Энтоптические явления в тибетской практике света

От автора:

В данной работе предпринята попытка объяснения визуальных феноменов, возникающих в процессе самой эзотерической практики дзогчена, практики света – тогел (thogel). Текст снабжен иллюстративным материалом, без которого он не будет понятен в должной мере. Поскольку размещение иллюстраций на данном ресурсе сопровождается техническими сложностями, на преодоление которых у меня нет желания и времени, они могут быть высланы по запросу заинтересованных читателей. 

 
                Окно в Разум.

«Природа самосовершенства – самбхогакая. Словно завитки света на воде, прана жизни – непрерывная цал-энергия осознавания – ригпа проявляет свою данг-энергию как белое, желтое, красное, зеленое. … Прана жизни подобна стволу, от которого ответвляются четыре других праны. Они клубятся во внешней ясности, и из этого возникают пять элементов – первоначальных чистых светов. Едва они возникли, узнаешь их как естественное проявление, и происходит освобождение в основе…»*
*[Чогьял Намкай Норбу Ринпоче. Прямое узнавание состояния Ати-йоги.]

Изучение реальности, постижение ее структуры, глубинных свойств и природы во все времена находилось в центре приложения интеллектуальных усилий лучших умов человечества. Буддизм не отрицает физическую реальность, но говорит о её пустой, относительной сущности, не имеющей собственного абсолютного и независимого бытия. Явления сансары (и нирваны) - суть видимости, предстающие в сфере когнитивного опыта индивида. Для понимания этого далеко не очевидного факта западная цивилизация проделала сравнительно долгий путь от древнегреческих философов до новейших достижений в области изучения материи и особенностей функционирования живых организмов. Прорыв в понимании того, что представляют собой видимости – зрительное восприятие внешнего мира, совершил великий Ньютон своими опытами по разложению солнечного света на спектральные составляющие в призме(1704г.). Рассматривая взаимоотношение между разными по физическому составу лучами света и вызываемыми ими цветовыми ощущениями, Ньютон первый понял, что цвет есть атрибут восприятия, для которого нужен наблюдатель, способный воспринять лучи света и интерпретировать их как цвета, и положил начало, таким образом, концепции психофизиологической природы цвета. В дзогчене природой грубых элементов (т.е. пяти элементов, основы «предметности» мира) является свет пяти цветов. Этот свет является проявлением качеств изначального состояния индивида – коренной осознанности, т.е. относится с точки зрения западной науки к сфере психики.
В дзогчене постижение светоносной природы явлений или видимостей реализуется напрямую. Здесь познающее сознание и предмет его познания – видимости и явления не отделены друг от друга, а представляют собой неразрывное целое, разделяемое лишь условно, как два аспекта одного и того же процесса. Само это постижение, или узнавание, использующее методы эзотерических практик света (тогел), темноты (янгти) и пространства (лонгдэ) мотивировано исключительно практическими соображениями – реализацией «радужного тела» jalu, а не любопытством или стремлением установить некую истину, понять «как все устроено» и рассказать об этом изумленному человечеству. В предыдущих главах [1] мы посвятили достаточно времени воззрениям различных традиций и течений буддизма. Здесь будут рассмотрены исключительно практические аспекты, связанные более с методами тогел, и конкретно – зрительные явления (видения), возникающие в процессе этой практики.  Насколько мне известно, анализ этих явлений с точки зрения наших современных знаний и представлений никогда ранее не проводился и будет представлен здесь впервые.

Реализация результата практики тогел решается посредством прохождения четырех этапов, называемых вИдениями*. Четыре вИдения тогел таковы: первое вИдение – «вИдение дхарматы», называемое на тибетском чоньид нгонсум, или прямое постижение всеобъемлющей природы, два последующих представляют собой развитие и стабилизацию этого вИдения. (Иллюстрации видЕний тогел см. на рис. 1, прил.4) Последнее четвертое – объединение с проявлениями, представляющими собой сущность элементов или свет, и исчерпание обусловленного бытия. Этот свет, как мы уже отметили, не является физическим в том смысле, который мы обычно имеем в виду, говоря о солнечном свете, поскольку, образно говоря, состоит из «материала» самого ума. Четвертое вИдение является причиной достижения джалу, или «радужного тела» (о радужном теле см. гл. 7. Е.К.). Согласно дзогчену видЕния** возникают спонтанно благодаря естественному свойству основы (ума, умственных процессов) генерировать специфичные светоносные проявления при реализации особых методов, переданных сведущим учителем. Различают два способа выполнения практики прямого постижения природы – с использованием солнечных лучей, т.е. практики света (тогел), и в случае длительного нахождения в условиях полной темноты – практики янгти. В обоих случаях и свет и темнота являются необходимыми условиями для проявления светоносных видЕний дхарматы. Это становится возможным в случае несомненного знания своего изначального состояния - коренной осознанности. В то же время многие элементы 1-го вИдения тогел могут быть т.н. переживаниями ясности индивида в процессе выполнения личной практики и не сопровождаться узнаванием своей истинной природы. Об этом говорит, например, знаменитый тибетский йогин и учитель Джигмед Лингпа: «Если человек неспособен к обнаженному узнаванию (или постижению) коренной осознанности ….. то простое обретение опыта в проявлении пустотных форм Тходгел не произведет никаких благ, кроме того, что оно будет способствовать перерождению этого человека в мире форм.»***[2]

*[Ударение на первый слог, видение – как процесс. Прим. авт.]
**[Ударение на второй слог, видение - как зрительное явление, «картинка». Прим.авт.] 
***[Могу здесь заметить, что достижение после смерти магических сфер, создание (моделирование) которых, как поясняется в текстах, осуществляется самим индивидом, являет собой весьма неплохую альтернативу полной неопределенности посмертного существования. Прим. авт.]

В ваджраяне (тибетском буддизме) самым существенным образом различают т.н. «нечистое» и «чистое» видение. К нечистому видению относят все видимости, которые проявляются через органы чувств и служат основой для формирования представлений о сфере пребывания индивида (сансаре), т.е. так называемое предметное восприятие. Чистым видением является восприятие мира и существ как самоосвобождающейся игры энергии собственной осознанности. Сюда же относятся и проявления изначально чистых пяти цветов, тигле, мандал, будд, видение альтернативной реальности – чистых земель (самбхогакая) и т.д., которые возможны в особом состоянии сознания. Проявления пяти цветов (светов) относятся к мудрости, имеющий женский аспект. Эти проявления персонифицируются как женские божества  - дакини, олицетворяющие деятельный аспект энергии. В ваджраяне существует огромное количество практик, использующих визуализацию света и цвета, в контексте той или иной тантры. Эти цвета принято наделять качествами и смыслом, или функциональностью. Например, визуализация белого света используется в практиках очищения, красного – для контроля и подавления, желтого – достижения богатства и благополучия, зеленого – энергичного действия. Однако нужно понимать, что сами по себе цвета не являются средством достижения искомого результата, скорее, это – опора для ума. Главный фактор – управляемое намерение. Проявления пяти светов тесно связаны с учением о пяти элементах, которое является универсальным способом описания мира во всех школах и традициях буддизма. В народной традиции Тибета и других культурных традициях Востока в рамках народной медицины имеются оригинальные методы лечения, связанные с целебным действием света и цвета, – цветотерапия. Здесь цвета света увязываются с эмоциями и видами внутренней энергии – праны. В дзогчене не признается деление на чистое и нечистое. И то, и другое видение – суть проявления энергии изначального состояния человека. В то же время использование этих терминов в тибетской традиции дзогчена имеет место ввиду очевидной тесной связи с ваджраяной и использования тантрических методов.

Что же такое дхармата? Дхармата – это термин на санскрите, используемый буддийской философией для обозначения природы реальности, находящейся за пределами двойственного ума. Под дхарматой в дзогчене, в отличие от дхармакаи – природы ума, подчеркивающей его пустотный характер, больше понимается аспект ясности, который относится к проявлениям этой природы. Следует отличать от дхармадату – пространства всех феноменов. Также необходимо учитывать, что в буддизме и дзогчене реальность рассматривается с точки зрения познающего сознания и собственного бытия не имеет. Дхармата носит индивидуальный характер, поскольку ригпа или коренное осознавание обладает индивидуальными когнитивными свойствами и способно себя самоидентифицировать. Проявления дхарматы могут иметь и общие признаки для видов и классов живых существ, поскольку проявления звука, света и лучей неисчерпаемы в своем ассортименте. Дхармата принципиально постижима и доступна в прямом переживании, как при жизни в результате специальной практики, так и в первоначальные моменты после физической или биологической смерти существа.

Видимые проявления дхарматы во многих случаях имеют определенные формы (тигле, или круги – кольцевые формы, «ваджрные решетки», «ваджрные цепочки») и структуры (группы тигле, мандалы), возникающие в сфере восприятия индивида и как бы парящие в пространстве (или движущиеся, если они не стабильны). В других случаях – это проявления пяти светов – синего, зеленого, белого, красного и желтого в виде самосветящихся абстрактных образований, или собранных в радужные полотна разной степени интенсивности. В переживании может проявиться и «ясный свет» ума, который сравним с предрассветным полусумеречным светом. Отдельной категорией переживаний является восприятие звука или того, что мы понимаем и интерпретируем как звук. Световые и звуковые проявления дхарматы, возникающие в первоначальный момент после смерти, ярко и образно описаны в «Тибетской книге мертвых» и носят чрезвычайно интенсивный, «ослепляющий», «ужасающий» характер с точки зрения переживания их индивидом (или того, что от него осталось). Мы будем говорить о прижизненных переживаниях  видений дхарматы, которые могут быть возможны в результате специальной практики.
Джигмед Лингпа характеризует 1-е видение тогел следующим образом: «Это видение прямого постижения всеобъемлющей природы. Оно непостижимо и не подлежит умственному анализу. Основополагающий метод основы возникновения – «безоблачное небо», «солнце», «светильник»».[Там же]. Тем не менее, мы попробуем такой анализ произвести, опираясь на те знания, которые нам сегодня доступны. Например, с древности и до настоящего времени в дзогчене в качестве демонстрации принципа возникновения пяти цветов, как проявления энергии изначального осознавания, используется физический феномен преломления света в кристалле хрусталя. Этот пример был вызван тем, что люди полагали, что испускание (или генерация) лучей есть неотъемлемое свойство хрусталя, а солнечный свет – лишь вторичная причина радужных проявлений. (Рис.2) Аналогично и в отношении синего цвета неба. Его отождествляли с безмерной пустотой – пространством, цвет которого в учении о пяти элементах - синий. Сегодня любому школьнику известно, что солнечный свет имеет в своем составе спектральные составляющие, воспринимаемые как цвета, и хрусталь – всего лишь вторичная причина для того, чтобы раскрыть это глубинное свойство солнечного света, а визуальное впечатление синевы или голубизны неба вызвано тем, что синие (голубые) лучи видимой части спектра сильнее всего рассеиваются атмосферой нашей планеты. То обстоятельство, что сегодня нам кое-что известно о физических законах, вовсе не означает, что мы умнее. Это далеко не так. Просто мы более информированы в этих вопросах. Сменились парадигмы, ценности, взгляды на окружающий мир, или на то, что кажется нам этим миром.

В древних дзогченовских текстах говорится о том, что видения возникают из основы, местом пребывания которой является "сердечный центр", и по нематериальному хрустальному каналу передаются непосредственно в глаза и в мозг*. Субъективные ощущения, возникающие в практике тогел, говорят в пользу наличия такой связи. Здесь можно отметить, памятуя о том, что местом дислокации «сердечного центра» (сердечной чакры, или сердечного энергетического центра) фактически является физическое сердце (точнее, его правый желудочек), наличие слабого электромагнитного излучения, которое генерирует сердце. Это подкреплено результатами непосредственных измерений электромагнитной активности тканей сердца. Нервные связи также могут интерпретироваться как каналы. То есть определить особенности и топологию этой связи, которая, скорее всего, имеет биофизическую природу, принципиально возможно. Просто никто из современных исследователей никогда об этом не задумывался и задачи такой не ставил. Мы, однако, используем для нашего исследования сути возникающих зрительных феноменов несколько иной взгляд, основанный, с одной стороны, на результатах научных исследований в области нейрофизиологии глаза и психологии восприятия, а с другой  –  с точки зрения непосредственного живого опыта.

*[Фактически упоминается о четырех «великих каналах», связывающих сердечный центр с глазами, мозгом, центральным каналом и легкими.Прим. авт.]

Причиной видений тогел является применение особых методов, относящихся к трем аспектам существования – телу, речи и уму индивида. Используются особые позы, позволяющие контролировать энергии организма, особые взгляд, дыхание и состояние ума, мантры и призывания. Внешними факторами в практике, связанной с источниками света, являются: свет солнца, рассеянный в атмосфере, солнечные лучи, образовавшиеся при прохождении света через щели, созерцание чистого голубого (синего) неба, свет луны и зажженных масляных светильников, т. е. любой доступный источник видимого света, соответствующий обстоятельствам места и времени. В практике темноты таким фактором является полная зрительная депривация в течение длительного периода времени. В обоих случаях эти факторы провоцируют появление разнообразных видимостей, которые могут носить как «кармический», т.е. естественный физиологический характер, так и видений «мудрости». Решающими условиями здесь являются состояние сознания и личный опыт, вторичным условием - метод.

Что здесь понимается под естественными зрительными феноменами? В отличие от обычного оптического зрительного восприятия конкретных объектов существует класс зрительных феноменов, которые относятся к особенностям физиологии глаза. Эти зрительные феномены носят название энтоптических явлений. На изображение объектов внешнего мира, получаемых на сетчатке, накладываются «шумы» — помехи от сред глаза. К ним относятся рассеяние и отражение света на поверхностях глазных сред, помутнения в стекловидном теле и других прозрачных тканях. Некоторые «шумы» возникают в самом приемнике излучения — сетчатке или в других слоях глазного дна. Этим ретинальным феноменам, получившим название энтоптических явлений (от лат. ent — внутри, opto — вижу), в последние годы уделяется значительное внимание. Ряд из них имеет диагностическую ценность, особенно в тех случаях, когда офтальмоскопия затруднена вследствие непрозрачности глазных сред. В офтальмологии, например, известен феномен Ширера. Его называют иногда феноменом перимакулярного кровообращения. Феномен заключается в том, что при наблюдении равномерно освещенного голубым светом поля через некоторое время на его фоне появляются маленькие двигающиеся пятна, расположенные вокруг фиксируемой точки и ускоряющие свое движение при сокращении сердца. Если ток крови в области макулы по каким-либо причинам нарушен, то скорость движения пятен или их количество изменяется. Причина феномена - циркуляция кровяных телец – лейкоцитов в глазных кровеносных сосудах. Скорость движения пятен зависит от скорости протекания крови через сосуды. Таким образом, вы непосредственным образом наблюдаете свои лейкоциты, вернее, их тени, отбрасываемые на поверхность кровеносных сосудов. Если вам удастся успокоить ум, пульс уменьшится, и наблюдаемые пятна или точки замедлят скорость перемещения.

Энтоптических явлений существует большое множество, и далеко не все они описаны в научной литературе. Известны т.н. механофосфены – зрительные феномены, проявляющиеся в результате внешнего механического воздействия (например, пальцами рук) на глазное яблоко. В [3] описаны фосфены,* возникающие при магнитной импульсной стимуляции зрительной коры. Описание некоторых фосфенов, их изображение, а также методы их получения есть у Г.Остера (Монреальский нейрологический институт) [4], (Рис.3) В частности, содержится описание методики, разработанной В.Пенфилдом для вызывания специфических фосфенов:
«… Два близко расположенных электрода, к которым подводится (слабый) переменный ток, прикладывают к различным участкам коры головного мозга. Возбуждение зрительных центров затылочной части коры головного мозга приводит к тому, что человек перестает видеть окружающую обстановку и видит только движущиеся пятна света. Если переместить электроды в соседние, связанные со зрением области, то он уже различает фосфены геометрической формы. При дальнейшем перемещении электродов вперед часто возникают галлюцинаторные зрительные картины, связанные с прошлым опытом испытуемого. Эти явления выражены так ярко, как если бы они происходили в действительности. Экспериментами не удалось установить точно, в какой части коры головного мозга возникают фосфены… В любом случае появление электрических фосфенов связано с движением глаза, так как они перемещаются в направлении движения глаза. (это существенный момент. Е.К.)». Г.Остер приводит одно важное свидетельство, характеризующее природу фосфенов: «Я знаю одну женщину, которая, нечаянно протерев утром глаза полотенцем, видит такие сильные фосфены, что они накладываются на ее обычное зрение еще несколько часов спустя.»

*[Фосфены – зрительные феномены, относящиеся к энтоптическим явлениям; «фос» - свет, «файнейн» - являться, греч. Для фосфенов характерны динамические образы в виде цветного тумана, сложных световых рисунков по всему полю видимости или всполохов света различных цветов. Прим. авт.]

Комментарии цитатам будут даны ниже, а пока я приведу краткое описание двух фосфенов, имеющих динамический (пульсирующий) характер, которые могут возникать в результате практики сосредоточения.
Первый фосфен проявляется в виде широких концентрических колец, возможно, желто-зеленого света, которые непрерывно излучаются с периферии зрения и сходятся в точку в центре поля зрения. Второй фосфен известен в традиции тибетского буддизма и носит название «гакил» (см. рис. 4). Этот сакральный символ, который используется иногда как опора для  медитации, представляет собой круг, образованный тремя сходящимися к центру цветами – синим, зеленым, красным. Мало кто знает, что это - динамический фосфен, обладающий свойством вращения вокруг своей оси, который спонтанно проявляется в сфере зрительного восприятия  в результате выполнения некоторых медитативных практик, либо в случае особой восприимчивости индивида. В зависимости от состояния энергии практикующего гакил может быть полным или проявляться частично – один вращающийся сектор, два, или все три. Цвет может проявляться не в узком цветовом диапазоне, а «размазанном»: фиолетово-синий, желто-зеленый, малиново-красный. Нельзя не отметить принципиальное сходство с похожим фосфеном у Г.Остера – спиралевидной структурой, закрученной внутрь.

Энтоптические явления могут быть вызваны различными причинами и зачастую не зависят от непосредственного воздействия световых лучей на сетчатку. Наблюдатель «видит» эти картины как бы подвешенными, парящими непосредственно в пространстве. На начальных этапах практики видения постоянно движутся, и все попытки их остановить искусственно, например, движением глаз ни к чему не приводят, они просто выходят из поля восприятия, и это понятно, поскольку эти видения не связаны с непосредственными физическими объектами. По мере продвижения в практике практикующий осознает, что остановить видения, сделать их неподвижными можно только при условии полного расслабления, полной неподвижности глаз и уверенного пребывания в состоянии внимательного присутствия. Тогда видения стабилизируются и со временем приобретают более сложную структуру – группы тигле, круговые мандалы, полотна радужного света и пр. Для понимания этих феноменов нам необходимо сделать краткий обзор современных представлений о принципах зрительного восприятия.

Как известно, инфраструктура сетчатки глаза, включающая  собственно фоторецепторы – палочки и колбочки, биполярные, горизонтальные, амакриновые, ганглиозные клетки и выходные каналы передачи нейросигналов, ориентирована в направлении не «на свет», а «от света». По образному сравнению А. Хазена: «… по аналогии с техническими устройствами можно сказать, что свет на сетчатку глаза падает не на "фотодиоды", а на "технологическую плату", на которой они "распаяны"». Свет воспринимается фоторецепторами не торцами, которые погружены в пигментный непрозрачный слой, а боковыми поверхностями. Клеточная структура сетчатки имеет сложную пространственную и функциональную организацию. (См., например, рис. 5).  Это матричная структура, ориентированная на преобразование электромагнитной энергии видимого света в электрические импульсы за счет сложной каскадной фотохимической реакции высокого быстродействия с многократным усилением (более чем в 100 000 раз) исходного сигнала, дающая на выходе потоки электрических импульсов различной частоты в синапсах нейронных комплексов, которые и воспринимаются головным мозгом. Сетчатка человека содержит около 6 - 7 млн. колбочек и 110 -125 млн. палочек. (Рис.6,7) Эти светочувствительные клетки распределены неравномерно. Центральная часть сетчатки содержит больше колбочек, периферическая содержит больше палочек. В центральной части желтого пятна сетчатки - в области ямки колбочки имеют минимальные размеры и мозаично упорядочены в виде компактных шестигранных структур. Под функциональной организацией в основном понимается функциональная организация рецептивных полей, соответствующих своим ганглиозным клеткам. Рецептивное поле – это участок сетчатки, при раздражении которого в конечном итоге меняется частота разрядов данной ганглиозной клетки. Концентрические рецептивные поля состоят из круглой центральной возбуждающей зоны, которая окружена со всех сторон тормозной периферией. Размеры рецептивных полей ганглиозных клеток существенно различаются у разных видов животных. При этом считается, что с размерами рецептивных полей связана острота зрения животного - чем уже рецептивное поле, тем более мелкие детали изображения может различить зрительная система. Этот вывод подкрепляется данными измерений размеров рецептивных полей ганглиозных клеток, связанных с центральными и периферическими участками сетчатки (что-то вроде пикселов цифровой камеры). В сетчатке производится первичная обработка визуальной информации, определяются границы видимых объектов с отделением от фона. В буддизме это называется сознанием глаза.

Достоверно установлено, что колбочки ответственны за цветовое восприятие в условиях дневной освещенности, палочки более ориентированы на ночное и сумеречное зрение без определения цвета и расположены в основном вне центра и на периферии сетчатки. Как известно, палочки содержат фотопигмент родопсин очень чувствительный ко всему диапазону видимого светового спектра. Фотохимическая реакция преобразования видимого света в химическую энергию в этом пигменте лежит в основе ночного, черно-белого и бокового зрения. Цветное зрение реализуется, упрощенно говоря, за счет наличия в колбочках трех видов фотопигмента, по структуре похожего на родопсин. По чувствительности к разным длинам волн света различают три вида колбочек. Колбочки S-типа (short — короткий) наиболее чувствительны в фиолетово-синей, коротковолновой части спектра, M-типа (medium — средний) - в зелено-желтой и L-типа (long — длинный) - в желто-красной, длинноволновой части спектра. Наличие этих трех видов колбочек и палочек, чувствительных в изумрудно-зеленой части спектра, дает человеку цветное зрение. (Рис. 7) В этом состоит сформулированная в XIX веке (Томас Юнг, Герман Гельмгольц, Джеймс Клерк Максвелл) «трехкомпонентная теория цветового зрения» или «трихроматическая теория цветовосприятия». Зоны чувствительности средневолновых и длинноволновых колбочек значительно перекрываются, поэтому колбочки определенного типа реагируют не только на свой цвет; они лишь реагируют на него интенсивнее других. Другими словами, разновидности светочувствительного пигмента в колбочках имеют различные спектры поглощения, которые хотя и взаимно перекрываются по всему видимому диапазону, имеют различные максимумы, соответствующие трем «базовым» цветам. Комбинации этих трех «базовых» цветов дают всю многообразную цветовую палитру, которую мы наблюдаем. В настоящее время эта теория цветовосприятия, многие положения которой подкреплены соответствующими практическими исследованиями, является основной, хотя существует достаточное количество теорий и гипотез, в основе которых лежит также принцип распознавания цвета (длины волны) на основе соответствующих рецепторных пигментов, рассматривать которые мы здесь не будем.Более того, и сама эта теория имеет существенные изъяны в объяснении некоторых зрительных феноменов в отношении достоверной цветопередачи объектов, поэтому она обычно дополняется т.н. оппонентной теорией цветовосприятия или теорией оппонентных цветов*.

*[Речь идет об особых структурных принципах организации процесса цветовосприятия. Если, например, яркое зелёное кольцо окружает серый круг, то последний в результате одновременного цветового контраста приобретает красный цвет. Явления одновременного цветового контраста и последовательного цветового контраста послужили основой для теории процесса оппонентных цветов, или процесса противника, предложенной в XIX в. Герингом. Геринг предполагал, что имеются четыре основных цвета: красный, жёлтый, зелёный и синий, и что они попарно связаны с помощью двух антагонистических механизмов - зелёно-красного механизма и жёлто-синего механизма. К ним добавляется еще одна пара оппонентных цветов – белый – черный (полное отсутствие света). Считается, что эта теория адекватно описывает функционирование нейронных комплексов зрительной системы. Любопытно отметить, что основными, «базовыми» цветами в тибетском буддизме являются эти же пять цветов. В Калачакра-тантре добавляется черный цвет. Прим. авт.]

Для того чтобы продвинуться далее в своих рассуждениях мы должны совершенно ясно себе представлять, что ни форма, ни цвет объектов объективно и реально не существуют. Все это продукт работы нашего ума, или, другими словами, некоего нейро - психофизического и биохимического комплекса организма. Все, что находится за пределами нашей физиологической границы, – это Terra Inkognita, которая «выглядит» так,  какой хотят (или могут) её увидеть. Наши знания пока таковы, что мы не знаем, что такое цвет и откуда он берется. Мы скромно говорим, что это свойство нашей психики, принимая во внимание, что «природа» (еще один термин, которым заменяют отсутствие достоверного знания) подарила нам оригинальный способ ориентирования в пространстве, который заключается в различении света и тьмы (т.е. наличия или отсутствия электромагнитного излучения определенной частоты) и «окрашивании» электромагнитной энергии в диапазоне, соответствующем нашим биологическим возможностям и особенностям среды пребывания.
И действительно, поступающие в оптическую систему глаза электромагнитные волны воспринимаются как видимые в диапазоне примерно от 380- 400нм до 760-780нм и на выходе преобразуются в последовательности электрических импульсов. Таинство видения таится где-то в глубинах серого вещества головного мозга. В научной и методической  литературе при описании процесса приема и преобразования энергии света в сетчатке оперируют, как правило, единичным фотоном или некоторой последовательностью фотонов, попадающих в один или несколько фоторецепторов. Это понятно, - таким образом возможно произвести количественные замеры в эксперименте и проследить этот единичный процесс по циклам.

Очевидно, что, поскольку в данном случае рассматривается поведение отдельных элементарных частиц (фотонов), мы имеем дело с квантовыми процессами со всеми вытекающими феноменами и парадоксами, присущими квантовой механике. В наибольшей степени, как мне представляется, нам здесь интересны два момента: принципиальная дуальность представления материи как частица – волна, и наличие сознания как неотъемлемого участника процесса измерения. Регистрация же фоторецептором фотона, имеющего энергию, зависящую от длины волны или частоты электромагнитного излучения, - это и есть процесс измерения.
Оставаясь в рамках копенгагенской интерпретации[5], мы можем говорить о том, что процесс измерения приобретает определенность при наличии наблюдающего сознания, т.е. имеет место схлопывание волновой функции и становится известным (регистрируется) факт поглощения фотона молекулой фотопигмента, и измеряется его энергия. Это единичное событие интерпретируется зрительной корой как светящаяся точка. Считается, что никакой фоторецептор сам по себе спектрального анализа (и, соответственно, цветоопределения) не осуществляет, а только реагирует на число поглощенных фотонов. Таким образом, фоторецептор является счетчиком фотонов в соответствии со своим спектром поглощения. Далее вступает в действие сложный механизм фототрансдукции (преобразования и передачи сигнала), в результате которого на синапсе нейрона появляется вполне определенный, многократно усиленный и доступный измерению электрический потенциал, который передается на зрительный участок коры головного мозга. Практически сигнал от одного фотона мозгом не распознается, для этого нужно как минимум 6-7 фотонов, но фоторецептором регистрируется.
Какую же роль в этом процессе играет сознание? Самое непосредственное. Это тот случай, о котором говорит проф. М.Б. Менский, говоря о необходимости ввести в физический эксперимент наблюдающее сознание.[6] Полноценный зрительный процесс – это всегда акт намеренного и сознательного восприятия объектов или, точнее, образов, которые мы принимаем за объекты и внешнюю реальность. Однако возможна и зачастую случается и другая ситуация. Наш взгляд может бесцельно блуждать, ум может регистрировать или игнорировать видимости, будучи занятым, например, обдумыванием каких-то мыслей, но зрительный процесс будет поддерживаться автоматически, также как основные физиологические процессы организма и двигательные функции. Сознание присутствует, но находится «в тени». В обоих этих случаях мы имеем дело с присущим нам от природы и развитым в результате опыта т.н. двойственным, субъект -объектным сознанием, основная функция которого –  схватывать и оценивать объекты с точки зрения выживания и выбора наиболее благоприятной для этого стратегии поведения. При глубоких обмороках или развитой коме при сохранении рефлексии зрачка на световой стимул адекватная реакция на содержание зрительного стимула будет отсутствовать. Это говорит о том, что когнитивные функции мозга в данном случае угнетены. По образному выражению нейрофизиологов, глаз млекопитающих – это часть мозга, вынесенная на периферию, которая получила своё развитие в результате длительного эволюционного процесса. Глаз – это не просто датчик света. В совокупности с нейронными цепями он производит первичную обработку визуальной информации, включая определение границ объектов, их движение, а также спектр отраженного от объектов света. В свете этих представлений положение буддийской философии о наличии вторичных сознаний, таких как сознание глаза или сознание уха,выглядит логичным и обоснованным. Полноценное формирование образов объектов, придание им смысла осуществляется непосредственно когнитивными структурами головного мозга и представляет собой виртуальную модель - квазиголограмму, которую мы немедленно принимаем за нечто внешнее. Природа этой голограммы абсолютно неизвестна, и судя по тому, в каком направлении движется нейронаука в попытках постичь этот феномен, конец пути даже не просматривается. По крайней мере, до той поры, пока не будет правильно понята природа сознания. По этой же причине малопродуктивными могут оказаться попытки построения общей теории поля, как бы глубоко мы ни уходили в микромир.

Но можем ли мы видеть напрямую волновую природу материи и энергии? Да, можем. И, прежде всего, за счет таких явлений как дифракция и интерференция* волн.

*[Дифракция света – от лат. difraktus– разломанный, преломленный. Огибание светом препятствий, размеры которых соизмеримы с длиной световой волны. (Рис. 8) Интерференция света – сложение световых волн, при котором происходит усиление световых колебаний в одних точках и ослабление в других. (Рис.. 9-11, 13.2) Интерференционная картина возникает при сложении когерентных (согласованных) волн, т.е. колебания имеют одинаковую частоту и постоянную разность фаз. Интерференция присуща волнам любой природы. (Рис.14) Прим. авт.]

Например, прозрачные миниатюрные сферы или круги, которые иногда можно видеть на фоне однотонного экрана, это ни что иное как дифракция света на микрообъектах, которые могут присутствовать в роговице глаза. (Рис.8) Если смотреть в сторону источника света сквозь полусомкнутые ресницы, прищурив глаза, можно видеть радужные полосы – интерференционную картину, образованную дифрагирующими на ресницах лучами света. На фоне этой картины также ясно видны эти маленькие круги с четкой границей (кольца) а также другие, больше по диаметру и с размытыми кольцами. Самый распространенный пример интерференции –радужная пленка на поверхности масляной жидкости. Все это - проявления дифракции и интерференции света, достаточно хорошо изученные и математически описанные физические явления.
Интерференционная картина проявляется и на самой сетчатке глаза, представляющей собой дифракционную решетку с периодом, соразмерным периоду волн видимого света. Однажды у меня было отчетливое видение радужного полотна, состоящего из вертикальных полос чистого цветного света, на фоне которого проступала структура, состоящая из шестигранников, образованных тонкими линиями, наподобие пчелиных сот. При этом у меня сложилось понимание того, что вижу собственную сетчатку, хотя понятия не имел, что это за странная структура. И только значительно позже я узнал, что на некоторых участках сетчатки (в частности, в районе центральной ямки) фоторецепторы сгруппированы таким образом, что образуют шестигранники.* Этот пример иллюстрирует экстрасенсорные феномены, касающиеся возможности «видения» энергий и внутренних процессов собственного организма .[7]За пределами центра сетчатки структура приобретают вид мозаики, частично собранной из компактных участков восьмиугольников и шестиугольников.

*[Сетчатка глаза человека не единственное место, где имеется такая структура организации клеток. В 2005г. супругами Мозер была обнаружена многокомпонентная нейронная сеть, позволяющая осуществлять сложные когнитивные процессы, связанные с ориентированием в пространстве, имеющая гексагональную (шестигранную) структуру. Речь идет о т.н. «клетках пространственной сетки» grid-нейронах, которые обнаружены в энторинальной коре головного мозга. За эту работу супругам Мозер совместно с О”Кифом, ранее открывшем в гиппокампе «клетки места», в 2014г. была присуждена Нобелевская премия по физиологии и медицине. Когнитивная система, включающая «клетки места» в гиппокампе, «клетки координатной сетки» в энторинальной коре и «клетки направления» в субикулуме вместе составляют «GPS – систему мозга», позволяющую ориентироваться в окружающем пространстве посредством моделирования виртуальной объемной карты местности.  В сетчатке глаза кроме фоторецепторов упорядоченная структура прослеживается в слоях горизонтальных клеток, которые располагаются непосредственно перед фоторецепторами в виде периодических решеток, согласующихся с мозаикой рецепторов. Прим. авт.]

Функциональный и физиологический смысл подобной структуры сетчатки человека до недавнего времени не изучался. Попыткой связать особенности геометрии сетчатки с цветным зрением явилось предположение физика Джеральда К. Хата о том, что сами фоторецепторы (колбочки и палочки) и образованные ими пространственные комплексы (шести- и восьмигранные структуры) являются, по сути, оптическими нано-антеннами в силу особенностей самой геометрии таких комплексов и соответствия их линейной физической размерности длинам воспринимаемых электромагнитных волн. На этой основе сформирована новая концепция цветного зрения (и восприятия), которая рассматривает  в качестве первичного источника не поглощение кванта энергии фотона пигментом фоторецептора, а взаимодействие боковых поверхностей – внешних мембран фоторецепторов с волновой природой света с последующим преобразованием в молекулярных структурах в соответствующий нашим биологическим возможностям биоэлектрический сигнал. Исследования Лаборатории Джона А. Медейроса позволяют рассматривать боковые поверхности палочек и колбочек как волноводы в жидкой среде. Внешняя мембрана колбочек здесь рассматривается как конусный волновод, палочек – как цилиндрический. На внешних мембранах колбочек в соответствии с принципом работы конусного волновода происходит фильтрация видимого спектра света в соответствии с трихроматическим принципом цветного зрения (SML или RGB). Цилиндрический волновод палочек позволяет выделить первичный сигнал о наличии или отсутствии света в условиях слабой освещенности без его спектрального разложения. И в том и в другом случае фоточувствительные структуры глаза воспринимают свет как волны, а не частицы. Это положение существенным образом проливает свет на характер некоторых визуальных феноменов, возникающих в практике тогел. С другой стороны, и это обстоятельство вряд ли широко известно, - сами эти феномены являются фактическим (т.е. экспериментальным) подтверждением правильности такого подхода, поскольку справедливость этих теорий пока установлена только теоретически или на моделях.
Так это, или – нет, покажет будущее. Пока представляется несомненным, что сетчатка представляет собой пространственную оптическую систему, в которой информация об объекте может быть представлена в виде интерференционной картины с возможностью определения частоты, амплитуды и фазы электромагнитных волн. Это, в свою очередь, говорит о том, что преобразование Фурье является врожденной способностью в процессе отображения визуальной информации.

Более того, полагаю, что сетчатка глаза может рассматриваться и как фотонный кристалл. (См. рис. 15) Как известно, фотонный кристалл – это периодическая пространственная структура, позволяющая изменять направление излучения и выделять (поглощать или пропускать) излучение определенной частоты. Размерность периодов этой структуры соответствуют определенным длинам волн электромагнитного излучения. В случае сетчатки это условие выполняется. Фотонные кристаллы используются в современных технологиях в качестве узкополосных фильтров поглощающих или пропускающих излучение с различными частотами, коммутаторов и мультиплексоров, обеспечивающих пространственное разделение и маршрутизацию пучков с различными частотами, фотонно-кристаллических волокон, объемных резонаторов лазеров и др. В природе также встречаются структуры, обладающие свойствами фотонных кристаллов: алмаз, опал, кальцит, лабрадор. Внутренние структуры этих кристаллов таковы, что могут выделять различные участки спектра падающего на них света, что создает неповторимую картину игры света различных цветов, которая может подчеркиваться и выделяться с помощью последующей огранки. Этот принцип вполне может рассматриваться в качестве альтернативы существующим вариантам объяснения природы цветного зрения.

Видения тогел проявляются в том случае, когда вы (ваша осознанность) просто отражаете как зеркало все, что проявляется. Попытка «рассмотреть»  и проанализировать эти проявления приводит к их исчезновению, поскольку они являются следствием несколько иных процессов, чем обычное видение. В случае обычного, двойственного, субъект-объектного или предметного восприятия автоматически подключаются когнитивные структуры мозга, обеспечивающие сравнение поступающих с периферии сигналов с имеющейся базой данных. На этой основе формируется узнавание видимого объекта. Если же индивид пребывает в состоянии изначальной осознанности – ригпа [8], видимости, проявляющиеся в сфере восприятия, не схватываются двойственным сознанием, что исключает их фиксацию, оценку и сравнение с чем бы то ни было. Измерение как таковое в данном случае не происходит, поскольку акт измерения редуцирует волновую функцию частицы (в данном случае – фотона) к конкретной точке или состоянию, где частица обнаруживается, и этот переход необратим. В рассматриваемом случае коллапса волновой функции не происходит, она остается непрерывной в соответствии с законом эволюции, описываемым линейным уравнением Шредингера. И здесь заключается ключевое отличие от физических опытов, связанных с измерениями квантовых объектов, на которые опирается квантовая механика, поскольку измерительный прибор и наблюдатель есть одно. Другими словами, измерительный прибор - это в определённом смысле сам наблюдатель, а не некое внешнее устройство. Таким образом, в сфере восприятия проявляется непосредственно волновая природа материи или энергии – та физическая реальность, которая фактически присутствует вовне. Это напоминает голографический принцип, когда на основе интерференционной картины возможно построение исходного объекта. Это и есть дхармата – реальность, постигаемая индивидом.

Нам хорошо известно (хотя, к сожалению, далеко не всем), что свет, который мы обычно видим или воспринимаем и который относим к «наружному» как, например, рассеянный в атмосфере дневной солнечный свет, таковым в действительности не является, поскольку физический свет не видим. О его наличии можно судить лишь опосредованно, на основании воздействия, оказываемого электромагнитным излучением на препятствие или экран. Таковым экраном и являются структуры глаза. Удивительно, но это обстоятельство было хорошо известно древним йогинам, и это знание сохранилось до наших дней в линиях передачи мастеров дзогчена. Описания различных видений, возникающих в практике света и темноты, можно найти в некоторых книгах, в частности, у Тензина Вангьяла («Чудеса естественного ума»), Шардза Таши Гьялцена с комментариями  Лопона Тензина Намдака («Капли сердца дхармакаи»), Чогьяла Намкая Норбу. Следует также иметь в виду, что ценность полученных переживаний заключается не в их причудливости и «ассортименте», а в том, что они помогают узнать свой ум, его характер и свойства, его природу, а также в каком-то смысле - природу реальности. Эти видения могут быть своеобразными знаками, индикаторами узнавания своего изначально просветленного Ума.
Ниже будут описаны некоторые особенности зрительного восприятия, проявляющиеся в медитативных практиках.

1.В практике однонаправленного сосредоточения на объекте взгляд практикующего и его ум безотрывно сосредоточен на конкретном физическом объекте. Проблема заключается в длительном удержании объекта в фокусе восприятия, поскольку с точки зрения природы и эволюции живых существ такие действия не естественны и вызывают соответствующее физиологическое и психологическое противодействие. При длительном удержании предмета в фокусе зрительного восприятия, когда глазные яблоки и зрачки неподвижны, наступает момент, когда обычное зрительное восприятие прекращается, поле восприятия заволакивает туманом, а на месте объекта может проявиться нечто на него не похожее, что обычно пугает начинающих созерцателей. На самом деле ничего необычного в этом феномене нет. Механизм зрительного восприятия устроен таким образом, что мы можем устойчиво видеть лишь движущиеся относительно глаза предметы, или, что то же самое, - в случае перемещения глаз и, соответственно, фокуса восприятия, относительно неподвижного объекта. С этой целью движение глазных яблок подвержено т.н. саккадам. Скачкообразные движения глаз (саккады) возникают при рассматривании неподвижных предметов. Быстрые повороты глазного яблока (10 - 80 мс) чередуются с периодами неподвижной фиксации взгляда в одной точке (200 - 600мс). Угол поворота глазного яблока в течение одной саккады колеблется от нескольких угловых минут до 10° , а при переводе взгляда с одного объекта на другой может достигать 90°. При больших углах смещения саккады сопровождаются поворотом головы; смещение глазного яблока обычно опережает движение головы. В структуре сетчатки глаза и нейронных рецептивных полях существуют своеобразные датчики движения, которые обнаруживают относительное движение объекта, а головной мозг вносит поправки с учетом саккад и положения самого организма в пространстве относительно обнаруженного объекта. Устойчивое зрительное восприятие становится возможным только в случае относительного движения объекта или при наличии саккад, которые  автоматически сканируют неподвижный объект. Второй класс движений глаз образуют микродвижения — мелкие непроизвольные движения глаз во время фиксации. Долгое время существование микродвижений оспаривалось, так как при фиксации неподвижной точки человек склонен считать свои глаза также неподвижными. Однако с развитием чувствительных объективных методов регистрации движений глаз было доказано существование трех видов микродвижений глаз: тремора, дрейфа и фликов. Тремором называется дрожание глаза с частотой 20—150 гц и малой амплитудой. Более выражены медленные дрейфы, со скоростью около 10 угл. мин/сек, и быстрые флики или микросаккады, амплитуда которых в среднем равна 7 угл. мин. Считается, что основная функция дрейфов состоит в дестабилизации ретинального изображения, микросаккады же возвращают его в зону наилучшей видимости. Комбинация дрейфов и фликов называется физиологическим нистагмом. По своим амплитудным характеристикам такие викарные движения занимают промежуточное положение между микро- и макродвижениями глаз. В их число входят движения глаз при стабилизации изображения относительно сетчатки, посттахистоскопические движения глаз, быстрые движения глаз во время сновидений и при галлюцинациях. С помощью викарных движений осуществляются преобразования информации, накопленной сенсорным звеном зрительной системы в виде следов раздражителя, а также манипулирование образами зрительной памяти.[9] В целом можно сказать, что предметное видение может осуществляться при выполнении двух условий: первое – границы объектов должны быть сформированы и отделены от фона, и второе – границы объектов(линии изменения цвета, насыщенности или контраста) должны перемещаться относительно рецептивных полей.
Искусственное блокирование саккад, викарных движений и микродвижений глаз, как это происходит в случае однонаправленной медитации, приводит к временной потере зрения (практикующий в буквальном смысле ничего не видит). В практике медитации это делается намеренно и является очень не простой задачей. В отсутствие зрительных стимулов, работа ума как анализатора прекращается, его движение (мысли) останавливается, что является в данном случае целью достижения необходимого медитативного состояния. Я подозреваю, что именно с этим обстоятельством связано возникновение сновидений в период фазы БДГ (быстрого движения глаз). Быстрое движение глаз во сне является стимулом для появления сновидений или разблокированием процесса видения, а вовсе не гимнастикой для глазных мышц, как иногда принято считать.

2. Однонаправленное сосредоточение без объекта с фокусировкой взгляда на воображаемой точке пространства или с отсутствием зрительного фокуса (расфокусирование) имеет примерно такие же особенности как в выше описанном случае, только несколько сложнее для выполнения, поскольку нет  фиксированной опоры для удержания глаз в заданной позиции. Приобретение опыта данной практики является предпосылкой для освоения безобъектного созерцания и выполнения этапов, связанных с возникновением видений, поскольку они могут быть получены только при достижении устойчивости в блокировании упомянутых движений глаз и полном контроле за состоянием своего ума. Наша психика устроена таким образом, что для «нормального» функционирования и создания благоприятного эмоционального фона нам необходима постоянная смена зрительных впечатлений. (Отсюда наша привязанность к разного рода зрелищам, зрительным эффектам и телевизионному вещанию, как к самому доступному средству). Поэтому могут проявляться различного рода побочные эффекты, известные по результатам экспериментальных исследований испытуемых в условиях полной сенсорной депривации.

3. Зрительные феномены могут проявляться как на первом, так и особенно на втором этапах практики медитации. Однако появление искомых видений становится возможным в том случае, когда глаза остаются неподвижными с фокусировкой на точке пространства или без таковой, но ум уже не удерживается в состоянии однонаправленного сосредоточения, а пребывает в свободном расслабленном состоянии - состоянии созерцания и внимательного присутствия. Устойчивое пребывание в таком состоянии – необходимая предпосылка для возникновения видений. Специфика данной практики заключается в том, что процесс появления видений должен быть спровоцирован. Можно сколько угодно пребывать в мгновенном присутствии, но видения не появятся.
Эта задача решается с применением различных методов и приемов, связанных с возбуждающим действием на сетчатку глаза световыми лучами. Таким воздействием может быть, например, созерцание синего цвета - высокоэнергетического участка видимого солнечного спектра. В самом распространенном варианте эта практика реализуется посредством созерцания чистого синего неба с учетом специфики позиции, дыхания, взгляда и состояния ума. Такое действие синего цвета было замечено практикующими еще в древние времена, и только в наши дни становится возможным объяснить эту особенность. На этом этапе практики проявляются разнообразные зрительные феномены: на фоне синего неба могут быть видны небольшие круги размером с горошину или больше – тигле, прозрачные или имеющие видимый центр, однотонные цветные, или состоящие из многочисленных концентрических колец, похожие на хорошо известные в оптике кольца Ньютона. (Рис.11) Все эти проявления вызваны физическими эффектами, возникающими при прохождении солнечных лучей через хрусталик и прозрачные слои сетчатки -дифракции, интерференции, сферической и хроматической  аберрации* световых волн в оптических системах, прежде чем достичь собственно фоторецепторов – колбочек и палочек. Эти слои, как выше упоминалось, состоят из многочисленных клеток, обладающих различными преломляющими, поглощающими или рассеивающими свет свойствами. В результате прохождения света через такую среду и микропрепятствия, соизмеримые с длинами волн видимого спектра электромагнитного излучения, фоторецепторы глаза и ганглиозные поля формируют зрительные сигналы, направляемые в мозг, и эти картинки мы воспринимаем в виде зримых образов. Видения могут иметь более замысловатый характер, а многочисленные тигле-формировать интерференционные картины, что неудивительно, если принять во внимание структуру сетчатки, представляющую собой дифракционную решетку или фотонный кристалл.

*[Сферические (рис.16) и хроматические (рис.17) аберрации – искажения, возникающие в оптических системах с использованием сферических линз. В оптической системе глаза аберрации нивелируются изменением кривизны хрусталика с последующей коррекцией изображения структурами зрительной коры мозга. Прим. авт.]

Более того, фоточувствительная часть фоторецепторов представляет собой многослойные прозрачные диски, собранные наподобие столбика монет, на мембранах которых и происходит поглощение электромагнитного излучения с дальнейшим преобразованием в биоэлектрический сигнал в процессе фототрансдукции (см. рис. 6.2, 6.3). Эти слои насчитывают несколько сотен дисков, обладающих собственным коэффициентом преломления. В технологии тонких многослойных прозрачных пленок такое взаимодействие с падающим на пленку светом используется для придания определенных цветовых эффектов, чаще всего –радужного отраженного света, как, например, в плоских голографических наклейках. За счет преломления и отражения света на оптических дисках фоторецепторов возникает вторичная интерференция света.
Таким образом, непосредственное восприятие волновой природы света становится возможным для сознания, способного воспринимать внутренние тонкие процессы. В данном случае двойственное сознание и мозг не участвуют в формировании образов «внешнего» предметного мира, не схватывают объекты, и, в соответствии с выводами квантовой физики, событие (т.е. измерение) не происходит. Проявляется непосредственная физическая картина, лишенная какой бы то ни было интерпретации, поскольку сознание находится в состоянии зеркала: оно отражает все как есть. Цветные однотонные тигле объясняются просто – это выделенные колбочками монохроматические участки спектра света, приобретающие в восприятии соответствующий цвет. Упоминаемые в текстах «четырехлепестковые цветы»(Рис.12) – это физическое явление, сопровождающее процессы дифракции и интерференции света на сферических поверхностях при определенных условиях (рис. 11). Таких поверхностей в микроструктуре глаза великое множество. Феномен представляет собой видимое проявление структуры, состоящей из пяти колец (тигле) – центрального и четырех дополнительных меньшего диаметра, расположенных снаружи центрального и симметрично по вертикали и горизонтали. Тигле могут состоять из систем концентрических колец, а в продвинутой стадии содержать проявления цвета или (и) образы (см. ниже). Подобный феномен иногда можно наблюдать невооруженным глазом в атмосфере при появлении достаточно редких кольцевых радуг (см. рис. 13.3).

*[Интерпретация одних и тех же явлений в разных культурах приобретает различный смысл. И если представители восточных культурных и духовных традиций видят в этой структуре цветок, то представители христианской цивилизации, возможно, будут видеть нечто похожее на католический крест.Прим. авт.]

В тогел видение тигле (сферических форм) означает, что ум устраняется от процесса интерпретации результатов измерений в виде условных предметов - объектов. Стабилизация этого видения в продвинутых стадиях практики, замещение им обычного видения привычных форм объектов говорит о том, что пребывание в состоянии ригпа становится устойчивым, и в поле «визуального» восприятия проявляется волновая структура света. Становится возможным восприятие напрямую интерференционных картин, а также других физических феноменов, о которых говорилось выше.
Сферы или мандалы могут иметь сложную внутреннюю структуру – содержать образы или геометрические фигуры, отличные от круга – четырехугольники и треугольники. И фигуры и образы, как правило, проявляются внутри тигле. Эти образы и фигуры статичны (т.е. их конфигурации не изменяются). Ч.Н. Норбу разъяснял, что может проявиться все, что угодно. «Кармические» (т.е. обыденные) ли это образы, или образы святых, будд и бодхисаттв, - смысл образов не является критерием подлинности видений. В моей практике проявлялись весьма прозаические картины без малейшей примеси «святости». Однажды, например, в тигле как в иллюминаторе проявился фрагмент моей туалетной комнаты с белым кафелем, раковиной и зеркалом над ней на стене. Там я частенько запирался для практики темноты (очень, кстати, удобно). Образы будд и бодхисаттв, буквы тибетского алфавита в тигле, которые можно видеть на старинных фресках, иллюстрирующих видения тогел, - следствие практик сосредоточения, когда за опору визуализации практикующий выбирал эти символы. Многие практикующие в Тибете пришли в дзогчен из тантры после длительной работы над тантрическими образами. В системе Ньингма, например, ати-йога или дзогчен были вершиной подготовки на тантрических факультетах дацанов, когда адепт уже имел серьезные наработки в практике махайога-тантры, связанные с подробной и детальной визуализацией тантрических объектов визуализации.* Эти образы «намертво» впечатываются в структуры памяти мозга при достижении определенных практических результатов. Если уместно употребить метафору, тигле – окна в наш разум, который хранит наши зрительные впечатления, накопленные в жизни, своеобразный мост между двумя принципами восприятия и отображения энергии и информации – непосредственным, прямым (световые волны) и обусловленным нашими когнитивными особенностями - предметным, несущим уникальный смысл. Подтверждением вышесказанному являются эксперименты В.Пинфилда, о которых говорилось выше. В.Пинфилд вызывал такие же зрительные ощущения - фосфены, стимулируя зоны зрительной коры головного мозга слабым электрическим током. Результаты этих опытов в значительной степени соответствуют результатам практики тогел в формировании видений. Это доказывает естественную физическую и нейрофизиологическую природу данных феноменов,** в которой нет ничего «потустороннего». Насколько я понимаю, пустые формы  тигле – это средство для отображения информации, реализуемое нашими «аппаратными» возможностями. В этом случае информация не проявляется в памяти обычным образом, а носит зримый, объектный характер. Подобным образом для отображения информации в операционной системе Windows используются окна, содержание которых может наполняться информацией из жесткого диска либо из всеобщей глобальной информационной компьютерной сети.

*[На первый взгляд кажется возможным, что геометрические фигуры, о которых упоминает Лопон Тензин Намдак, также являются медитативными образами практиков-тантристов, поскольку мандалы являются объектом медитации. Однако следует иметь в виду, что изначальные образы мандал и экзотических тантрических божеств имеют природу, несколько отличную от видений тогел. Это следствия различных причин. Кроме того, в тантре явным образом присутствует феномен синестезии, - это несомненно. Вероятно, – это следствие резонанса с соответствующими структурами памяти мозга, где подобные формы существуют изначально. Об этом см. ниже. Прим. авт.]
**[Несмотря на кажущуюся очевидность такого утверждения, возможный источник уникальных архетипических  проявлений находится за пределами нашего ограниченного разума. Это чистое знание (информация) которое присутствует в основе бытия и обретает узнаваемые, «человеческие» черты лишь посредством его интерпретации и адаптации к нашим когнитивным возможностям структурами мозга. В знакомых терминах и очень условно здесь можно говорить об информационном или когнитивном поле. Медитативные практики и технические приемы – способы обнаружения и проявления этого знания применительно к психофизическим возможностям человека. Прим. авт.]

Значение синего света или участка видимого спектра электромагнитного излучения, воспринимаемого нами как синий цвет, в формировании зрительных феноменов, о которых идет речь, стала более или менее понятной в результате открытия в 1991г. (т.е. сравнительно недавно) и последующих исследований, продолжающихся до настоящего времени, третьего фоторецептора. Это обстоятельство произвело в научных кругах настоящую сенсацию, поскольку до недавнего времени считалось, что фоторецепторы могут быть только двух типов – палочки и колбочки. Обнаруженный Г.Расселом с коллегами фоторецептор, чувствительный к синей, высокоэнергетической части спектра с пиком, примерно, 480нм обнаружен во внешнем, ганглиозном слое сетчатки глаза и является нейронной светочувствительной структурой – нервной клеткой, в которой был обнаружен фотопигмент меланопсин. (рис.7.3)  Механизм образования и передачи сигнала в этих клетках пока еще не понят полностью. Светочувствительные нервные клетки (ipRGC) отвечают на свет и формируют ответный импульс. В дополнение к ответной реакции они непосредственно являются информационными и управляющими структурами и связаны с палочками и колбочками посредством синаптических связей, через которые передаются управляющие возбуждающие и тормозящие сигналы, с другими ганглиозными клетками и с биполярными клетками, а также непосредственно со структурами мозга. Эти клетки максимально работают в диапазоне коротких фиолетово-синих волн 460 – 484нм, хотя сохраняют светочувствительность, по крайней мере, в зеленой части спектра. Они также участвуют в формировании оптического изображения. Кроме того, они обеспечивают устойчивое представление о световой, цветовой информации окружающей среды и величине интенсивности падающего светового потока, т.е. являются первичными датчиками яркости света. Кроме других,  исключительно важных функций, которых мы здесь касаться не будем, ipRGC – клетки участвуют в процессе светорегулирования и подавления «засветок» от внезапного слишком сильного освещения (прямой взгляд на солнечный дик, электросварку и т.д.).

Начальному этапу созерцания синего неба,как правило, соответствует зрительный феномен, возникающий вследствие перестройки функционирования зрительной системы глаз – мозг из-за неизбежных переходных процессов, на длительность которых влияют многие вторичные факторы – время суток, состояние атмосферы (ее чистота, отсутствие облачности) и даже лунные фазы. Этот феномен можно отнести к классу энтоптический явлений – фосфенов. Его особенностью является то, что вместо механического воздействия, как это происходит в механофосфенах, на сетчатку глаза воздействует жесткое высокоэнергетическое излучение фиолетово – синей части спектра, на которое реагируют ipRGC-клетки. Длительное раздражение синим светом приводит к тому, что эти клетки выходят из обычного режима работы и выдают управляющее воздействие по своим каналам связи на фоторецепторы следующего уровня – палочки и колбочки и ганглиозные поля. В общем виде этот феномен выглядит следующим образом. По всему полю зрения начинают проявляться и исчезать более темные по сравнению с фоном, насыщенные участки темно-синего цвета неопределенной формы*. Это – первый сигнал того, что зрительная система находится в необычном состоянии. Этот визуальный процесс, управляемый, по-видимому, ipRGC – клетками, имеет свой ритм, медленную пульсацию, что говорит о резонансном характере нейронного возбуждения нейронной ткани сетчатки в непосредственной связи со структурами мозга. Далее ipRGC – клетки выдают управляющие сигналы на структуры сетчатки, связанные с выделением зеленого участка спектра, что характеризуется изменением цвета пульсирующих участков с темного – синего на изумрудно - зеленый. По своему характеру этот феномен соответствует стоячим волнам возбуждения. Через некоторое время может проявиться желто-зеленый и затем малиново-красный цвет, что может сопровождаться эффектными зрительными феноменами, вроде схлопывания пространства.** Система переходит через точку бифуркации и внезапно опрокидывается. Обычное предметное видение прекращается, зрительная система и мозг переходят на особый режим работы. По всему полю зрения устанавливается однотонный световой шум или туман, на фоне которого проявляются света и формы, описанные в текстах тогел***.

*[В книге «Капли сердца дхармакаи» (правильный перевод – «Сердечная сущность дхармакаи» - ньинтиг) этот феномен называется «первой лампой», предваряющей видения – «лампой воды». Прим. авт.]
**[Там же: «…Когда практикующий выполняет эту практику, ему кажется, будто бы пространство меняется, но обычно пространство не является основой этих видений. Они исходят изнутри.» Прим. авт.]
***[Там же: «…Это можно проиллюстрировать озером и водой. Если ты бросишь камень в озеро, от него начнут расходиться круги ряби. (Рис.18) Подобным образом рябь образуется и вокруг видения. Вначале они бесцветны, но затем проявляются в пяти цветах. Это происходит благодаря очищению грубого ветра. Если ты всмотришься в видение, ты увидишь то, что внутри.» Здесь ясно описана природа воспринимаемых волновых форм в виде тигле – прозрачных кругов. Процесс «всматривания» (без схватывания объекта) означает, что к «чистому» восприятию подключаются системы распознавания и моделирования зрительных образов и структуры памяти мозга, благодаря чему пустые формы наполняются информационным содержанием – образами. Прим. авт.]

По мере прогресса в практике, система визуального восприятия приобретает способность одновременно функционировать в обоих режимах. Мозг может выдавать обычную картину «внешней» реальности,но лишенную прежней четкости, на фоне которой могут проявляться видения тогел. Отличительной особенностью этих видений является то, что их возникновение впоследствии не зависит от наличия внешнего источника света. Практика света – механизм, запускающий процесс этого необычного восприятия. Можно открывать или закрывать глаза, находиться в темноте – видения неизменно будут появляться и визуально восприниматься как объекты, пока не исчезнут, и практикующий понимает: все, что он видит – это свойство его ума, его личной энергии. Почему так происходит?
Здесь нужно разделить видения тогел на три группы – проявление форм, связанных с волновой природой света (и материи!), - тигле и их комбинации, проявление образов – слайдов и спонтанное проявление энергии основы в виде пяти цветов, исключительно чистого, сверкающего света.  Этот пятицветный свет и есть тот самый «психический» цвет, окрашивающий участки видимого спектра, субстрат ума. Подобные цвета можно видеть иногда в особых снах с исключительно яркими, «светящимися» цветами. Практикующий видит его напрямую, вне связи с внешними объектами. Его игра очень точно описана Ч.Н.Норбу в преамбуле к этой главе. Причиной, вызывающей этот феномен, могут быть биоэлектрические импульсы ганглиозных клеток, которые вырабатываются уже без непосредственного участия фоторецепторов, спонтанно. Образно говоря, ганглиозные клетки, собирающие информацию со своих рецептивных полей, уже «наполнены светом». Когда мы находимся в полной темноте, в поле зрение проявляется не абсолютная чернота, а колеблющаяся серая пелена. Это световой шум, похожий на свет от экрана телевизора, не настроенного на передающую частоту. Дело в том, что в отсутствие управляющих сигналов рецептивного поля (т.е. при отсутствии внешнего света) ганглиозная клетка выдает редкие спонтанные импульсы, которые поступают в мозг и вызывают видение слабых вспышек света. Это является частным случаем проявления известного свойства нервной ткани -  спонтанной генерации электрических потенциалов.* Ответы мозга на эти сигналы и есть этот световой шум. Если мы будем внимательны и специально исследуем этот процесс, то нетрудно будет заметить появление отдельных белых или цветных микровспышек. В случае механофосфенов дисфункция нервных клеток обусловлена локальной ишемией – кратковременным нарушением кровоснабжения сетчатки глаза из-за передавливания кровеносных сосудов сетчатки, поскольку пальцами воздействуют на стекловидное тело, а оно, в свою очередь, пережимает сосуды. Ганглиозные клетки сетчатки реагируют на это выбрасыванием большого количества ложных сигналов в мозг о наличии света (и цвета!), которого фактически нет. Представляется вполне достоверным, что в отсутствие механического раздражения сетчатки, фосфены могут быть спровоцированы жестким излучением коротковолновой части видимого электромагнитного спектра. Дальнейшее развитие фосфенов может быть объяснено способностью нейронных полей находиться в состоянии спонтанного возбуждения. Возбуждение в пространственных нервных полях может распространяться по такому же или схожему принципу, как распространяются механические волны. В этом случае мы имеем дело с пространственными структурами возбуждения, охватывающими значительные участки нервной ткани, как в области сетчатки, так и непосредственно зрительной коры головного мозга. Это подобно тому, когда несколько сильных электрических раздражителей, приложенных к поверхности коры, вызывают серию разрядов нейронной активности, которая обычно продолжается в течение многих минут (или даже часов) после прекращения стимуляции. Периодические волны возбуждения могут быть получены и в диффузно организованной нервной ткани при ее электрическом раздражении. Они сходны с волнами возбуждения, возникающими в неанестезированной коре головного мозга в ответ на воздействие нескольких редких стимулов. Эффекты, длящиеся многие часы, наблюдались после короткой стимуляции интактной актинии. Был описан люминесцентный ответ у морских «анютиных глазок» (вид цветного коралла): после серий раздражений эти колонии начали люминесцировать спонтанно, а не только в ответ на стимуляцию.[10]

*[Есть другая точка зрения на природу этого явления, которая основана на необычной реакции фоторецептора на стимул, в отличие от других рецепторов позвоночных. Необычность ситуации состоит в том, что стимулом, возбуждающим фоторецептор (деполяризующим его), является не свет, а темнота. Таким образом, гиперполяризационная реакция рецептора на свет является прекращением длящейся в темноте деполяризации мембраны. Другими словами, в отсутствии света фоторецептор находится в возбужденном состоянии, а при его наличии – в заторможенном. Суммарный ответ фоторецептора на поток квантов той или иной волны света складывается из элементарных дискретных гиперполяризационных реакций на 1 фотон. В темноте дискретные реакции наблюдаются в наружном сегменте фоторецептора и в отсутствии светового сигнала, что связано со спонтанным (тепловым ) распадом молекул фотопигмента. Прим. авт.]

Интересной особенностью некоторых фосфенов, в том числе и тех двух, описание которых было приведено ранее, является их ярко выраженный динамический, волновой характер при сравнительно постоянном периоде колебаний и симметрия по двум координатам условного двумерного изображения – плоскости зрительного восприятия. Это говорит о том, что динамические структуры возбуждения, воспринимаемые в зрительном поле в виде подобных динамических фосфенов, являются гармоническими колебаниями и могут быть описаны соответствующими волновыми функциями. Тот факт, что возникновение таких фосфенов, имеющих собственную частоту колебаний в пределах 1-2 Hz, связано, как правило, с особым состоянием сознания, внешним объективным признаком которого является сдвиг волновой активности мозга в длинноволновую часть диапазона мозговых волн *, свидетельствует о том, что данные динамические фосфены являются следствием интерференции волновых паттернов локальных динамических структур возбуждения с мозговыми волнами. Такие фосфены не относятся к собственно видениям тогел, а предшествуют им. Другими словами, они являются индикаторами достижения необходимых условий для соответствующего состояния сознания. Однако это утверждение справедливо лишь в контексте особенностей данной практики. Фосфены и, в частности, динамические фосфены могут представлять собой побочные явления реакций организма на нестандартное (необычное) состояние органов и рецепторов (и соответствующих рецептивных полей), напрямую не связанных со зрением, вызванное стрессом (например, вследствие болезни или внешнего воздействия), на фоне особенностей психотипа личности. В этих случаях особый интерес представляют каналы передачи возбуждающего воздействия. Приведу пример из собственного опыта. Однажды, достаточно давно, ко мне пришла странная идея. Я положил на ладонь купленный накануне поделочный камень искусственного происхождения (что-то вроде «кошачьего» или «тигриного глаза») и удерживал его в сомкнутой ладони в течение нескольких часов. Результатом этого опыта был сильнейший динамический фосфен, проявившийся спустя некоторое время. Я физически ощущал и «видел» пульсирующие потоки света, излучавшиеся из глаз подобно прожекторным лучам. В темное время суток мне казалось, что этим светом я освещаю свою спальню. Этот фосфен не оставлял меня, по крайней мере, в течение недели и доставил мне немало беспокойства, поскольку я не понимал, в чем, собственно, причина этого явления, и что оно собой представляет. Как сейчас мне представляется, причина может заключаться в наличии в центре ладони особой чувствительной точки, которая в акупунктуре называется биологически – активной точкой (БАТ), и ее связи с системой глаза и, соответственно, с участком зрительной коры головного мозга. В системе йоги также известны чакры (энергетические центры) в центре ладоней. На связь этих чакр с системой зрительного восприятия могут указывать особенности канонического образа Белой Тары.** В моем случае эта связь была активирована описанным выше способом. Очевидно, не  последнюю роль играют способы контактного воздействия, используемый предмет и, как я уже отметил, врожденные особенности нервной системы (например, повышенная чувствительность) индивида.   

*[Факт взаимосвязи особых медитативных состояний  с мозговыми волнами определенной частоты установлен в многочисленных экспериментах с участием опытных практикующих.Так, альфа – ритму (7-13 Hz) соответствует состояние покоя, релаксации, позитивных переживаний в процессе медитации, тета – ритму (4-7 Hz) – БДГ-фазы сна, состояние глубокой медитации, дельта – ритму (1-3 Hz) – глубокого сна без сновидений, состояние глубокой медитации. Опытному практикующему не составляет особого труда вызвать какие угодно ритмы мозговых волн, вплоть до дельта-ритма, как, впрочем, и изменять частоту пульса, дыхания, артериального давления и состояние других физиологических параметров. Однако в данном случае необходимо принимать во внимание еще один фактор – частоту сокращений мышц сердца, или пульс, который в состоянии покоя, каковым и является медитация с физиологической точки зрения, автоматически устанавливается на уровне 60-70 ударов в минуту. Этот ритм задается автономными регулирующими структурами сердца – т.н. водителями сердечного ритма, в результате чего волна возбуждения охватывает миокард человека приблизительно 1 раз в секунду (т.е. 1 Hz). Прим. авт.]
**[Как известно, в центрах ладоней этого буддийского божества располагается дополнительная пара глаз. Дополнительные глаза имеются также в центрах ступней и межбровье. Считается, что таким образом Белая Тара видит страдания всех живых существ в сансаре. Прим. авт.]

В практике темноты (янгти) условием возникновения видений является выполнение необходимых предварительных практик, в которые включены искусственное вызывание механических фосфенов посредством пальпации глазных яблок и акустических вибраций, вызванных произнесением и пропеванием на определенные мелодии мантр, призываний и молитв. Связь звуковых колебаний с процессом зрительного восприятия экспериментально установлена в ходе соответствующих экспериментов.«Результаты опытов показали, что незрительные стимулы (звуковые щелчки и удары по лапе) вызывают ответы в зрительном нерве у кошек (мышцы которых, в том числе  и мышцы зрачка, были обездвижены). Кроме того, электрическая активность сетчатки (измеряемая с помощью электроретинограммы) и афферентов, берущих начало в сетчатке, также меняется в результате такой незрительной стимуляции. Наконец, как и в случае других сенсорных модальностей, стимуляция соответствующей части коры головного мозга вызывала изменение в рецептивных полях ганглиозных клеток сетчатки, например их величины.»[10]

Двустороняя активная связь нейронных зрительных полей сетчатки, латерального коленчатого тела и зрительной коры головного мозга проливает некоторый свет на характер возможных видений. «Как показали наблюдения целого ряда неврологов и нейрохирургов (О. Пётцль, 1918, Х. Хофф, 1932, У. Пенфилд, 1950), раздражение первичных отделов зрительной коры, проведенное на операционном столе, вызывало у больных лишь неоформленные галлюцинации (светящиеся точки, шары, языки пламени), в то время как такое же раздражение вторичных отделов зрительной коры приводило к возникновению оформленных, иногда сценоподобных галлюцинаций (звери, люди, бабочки или целые сцены). Эти факты убедительно показывают, что первичные и вторичные отделы зрительной коры по-разному участвуют в обеспечении зрительных перцептивных процессов, и что, если первичные отделы лишь выделяют доходящую до коры информацию, то вторичные отделы дают возможность превращать эти сведения в сложные структуры зрительного восприятия.
Схема точек затылочной коры, раздражение которых вызывает зрительные галлюцинации (по О. Пётцлю, Х. Хоффу и др.).
Цифрами обозначены те участки мозговой коры, при раздражении которых возникали следующие зрительные галлюцинации:
1 — "Светящиеся шары".
2 — "Окрашенный свет".
3 — "Белый свет".
4 — "Голубой диск".
5 — "Пламя".
6 — "Голубой туман".
7 — "Лица, звуки голоса".
8 — "Идущий человек".
9 — "Лица".
10 — "Звери".
11 — "Лица и бабочки"»*.

*Цитируется по [11]

Здесь нужно иметь в виду, что эти данные отражают результаты конкретных опытов и не претендуют на полный охват возможных зрительных впечатлений. Например известны и зафиксированы участки зрительной коры, раздражение или стимуляция которых вызывает зрительное восприятие геометрических структур – линий, треугольников, четырехугольников, кругов. Кроме того описания самих видений даются на основании непосредственного субъективного опыта обычных людей, подвергнутых эксперименту и далеких от каких бы то ни было духовных практик.

Рассматривая частный случай феномена отложенного действия в практике света, а именно – появление в сфере зрительного восприятия интерференционных картин, связанных с волновой природой света, спустя довольно длительный промежуток времени, нельзя исключить еще один возможный источник этих видений. Речь идет о возможном вторичном излучении электромагнитной энергии видимого диапазона клетками сетчатки. Сегодня известно о двух возможных способах такого излучения живыми организмами. Первый – это биолюминесценция, которая представляет собой свечение в видимой области оптического спектра, свойственное некоторым живым организмам, испускаемое обычно специализированными органами. Для этого вида люминесценции характерна высокая эффективность превращения химической энергии в световую. Механизм биолюминесценции очень сложен и изучен еще недостаточно. Ясно, однако, что он определяется реакциями окисления. И второй, что наиболее вероятно в данном случае, - сверхслабое свечение клеток. Сверхслабое свечение (ССС) растительных и животных тканей представляет собой свечение чрезвычайно низкой интенсивности (10–100 фотонов на 1 см2 поверхности ткани), которое можно регистрировать лишь фотоэлектронными умножителями (ФЭУ), имеющими коэффициент усиления 10(5)–10(9). Существование этого свечения было доказано в 1959 г. Ю.А.Владимировым и в дальнейшем исследовано Б. Н. Тарусовым, А. И. Журавлевым и др. Максимумы его интенсивности приходятся на видимый и инфракрасный участки спектра (от 360 до 800 нм). ССС, в отличие от биолюминесценции, обусловлено неферментативными процессами и сопровождает цепную реакцию окисления липидных структур клетки с образованием перекисных радикалов. Сверхслабое свечение, т.е. метаболическая люминесценция, представляет собой характерный признак живого организма.В обоих случаях причиной свечения являются процессы окисления в клетках. И здесь нельзя не вспомнить известное в офтальмологии свойство коротковолнового излучения, а именно, фиолетово-синего (не говоря уже об ультрафиолете), которое заключается в деструктивном воздействии на ткани сетчатки глаза. Свет этих длин волн способен запустить деструктивные фотохимические реакции свободно - радикального окисления. Для этого необходимы три фактора: окрашенные вещества, поглощающие свет (фотосенсибилизаторы) субстраты окисления и кислород. В сетчатке и в пигментном эпителии (слое клеток, лежащем в глазном бокале за сетчаткой и перед сосудистой оболочкой) все эти факторы имеются в полной мере. Комплекс этих факторов в сочетании с фиолетово – синим излучением – источник реальной угрозы фотоповреждения сетчатки и пигментного эпителия. Особенно это актуально для пожилого и старческого возраста, когда естественная защита организма от влияния этого губительного излучения убывает.[12]
Очевидно, что в практике созерцания синего неба и в практике света в целом присутствуют все необходимые факторы, способные инициировать процессы сверхслабого и слабого излучения в клетках сетчатки. Наиболее вероятно, что этот процесс происходит в тканях эпителия. Это излучение легко регистрируется боковыми поверхностями фоторецепторов, поскольку они и являются самым совершенным и чувствительным природным фотоумножителем. Понятно, что этот феномен способен эффективно проявляться не только во время самой практики, но и в постмедитативный период, особенно в условиях темноты (отсутствует засветка сетчатки), поскольку окислительные реакции в тканях продолжаются.
Таким образом, ложное восприятие света может быть вызвано не только явлениями, описанными ранее, – способностью нейронной ткани к спонтанному возбуждению, или же тепловым распадом молекул фотопигмента, но и феноменом ССС с учетом деструктивного воздействия коротковолнового участка спектра светового излучения на структуры сетчатки. В любом случае это можно достоверно установить только посредством точного эксперимента.

Феномен возникновения видений в практике янгти, т.е. в условиях полной темноты (зрительной депривации) и полной тождественности этих видений с аналогичными в практике света тогел, т.е. при перенасыщении структур глаза световым потоком, может получить неожиданное объяснение с точки зрения висцеральной теории сна [13], разработанной д.б.н. И. Пигарёвым, которая приобретает в последние годы популярность и известность. Эта неординарная теория побуждает кардинальным образом пересмотреть не только традиционные взгляды на процесс и причины такого физиологического явления как сон, но и на принципы организации функционирования мозга и центральной нервной системы. В соответствии с этой теорией, подтвержденной экспериментально, одни и те же структуры головного мозга, участвующие в обработке сенсорной информации в режиме бодрствования (например, зрительная кора), в режиме сна переключаются на обработку многочисленных интерорецепторов внутренних (висцеральных) систем – кишечника, желудка и др. и, таким образом, осуществляют оперативный контроль и состояние работоспособности этих органов по аналогии с работой процессора в компьютере. Соответственно, информационные потоки от рецепторов сетчатки в режиме бодрствования и интерорецепторов внутренних органов в условиях сна обрабатываются одними и теми же структурами зрительной коры и получают соответствующую интерпретацию, которую мы различаем как явь и сновидение. В первом случае сознание активно и инициирует поведенческую модель организма, во втором – находится в латентном состоянии. Некоторое сходство состояния сна и определенных медитативных состояний (во всяком случае, по физиологическим признакам) позволяет судить об их тождественности с точки зрения самого центрального процессора и возникающей возможной ошибке в процессе обработки сенсорной информации. Т.е. процессор (структуры мозга) принимает медитативное состояние за сон и осуществляет действия, характерные для сна, - осуществляет контроль и проверку состояния висцеральных систем. Эта ошибка воспринимается сознанием, которое в отличие от состояния сна не угнетено и находится в состоянии присутствия, в виде соответствующих вышеописанных видений, имеющих, в известной степени, галлюцинаторный характер. Данный процесс не является, как мне представляется, аналогией осознанных сновидений, но по физиологическим признакам может быть им близок. Волновые формы, присутствующие в этих видениях, возможно, свидетельствуют о скрытых интерференционных процессах в процессе передачи информации по нейронным структурам.   

В текстах указывается, что в своей развитой форме тигле достигают размеров тибетского щита. Не знаю, какие размеры  могут быть у тибетского щита, в моем конкретном случае тигле, собранные в структуры, были иногда размером с хорошее обеденное блюдо. Ассортимент возможных видений 1-го видения тогел представлен на рис. [1.12]. Это фотокопия иллюстрации, размещенной в книге Тендзила Вангьяла «Чудеса естественного ума». На изображении видны т.н. «ваджрные решетки» и «ваджрные цепочки». Размер этих проявлений визуально воспринимается на уровне 10-15 мм. Форма цепочек необязательно бывает в виде «змейки», она может быть произвольной формы. Цепочка состоит из ряда мелких (d= 1-2мм) непрозрачных кругов - тигле, как бы нанизанных на нить и напоминающих бисер. Решетки и цепочки могут быть исключительно белого серебристого сверкающего цвета. (Тигле могут быть цветными). Решетка может быть не совсем правильной формы, это зависит от особенностей энергии самого практикующего. Нельзя не отметить, что ее структура похожа на поверхность фотонного кристалла. Круглые формы – тигле, которые  представлены на рисунке, не отличаются от рассмотренных ранее изображений известных оптических явлений. Могу отметить, что эти видения в точности соответствуют моему собственному опыту, хотя здесь показаны далеко не все возможные проявления.

Несколько слов о геометрических образах. Известно наличие подобных переживаний в т.н. визионерском опыте, который сопровождает человечество, по крайней мере, начиная с эпохи верхнего палеолита, что нашло свое отражение в наскальных рисунках и на всем протяжении его истории, культуры и религии. Опыт этот имел место и в мистических откровениях и трансцендентных переживаниях святых отшельников и адептов различных религий, и в галлюцинаторных видениях шаманов и современных последователей New Age, находящихся в состоянии транса, а чаще всего - под влиянием галлюциногенов, например, того же мескалина. То есть явление это не оригинально и не относится только к сфере эзотерических практик тибетского буддизма. В 1966г. Генрих Клевер в работе «Механизмы галлюцинаций» предположил, что характерная «геометричность» явлений визионерского опыта в действительности отображает «неврологическую структуру и процессуальные функции мозга». Клевер указывает следующие характерные явления или «константы» визионерского опыта: 1. сетки, решетки, ажурные узоры, пчелиные соты, «шахматные доски»; 2. паутины; 3. туннели, воронки, сосуды; 4. спирали. [14] Следует отметить, что эти обобщения Клевер проводил на основании изучения визионерских  переживаний, вызванных мескалином. В соответствии с выводами Клевера «формы часто повторяются или конкретизируются в виде орнаментальных узоров и мозаик разных типов; элементы, составляющие эти формы (например, клеточки в шахматном узоре) часто имеют границы, состоящие из геометрических форм.» [Там же] («Шахматное поле» в тигле, т.е. ограниченное геометрической фигурой – кругом, можно видеть среди изображений в тибетской книге на рис. 1.1, 1.2, как и некоторые другие, здесь перечисленные. Е.К.) В работах Дж.Д. Льюис-Уильямса и Т.Доусона проведена систематизация образов, в соответствии с которой можно выделить шесть типов энтоптических констант: а) сетки, решетки, шестиугольные узоры; б) ряды параллельных линий; в) точки и маленькие пятна; г) зигзагообразные линии; д) уплотненные сцепленные кривые; е) тонкие ажурные извилистые линии. [Там же] По версии американских исследователей Р.К. Сигеля и М.Е. Джарвика (1975) наблюдается определенная прогрессия смены образов в визионерском переживании от начальной геометризации к более сложным образам (узнаваемые объекты, люди).[Там же]   

Выводы:
Энтоптические феномены можно разделить на два класса – обычные («кармические» в формулировке тибетских текстов), в том числе все фосфены – механические, акустические и электрические, которые доступны любому индивиду, и специфические, восприятие которых возможно в особых состояниях сознания и, за редким исключением, в случае выполнения специальных медитативных практик (т.н. «видения дхарматы», «видения мудрости»). Современной медицинской науке второй класс этих феноменов практически не известен и не изучается. Тем не менее, принимая во внимание всё вышеописанное, можно сделать обоснованный вывод: все эти феномены и видения являются следствием нейронных, физиологических, биохимических, физических и психических процессов, присущих зрительной системе и восприятию человека - от зрительных рецепторов сетчатки глаза до вторичных отделов зрительной коры головного мозга. Безусловно, эти особенности не ограничиваются такой узкой дислокацией, а охватывают и другие структуры мозга – гипоталамус, таламус и ствол мозга, в котором обнаружены специфические рецепторы. Кроме того, сравнительно недавно в составе крови мышей были обнаружены клетки, содержащие пигмент меланопсин, который содержится в ipRGC-клетках. Это говорит о том, что сама кровь обладает свойством светочувствительности. Между тем, кровеносные сосуды сетчатки - это первый слой её структуры на пути светового потока. Со вторым классом феноменов не всё так относительно просто, он доступен в условиях, когда система зрительного восприятия выведена из обычного субъект-объектного видения, соответствующего нормальному повседневному человеческому восприятию, и находится особом состоянии. Некоторые из этих феноменов уже невозможно объяснить только лишь известными особенностями человеческого восприятия и нейрофизиологии глаза. Речь идёт о структуре физической реальности. Если посмотреть на фотографию голографической записи точки (точечного объекта) (рис. 19) и сравнить с некоторыми видениями тогел (рис.20) нельзя не заметить прямого сходства с центральным фрагментом этой записи, которое вряд ли может быть случайным. И здесь мы вплотную подходим к феномену радужного тела, о существовании которого говорят древние эзотерические тибетские тексты, и достижение которого является целью практик света и темноты. Тот факт, что процесс возникновения и развития данных видений в конечном итоге (возможно) приводит практикующего к реализации этого феномена, свидетельствует о непосредственной причинно – следственной связи между этими событиями, в сути которых кроется нечто фундаментальное по своей природе, способное изменить наши взгляды на природу реальности кардинальным образом.

Это отдельная большая тема, рассмотрение которой выходит за пределы данной статьи. Кроме того, вопрос осложняется тем, что нет никаких объективных данных о существовании этого феномена кроме указания в текстах и свидетельств безымянных очевидцев, не говоря уже о том, что не известна ни действительная природа этого тела, ни физические процессы, протекающие при его достижении. Единственный намёк, который мы можем получить, кроется в самом названии – радужное, подкреплённый несомненным сходством вышеуказанных видений тогел с фрагментами голографической записи точечного объекта. Голографическая запись - это ни что иное как представление объекта в виде интерференционной («радужной») картины, образованной в результате сложения световой волны, отраженной от объекта или прошедшей через него (объектной волны), и когерентной волны, идущей непосредственно от источника света (опорной волны). Проблема в том, что для «написания» этой картины как минимум нужен источник когерентного излучения, например, лазер. Если отвлечься от попыток естественно-научного описания феноменов, сопутствующих тибетским эзотерическим практикам, которые были представлены выше, и признать их излучениями Основы (как это, собственно, и утверждается в текстах), мы придём к шокирующему выводу, что они, эти видения являются элементарными структурами, из которых и построена грандиозная иллюзия видимости мира (или, если хотите, матрица), включая нас самих. Осторожным аргументом в пользу такого вывода является возможный феномен тела света, или радужного тела, когда реализованный практик выходит за пределы феноменального мира, растворяя в природе элементов своё физическое тело. Безусловно, если это действительно имеет место, то это физический процесс, природу которого мы пока не понимаем. Это преобразованное тело невидимо для обычного восприятия по той же причине, что и голограмма, которая не будет видна наблюдателю, не будучи подсвечена посторонним источником света. В данном случае роль источника света выполняет сам светоносный ум практика, достигшего необходимого уровня реализации и способного воспринимать такие радужные тела. (Некоторой аналогией радужного тела является известная радужная голограмма, где можно получить цветное изображение, если, например, на этапе записи использовать лазеры с красным, синим и зеленым светом.)

Как сказал выдающийся буддийский мастер и учитель Калу Ринпоче – нас реально не существует!


Ссылки и литература:

1. О перерождениях, карме и природе реальности. Е.Карский. 2013. гл. 1,3,6,7 http://www.proza.ru/2014/01/20/452
2. Цитируется по: Тулку Тхондуб Ринпоче. Ум Будды: антология текстов Лонгчена Рабджампы по Дзогпа Ченпо. М.: «Саттва», Институт трансперсональной психологии, 2006.
3. Исследование фосфенов при транскраниальной магнитной стимуляции зрительной коры у больных частичной атрофией зрительных нервов. Р.Ф. Гимранов, Ж.В. Гимранова. Кафедра клинической нейрофизиологии ФПКМР РУДН, Москва.
4. Фосфены. Г.Остер. Наука и жизнь, 1971, №4, с.33-37.
5. О перерождениях, карме и природе реальности. Е.Карский. гл. 15.
6. О перерождениях, карме и природе реальности. Е.Карский. гл. 15.
7. О перерождениях, карме и природе реальности. Е.Карский. гл. 12.
8. О перерождениях, карме и природе реальности. Е.Карский. гл. 7.
9. Б.М. Величковский, В.П. Зинченко, А.Р. Лурия. Психология восприятия. Издательство Московского университета. 1973.
10.К.Прибрам. Языки мозга. «Прогресс», Москва, 1975.
11.Б.М. Величковский, В.П. Зинченко, А.Р. Лурия. Психология восприятия. Издательство Московского университета. 1973.
12.М.А. Островский, академик РАН, зав. лаб. Института биохимической физики РАН им. Н.М. Эмануэля, статья.
13.И. Пигарёв, д.б.н., гл. научн. сотр. Лаборатории передачи информации в сенсорных системах ИППИ РАН. Основной парадокс состояния сна и его экспериментальное разрешение, лекция. http://www.polit.ru/article/2014/05/04/pigarev/
14.Сухов А. А. Современные «позитивистские» теории визионерства / А. А. Сухов // Сумма философии. Вып. 5. — Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2006. — С. 163-169, Электронный архив УрФУ, http://hdl.handle.net/10995/4380
15.Капли сердца дхармакаи: практика Дзогчен традиции Бон. Шардза Таши Гьялцен, комм. Лопона Тензина Намдака. Москва, 1966.
16.Чудеса естественного ума. Сущность Дзогчена исконной тибетской традиции Бон. Тендзин Вангьял. «Уддияна», С-Пб, 2000.
17.Учения шитро и янгти. Чогьял Намкай Норбу. "Шанг-Шунг", Москва, 2004
18.A.Baker, T.Laird.  Der geheime Tempel von Tibet.
19.Чогьял Намкай Норбу Ринпоче. Радужное тело. Жизнь и духовный подвиг Тогдена Ургьена Тензина. «Шанг-Шунг», 2012.

Приложение № 4 – иллюстрации. Приложение может быть выслано заинтересованным читателям на e-mail.

Евгений Карский, 2015г. e-mail: evgenijj-karskijj@rambler.ru


Рецензии