Собачье сердце

Римейк повести М. А. Булгакова

Профессор Преображенский сидит за столом в своей квартире и, напевая под нос "От Севильи до Гренады...", пьёт кофе. Через открытую дверь спальни виден доктор Борменталь. Он спит.
- Доктор Борменталь, извольте просыпаться. В последнее время вы очень скверно себя ведёте. Почему вы вчера так поздно пришли? Вставайте, доктор, выпейте чашечку кофе, почитайте газеты, наконец. Ну что вы в самом деле!
Борменталь, сонным голосом: «Какие газеты? В почтовом ящике одна реклама».
Звонок в дверь.

Борменталь: «Филипп Филиппович, откройте пожалуйста!» Профессор открывает и возвращается.
- Там двое пришли…

Борменталь: «Это ко мне, по предварительной записи». Входят две девушки.

Преображенский: …«И одна из них переодетый мужчина».
- Как, опять! - возмущённый Борменталь выскакивает в ночной рубашке, - Убирайтесь отсюда! Я больше не имею дел с вашим агентством!
Девушки уходят.

Преображенский: «Вот что уважаемый Иван Арнольдович я вам скажу, прекратите, во-первых, приглашать сюда пациентов. У нас же есть частная клиника на Пречистенке. А во-вторых, вам надо жениться. Найдите какую-нибудь порядочную барышню».
- Я вам откроюсь, Филипп Филиппович, я знаю одну. Но она такая красивая! Я теряюсь и не могу завязать с ней знакомство!
- Сочувствую, доктор! Ах, женщины, от них одно расстройство и разорение! Помню в Париже… Да, а где Шариков, я же вам поручил пройти с ним курс реабилитации.
- Его взяли на работу в управляющую компанию нашего ЖЭКа.
- Надо же! Там начальником, если мне память не изменяет, некто Швондер? И чем там занимается Шариков?
- Не поверите, ловит кошек.
- Поразительно! И за наш счёт? Что-то я не видел такой статьи расхода в жировке.
- Это дополнительные услуги, профессор.
Раздаётся звонок в дверь. Уже одетый, Борменталь идёт открывать. Влетает обратно, чуть не падая. Входит Шариков с девушкой, двумя бритоголовыми братками и субтильным мужчиной с папкой в руке.

Борменталь: «Филипп Филиппович, это она!» Обращаясь к Шарикову: «Убирайтесь вон из этой квартиры!» Шариков достаёт пистолет. Борменталь выбивает оружие, но один из братков заворачивает ему руку и швыряет в кресло.

Шариков, жестикулируя: «Вот они – мироеды! Столько комнат имеют, а меня не хотят прописать! Живу здесь, как в тюрьме: ничего нельзя! Плеваться нельзя, материться нельзя, чесаться нельзя, писать стоя в унитаз нельзя, курить даже на лестничной клетке нельзя! Ну, теперь вам придётся рассчитаться за всё. Выметайтесь! Я один здесь буду жить со своей подружкой». К девушке: «Нравится тебе такая квартирка? Жить будешь, как у Христа за пазухой, но не перечь мне!»

Преображенский: «Не верьте его словам, господа? Это наш пациент. У него психическое расстройство, вот и всё».

Браток: «Ты кому впариваешь, папаша! Вы наехали на нашего кореша и ответите за это. Так что если жить хотите, подписывайте бумаги. Открывай, "планктон", свою папку». Нотариус достаёт бумаги.

Преображенский: «Позвольте, но вы врываетесь на частную территорию. Это противозаконно!»
- А вот этот закон ты видел! - Браток уткнул пистолет в лоб профессору.
- Стреляй, лиходей, я уж пожил своё! А тебе-то не зазорно грех на душу брать?
- Ладно! Ты тоже не будешь подписывать, лепила* молодой?

Борменталь, доставая мобильник: «Пошли вон, негодяи, я сейчас полицию вызову!» Второй браток бьёт его по руке. Трубка падает на пол.
- А что, Вован, по ходу молодой лепила неровно дышит в сторону нашей крали, - сказал второй браток. - Вон как глазами-то её раздевает! Видать, знакомы они раньше были.
- А ты голова, Копчёный! Обращаясь к Шарикову: «Ну что, Полиграф Полиграфыч, как я понимаю, первой брачной ночи у вас ещё не было. Докажи, что мужик! А если стесняешься, вон Копчёный не откажется». «А то!», - осклабился тот.
- Нет! – Борменталь вскочил, но тут же толчком был отправлен назад в кресло, - подпишите, профессор, я прошу вас!
- Вы хотите лишить меня квартиры моих предков из-за этой красотки?
- Но я люблю её!
- Что же, любовь великая сила! Только ради вас и вашей любви, доктор Борменталь, но вы, господин Вован, должны дать честное слово, что оставите нас и эту девушку в покое.
- Ну конечно, конечно профессор, я даю своё самое честное слово! – Вован даже изобразил полупоклон.
Когда бумаги о передаче квартиры были подписаны, бандиты сделали уколы профессору и Борменталю, отчего те впали в забытьё.
                -----------------   ///   ---------------------
Глухая деревня в российской глубинке. Идут две женщины в синих халатах и резиновых сапогах.
- Глянь-ка, Настюха, каких ещё бомжей к нам прислали.
На пороге полуразвалившегося сарая сидят двое мужчин, одетых в рваньё, и едят из железных мисок какое-то варево. С большим трудом в них угадывались профессор Преображенский и доктор Борменталь.
Борменталь: "Филипп Филиппович, почему же Вы не уехали за границу? Вас приглашали крупнейшие клиники ведущих стран мира!"
- А почему Павлов и Сеченов не уехали? Ничего, ничего, Иван Арнольдович! Надо немного потерпеть. Не смогут обойтись без меня пациенты мои власть предержащие! Нас обязательно найдут и вызволят из этого захолустья.

* лепила - врач (жаргон.)


Рецензии
И царь, то есть, профессор, такой... натуральный. Да вы пародист, батенька. Жму зелёную.

Юрий Гладышев   09.01.2017 09:32     Заявить о нарушении
Спасибо, Юрий! А мне ваш Штирлиц понравился! Весёлых Святок!

Николай Бузунов   09.01.2017 11:50   Заявить о нарушении
.... в Комеди-клаб на ТНТ, уверен возьмут..

Валерий Старовойтов   03.09.2017 06:13   Заявить о нарушении
Спасибо за совет, Валерий, но уже обжигался. Предлагал другой сюжет в "Уральские пельмени", но "наткнулся на стену непонимания" ☺

Николай Бузунов   03.09.2017 07:06   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.