром?
- Секрет, - с видимым удовольствием произнес мужчина.
- Что произошло после того, как вы с братом закончили школу Фленслан?
- Секрет, - опять повторил маг.
- Тогда вопрос попроще. Что связывает вас с Лайзой? Я наблюдала за этой девушкой, она очень привязана к вам.
- Глупости. Если бы вы не взяли ее с собой как свидетеля и жертву моего преступления, наши пути разошлись бы еще в лагере. Как я уже упоминал, брат предал меня, что дало толчок цепи неприятных событий. За последнее время, как минимум раз пять моя жизнь весела на волоске. Тогда я и встретил Лайзу, она помогла мне бежать и добраться до стены. Что было потом, вы уже знаете. Она забрела слишком далеко от дома, ей пора возвращаться.
- Дорогие гости, ужин готов, прошу к столу, - громко произнесла хозяйка.
Она поставила н середину стола котелок с супом, а вокруг него четыре тарелки. Сама же хозяйка не села с гостями, а точным привычным жестом вытерла руки о передник, повесила его на гвоздь и поднялась наверх к детям. Подкрепившись, Крэлан почувствовал себя намного лучше, он лег на подстилку около очага и накрылся плащом, который дала ему Галия. Сон пришел к нему быстро. Волшебник ожидал, что ему опять привидеться женщина в белом, но вместо этого он увидел самого себя. В школе всех воспитанников учили избавляться от слабостей, а в детстве он очень боялся темноты. Воспитатели сразу поняли это, и запер маленького мальчика в подвале. Крэлан как наяву ощутил их железную хватку, он словно снова стал тем ребенком, воспитатели волокли его вниз, он кричал, упирался, даже попытался укусить своих мучителей, но все было бесполезно. Его втолкнули в комнату без окон, сердце бешено забилось в груди маленького узника, в порыве отчаяния он бросился к двери и стал неистово барабанить по ней, сбивая в кровь костяшки пальцев, но силы начали изменять ему и стук становился все слабее, а потом совсем стихли. Крэлан вскрикнул и резко открыл глаза. Он сел, огонь в очаге уже догорел и только головешки слегка мерцали красным.
- Вам приснился страшный сон?
Маг обернулся, услышав вопрос, и увидел маленького мальчика, среднего из трех сыновей.
- А ты почему не спишь? – спросил мужчина.
- Я не люблю чердак, там живут пауки. Они могу залезть мне в уши, когда я усну и тогда я никогда не проснусь, - сбивчиво произнес ребенок.
В другой ситуации Крэлан бы просто отослал мальчишку, но сейчас, после того как он так явственно вспомнил тот подвал… маг будто увидел в этом мальчике себя.
- Твоей беде легко помочь, - заверил его волшебник.
Он сжал левую руку в кулак, а затем провел над ней правой рукой. Когда колдун разжал пальцы на его ладони лежал медальон в виде маленького серебряного паучка на тонкой цепочке.
- Одень его и никогда не снимай. Это изображение короля пауков, пока ты носишь этот знак, его собратья будут знать, что ты под защитой и не подойдут к тебе, - пояснил Крэлан.
Мальчик поспешно схватил подарок и одел его.
- Спасибо! – с жаром произнес малыш.
- Все, беги наверх, пока братья не заметили твоего отсутствия.
Он кивнул и быстро побежал по лестнице. Крэлан же снова лег и закрыл глаза, внутри себя он ощутил какое-то странное теплое чувство, и ему не очень понравилась эта перемена. И тогда он понял, в чем дело, личность Блеса все еще жила в нем и поневоле отравляла его разум и сердце. Маг поднялся, бесшумно пройдя мимо стражей, вышел на улицу. Было прохладно, вокруг не было ни души, окна домов темными провалами смотрели во двор. Крэлан решил не уходить далеко, свернув за угол дома, он оказался в маленьком саду.  Маг остановился, вытянул вперед руки и закрыл глаза. Он начал исторгать из себя все чуждое, все инородное, чужую боль, сострадание и любовь. Когда Крэлан закончил, он опустил руки и открыл глаза. Перед магом, словно сотканный из дыма, стоял призрак Блеса. Дух не произнес ни звука и только с какой-то невыразимой грустью посмотрел на своего мучителя. Крэлан провел рукой в воздухе и образ Блеса растаял, распался на сотни маленьких сверкающих огоньков, которые устремились ввысь. Маг еще немного постоял в саду и затем вернулся в дом. Утром Галия велела снова принести наручники, и Крэлан позволил себя заковать. Затем они сразу отправились в путь. Магу разрешили ехать верхом, но его по-прежнему сопровождали два охранника. На ночь они теперь всегда останавливались в деревнях или в небольших городах. К концу путешествия люди уже привыкли к присутствию Крэлана и ему даже позволяли короткие вечерние прогулки. Когда от столицы их отделял один дневной переход, они остановились в замке, возвышавшемся посреди необъятного поля. Вечером Крэлан поднялся на крепостную стену, чтобы обозреть окрестности. Поле, заросшее высокой шелковистой травой, простиралось до кромки леса, в сумерках оно напоминала черное море, глубокое и спокойное. С того момента, как он освободился от личности Блэса, Крэлан обрел прежнее спокойствие и уверенность.
- Прекрасный вид.
Он обернулся и увидел рядом с собой Лайзу.
- Почему ты еще здесь? – резко спросил он.
- Я не могу вернуться, к тому же Галия сейчас вряд ли отпустит меня. А почему Вы еще здесь? Тогда, в палатке, когда вы передали мне часть своих эмоций, я ощутила всю силу вашего гнева, вашей ненависти.
- Эмоции – плохой советчик, время для гнева еще настанет, но не сейчас. Есть причины, по которым я должен быть здесь, остальное может подождать.
- Я принесла мазь, она поможет уменьшить боль от наручников, - с этими словами она достала маленькую баночку.
- Ты видела, что раны заживают на мне довольно быстро, кандалы не причинят мне вреда. Странно, но раньше я не подозревал о такой особенности моего организма.
- Но это не означает, что вы не испытываете боли. Позвольте мне помочь.
Крэлан не стал больше спорить, сел на бочку, что стояла у стены, и протянул ей свои руки. Она мягкими точными движениями начала наносить мазь, это действительно помогло.
- Мне кажется, что ты вполне подходишь для этого мира, в тебе столько преданности, столько сострадания. Так почему же стена не хотела тебя пропускать?
Женщина ответила не сразу, она уже закончила наносить мазь, но так и не выпустила его руки.
- Я была солдатом и убивала, - произнесла она тихо, не поднимая головы.
- И кого же ты убила?
- Сначала это было похоже на игру. Я успешно прошла тренировку в лагере, всегда попадала по мишеням. Но потом меня включили в состав отряда, который должен был отправиться на специальное задание. В округе орудовала шайка разбойников, и мы намеревались поймать их на живца. Яркая карета в сопровождении небольшого эскорта следовала по лесной дороге, дополнительные силы перемещались параллельно, они должны были вступить в бой, как только бандиты проявят себя. Я была в составе дополнительного отряда. Помню, как прозвучал сигнал, и мы побежали, начался бой. Лучники, я и еще трое ребят, остались в перелеске под прикрытием деревьев. Вдруг мы услышали какой-то сигнал, оказалось, что у бандитов тоже имелся резервный отряд. Пятеро двигались через перелесок прямо к месту битвы. Я сделала выстрел, потом еще один и двое противников упали, другие лучники уложили оставшихся. Мне стало страшно, не помня себя, я двинулась вперед, что-то влекло меня туда, где упал сраженный мною разбойник. Это был молодой человек, не старше меня, его пронзительно-серые глаза были распахнуты, но из них ушла жизнь и сейчас они походили на застывшие стекляшки, обращенные к небу, а из шеи у него торчала моя стрела. В эту секунду я осознала, что это не игра. Его кровь на моих руках, ее не смыть. Второго я ранила в бок, но не успела я подойти к нему, как выскочил солдат из моего отряда и не дрогнувшей рукой перерезал горло раненому. После этого я потеряла сон, затем тяжело заболела, мне хотелось умереть. Но прошло время и я вернулась в строй, после того случая я больше не приближалась к своим жертвам, просто стреляла и когда противник падал, выбирала другую цель. Но глаза того юноши все еще преследуют меня, - Лайза тяжело вздохнула, закончив рассказ.
Раньше она никогда не говорила об этом, но рядом с ним слова дались ей легко, а после признания она почувствовала себя немного лучше.
- Ты до сих пор не простила себя за тот первый раз. Некоторые люди просто не могут быть солдатами, – с нескрываемым пренебрежением произнес Крэлан и поднялся. – Мне нужно возвращаться, не хочу, чтобы на мои поиски отправили стражей. Думаю, что у меня больше не будет возможности сказать тебе… уходи, как только сможешь. Ты не воин – возвращайся к своей семье.
Произнеся эти слова, он спустился по каменной лестнице и скрылся в ночи. Лайза еще долго смотрела ему вслед. Он был ее правителем, и она считала своим долгом служить ему, но помимо этого он обладал необъяснимой властью над ней. Лайза была готова исполнить любой его приказ, но только не этот, она не могла по своей воле покинуть его.


Рецензии