Быть Израильтянкой

Вы верите в ангелов? С некоторых пор я, верю. И  произошло это после встречи с одной удивительной женщиной, подарком Святой Земли Израиля. Встреча с ней помогла мне убедиться в том, что есть такие люди - проводниками  чего-то неимоверно бОльшего,и это бОльшее выбирает их  как инструмент свершения замыслов, изменения судеб, чтобы помочь  нам обрести себя. Эти люди не выпячиваются, не мнят себя великими учителями, гуру и ясновидцами. Они простые и открытые как дети, их действия предельно искренние, прямые и чистые. Они и не ведают о своем даре, а если и знают, то никогда не говорят о том, что он у них есть. Наверное, они понимают, что к ним этот дар имеет весьма посредственное отношение, что их послания подобны запечатанным письмам, содержание которых предназначено только адресату.
История этого знакомства с Шуламит Крайтлер, моей коллегой и теперь уже дорогим для меня человеком, началась для меня задолго до фактической встречи с ней.

Я сидела на одном из обязательных для психологов сеансов супервизора. Мы разбирали очередной случай из моей практики, и речь, как всегда, зашла о моем детстве. Он о чем-то говорил, я слушала лишь отчасти, но внутри задавала себе вопрос:
«Может ли человек,  действительно полностью освободиться от груза неблагополучного, трагического детства?» Я спросила об этом супервизора. Он высказал мнение о том, что можно помочь человеку принять свое прошлое, но его неблаготворного влияния полностью избежать невозможно, ведь доподлинно известно, что именно в детстве формируется личность и т.д., и т.п
И тогда я серьезно засомневалась, так ли это? Мне не хотелось верить, что вещи невозможно кардинально изменить. Внутри меня все бунтовало: я верила, что человек наделен куда большей свободой выбора, чем это принято считать! И вот, именно тогда, когда эти мысли захватили все мое сознание, в мою жизнь пришла она…
Мы встретились "случайно" в коридоре клиники Вольфсон, и сразу же между нами возникло особое притяжение. В ней была такая детская непосредственность и обнаженность, такая искренность, которой уже просто не бывает в ее возрасте. Буквально после получаса общения, нам казалось, что мы знакомы челую вечность. Она рассказала мне свою историю, которая навсегда изменила мой взгляд на жизнь, на свободу выбора и на то, что происходит с нами на самом деле...

Шуламит родилась в 1938 году, еще до возникновения  государства Израиль. Вся ее жизнь неразрывно связана с историей этой удивительной страны. Ее отец был одним из первопроходцев, тех, кто строил Тель-Авив. Будучи маленькой девочкой, она помогала папе делать макеты улиц и домиков, а потом видела, как все это воплощалось в реальности. Они были очень близки, но отца она видела редко – он был занят сутками напролет. Однако, сейчас не об этом. Сейчас я хочу рассказать именно о том, как встреча с ней изменила во мне все.
Ее мать, потеряв первого ребенка, буквально помешалась, и когда родилась маленькая Шуламит,  она совершенно не воспринимала девочку как свое дитя. Забывала кормить, забывала ее в очереди за продуктами, не приучала ходить на горшок и кушать вилкой. Дочурка росла буквально на улице. Когда случались бомбёжки и из окон летели стекла, всех детей вокруг родители прятали и оберегали, но только  не ее. Мать периодически заходилась в беспричинных истериках и избивала ее так, что до сих пор у Шуламит  есть проблемы с позвоночником. Словом, мать  была психически  больна, и совершенно неадекватна.
Как бы отреагировало большинство детей на подобную ситуацию? Как правило, такие дети либо становятся затравленными и несчастными, либо злобными, подобными загнанным в угол зверькам. Но только не она. Она – исключение  из правил. С этой маленькой девочкой стали происходить удивительные вещи.
Она помнит до сих пор, как во время очередной бомбежки, когда мать убежала, оставив ее одну, она в свои четыре с половиной года осознала, что с мамой что-то не так. Она рассказывала, что пришла к такому выводу, исходя из своих наблюдений за другими детьми и их мамами.
И что же? Можно было по-разному отнестись к подобной ситуации. Например, начать себя жалеть и завидовать другим детям, причитая о том, как ей не повезло, и до конца жизни сетовать на злую судьбу. Но выбор эта удивительная девочка выбрала относиться ко всему совершенно иначе. Она решила, что мир полон возможностей, и раз ее мама не может позаботиться о ней, то она найдет себе другую маму и сама  выберет в мире то, что ей больше нравится.
Так она пришла к многодетной соседке, которая показалась ей самой заботливой мамой из всех, кого она видела. Шуламит попросила женщину научить ее всему, что положено знать маленькой девочке. Конечно, соседка не смогла отказать такому кудрявому, худенькому ангелу, и полюбила ее, как своего собственного ребенка и приняла в семью и без того большую.
Там ее научили ходить на горшок, ухаживать за собой, пользоваться столовыми приборами, готовить, старшие дети научили новоиспеченную сестренку читать и писать.А главное, она училась любить и быть любимой, у нее перед глазами теперь был правильный пример.
Она была удивительно любознательной девочкой и всегда внимательно слушала, что говорят люди. Так однажды она поняла, что для того чтобы было больше еды и всем новым родственникам ее хватало, нужно больше денег. Она задумалась, а откуда они берутся? Ходила и задавала вопросы всем подряд: как заработать денег? Собрав мнение достаточно большого числа людей, она пришла к выводу, что деньги платят взамен на то, что ты предоставляешь людям нечто, в чем они нуждаются.
Тогда Шуламит призадумалась, что же такого она может предложить миру в свои пять лет?!
 В то время в Израиле существовала система продуктовых талонов. Еды  на всех не хватало, люди простаивали огромные очереди за молоком и хлебом, многим приходилось вставать в пять утра, чтобы успеть получить продукты до начала работы. И тут наша героиня поняла, что то, чего у нее предостаточно, так это свободного времени. И она предложила свои услуги  - постоять в длинной очереди, пока люди занимаются своими делами. Взамен она брала немного денег, всего шекель. Люди записывали номер своей очереди у нее на ладошке и они стояла так часами, получая для людей их продукты по талонам.
«Потом я зарабатывала больше чем все мое новое семейство, Так что с самого раннего детства у меня всегда полно денег» - смеялась Шуламит, рассказывая мне эту историю.«С тех пор я никогда не боялась нищеты и была уверена, что мир всегда нуждается в чем-то, что я могу ему дать, главное к нему внимательно присмотреться».
Я спросила: «Наверное, безумно утомительно для ребенка стоять в очереди часами?» На это она ответила: «Вовсе нет, даже наоборот!У меня было время для общения, я встретила там множество  интереснейших людей, совершенно не стеснялась разговаривать с незнакомцами, задавать им вопросы. Другие люди тоже скучали в очередях и с удовольствием вступали в беседу, чтобы скоротать время”.

В конце сороковых в Израиль приехало множество выдающихся еврейских умов. Это были ученые, профессора лучших университетов Европы. В этот период царил послевоенный хаос и разруха, конечно, не существовало никакой упорядоченной системы образования. И маленькая Шуламит сама выбрала себе учителей из тех, с кем заговаривала на улице или в очереди, из тех, кто селился в соседних домах.

Вот так - все видели вокруг хаос, жизнь впроголодь, разруху,а она  напротив, видела мир как место удивительных приключений и безграничных возможностей.

Жажда знаний неумолимо влекла ее вперед. В те времена, многие люди, чтобы получить еще немного денег сдавали свои книги в библиотеку, и Шуламит подружилась с библиотекаршей. Она помогала разбирать и расставлять книги, а взамен получала на выходные то, что хотела почитать. Однажды ее заинтересовало, что же это такое – быть еврейкой, и она сама нашла себе мудреца-раввина, который согласился встречаться с ней раз в неделю, и приезжал для этого из другого города.

Эта удивительная девочка открыла для себя особое свойство окружающего мира, она очень рано поняла, что  мир - это место, которое при правильном подходе готово давать и делиться. И когда запрос шел из самого сердца, то мир наполнял ее до краев, знаниями, заботой, теплом.
Как-то я рассказала ей о ней самой, о том, что она – настоящее чудо. Шуламит внимательно послушала меня, а потом ответила: « А что тут такого? Это и значит быть израильтянкой». «Быть израильтянкой? В каком смысле?» - спросила я. Она ответила: «Быть израильтянкой – это значит верить, что можно создать все что угодно из ничего! Создавать что-то из ничего – это самое увлекательное занятие, именно поэтому, сколько бы мест работы мне не предлагали – в Америке или в Европе, я  все же решила остаться в только что образовавшемся государстве Израиль. Кроме солнца, моря, песка и людей, тут, по сути, не было ничего. Мы получили уникальную возможность с нуля создать свой мир, свой город, свой университет. Это потрясающее чувство, что прямо сейчас ты творишь историю…» 
Что же, в этом вся Шуламит!
Я встретила ее, когда ей было уже за семьдесят, но на меня смотрели глаза ребенка, с искорками и жаждой познания нового. Когда мы сидим в кафе, она успевает познакомиться со всеми, кто там есть. У нее феноменальная память и прекрасное зрение. Она посещает самые разные лекции, конгрессы и считает, что мышление – это мышца, которую надо постоянно держать в тонусе. А самое главное – она абсолютно счастлива. Счастье из нее так и сочится. Она овладела десятком языков, стала первой женщиной-профессором в Израиле, выдающимся мировым ученым, создала свое собственное направление в когнитивной и медицинской психологии, написала множество книг, воспитала несколько поколений студентов, и прожила длинную счастливую жизнь со своим мужем…
Она как ангел, посланный небом в этот мир. Эта удивительная женщина для многих людей потерявших надежду, словно маяк в ночи, образец и доказательство того, что наши возможности не ограничены первичными условиями, в которых мы рождаемся, что на определенном этапе все мы получаем право выбора, главное быть готовыми к такой невероятной свободе, дарованной нам мирозданием, быть способными объять безграничные возможности…

Встречаясь с ней, я все время думаю – какое все же удивительное место, этот мир. В нем по одной земле ходят и люди, и волшебные ангелы. И когда я обнимаю мою хрупкую Шуламит при встрече, то закрыв глаза, вижу свет, а притаившись слышу еле различимый шелест ее крыльев…


Рецензии