Даллас Студенмайр, маршал для Эль-Пасо

                (1881 - 1882).


НЕМНОГО   ИЗ   ИСТОРИИ   ЭЛЬ-ПАСО.

В  1881  году  пограничный  городок  Эль-Пасо,  штат Техас,  переживал  период  бурного  развития. Три  главные  железные  дороги:  Южно-Тихоокеанская,  Техасско-Тихоокеанская и  AT&SF,  встретились  в  городе,  принося  туда  игроков,  шулеров,  стрелков  и  проституток. Путешественники,  передвигающиеся  по  железной  дороге,  имели  возможность  сделать  остановку  в  Эль-Пасо,  прежде  чем  продолжать  рискованное  путешествие  в  Калифорнию,  по  земле  апачей.
В  ожидании  удачи,  в  Эль-Пасо  стекались  бесчисленные  спекулянты  и  сомнительные  предприниматели. Город  становится  торговым  центром  и  одновременно  настоящим  раем  для  воров,  убийц. Преступники  из  Мексики  и  Америки,  бежавшие  от  закона,  смело  оседали  в  Эль-Пасо,  не  опасаясь,  что  рука  закона  дотянется  до  них.
Ближайший  офис  шерифа  располагался  в  пятнадцати  милях  от  города. Это  полдня  езды  на  лошадях. Форт  Блисс  находился  ближе,  но  армия,  прежде  всего,  защищала  поселенцев  от  нападений  воинственных  индейцев. Проблемы  с  индейцами,  которые  не  решались  во  время  Гражданской  войны,  теперь  передали  под  контроль  армии  и  рейнджеров.
В  Эль-Пасо,  прямо  в  центре  города,  располагалась  штаб-квартира  пограничного  батальона  техасских  рейнджеров.  Но  сами  рейнджеры  показывались  в  городе  не  часто. По  окончанию  Гражданской  войны,  техасских  рейнджеров  сильно  сократили. Всего  сорок  опытных  ветеранов-рейнджеров  пытались  перекрыть  неспокойную  границу  с  Мексикой,  которая  протянулась  на  1250  миль.
Только  благодаря  капитану  рейнджеров  Джорджу  Бейлору,  преступникам  не  удалось  сделать  из  Эль-Пасо  свою  штаб  квартиру. Несмотря  на  свою  малочисленность,  рейнджеры  сильно  потрепали  в  Техасе  бандитов,  убийц  и  скотокрадов. Преступников  потеснили  к  Мексиканской  границе,  где  они,  чувствовали  себя  довольно  вольготно. Густая  растительность  на  берегах  Рио-Гранде  была  идеальным  убежищем  для  бандитов. Здесь  же  были  непроходимые  болота,  через  которым  могли  провести  только  опытные  проводники.
3  июля  1880  года  в  Эль-Пасо  прошли  новые  выборы  городской  администрации. В  должность  мэра  вступил  человек  по  имени  Соломон  Шультц. Шультц,  вместе  с  членами  городского  совета,  пытался  решить  вопрос  по  соблюдению  законности  и  правопорядка  в  Эль-Пасо. На  тот  момент  город  был  отдаленным,  и  в  нем  царило  беззаконие.
В  Эль-Пасо  не  знали,  что  надо  делать  с  бандами  бродяг,  игроков,  грабителей,  воров  и  убийц,  которые  буквально  терроризировали  город.
В  июле  1880  года  город  выбирает  Джона  Тэйса,  на  место  городского  маршала. У  Тэйса  была  плохая  репутация. Поговаривали,  что  он,  сдал  всю  свою  команду  во  время  Соляной  войны  в  Эль-Пасо (1). Но,  так  поговаривали  тихо  и  соблюдая  осторожность. Предательство  Тэйса  ни  подтвердить,  ни  опровергнуть  никто  не  мог,  на  тот  момент  не  осталось  в  живых  ни  одного  свидетеля.
Довольно  темная  история. 12  декабря  1877  года,  в  Сан-Элизарио  возвращаемся  отряд  техасских  рейнджеров,  в  количестве  20  человек,  под  командой  Джона  Тэйса. Тэйс  на  самом  деле  имел  специальность  горного  инженера,  а  профессиональным  военным  никогда  не  был.
Отряд  в  городе  попадает  в  засаду. Рейнджеры,  отстреливаясь,  находят  убежище  в  церкви. После  двухдневной  осады  Тэйс  соглашается  сдаться. Это  был  единственный  случай,  за  всю  историю  техасских  рейнджеров,  когда  сдался  целый  отряд. Мятежники  сразу  казнили;  сержанта  рейнджера  Джона  МакБрайда,  торговца,  бывшего  лейтенанта  полиции  Джона  Аткинсона,  и  Чарлза  Говарда,  окружного  судью,  который  претендовал  на  соляные  озера. Тела  несчастных  жестоко  изуродовали  и  бросили  в  колодец. Рейнджеров  разоружили  и  выгнали  из  города.
Заняв  место  шерифа,  Тэйс  назначает  Джона  Вудса,  в  качестве  своего  помощника. Одной  из  обязанностей  помощника  маршала  было  держать  улицы  в  хорошем  состоянии. Для  этого  Тэйс  и  Вудс  использовали  дармовую  рабочую  силу,  а  именно  преступников,  которые  сидели  в  городской  тюрьме. Частенько  тюрьма  пустовала,  из-за  этого  улицы  города  не  ремонтировались. Как-то  образовалась  на  улице  большая  дыра. Тэйс  и  его  помощник  решили  эту  проблему  путем  засыпания  ямы  мусором,  что  являлось  недопустимыми  действиями. Разгорелся  скандал,  и  блюстители  закона  были  уволены  с  должности.
Спустя  всего  два  месяца,  место  Тэйса  занял  А.И. Стивенс. Бывший  помощник  маршала  стал  его  преемником. Заместителем  у  Стивенса  был  Билл  Джонсон. Стивенс  должность  городского  маршала  одновременно  совмещал  с  работой  налоговым  экспертом  и  оценщиком. Это  оказалось  для  него  роковой  ошибкой. Уже  26  ноября  Стивенс  был  уволен  с  работы.
Он,  был  снят  с  должности  по  причине:
«…пренебрежение  к  работе  и  неисполнение  обязанностей».
В  те  времена,  в  Эль-Пасо,  маршал  зарплату  не  получал. Он  получал  свой  процент  от  штрафов  пьяниц  и  других  нарушителей  спокойствия. Мэр  города  Соломон  Шультц,  председательствовал  на  суде  и  назначал  штраф,  за  совершенное  правонарушение. Обычно  вина  нарушителя  составляла  три  доллара. Один  доллар  получал  мэр,  второй  доставался  шерифу,  а  третий  шел  в  городскую  казну. При  таком  суде,  очень  редко  кого  из  задержанных  признавали  невиновным.
Если  же  происходило  настоящее  убийство,  ограбление,  или  другое  какое-нибудь  преступление,  то  бандит  уже  не  мог  рассчитывать  отделаться  штрафом. Маршалу  тоже  ничего  не  платили  за  такое  задержание  преступника.
Чтобы  заработать  себе  денег,  Стивенс  вынужден  был,  постоянно  кого-то  арестовывать.
Маршал  и  его  помощник,  так  же  собирали  взносы  с  шарлатанов  врачей  и  кассиров. Хороший  доход  приносили  проститутки,  платившие  за  лицензию  целых  10  долларов  в  месяц.   
1  декабря  место  маршала  занимает  Джордж  Кэмпбелл. Некоторое  время  он  работал,  не  получая  свою  зарплату,  но  Кэмбеллу  это  быстро  надоедает. Маршал  обращается  к  городской  администрации  и  ставит  вопрос  о  регулярной  заработной  плате. Городской  совет  отказал  Кэмпбеллу  в  категоричной  форме,  заявив,  что  они  не  имеют  на  это  средств.
Городская  администрация,  чтобы  пополнить  свои  фонды,  дает  разрешения  на  собачьи  бои,  на  борьбу  между  медведями  с  быками,  или  горные  львы  сражаются  против  собак. Такие  бои  были  очень  популярны  в  Эль-Пасо.
Отрицательный  ответ  взбесил  Кэмпбелла,  он  вступает  в  спор  и  даже  угрожает  уважаемым  людям. Но  городской  совет  снимает  Кэмбелла  с  должности  маршала. С  таким  решением  не  согласны  друзья  Кэмпбелла,  братья  Мэннинг,  которых  подозревают  в  воровстве  крупного  рогатого  скота. Они  же  являлись  владельцами  салунов  и  театра. Братья  Мэннинг  попытались  восстановить  Кэмпбелла  на  должности  городского  маршала. Их  люди  ворвались  в  Эль-Пасо,  стреляя  из  револьверов  по  домам. Кто-то  даже  оставил  на  память  о  себе,  огромную  дыру  в  дверях  дома  мэра,  прострелив  ее  насквозь.
Кэмпбелл,  человек,  который  должен  был  сохранять  спокойствие  в  городе,  в  это  время  сидел  в  салоне  и  пил  всю  ночь  напролет,  равнодушный  к  происходящему  беспределу. Он,  скорей  всего  надеялся,  что  мэр  Шультц  и  городской  совет  испугаются,  и  прибегут  к  нему,  с  предложением  о  ежемесячной  заработной  плате,  которая  его  бы  устроила.
Первая  часть  плана  удалась,  мэр  и  городской  совет  испугались  очень  сильно. Но  вторая  часть  плана  забуксовала. Мэр  послал  гонца,  только  не  к  Кэмпбеллу,  а  за  помощью  к  техасским  рейнджерам. На  следующий  день  в  город  въехали;  сержант  Джеймс  Джиллет,  капрал  Ллойд  и  еще  четверо  рейнджеров. Менее  чем  за  час  порядок  в  городе  был  восстановлен. На  арест  маршала  Кэмпбелла  был  выписан  ордер,  в  котором  его  обвиняли  в  покушении  на  убийство. Кэмпбеллу  не  оставалось  ничего  другого,  как  срочно  сматываться  из  Эль-Пасо.
16  января,  к  присяге  был  приведен,  в  качестве  маршала  Эд  Копланд,  с  заработной  платой,  в  размере  50  долларов  в  месяц. Помощнику  шерифа  определили  40  долларов. Но  и  Копланд  задержался  в  Эль-Пасо  ненадолго.
Пятым  городским  маршалом  вновь  стал  Билл  Джонсон. Значок  маршала  достался  городскому  пьянице,  потому  что  только  он,  был  единственным  человеком,  который  не  побоялся  на  тот  момент  занять  эту  должность  в  неспокойном  Эль-Пасо.

НОВЫЙ   МАРШАЛ   ДЛЯ   ЭЛЬ-ПАСО. 

Мэр  города,  Соломон  Шультц,  крепкий  мужчина,  лет  шестидесяти,  нервно  барабанил  пухленькими  пальцами  по  столу. Оглядев  собравшийся  в  офисе  городской  совет,  громко  сказал:
- Джентльмены,  нам,  сегодня,  необходимо  решить  один,  очень  важный  вопрос. Мне  кажется,  что  нашему  городу  нужен  новый  городской  маршал…
- Как  же  так! Мы,  только  недавно  переизбирали  городского  маршала, - возмутился    местный  бизнесмен  Уилльям  Миллс. – Шультц,  чем  вас,  не  устраивает  Билл  Джонсон?
- Пьет…
- Ну  и  что  из  этого,  все  пьют, - парировал  настырный  Миллс.
- Джонсон  от  других,  тем  и  отличается,  что  он,  является  городским  маршалом, - по  всему  было  видно,  что  Шультц  не  собирался  уступать. – Это  очень  плохо  сказывается  на  его  работе. Боюсь,  что  если  в  городе  дойдет  до  разрешения  конфликтной  ситуации,  наш  доблестный  маршал,  не  справится  с  ней…
- Это  почему? – спросил  Миллс.
- Во-первых,  он,  вообще  может  не  заметить,  если  произойдет  ситуация,  которая  потребует  вмешательство  маршала… А  во-вторых,  вы  видели,  как  у  него  сильно  дрожат  руки?... Нет? А  я,  видел, - Шультц  хищно  раздул  ноздри,  словно  принюхиваясь  к  чему-то. – Могу  поспорить,  что  Джонсон,  с  пяти  шагов  не  попадет  из  своего  револьвера  в  спокойно  стоящую  перед  ним  лошадь… Или  хуже  того,  он  подстрелит  невинного  человека.
- Я,  согласен  с  мэром, - вмешался  Стэнли  Каммингс. – Наш  маршал,  непозволительно  много  пьет.
Каммингс  не  являлся  членом  городского  совета,  но  был  в  городе  уважаемым  человеком. Он  владел  самым  известным  в  Эль-Пасо  рестораном  «Глоуб».
- Но  позвольте! – Миллс  тоже  не  собирался  сдаваться. – Если  мы,  поменяем  маршала… Это  уже  будет  шестой  маршал,  за  последние  восемь  месяцев. Не  часто  ли  мы,  меняем  в  Эль-Пасо  городских  маршалов.
- Ничего  не  поделаешь. Здесь  очень  тяжелый  климат  для  маршалов, - холодно  улыбнулся  Каммингс,  было  непонятно  он,  так  шутит,  или  констатирует  жизненный  факт.
- Допустим… Я,  пока  только  сказал,  допустим… Мы,  откажемся  от  услуг  Джонсона  и  наймем  нового  маршала, - Миллс  скривил  свое  лицо,  и  сразу  стал  похож  на  великовозрастного  шалопая. -  Кто  сможет  поручиться,  что  новый  маршал,  воздержится  от  пьянства?
- Само  собой,  за  это,  никто  вам,  не  поручиться, - вынужден  был  согласиться  Шультц. – На  этот  раз  нашему  городу  нужен  человек  не  местный,  а  чужак,  со  стороны…
- Почему  человек  со  стороны? – спросил  еще  кто-то  из  городского  совета.
- У  нас,  было  время  убедиться,  что  большинство  наших,  местных,  заняв  пост  маршала,  начинают  прокручивать  за  спиной  городского  совета  свои  темные  делишки,  набивая  собственные  карманы.
С  этим  доводом  все  согласились.
- И  еще… Нашему  городу  необходим  человек,  от  одного  имени  которого  пропадало  желание  устраивать  в  городе  драки  и  перестрелки. Нужен  человек  с  репутацией  крутого  парня,  и  отличного  стрелка…- похоже,  Шультц  высказывал  городскому  совету  уже  давно  обдуманную  мысль.
И  снова  вмешался  неуемный  Миллс. На  этот  раз  он,  громко  расхохотался,  совершенно  не  на  кого  не  обращая  внимание. Лицо  торгаша  приняло  буряковый  оттенок,  а  из  глаз  даже  выкатились  крупные  слезинки.
- Мистер  Миллс,  что  же  я,  такого  смешного  сказал? – поинтересовался  мер  города,  обескураженный  смехом  оппонента.
Миллс  не  спешил  с  ответом. Он  вытянул  мятый  перемятый  платок  и  вначале  вытер  с  гладковыбритых  щек  слезинки  и  только  после  этого  ответил:
- Мистер  Шультц,  судя  по  вашим  запросам,  новым  маршалом,  нам  в  город  нужен  Дикий  Билл (2)… Возможно  вы,  не  знаете,  но  этот  легендарный  стрелок,  уже  пять  лет  как  погиб.
- Благодарю  вас,  мистер  Миллс,  что  просветили  городской  совет  относительно  смерти  Дикого  Билла. Но  за  пять  лет,  даже  в  такую  дыру,  каким  был  в  свое  время  Эль-Пасо,  сюда  успевают  докатиться  все  новости…-  Шультц  с  нескрываемым  раздражением  посмотрел  в  сторону  Уильяма  Миллса. – Но  я,  не  Дикого  Билла  имел  в  виду.
- А  кого  же? – Миллс,  с  кривой  ухмылкой  выдержал  испепеляющий  взгляд  мэра. – Кто,  в  Техасе,  на  сей  момент  является  крутым  парнем?
В  комнате  повисла  тишина.
- Джентльмены! Если  позволите,  я,  могу  предложить  одну  кандидатуру, - первым  нарушил  тишину  Стэнли  Каммингс.
Все  члены  городского  совета,  как  по  команде,  повернули  головы  к  Каммингсу. 
- Давайте,  предлагайте, - сказал  Шультц.
- Опытный  ветеран,  бывший  техасский  рейнджер,  Даллас  Студенмайр. Да,  кстати,  у  Студенмайра  есть  кое  какой  опыт. Пару  лет  назад  он,  работал  маршалом  в  Сокорро. 
Что  сказать,  имя  названного  человека  произвело  на  городской  совет  должное  впечатление. Даже  неугомонный  Миллс  застыл  с  полуоткрытым  ртом.
- Знавал  я,  одного  техасского  рейнджера,  с  таким  именем…- сказал   один  из  членов  городского  совета. – Если  это  тот  парень,  про  которого  я  думаю,  то  он,  действительно  крутой  стрелок,  здесь  ничего не  скажешь… Но,  у  него  очень  скверный  характер… Джентльмены,  с  новым  маршалом  не  хотелось  бы  повторять  прошлые  ошибки…
- На  что  это  вы,  намекаете? – спросил  Шультц.
- Я  намекаю  на  бывшего  маршала  Джорджа  Кэмпбелла.
Да-а,  что  не  говори,  а  про  Джорджа  Кэмпбелла  еще  долго  будут  помнить  в  Эль-Пасо. В  свое  время  Кэмпбелл  много  шума  наделал,  и  в  прямом,  и  в  переносном  смысле. Пытаясь  увеличить  себе  зарплату  маршал,  при  помощи своих  дружков  захватил  весь  город,  при  этом,  напугав  до  смерти  горожан. Такое  трудно  забыть… Соломон  Шультц  нервно  дернул  плечами.
- Осталось,  только  уговорить  Стауденмайра  на  должность  городского  маршала… Согласится  ли  он  приехать  к  нам? Жесткая  репутация  Эль-Пасо  вполне  подходит  к  репутации  Студенмайра.
– В  Эль-Пасо  надо  наконец навести  порядок, - заверил  Шультц. - Мы,  пообещаем  Студенмайру  солидную  зарплату,
- Я  слышал,  что  Студенмайр  искал  работу, - сказал  Каммингс. – Думаю,  что  он,  согласится  на наше  предложение.
- Как  вы,  Каммингс,  найдете  Студенмайра? – поинтересовался  мэр.
- Нет  ничего  проще… Кроме  того  я,  шурин  этого  крутого  парня,  Далласа  Студенмайра, - улыбнулся  Каммингс.

СТЭНЛИ   КАММИНГС.

Как  я,  уже  упомянул  выше,  Каммингс  открыл  в  Эль-Пасо  лучший  ресторан  в  городе. Ресторан  назывался;  «Глоуб» (3),  поскольку  подаваемая  в  нем  еда  была  импортирована  со  всего  мира. Реклама  ресторана  хвастливо  заявляла:

«НИКАКОЙ  ПЫЛИ  И  МУХ».

Надо  признать,  благодаря  Каммингсу,  в  то  время  удалось  добиться  невозможного  достижения  по  обслуживанию. Изысканная  кухня  производила  впечатление  на  тех,  кто  хоть  раз  посещал  ресторан  «Глоуб».
Никто  точно  не  знал,  откуда  приехал  Док  Каммингс  в  Эль-Пасо. Одни  говорили,  что  из  Каролины,  другие  утверждали,  что  из  Алабамы. Никому  не  известно,  где  и  когда  родился  Каммингс,  записи  насчет  этого  отсутствуют.
В  1874  году  Стэн  женился  на  сестре  Далласа  Студенмайра. В  то  время  Каммингс  с  семьей  путешествовали  по  юго-западу,  пока  в  1881  году  он,  с  женой  и  маленькой  дочкой,  наконец,  не  остановились  в  Эль-Пасо. Здесь  Стэнли,  открывает  свой  ресторан.
Дела  у  Каммингса  шли  хорошо. Если  что  и  беспокоило  Стэна,  то  это  только  братья  Мэннинг,  конкуренты  и  владельцы  городских  салунов. Хотя  до  прямой  конфронтации  с  ними  пока  не  доходило,  но  Каммингс  нуждался  в  поддержке. Наконец  выпал  чудесный  повод,  заиметь  своего  родственника  на  место  городского  маршала.
При  помощи  Студенмайра  Каммингс  собирался  значительно  улучшить  свои  дела.

ДАЛЛАС   СТУДЕНМАЙР,   ЗНАКОМСТВО   С   НАШИМ   ГЕРОЕМ.

Даллас  Студенмайр  родился  11  декабря  1845  в  Аберфойле,  штат  Алабама,  в  семье  немецких  эмигрантов,  он  был  одним  из  девяти  детей  Льюиса  и  Элизабет  Студенмайр.
Когда  в  США  началась  Гражданская  война,  Даллас  пошел  добровольцем  в  армию  Конфедерации,  хотя  ему  было  15  лет. Из-за  высокого  роста  Даллас  выглядел  старше,  но  позже,  офицеры  узнали  о  его  возрасте,  и  парня  отправили  домой. Даллас  был  упертым  парнем  и  очень  хотел  воевать,  он,  еще  дважды  вербовался  в  армию. В  конце  концов,  его  принимают  на  службу  рядовым,  в  45-й  Алабамский  пехотный  полк,  под  командованием  генерала  Патрика  Клеберна. Даллас  храбро  сражается,  он,  имеет  многочисленные  ранения. Две  пули  так  и  остались  в его  теле  до  конца  жизни.
После  окончания  Гражданской  войны  Студенмайр  направился  на  запад  и  в  1867  году  обосновался  в  Коламбас-Каунти, штат  Техас,  недалеко  от  Хьюстона. Говорили,  что  здесь  Даллас,  в  местных  разборках  застрелил  несколько  человек.
Стройный,  высокий,  при  росте  в  шесть  футов  и  четыре  дюйма, (1,94 м), Даллас  очень  нравился  женщинам. Дамы  восхищались  его манерой,  элегантно одеваться. Но  он,  оставался  джентльменом,  до  тех  пор,  пока  не  напивался. Пьяным  Даллас  становился  очень  вспыльчивым  и  невероятно  опасным.
Студенмайр  постоянно  тренировался  в  стрельбе  из  револьверов. Вскоре  он,  одинаково  метко  стрелял  с  двух  рук. Даллас  носил  два  револьвера,  что  обычно  не  характерно  для  ганфайтеров.
В  течение  нескольких  лет  он,  перепробовал  множество  профессий,  был  овцеводом,  мастером  по  ремонту  колес  и  повозок,  владельцем  магазина,  плотником.
Через  некоторое  время,  в  1874 г оду  он  вступил  в  ряды  техасских  рейнджеров  и  служил  вторым  сержантом  в  роте  B,  капитана  Дж.  Р.  Уоллера,  в  течение,  трех  лет.  Впоследствии,  он  какое-то  время  провел  в  Техасской  Кастрюльной  Рукоятке (4). При  этом  Студенмайр  постоянно  влипал  в  какие-то  истории  и  передряги.
В  1876 г.  в  прериях  техасского  графства  Колорадо   Даллас  столкнулся  с  давним  недругом.  Мужчины  спешились  на  некотором  расстоянии  друг  от  друга,  и  после  обмена  оскорблениями  выхватили  револьверы. Несколько  выстрелов  прошли  мимо,  и  противники  сошлись  ближе. С  этого  расстояния  Студенмайру  удалось  смертельно  ранить  своего  врага,  после  чего  он,  хладнокровно  наблюдал,  как  тот  умирает.
В  следующем  году  в  Аллейтоне,  во  время  большой  вечеринки  стал  участником  ссоры,  закончившейся  перестрелкой. Он  ранил  нескольких  противников,  но  и  сам  получил  ранение. Его  схватили,  связали  и  поместили  под  охрану. Когда  охранник  уснул,  Студенмайр  освободился,  забрал  свое  оружие  и  сбежал.
В 1878 г.  в  окрестностях  Аллейтона  вместе  с  друзьями  участвовал  в  перестрелке  с  группой  ковбоев  с  ранчо  братьев  Спаркс. Обе  группы  заявили  права  на  одно  и  то  же  стадо,  в  результате  один  из  Спарксов  получил  серьезное  ранение,  а  два  их  ковбоя  были  убиты. Затем,  Студенмайр  двинулся  на  север Нью-Мексико,  где  устроился  маршалом  в  городе  Сокорро,  штат  Нью-Мексико.

ПРЕДЛОЖЕНИЕ,   ОТ  КОТОРОГО   НЕВОЗМОЖНО   ОТКАЗАТЬСЯ.

Стэнли  Каммингсу  не  составило  труда  найти  в  городе  Студенмайра. В  гостинице  сразу  назвали  номер,  в  котором  остановился  Даллас. Хозяин  замялся,  и  добавил  уже  значительно   тише,  так,  чтобы  один  Каммингс  его  услышал:
- Только  мистер  Студенмайр,  в  своем  номере  не  один…
- Я,  не  удивлен,  но  за  предупреждение,  спасибо, - усмехнулся  Каммингс.
На  настойчивый  стук  в дверь,  долго  никто  не открывал. Прислушавшись,  Каммингс  услышал  недовольное  бормотание  Студенмайра. Когда  дверь  приоткрылась,  первое  что  увидел  Каммингс,  это  холодно  блеснувший  ствол  револьвера,  направленный  ему  прямо  в  лоб.
- Стэнли,  какого  дьявола, - недовольно  проворчал  Студенмайр,  опуская  руку  с  револьвером. – Зачем  ты,  приперся  в  такую  рань…
- И  я,  Даллас,  рад  тебя  видеть!... Извини  дружище. На  самом  деле  уже  перевалило  далеко  за  полдень  и… И  мне  надоело  одному  напиваться  в  баре, - сказал  Каммингс.
- Давно  ты,  там  напиваешься?
- Наверное,  часа  два… Мне,  не  хотелось  тебя,  слишком  рано  поднимать  с  постели,  когда  там  отдыхает  такая  роскошная  леди…
Даллас  усмехнулся  и  оглянулся  назад. На  кровати,  с  кошачьей  грациозностью  потягивалась  очень  красивая  девица,  разметав  огненно  рыжие  волосы  по  подушке.
- Даллас,  у  тебя  всегда  был  хороший  вкус…   
- Я,  считаю,  что  виски  и  женщины  должны  быть  самого  высшего  сорта.
- Согласен  с  тобой.
- Стэнли,  тогда  дай  мне  десять  минут… Встретимся  в  баре…
Через  десять  минут  Студенмайр  присоединился  к  Каммингсу. Гладко  выбритый,  модно  одетый,  с  двумя  пистолетами  на  поясе.
- Если  честно,  то  я,  удивлен,  увидев  тебя  здесь…- сказал  Студенмайр,  наливая  в  свой  стакан  виски.
- Даллас,  я  слышал,  что  ты,  искал  работу, - сразу  перешел  к  делу  Каммингс.
- Предупреждаю,  если  тебе  нужен  плотник,  то  я,  сразу  говорю,  нет!
Каммингс  громко  рассмеялся:
- Нет,  Даллас. В Эль-Пасо  нужен  новый  маршал.
- Стэн,  я  могу  и  ошибаться,  но  в  город,  недавно  взяли  нового  маршала. Неужели  его  так  быстро  пристрелили?
- В  Эль-Пасо  маршалов  не  убивают,  но  они  в  городе  долго  не  задерживаются… Наш  маршал  живой,  но  от  него  мало  толку…
- Это  уже  интересно… Я,  тебя,  внимательно  слушаю.
Каммингс  рассказал  Студенмайру  о  сложившейся  в  городе  ситуации.
- Пять  маршалов  сменилось  в  городе  за  восемь  месяцев, - усмехнулся  Даллас. – Не  многовато  ли?
- Что  поделаешь,  маршалы  в  нашем  городе  не  приживаются. 
- Наслышан,  что  у  Эль-Пасо  плохая  репутация… Стэн,  я,  слишком  хорошо  тебя  знаю, - Студенмайр  повернулся  к  шурину  и  посмотрел  на  него  в  упор. – Мне  кажется,  что  ты,  кое-что  отложил  на  десерт. Или  я,  не  прав?
- Даллас,  тебя  не  проведешь, - вынужден  был  согласиться  Каммингс.
- Тогда,  смело  все  выкладывай.
- Братья  Мэннинг. Ты,  слышал  про  них?
- А  что,  должен? – удивился  Студенмайр. – Стэн,  тебя  эти  братья  беспокоят?
- Пока  нет… Но  я,  думаю,  что  скоро  придется  с  ними  столкнуться…
- Братья  Мэннинг… Сколько  этих  братьев?
- Трое…
- Трое?
- Да,  трое. Но,  на  их  стороне  городской  маршал  Джонсон… И  еще  рядом  с  Эль-Пасо  болтается  бывший  маршал  Кэмпбелл… Все  они  вместе,  одна  компания.
- Стэн,  ты,  меня  заинтриговал. 
- Даллас,  вряд  ли  тебя,  это  остановит, - хитро  улыбнулся  Стэнли  Каммингс. – Или  я,  не  прав?
- Что  платят  за  должность  маршала?
- Последний  маршал  получает  50  долларов  в  месяц…
- Не  густо. Знаю,  что  некоторые  законники  получают  по  80,  или  даже  по  100  долларов  в  месяц…
- И  где  это  так  платят?
- Неважно  где… Я,  приму  твое  предложение, стану  маршалом  в  Эль-Пасо.
- Отлично. Я,  и  не  сомневался  в  твоем  решении, - облегченно  вздохнул  Стэнли  Каммингс.

СМЕНА   ВЛАСТИ   ПУТЕМ   ХОРОШЕГО   ВСТРЯХИВАНИЯ  ПЬЯНОГО   МАРШАЛА.

В  понедельник,  11  апреля  1881  года,  Даллас  Студенмайр  приехал  в  Эль-Пасо  на  поезде. Стройный,  высокий  мужчина,  ростом  почти  под  два  метра. Большелобый,  с  длинным,  тонким  носом,  густыми  усами,  квадратной  челюстью  и  с  зелеными  холодными  глазами.  Студенмайр  производил  впечатление  решительного  мужчины,  с  которым  было  опасно  шутить,  и  который  мог  убить  без  колебаний  любого,  кто  ему  не  понравится.
Оглядевшись  по  сторонам  он,  направился  к  офису  городской  администрации.
- Я,  Даллас  Студенмайр. Слышал,  что  вам  нужен  новый  маршал? – спросил  Даллас,  заходя  в  кабинет  мэра.
- Да,  нам  нужен  маршал,  который  сумел  бы,  наконец,  навести  на  улицах  нашего  города  порядок! – Шультц  оценивающим  взглядом  осмотрел  нового  претендента  и  Студенмайр  произвел  не  него  впечатление. – Я,  мэр  Эль-Пасо,  Соломон  Шультц… Мы,  вас,  ждали,  мистер  Студенмайр.
- Я,  смогу  это  сделать, - пообещал  Студенмайр. - Сэр,  позвольте  задать  вам,  один  вопрос.  Насколько  я,  понял,  в  городе  находится  человек,  который  пока  еще  выполняет  обязанности  маршала.
- Да,  это  Билл  Джонсон. Городской  совет  хочет  освободить  его  от  должности  маршала  за  постоянные  пьянки, - сообщил  Шультц.
- А  Джонсон  об  этом  уже  знает?
Шультц  замялся  и  растерянно  развел  руки:
- Нет,  о  своем  решении  мы,  ему  еще  не  говорили. Боюсь,  что…
- Я,  сам  передам  этому  парню,  что  он,  с  сегодняшнего  дня  больше  не  выполняет  обязанности  городского  маршала. Вы.  не  возражаете?
- Но,  Джонсон  может… Он,  может  не  согласиться  с  вами… Джонсон  хотя  сильно  пьет,  но  он,  крутой  парень… Хочу  предупредить,  что  у  вас,  могут  возникнуть  большие  проблемы…
- Меня,  это,  меньше  всего  волнует, - холодно  улыбнулся  Студенмайр.
- Но  как  же?
- Поверьте,  я,  умею  убеждать  людей… Даже  самых  упрямых  и  тупых.
Шультц  выложил  на  стол  оловянную  значок  городского  маршала:
- Мистер  Студенмайр,  произнесите  за  мной  клятву  и  можете  приступать  к  работе, - немного  напыщенно  сказал  Соломон  Шультц.
В  этот  момент  в  комнату  зашло  еще  несколько  человек. Члены  городского  совета  каким-то  образом  узнали  о  прибытии  в  город  человека,  который  собирался  стать  городским  маршалом. Они,  с  любопытством  рассматривали  высокого,  красивого  мужчину  с  мужественным  лицом,  на  груди  которого  матово  отсвечивал  значок  маршала. 
- Джентльмены,  это  наш,  новый  маршал…- сообщил  мэр  Шультц.
- Где  может  сейчас  находиться  Джонсон? – спросил  Студенмайр.
- Билл,  все  свое  время  проводит  в  салуне,  который  принадлежит  братьям  Мэннинг, - подсказал  кто-то  из  городского  совета.
- Я  думаю,  мне  не  составит  труда  разыскать  Джонсона, - Даллас  решительно  направился  к  дверям.
- Да,  мистер  Студенмайр,  еще  один  вопрос  вам,  необходимо  решить  с  Джонсоном, - остановил  нового  маршала  мэр  Шультц. – У  Джонсона  находятся  ключи  от  городской  тюрьмы. Их  надо  забрать…
- Я,  решу  этот  вопрос…

Даллас  Студенмайр  вышел  из  офиса  мэра,  и  спросил  у  проходившего  мимо  пожилого  мужчины,  где  находится  салун  братьев  Мэннинг. Мужчина  указал  нужное  направление.
Студенмайр  направился  по  улице,  к  салуну. Горожане  останавливались,  заметив  на  груди  красивого  незнакомца  значок  маршала. Особенно  новый  законник  понравился  женской  половине  Эль-Пасо,  у  которой  при  виде  Далласа  вспыхивал  румянец  на  щеках.
Из  здания  городской  администрации,  следом  за  Студенмайром  вышли  на  улицу  все  члены  городского  совета,  во  главе  с  мэром. Им,  всем  было  интересно,  как  новый  маршал  справится  с  первым  своим  заданием. 
Студенмайр  цепким  взглядом  осматривал  всех  мужчин,  которые  ему  попадались  на  пути.
Далласу  повезло,  из  салуна  на  улицу  выходил  тот,  кого  он  разыскивал. Джонсон,  в  хорошем  подпитии,  сам  с  собой  разговаривая,  поплелся  по  улице. Уткнувшись  в  человека,  который  перегораживал  ему  дорогу,  Джонсон  вынужден  был  остановиться. Подняв  тяжелую  от  похмелья  голову,  Билл  попытался  сфокусировать  свой  мутный  взгляд  на  неожиданном  препятствии.
- Отвали  приятель  в  сторону,  пока  я,  тебя,  не  взгрел, - прохрипел  Джонсон,  пытаясь  пройти.
- Билл  Джонсон? – спросил  незнакомец,  заметив  на  груди  мужчины  маршальский  значок.
- Он  самый… Только  откуда  ты,  меня  знаешь? – Джонсону  все  же  удалось  рассмотреть  мужчину,  стоявшего  у  него  на  дороге. – Странно,  ты,  меня  знаешь,  а  я,  тебя  вижу  впервые…
- Я,  Даллас  Студенмайр,  новый  городской  маршал  Эль-Пасо, - сообщил  незнакомец.
Теперь  Джонсон  разглядел  на  груди  незнакомца  маршальский  значок,  точно  такой  же,  какой  красовался  и  у  него  на  груди.
- А  я,  тогда  кто? – спросил  Джонсон.
Студенмайр  презрительно  скривил  губы:
- Джонсон,  ты  всего  лишь  жалкий  пьяница! Мне  кажется,  что  ты,  сам  об  этом  прекрасно  знаешь…
- То,  что  я,  пьяница,  с  этим  я,  не  могу  согласиться…- Джонсон  покрутил  головой.
- Мне,  нужны  ключи  от  тюрьмы!
- Ключи,  какие  еще  ключи? Что  за  бред,  у  меня  нет  ключей  от  тюрьмы, - отмахнулся  Джонсон. – Кто  тебе  сказал,  что  ключи  от  тюрьмы  у  меня?
- Мэр  города,  Соломон  Шультц.
- И  ты,  поверил  этому,  выжившему  из  ума  старому  болвану? – Джонсон  захихикал.
- Джонсон,  или  ты,  возвращаешь  ключи,  или  я,  сам,  отберу  их,  у  тебя. Выбор  за  тобой! – повысил  голос  Даллас,  продолжая  загораживать  пьянчуге  дорогу.
- Выбор  за  мной?... Неужели?... Конечно,  выбор  за  мной, - Джонсон  покачивался  на  ногах,  пытаясь  удержать  равновесие. – Хорошо,  хорошо,  я,  сейчас,  схожу  домой  и  разберусь,  какие  ключи  мои,  а  какие  от  тюрьмы…
- Джонсон,  ты  что,  ключи  от  тюрьмы  оставляешь  дома? – немного  удивился  Студенмайр.
- Да,  я,  оставляю  ключи  дома… Мне,  их,  не  к  чему  по  барам  таскать… Ключи  легко  можно  потерять, - стал  объяснять  Джонсон.
Студенмайр  заподозрил,  что  Джонсон  врет  ему.
- Джонсон,  проверь  хорошенько  свои  карманы, - посоветовал  Даллас. – Не  хотелось  бы  мне,  это  делать  за  тебя…
- Чего  мне,  проверять  свои  карманы,  я  и  так  знаю,  что  там,  нет  ключей, - нагло  улыбнулся  Джонсон. – Я  же  сказал,  что  ключи  у  меня  дома  лежат… Сейчас  дома  поищу… хотя,  может,  я  вначале  вздремну,  а  потом  займусь  поисками  ключей…
Студенмайр  видел,  что  заинтересованные  их,  словесной  перепалкой,  на  улице  начинают  собираться  любопытные  горожане. Ему  быстро  надоел  этот  пустой  разговор. Дальше  произошло  нечто  неожиданное  для  всех  свидетелей  спора  двух  городских  маршалов,  бывшего  и  настоящего.
Даллас  шагнул  навстречу  Джонсону,  и  крепко  схватил  одной  рукой  его  за  воротник,  а  другой  рукой  за  оружейный  пояс. В  следующую  секунду  ноги  Джонсона  оторвались  от  земли,  а  он,  сам,  завис  в  воздухе. Джонсон  уступал  ростом  Студенмайру,  но  был  крепко  сбитым,  коренастым  мужиком. Это  не  помешало  Далласу,  без  видимых  усилий  приподнял  пьянчужку  над  землей,  и  перевернул  его,  вверх  ногами.
- Ты-ы,  чего  делаешь… Меня,  сейчас  вырвет! – заорал  Джонсон,  смешно  дрыгая  в  воздухе  ногами.
Не  обращая  на  крики  внимания,  Студенмайр  несколько  раз  сильно  тряхнул  в  воздухе  барахтавшегося  Джонсона. Долго  трястись  не  пришлось. На  землю,  из  карманов  посыпалась  мелочь  и  выпали  ключи  от  тюрьмы.
- Джонсон,  а  ты  говорил,  что  ключи  дома  оставил, - Даллас  не  церемонился  с  вруном, он,  отпустил  его,  хотя  испытывал  сильное  желание  воткнуть  этого  болвана  головой  прямо  в  землю.
Джонсон  грохнулся  на  землю  и  неудачно  подвернул  руку. Студенмайр  наклонился  над  Джонсоном  и  сорвал  значок  маршала.
- Хватит  позорить  закон, - тихо  сказал  Даллас  и  подхватил  с  земли  ключи  от  тюрьмы. 
Новый  маршал  пошел  дальше  по  улице,  потеряв  интерес  к  Джонсону.
- Я,  так  просто  это  не  оставлю! – закричал  взбешенный  Джонсон,  начиная  быстро  трезветь.
- Джонсон,  лучше  не  попадайся  мне  на  пути, - крикнул  Студенмайр. – В  следующий  раз  так  легко  не  отделаешься.
Надо  сказать,  что  члены  городского  совета  были  поражены  увиденной  картиной.
- Давно  я,  ничего  подобного  не  видел, - признался  мистер  Миллс. – Я,  думал,  что  процесс  отбирания  ключей  продлится  намного  дольше…
- Похоже,  с  новым  маршалом  мы,  не  прогадали, - решился  высказать  свое  мнение  мер  города. – В  решительных  действиях  Студенмайру  не  откажешь.
Но  были  люди,  которые  относились  к  новому  маршалу  иначе. Так  Джордж  Кэмпбелл,  бывший маршал,  ничуть  не  пугаясь  жестокой  репутации  Студенмайра,  обратился  к  нему:
- Эль-Пасо  жестокий  город…
- Вы,  не  первый,  кто  это  мне  говорит
- Мне  кажется  вы,  совершили  большую  ошибку,  когда  приехали  к  нам. У  нас  не  любят  чужаков…
- Мне  плевать  на  это, - ответил  Студенмайр.
- В  течение  пяти  дней  вас,  ждут  очень  серьезные  испытания, - сообщил  Кэмпбелл. – Для  вас  они,  могут  закончиться  очень  плохо…
- И,  что  это  за  испытания  такие? – спросил  Даллас.
- Скоро  сами  увидите…
- Тебе  лучше  отвалить  в  сторону,  мистер… Обещаю,  что  сейчас  для  тебя  начнутся  испытания,  которые  тебе,  совершенно  не  понравятся, - пообещал  Студенмайр.
Кэмпбелл  не  решился  дальше  угрожать  Студенмайру  и  отошел.   
Новый  городской  маршал  Даллас  Студенмайр  вскоре  восстановит  порядок  и  закон  на  улицах  Эль-пасо,  только  никто  не  мог  предположить  какую  цену  придется  заплатить  за  это.

УГНАННОЕ  СТАДО   КОРОВ   И  ДВА  УБИТЫХ   МЕКСЕКАНЦА.

14  апреля,  всего  лишь  три  дня  спустя,  после  занятия  Студенмайром  должности  городского  маршала,  в  Эль-Пасо  произошла  одна  из  самых  известных  перестрелок  на  Диком  Западе,  которую  подробно  описали  газеты  таких  крупных  городов,  как  Сан-Франциско  и  Нью-Йорк. Газеты  назвали  эту  перестрелку,  «четыре  мертвеца  за  пять  секунд».
Трагические  события  предшествующие  этой  перестрелки  развивались  несколькими  днями  раньше  и  произошли  южнее  Рио-Гранде,  когда  братья  Мэннинг  украли  стадо,  около  30  голов  скота  в  Мексике  и  загнали  его  в  Техас,  чтобы  продать. 

12  апреля,  на  следующий  день,  после  вступления  Студенмайра  на  должность  городского  шерифа,  богатый  мексиканский  фермер,  Дон  Унноченте  Очоа  обратился  за  помощью  к  капитану  техасских  рейнджеров  Джорджу  Бейлору. Богатый  мексиканец  был  наслышан,  что  капитан  рейнджеров  был  смелым,  храбрым  и  честным  офицером. Поговаривали,  что  Бейлор  имел  славу  одного  из  лучших  стрелков  на  границе. Дон  Очоа  пожаловался,  что  у  него  были  украдены  тридцать  голов  рогатого  скота,  с  ранчо,  которое  располагалось  в  35  милях к  югу  от  границы. Следы  ворованного  стада  привели  к  загону  на  ферму  Джона  Хейла.
С  трудом  сдерживая  свой  гнев,  Дон  Очоа  рассказал  все,  что  смог  узнать  и  попросил  посодействовать  ему. Сорокадевятилетний  капитан  Бейлор,  при  росте  шесть  футов  и  два  дюйма  был  стройный,  подтянутый  мужчина. Он,  внимательно  выслушал  мексиканского  богача.
- Дон  Очоа,  я,  сделаю  все,  что  в  моих  силах, - пообещал  капитан.
На  самом  деле  все  обстояло  намного  сложнее. Бейлор  уже  не  раз  слышал  про  ранчо  Хейла,  знал,  что  там  прячут  ворованный  скот. На  ферме  Хейла  постоянно  находилось  несколько  вооруженных  мужчин. Зато  рейнджеры  в  этот  момент  были  заняты  другими  делами,  и  свободных  людей  у  Бейлора  пока  не  имелось. С  Хейлом  необходимо  было  кончать,  но  не  в  ближайшее  время.
Капитан  использовал  для  поиска  пропавшего  скота  возвращавшихся  с  патрулирования  границы  рейнджеров. Кроме  того  Дон  Очоа  настоял,  чтобы  рейнджеры  взяли  себе  в  помощь  восьмерых  мексиканцев,  которые  могли  опознать  украденный  скот. Рейнджеры  ничего  подозрительного  не  обнаружили  и  вскоре  прекратили  поиски. Мексиканцы  оказались  намного  упрямее.
В  команде  мексиканцев  оказались  два  молодых  парня;  Санчес  и  Хуарес. Один  из  них,  в  феврале  участвовал  в  перестрелке  с  ворами  скота,  в  результате  которой  погибли  трое  друзей  братьев  Мэннинг.
Санчес  и  Хуарес  отделились  от  основного  отряда  и  занялись  самостоятельными  поисками,  глубоко  углубившись  на  территорию  Техаса. Да,  они  сильно  рисковали,  встреча  с  местными  могла  закончиться  для  них  очень  плохо. Но  парни  решили  рискнуть,  ведь  Дон  Очоа  предложил  неплохое  вознаграждение,  если  ему  вернут  украденный  скот. А  парни  очень  нуждались  в  деньгах. Санчес  и  Хуарес  были  уверены,  что  сумеют  вернуть  скот. Они  уверенно  шли  по  следам. Грабители  чувствовали  себя  в  безопасности  и  даже  не  пытались  скрыть  следы. Конечно,  на  месте  парней  надо  было  позвать  кого-нибудь  в  помощь,  но  им,  не  хотелось  терять  время,  а  заодно  в  случае  успеха  не  надо  ни  с  кем  делить  вознаграждение.
- Санчес,  у  нас  нет  времени  бежать  за  помощью. Поверь  мне,  мы,  сами  справимся, - Хуарес  широко  улыбнулся,  показав  белоснежные,  крупные  зубы.
Санчес  поверил  своему  другу,  что  они  сами  справятся. Мексиканцы  увидели  впереди  какие-то  строения. Следы  угнанного  скота  привели  двух  смельчаков  к  ферме  Джона  Хейла. Здесь  они  увидели  в  загоне,  небольшое  стадо  коров. Не  заметив  сторожей  Санчес  и  Хуарес  подъехали  ближе. Бегло  осмотрев  стадо,  они  обнаружили  трех  украденных  коров  Дона  Очоа.
Слишком  поздно  мексиканцы  увидели  двух  вооруженных  парней. Бывший  рейнджер  Крис  Плевелер  и  свиной  делец  Фрэнк  Стивенсон,  охраняли  стадо.   
- Мексикашки,  какого  черта  вы,  здесь  делаете? – крикнул  один  из  мужчин,  с  расплюснутым  носом.
- Мы,  ищем  пропавший  скот  нашего  сеньора! – на-испанском  ответил  Хуарес.
- Что  ты,  там,  бормочешь  вонючий  мексикашка… Я,  по-испански  ничего  не  понимаю…- снова  крикнул  мужчина  с  приплюснутым  носом. – Говори  по-английски,  черт  тебя  забери!
- Мы,  ищем  украденный  скот  нашего  сеньора…- повторил  Джуари.
- Мексикашка,  ты,  не  там  ищешь!... С  чего  ты,  вообще  взял,  что  ворованный  скот  находится  на  нашем  ранчо? – бывший  рейнджер  Крис  Превелер,  не  спускал  настороженных  глаз  с  мексиканцев.
- Следы  украденного  скота  привели  на  ваше  ранчо, - дерзко  отвечал  Хуарес,  переходя  на  английский. – В  вашем  стаде  я,  обнаружил  трех  коров  из  стада  Дона  Очоа…
- Да  мне,  плевать,  что  ты  обнаружил  в  стаде, - прервал  мексиканца  Превелер. – Этих  коров  мы,  купили…
- Если  вы,  купили  этих  коров,  то  покажите  нам  документы  на  их  покупку, - прервал  Хуарес.
- Документы  у  хозяина,  а  ты,  мексикашка,  лучше  проваливай  к  себе  домой,  пока  цел! – крикнул  Крис  Превелер.
Мексиканцы  немного  постояли,  тихо  переговариваясь  между  собой  на-испанском. Было  видно,  что  они  не  поверили  не  одному  слову  Превелера. Чтож,  тем  хуже  для  вас. Мексиканцы  развернули  коней  и  поехали  прочь.
Понизив  голос,  Превелер  добавил  для  Стивенсона: 
- Фрэнк,  один  из  этих  мексекашек  участвовал  в  февральской  перестрелке,  когда  троих  наших  парней  подстрелили. Неужели  мы,  позволим  ему  снова  уйти?
Стивенсон  мрачно  улыбнулся. Судьба  любопытных  мексиканцев  была  решена,  они,  себе  сами  подписали  смертный  приговор. Чуть  кивнув  Стивенсону,  Крис  Превелер  вскинул  ружье  и  нажал  на  курок. Хлестко  бухнул  выстрел,  и  Санчеса  пуля  выбила  из  седла. Следом  выстрелил  Фрэнк  Стивенсон. Он,  тоже  попал  в  цель. Второй  мексиканец  упал  на  шею  лошади.
- Если  что,  скажем,  что  мексикашки  первые  на  нас  напали, - взволнованно  прохрипел  Превелер.
- Точно,  так  оно  и  было, - нервно  усмехнулся  Стивенсон.
Убийц  даже  не  смутило,  что  вроде  бы  первыми  напавшие  на  них  мексиканцы  были  подло  застрелены  в  спину.
Тела  мексиканцев  так  и  оставили  где  они  упали. А  лошадей  забрали,  лошадей  всегда  можно  продать. Убийцы  рассчитывали,  что  на  этом  все  закончится. Но,  на  самом  деле  события  стремительно  начинали  развиваться. 

Около  75  вооруженных  до  зубов  мексиканцев,  пересекли  границу  Техаса  и  прискакали  в  Эль-Пасо,  выкрикивая  угрозы. Они,  разыскивая  двух  пропавших  мексиканских  вакеро (5),  и  тридцать  голов  скота,  украденного  с  ранчо,  расположенного  по  другую  сторону  Рио-Гранде. Пропавшие  животные  принадлежали  богатому  мексиканцу,  Дону  Унноченте  Очоа,  который  нанял  вооруженный  отряд,  чтобы  вернуть  ворованный  скот… Конечно,  если  его  найдут.
Мэр  Эль-Пасо,  Соломон  Шультц  вынужден  был  сделать  исключение  для  мексиканцев,  что  позволило  въехать  в  пределы  города  хорошо  вооруженному  отряду. Главарь  мексиканского  отряда  обратился  за  помощью  к  Гасу  Кремпкау,  констеблю  округа  Эль-Пасо. Кремпкау  согласился  возглавить  поиск  и  взялся  за  дело  с  особым  усердием. Так  же  констебль  согласился  сопровождать  отряд  мексиканцев  на  ранчо  Хейла,  которого  подозревали  в  кражах  крупного  рогатого  скота.
К  11  часам,  около  ранчо  Джонни  Хейла,  в  13  милях  к  северо-западу  от  Эль-Пасо,  удалось  обнаружить  тела  двух  убитых  мексиканцев,  убитых  в  ночь  с  13  на  14  апреля. Здесь  же,  после  обыска  нашли  трех  украденных  коров. Само  ранчо  на  этот  момент  пустовало. Если  там  и  находились  люди,  они  предпочли  на  время  спрятаться.
Тела  убитых  мексиканцев  забрали  и  привезли  на  телеге  в  город. Процессия  с  грохотом  проехала  по  улице  и  остановилась  перед  офисом  судьи. Судья  вышел  к  возбужденной  толпе  мексиканцев  и  осмотрел  тела  Санчеса  и  Джуари. Все  указывало,  на  то,  что  мексиканские  ковбои,  Санчес  и  Хуарес  пытались  найти  украденный  скот,  и  были  подло  убиты. Вариантов,  чтоб  успокоить  вооруженных  мексиканцев  у  судьи  никаких  не  было,  как  только  начать  следствие.
Возле  ранчо  Хейла  задержали  двух  местных  скотокрадов,  Криса  Превелера  и  Фрэнка  Стивенсона. Их  обвинили  в  убийстве,  после  того,  как  кто-то  случайно  услышал,  как  скотокрады  хвастались  перед  друзьями  в  убийстве  двух  мексиканцев. Подозреваемых  в  убийстве  Превелера  и  Стивенсона  заставили  следовать  в  Эль-Пасо,  где  они,  были  помещены  под  стражу  в  ожидании  слушания  в  суде.
Запутанный  клубок  потихоньку  начинал  распутываться.
Большой,  хорошо  вооруженный  отряд  мексиканцев  наделал  немало  шума  в  Эль-Пасо. Поверьте,  зрелище  не  для  слабонервных,  увидеть  на  улицах  города  такое  количество  возбужденных  людей,  обвешанных  с  ног  до  головы  оружием. Чувствовалось  беспокойство  и  тревога  горожан  американцев,  по  поводу  присутствия  в  городе  вооруженных  мексиканцев. Горожане  на  всякий  случай,  стали  активно  вооружаться. Мексиканцы  в  свою  очередь  не  собирались  отступать,  они  требовали  справедливого  наказания,  за  убийство  своих  людей.
В  городе  появился  Джон  Хейл,  возле  фермы  которого  нашли  двух  убитых  парней. С  Хейлом  приехал  предыдущий  городской  маршал,  Джордж  Кэмпбелл. Этим  двоим  было  интересно,  чем  все  закончится.
Напряжение  в  городе  нарастало,  в  любой  момент  могла  вспыхнуть  хорошая  перестрелка.
Городской  совет  решился  провести  в  городе  суд. Поскольку  констебль  Кремпкау  свободно  владел  испанским  языком,  его  назначили  переводчиком  в  суде. 
В  ходе  судебного  разбирательства  установили,  что  Санчес  и  Хуарес  побывали  на  ранчо  Хейла,  ища  ворованный  скот. Скотокрады,  опасаясь,  что  мексиканцы  обнаружат  угнанный  скот,  вернуться  на  ферму  уже  с  подкреплением,  убили  их. Но  убийцы  совершили  одну,  очень  грубую  ошибку. Они  даже  не  попытались  спрятать  трупы  мексиканцев.
Сами  убийцы  во  время  суда  отсутствовали,  по  соображениям  безопасности. Подозреваемых  принялся  защищать  некий  Уэлдон,  дружок  Джона  Хейла. Уэлдон  утверждал,  что  имеет  свидетелей,  которые  якобы  видели,  что  мексиканцы  первыми  напали  на  его  подзащитных.
Таким  свидетелем  оказался  сам  владелец  ранчо,  Джон  Хейл. Хейла  поддержал  бывший  городской  маршал  Кэмпбелл.
- Я,  своими  глазами  видел,  что  мексиканцы  первыми  стали  палить  из  ружей. Стивенсон  и  Превелер  всего  защищали  свою  жизнь! 
Но,  в  эти  утверждения  никто  не  поверил. Двоих  американцев  болтунов,  Превелера  и  Стивенсона  обвинили  в  убийстве  и  немедленно  арестовали. В  суде  объявили  перерыв,  а  толпу  зевак  разогнали. Продолжение  судебного  разбирательства  решили  перенести  на  более  позднюю  дату.
Мексиканцы  немного  успокоились. Они  забрали  два  найденных  трупа  и  вернулись  в  Мексику,  чтобы  их,  там  похоронить.
Могло  показаться,  что  обстановка  в  городе  нормализовалась.

ЧЕТЫРЕ   МЕРТВЕЦА   ЗА   ПЯТЬ  СЕКУНД.
 
Около  полудня  судебное  разбирательство  закончилось. Люди  неохотно  расходились.
Маршал  Даллас  Студенмайр  тоже  присутствовал  в  зале  суда,  наблюдая  за  происходящим. По  окончанию  суда,  считая,  что  ситуация  в  городе  возвращается  к  нормальной  жизни  Даллас  решил  пообедать. Он,  пересек  улицу  и  зашел  в  ресторан  «Глоуб».
Констебль  Кремпкау,  в  это  время  зашел  в  соседний  салон,  чтобы  забрать  свою  винтовку  и  револьвер. Констебль  сунул  винтовку  в  седельную  кобуру,  когда  к  нему  подошли  два  известных  местных  дебошира;  Джордж  Кэмпбелл  и  Джон  Хейл. Оба  были  уже  в  изрядном  подпитии.
- Кремпкау,  нам  не  нравится,  как  ты,  потакаешь  мексиканцам  на  этом  чертовом  суде, - заявил  Кэмпбелл.
- Это  уже,  не  ваше  собачье  дело! – грубо  ответил  Кремпкау,  пытаясь  отвязаться  от  назойливых  собеседников.
- Кремпкау,  не  стоит  с  нами  разговаривать  таким  тоном! – зло  сощурился  Кэмпбелл.
- Кэмпбелл,  не  лезь,  не  в  свое  дело… Ты  уже,  не  городской  маршал!
- Гас,  ты,  зачем  выдал  двух  наших  парней  грязным,  вонючим  мексикашкам?! – закричал  подскочивший  с  другой  стороны  Хейл.
- Допустим,  выдал  не  я,  это  решение  суда…- парировал  Кремпкау.
- Джордж,  ты,  слышал? Он,  еще  издевается  над  нами…- все  больше  заводился  Хейл.
- Хейл,  я,  уверен,  что  тебе  есть  над  чем  задуматься…
- Что  ты,  имеешь  ввиду?
- Двух  мертвых  мексиканцев  нашли  рядом  с  твоей  фермой…
- И-и,  что…- Хейл  буквально  затрясся  от  злости.
- И  судебное  разбирательство  еще  не  окончено, - закончил  свою  мысль  Кремпкау.
- Я  считаю,  что  любой  американец,  который  является  другом  мексиканцев,  должен  быть  повешен! – неожиданно  заявил  Кэмпбелл.
Лицо  Кремпкау  стало  красным  от  гнева. Он,  только  что  участвовал  в  суде,  как  переводчик,  оказывая  помощь  мексиканцам. Намек  Кэмпбелла  был  очень  откровенным,  возможно,  если  бы  он,  не  был  пьян,  так  бы  не  посмел  сказать…
- Кэмпбелл,  я,  надеюсь,  вы,  не  меня  имеете  ввиду? – спросил  Кремпкау,  резко  поворачиваясь  к  наглецу.
- Если  обувь  подходит,  то  ее  надо  носить! –  отвечает  Кэмпбелл
Джон  Хейл  был  безоружен. Он  стоял  рядом,  но  внезапно  делает  шаг  навстречу  Кэмпбеллу  и  выхватывает  у  него  из  кобуры  один  из  двух  револьверов  и  громко  кричит:
- Джордж,  я,  прикрою  тебя!
Хейл  направляет  ствол  револьвера  на  растерянного  констебля  и  нажимает  на  спусковой  курок. Раздался  оглушительный  выстрел. Пуля  ударила  Кремпкау  под  сердце  и  отбросила  законника  назад,  к  дверям  салуна,  сбивая  его  с  ног. Получив  смертельное  ранение,  Кремпкау,  уже  лежа  на  земле,  с  трудом  вытаскивает  из  кобуры  свой  револьвер.

Маршал  Студенмайр  услышал  выстрел. Выскочив  из-за  стола  и  выхватив  свои  револьверы,  из  специально  пришитых  на  бедрах  кожаных  карманов,  которые  ему  заменяли  кобуру,  Даллас,  выбежал  из  ресторана  на  улицу. В  руках  маршала  два  револьвера,  один  обычный,  второй  с  коротким  стволом,  используемый  для  ближнего  боя. Следом  за  ним  из  ресторана  выскочил  Док  Каммингс с  ружьем.
Трезвея  на  глазах,  Джон  Хейл  испугался,  поняв,  что  он,  натворил. Увидев,  что  тяжелораненый  констебль  Кремпкау  выхватил  свой  пистолет,  Хейл  поспешно  спрятался  за  толстым  саманным  столбом. В  этот  момент  перед  салуном  появился  Даллас  Студенмайр  с  поднятыми  для  стрельбы  револьверами.
Студенмайр  увидел  дымящийся  ствол  револьвера  в  руке  Хейла  и  сразу  понял,  что  произошло. Он  выстрелил  в  Хейла,  в  зачинщика  перестрелки. Маршал  промахнулся,  пуля  не  задев  Хейла,  пролетела  мимо  и  попала  в  одного  мужчину,  который  оказался  случайным  свидетелем. Мексиканец  Ошоа  просто  перебегал  улицу,  в  поисках  укрытия  и  случайно  оказался  на  линии  огня  Студенмайра. Ему  не  повезло,  он  получил  смертельное  ранение  и  скончался  на  следующий  день.
Мгновенье  спустя,  когда  Хейл  выглянул  из-за  столба,  Даллас  выстрелил  снова. На  этот  раз  он,  не  промахнулся. Пуля  попала  Хейлу  точно  промеж  глаз,  и  он,  замертво  свалился  на  пол.
Увидев,  с  какой  легкостью  Студенмайр  разделался  с  его  дружком,  Кэмпбелл  решил  зря  не  рисковать. Он  вышел  из  салуна,  размахивая  револьвером  и  пытаясь  остановить  стрельбу.
- Маршал,  я,  не  хочу  участвовать  в  перестрелке!... Это  не  моя  драка  и  не  я,  ее  начал!...
Гас  Кремпкау,  ошибочно  полагая,  что  именно  Кэмпбелл  первым  стрелял  в  него,  прежде  чем  потерял  сознание,  дважды  стреляет  в  него  из  своего  револьвера. Первая  пуля  попала  в  револьвер  Кэмпбелла  и  сломала  запястье  правой  руки. Вторая  пуля  попала  в  ногу. Кэмпбелл  закричал  от  боли,  и,  чисто  автоматически  перехватывает  револьвер  в  левую  руку. Студенмайру  это  сильно  не  понравилось,  он,  должен  был  как-нибудь  отреагировать. Даллас  прекрасно  слышал,  что  кричал  ему  Кэмпбелл,  но  сейчас,  это  для  него  был  всего  лишь  человек  с  револьвером  в  руке,  который  несколько  дней  назад  угрожал  ему  публично. Кроме  того  Кэмпбелл  находился  в  затянувшейся  конфронтации  с  мэром  города,  и  был  явно  неугоден  для  многих  членов  городского  совета.
Маршал  развернулся,  медленно  пошел  к  Кэмпбеллу  и,  вскинув  пистолет,  трижды  нажал  на  курок,  всадив  все  три  пули  ему  в  живот. Кэмпбелл  выронил  револьвер,  схватился  за  живот  и  рухнул  на  землю.
- Студенмайр!... Ты,  большой  сукин  сын,… ты  убил  меня! – прохрипел  раненый.
Кремпкау  из  последних  сил  приподнялся. Увидев,  что  с  Кэмпбеллом  покончено  он,  усмехнулся  и  обессиленно  откинулся  на  спину.
Когда  пыль  осела,  Кэмпбелл  и  Кремпкау  были  мертвы.
Когда  револьверы  смолкли,  горожане  Эль-Пасо  были  одновременно  в  шоке,  и  в  восторге  от  увиденной  перестрелки,  свидетелями  которой  они  стали. Законник,  два  подстрекателя  и  случайный  прохожий,  четверо  мужчин  были  или  мертвы,  или  при  смерти  в  течение  нескольких  секунд. Слишком  высокая  цена,  уплаченная  за  несколько  необдуманных  фраз. Даллас  Студенмайр  оказался  единственным  участником,  кто  остался  живым  в  этой  перестрелке. Такая  перестрелка,  с  четырьмя  погибшими  за  раз,  даже  для  пограничного  города  была  редкостью.
Трое  техасских  рейнджеров  стояли  рядом,  но  не  принимали  участие  в  перестрелке. Позже  они  заявили,  что  не  вмешались,  считая,  что  у  маршала  Студенмайра  ситуация  была  под  контролем.

Позже  эту  ожесточенную  перестрелку  назвали  как,  «четыре  трупа  за  пять  секунд». Хотя,  на  самом  деле  прошло  значительно  больше  времени,  чем  пять  секунд. Но,  для  журналистов  главное  было  броское  название,  для  привлечения  любопытных  читателей.
Отцы  города  были  довольны  решительностью  нового  маршала. Студенмайру  повысили  зарплату  до  100  долларов  в  месяц  и  подарили  трость  с  позолоченным  наконечником.
Но  была  и  плохая  сторона  для  Далласа  Студенмайра. Он  нажил  много  новых  врагов.
Несмотря  на  репутацию  крутого  ганфайтера (6),  которая  продолжала  расти  в  последующих  перестрелках,  у  Студенмайра  было  мало  друзей  Эл-Пасо,  тогда,  как  у  Кэмпбелла  и  Хейла,  их  было  гораздо  больше. Занимая  должность  маршала,  Студенмайр  оставался  для  большинства  горожан  чужаком. В  итоге,  Студенмаеру  пришлось  в  одиночку  отстаивать  законность  своих  действий. Обычно,  оправданная  законом  стрельба,  практически  ничего  не  значила  в  городах  Старого  Запада. Зато  здесь  были  распространены  вендетты.
Убийство  Хейла  и  Кэмпбелла, сильно обеспокоило братьев Мэннинг, и они решили отомстить. Это  стало началом вражды между Студенмайром и  братьями Меннингами.

ЗАСАДА   НА   МАРШАЛА   ЗА   КУЧЕЙ   КИРПИЧЕЙ.

Недавняя  перестрелка  наделала  много  шума  в  городе  и  добавила  огромный  авторитет  новому  маршалу. Горожане  поверили,  что  Студенмайр  сумеет  справиться  с  любой  ситуацией,  которая  может  возникнуть  на  улицах. К  нахлынувшей  славе  тоже  необходимо  было  привыкнуть. Люди,  завидев  Студенмайра  останавливались  и  пялились  во  все  глаза  на  него,  тихо  обсуждая  между  собой  подробности  нашумевшей  перестрелки  в  городе. Ничего  страшного,  разговоры  скоро  прекратятся…
Была  и  плохая  сторона  такой  славы. Теперь  маршал  Студенмайр  заимел  много  новых  врагов  в  Эль-Пасо. Главными  же  врагами  стали  братья  Мэннинг. Пока  они,  ничего  не  предпринимали  против  Студенмайра,  но  лучше  не  расслабляться,  когда  под  боком  растревоженное  змеиное  гнездо.   

Вечером  в  салуне  как  всегда  многолюдно  и  шумно. Кто  пришел  поиграть  в  карты,  кто  заключить  сделку,  кто  просто  безоглядно  отдаться  выпивке. За  одним  из  столов  сидели  с  мрачными  лицами  братья  Мэннинг;  Джордж  «Док»,  Фрэнк  и  Джеймс. На  столе,  перед  ними  бутылка  и  два  стакана  наполненные  виски. Но  к  стаканам  никто  так  и  не  притронулся. Один  из  братьев,  Джеймс  уже  год,  как  не  пил.
- Я,  в  это  не  могу  поверить… У  меня  произошедшее  до  сих  пор  в  голове  не  укладывается… Этот  подонок  Студенмайр,  с  легкостью  пристрелил  наших  друзей,  Джорджа  Кэмпбелла  и  Джона  Хейла, – первым  нарушил  затянувшееся  молчание  Док  Мэннинг. – Он,  пристрелил  трех  человек,  и  еще  стал  в  Эль-Пасо  настоящим  героем…
- И  все  ему  сошло  с  рук…- хриплым,  приглушенным  голосом  добавил  Фрэнк.
- Ладно,  еще  Хейла  пристрелил. У  него  в  башке  никогда  мозгов  не  хватало, - продолжал  Док. – Сколько  лет  я,  его  знал,  Джон  постоянно  лез  на  рожон,  постоянно  нарывался. И  в  этот  раз  вся  заваруха  началась  из-за  него. Он  первым  начал  стрельбу. Но  Кэмпбелл  не  хотел  неприятностей. С  десяток  свидетелей  видели,  и  могут  подтвердить,  что  Джордж  не  хотел  этой  драки. Зачем  Студенмайр  стал  в  него  стрелять? Я  считаю,  что  это  было  хладнокровное  убийство.
Остальные  братья  согласились  с  этим. Два  брата  выпили  виски,  немного  помолчали. 
- Фрэнк,  Джеймс,  что  вы,  об  этом  думаете? – спросил  Док.
- Я,  знаю,  что  так  нельзя  оставлять  убийство  наших  людей, - поддержал  брата  Фрэнк. – Если  Студенмайр  думает,  что  нацепив  на  грудь  оловянный  значок,  стал  неприкасаемым,  он  сильно  ошибается…
- Что  будем  делать? – спросил  Джеймс.
- Студенмайра  надо  пристрелить, - высказал  свою  мысль  Док.
- Док,  ты,  с  ума  сошел! Студенмайр  городской  маршал… Так  и  до  виселицы  недалеко, - побледнел  Джеймс.
- Не  горячись  брат,  если  все  провернуть  с  мозгами,  то  любую  проблему  вполне  можно  решить…
- Неужели? Как  же  мы,  это  сделаем? – недоверчиво  спросил  Джеймс.
- Есть  еще  один  человек,  который  сильно  обижен  на  Студенмайра, - усмехнулся  Док.
- Кто  же  это?
- Хороший  наш  знакомый. Бывший  городской  маршал,  Билл  Джонсон.
- Да,  у  Билла  имеется  большой  зуб  на  Студенмайра. Только  Джонсон  за  последние  дни  совсем  не  просыхает  от  виски, - возразил  Док. – Если  раньше  Билл,  хоть  иногда  показывался  на  улице,  то  теперь  складывается  такое  впечатление,  что  он,  надолго  прижился  у  нас  в  салуне.
- Мы,  сами  виноваты,  отпуская  Джонсону  дармовую  выпивку, - согласился  Фрэнк. – Если  так  пойдет  дальше,  Джонсон  пропьет  свои,  последние  мозги  и  ему  будет  плевать  на  Студенмайра
- Все  это  так,  но  Студенмайр  очень  сильно  обидел  Билла, - развивал  свою  мысль  Док. – Даллас  прилюдно  унизил  нашего  пьянчугу. Я,  думаю,  мы,  легко  сумеем  этого  болвана  Джонсона,  расшевелить  и  натравить  на  нового  маршала. Билл  никогда  особым  умом  не  отличался,  но  гордость  еще  свою  не  пропил.
- У  тебя,  брат,  всегда  неплохо  получалось  загребать  жар  чужими  руками, - похвалил  Дока  Фрэнк. – Ловко  придумано… Если  Джонсон  пристрелит  Студенмайра  хорошо. Если  Студенмайр  пристрелит  Джонсона,  мы,  здесь  ни  причём…
- Соображаешь  братец, - похвалил  Док. – Решено,  так  и  сделаем. 
Братья  Мэннинг,  как  по  команде  обернулись  к  самому  удаленному  столику,  где  в  одиночестве  скучал  Билл  Джонсон

Джонсона  даже  искать  не  пришлось.  Он,  безвылазно  сидел  в  салуне,  который  принадлежал  братьям  Мэннинг. Получая  за  счет  Мэннингов  бесплатную  выпивку,  Джонсон  вслух  размышлял  о  своей,  внезапно  потерянной  работе. При  этом  он,  проклинал  Студенмайра,  обещая  отомстить  ему,  при  первом  удобном  случае.
- Эта  скотина  разорит  нас, - негромко  сказал  Фрэнк  Мэннинг,  кивнув  в  сторону  Джонсона.
- Потерпи  немного  братишка, - холодно  усмехнулся  Док. – Поверь  мне,  скоро  Джонсон  сполна  расплатиться  за  все  выпитое  наше  виски.
Братья  Мэннинг  подсели  к  столу,  за  которым  в  одиночестве  скучал  Билл  Джонсон. Было  удивительно,  как  он  еще  удерживался  верхом  на  стуле. От  Джонсона  воняло,  как  от  раскрытой  бочки  с  виски.
- Привет  Билл,  как  дела... У  тебя  голова  не  болит? – с  ехидцей  спросил  Док  Мэннинг. 
- Док,  я,  не  понял,  на  что  это  ты,  сейчас  намекаешь? – в  глазах  бывшего  городского  маршала  сверкнула  злость.
- Билл,  мы,  тебя  очень  уважаем, - вмешался  в  разговор  Джордж. – Нас  вполне  устраивало,  когда  ты,  был  городским  маршалом,  пока… Пока  в  Эль-Пасо  не  приперся  этот  выскочка  Студенмайр… Он,  не  прав… С  тобой  нельзя  было  так  поступать… Схватить  и  вытряхивать,  как  бизонью  шкуру,  на  глазах  всего  города...
Джонсон  от  злости  заскрежетал  зубами.
- Я  убью  этого  подонка! – прорычал  Джонсон,  брызгая  слюной  и  вдруг  резко  обмяк. – Я  бы  убил  Студенмайра,  только  у  меня  нет  шансов  выстоять  против  него…
- Билл  подожди,  тебе  необязательно  вызывать  Студенмайра  на  честный  поединок, - подленько  захихикал  Док.
Джонсон  внимательно  вглядывался  в  лицо  Дока  Мэннинга,  словно  видел  его  в  первый  раз.
- Ты,  можешь  все  провернуть  намного  проще…
- Как  это? – в  глазах  Джонсона  появилось  недоверие.
- Билл,  раз  Студенмайр  с  тобой  так  обошелся,  ответь  ему,  той  же  монетой, - в  другое  ухо  стал  сладкоголосо  напевать  Джордж  Мэннинг. – Ночью,  когда  наш  новый  маршал  будет  обходить  улицы,  можно  его  подстеречь  и  пальнуть  в  спину…
- Но,  это  же…- Джонсон  начал  трезветь.- Это  же  подло… Хотя  Студенмайр  со  мной  тоже  подло  поступил…
- Так  оно  и  есть, - широко  улыбнулся  Фрэнк  Мэннинг.
- Не  исключено,  что  я,  могу  промахнуться. Посмотри,  на  мои  руки, - Джонсон  вытянул  вперед  руки  и  братья  Мэннинг  сами  убедились,  насколько  сильно  они  дрожат.
Хотя  Билл  Джонсон  был  пьян,  он,  хорошо  понимал,  чем  для  него  могла  закончиться  встреча  с  новым  маршалом.
– Этот  ублюдок  слишком  хорошо  и  быстро  стреляет…
- Билл,  если  ты,  вместо  револьвера  возьмешь  дробовик…  У  Студенмайра  не  останется  шанса  выжить. Дробь  разорвет  его  пополам, - сказал  Док.
- Дробовик  это  хорошо, - повеселел  Джонсон. – Я,  про  дробовик  даже  не  подумал…

В  воскресенье,  17  апреля,  вечером, около  22:00,  Студенмайр  как  обычно  начал  привычный  обход  Эль-Пасо. Два  револьвера  были  скрыты  под  длинным  сюртуком,  в  специальных  кожаных  карманах. Студенмайр  патрулировал  улицы  города,  вместе  с  Доком  Каммингсом. Каммингсу  руководить  рестораном  было  мало,  он  еще  выполнял  роль  заместителя  маршала  при  Студенмайре.
Студенмайр  и  Каммингс  медленно  продвигались  по  центральной  улице,  тихо  переговариваясь  между  собой. Даллас  то  и  дело  цепким  взглядом  осматривался  по  сторонам. Но  ни  Студенмайр,  ни  Каммингс  не  заметили,  что  следом  за  ними  осторожно  крался  неизвестный  мужчина. Благодаря  темной  одежде  он,  оставался  незаметным. Незнакомец  сильно  близко  не  приближался,  но  и  не  отставал,  держа  маршала  и  его  зама  в  поле  зрения.
Сильно  не  мудрствуя,  Джонсон  выбрал  место  для  засады  позади  большой  кучи  кирпича,  вблизи  строящегося  дома,  на  улице  Сан-Антонио. Здесь,  неподалеку  находился  дом,  в  котором  Студенмайр  снимал  меблированную  комнату. Джонсону  натерпелось  рассчитаться  с  Далласом,  который  его  опозорил  прямо  на  глазах  горожан  Эль-Пасо. 
Ожидание  затягивалось,  но  Джонсон  решил  дождаться  своего  врага. Билл  присел  на  корточки,  держа  в  руках  заряженный  дробовик  двустволки,  который  ему  позаимствовали  братья  Мэннинг  вместе  с  бутылкой  виски.
- Сегодня  я,  Билл  Джонсон,  наконец,  рассчитаюсь  с  тобой,  мерзкий  ублюдок…- тихо  бормотал  Джонсон,  время  от  времени  прикладываясь  к  бутылке.
Студенмайр  дошел  к  месту  засады. О  приближении  своего  врага  Джексон  узнал,  услышав  голос  Студенмайра. Маршала  сопровождал  заместитель,  Док  Каммингс. Убийца  был  пьян,  и  это  его  сгубило. Билл  решил  немного  подняться  на  кучу  из  кирпичей,  чтобы  лучше  видеть  своего  врага. Но  ослабевшие  от  выпитого  виски  ноги,  и  неустойчивый  кирпич  сыграли  с  Джонсоном  злую  шутку. Билл  оступился  и  упал  на  спину,  при  этом  случайно  нажав  на  курок  дробовика. Ночную  тишину  оглушительно  разорвал  громкий  выстрел  сразу  из  двух  стволов. Заряд  дроби  ушел  вверх,  в  ночное  небо,  никого  не  задев. Поскольку Джонсон был сильно пьян, а  жесткая  репутация  маршала  лишала  его  присутствия  духа,  оба  этих  фактора  повлияли   на  его  выстрел.
Услышав  подозрительный  шум,  Студенмайр  оглянулся  в  тот  момент,  когда  раздался  выстрел. Вспышка  ослепила  его,  но  Студенмайр  и  Каммингс  уже  выхватили  свои  револьверы  и  стали  стрелять  по  темному  силуэту  незнакомого  убийцы. Их  пули  проделали  восемь  дыр  в  теле  Джонсона.
- Интересно,  кто  это? – неизвестно  у  кого  спросил  Студенмайр,  осторожно  приближаясь  громко  стонавшему  человеку.
Студенмайр  ногой  отбросил  дробовик  в  сторону  и  склонился  к  раненому.
- Билл  Джонсон? – казалось,  что  Студенмайр  не  сильно  удивился..
- Кажется  ты.  Даллас,  отстрелил  этому  неудачнику  яйца…
В  этот  момент,  с  другой  стороны  улицы  раздался  еще  один  выстрел. Пуля  ударила  Далласа  в  пятку. Но  это  не  остановило  маршала,  он,  уже  разворачивался,  вскинув  пистолет  и  нажимая  на  курок. Револьвер  несколько  раз  злобно  рявкнул  в  руке. Студенмайр  услышал  приглушенный  топот  убегавшего. Мелькнула  между  домами  размытая  тень  неизвестного.
- Док,  ты,  как,  не  ранен? – спросил  Даллас,  воспользовавшись  передышкой  и  перезарядив  барабан  револьвера.
- Со  мной  все  в  порядке…- ответил  Каммингс.
Билл  Джонсон  еще  был  живой. Но  судя  по  полученным  ранам  он,  долго  не  протянет. Одна  из  пуль  разворотила  ему  пах. Вся  одежда  на  нем  потемнела  от  крови.
От  Джонсона  сильно  воняло  виски. Билл  что-то  пытался  сказать,  но  что  именно  Студенмайр  не  расслышал. Вскоре  Джонсон  скончался. Даллас  отделался  раненой  пяткой. 

Даллас Стауденмайр  в  очередной  раз доказал, что он способен хорошо выполнять работу по наведению порядка в Эль-Пасо.
Получив  ранение,  хотя  и  не  сильно  серьезное,  Студенмайр  хорошо  понимал,  что  теперь  стал  уязвимым  для  своих  врагов. Сегодня  Далласу  повезло,  он  покончил  с  одним  убийцей  и  остался  живой,  но  второй  убийца  где-то  затаился  и  ждал  удобного  часа,  чтобы  закончить  начатое  дело.
Студенмайр  покинул  Эль-Пасо. Куда  он  исчез,  никто  не  знал,  разве  только  Стэнли  Каммингс. Студенмайр  находит  убежище  в  общине  Услита,  где  на  тот  момент  расположился  лагерь  техасских  рейнджеров. Здесь  он,  и  останавливается,  чтобы  подлечить  ногу.
Док  Каммингс  тоже  время  зря  не  теряет. Используя  напряженную  обстановку  он  создает  в  городе  Комитет  Бдительности (7),  при  полной  поддержке  городской  администрации. Но  Комитет  Бдительности  вскоре  распался,  после  нескольких  дней  полного  бездействия.
Это  был  единственный  раз  в  истории  Эль-Пасо,  когда  городской  совет  прибег  к  помощи  Комитета  Бдительности.
Когда  Студенмайр  вернулся  в  Эль-Пасо,  он  нашел  город,  разделенный  на  две  половины. Одна  половина  горожан  ненавидела  его,  остальные  просто  его  боялись. В  течение  шести  дней,  после  начала  работы  городским  маршалом,  Студенмайр  убил  четырех  человек,  одного  из  них  случайно. Все  ожидали,  что  очередной  акт  насилия  не  заставит  себя  долго  ждать.
Единственным  человеком,  на  которого  мог  положиться  Студенмайр  в  Эль-Пасо,  был  его  шурин  Стэнли  Каммингс. Студенмайр  и  Каммингс  чем-то  даже  были  похожи. Оба  сильно  пьющие,  они  обладали  взрывными  характерами,  кидаясь  в  драку  очертя  голову.
Каммингс  взял  на  себя  обязанности  тюремщика,  при  маршале. Он  часто  сам  производил  аресты  и  заменял  Студенмайра  во  время  его  отсутствия  в  городе.
Через  некоторое  время  администрация  Эль-Пасо  заказала  для  городской  тюрьмы  две  железные  клетки  в  Чикаго,  на  сумму  900  долларов.
Став  маршалом  Эль-Пасо  Студенмайр  взял  на  себя,  кроме  поддержания  закона  на  улицах  города,  еще  много  других  обязанностей. Так  он,  отвечал  за  содержание  улиц  в  порядке,  обеспечение  заключенных  работой. Студенмайр  собирал  штрафы  и  налоги,  контролировал  несколько  опиумных  притонов. Маршал  также  отстреливал  бездомных  собак,  владельцы  которых  отказывались  платить  ежегодный  налог  в  размере  два  доллара.

БРАТЬЯ   МЭННИНГ.

Три  брата  Мэннинг;  Джеймс,  Джордж  и  Фрэнк,  жили  за  счет  грабежей  и  угонов  скота  в  районе  Эль-Пасо. Братья  Мэннинг  владели  небольшим  ранчо  вблизи  Канутелло.
Рядом  с   ранчо  Мэннинг  располагалась  ферма  принадлежавшая  Джону  Хейлу. Хейл,  чьи  родители  прибыли  и  поселились  в  этих  местах,  во  время  Гражданской  воны,  чувствовал  себя,  очень  уверенно  нарушая  закон. Техасские  рейнджеры  иногда  совершали  визиты  на  ранчо  Мэннинг  и  Хейла,  но  их  налеты  редко  завершались  арестом  преступников. Дело  в  том,  что  в  ряды  самих  рейнджеров  проникли  люди,  которые  были  связаны  с  бандитами. Поэтому  они,  заранее  предупреждали  братьев  Мэннинг  и  Джона  Хейла  о  намечающихся  рейдах.
Тридцатишестилетний  Джон  Хейл  самоуверенно  думал,  что  рейнджеры  еще  долго  не  сумеют  ничего  с  ним  сделать. Но,  самоуверенность  и  наглость  его  и  сгубила. Именно  Хейл,  стал  первой  жертвой,  погибнув  под  ударами  двух  револьверов  Даллас  Студенмайра.
Но  в  Эль-Пасо  оставались  братья  Мэннинг,  которые  не  собирались  так  просто  сдаваться.
Братья  Мэннинг  переехали  в  Техас  из  города  Мобил,  штат  Алабама.
Джордж  Феликс  «Док»,  был  врачом,  он  здесь  женился. Он  любил  играть  на  скрипке.
Фрэнк  Мэннинг,  никогда  не  был  женат. После  того,  как  железная  дорога  достигла  Эль-Пасо,  открывает  в  городе  салун.
Третий  из  братьев,  Джеймс  Мэннинг,  однажды  даже  баллотировался  на  пост  мэра,  но  проиграл. Это  впрочем,  не  сильно  его  расстроило,  Джеймс,  в  1880  году  заводит  себе  привлекательную  любовницу. Он  открывает  в  городе  салун  «Колизей»  и  Театр – варьете.
В  число  друзей  Джона  Хейла  и  братьев  Мэннинг  входили  такие  преступники,  как  Крис  Превелер,  Фрэнк  Стивенсон,  Уэлдон  и  Джордж  Кэмпбелл. Самым  известным  в  этой  банде,  несомненно,  был  Стивенсон. Капитан  техасских  рейнджеров  Бейлор,  описывает  Стивенсона  как  лжеца,  вора  и  убийцу. Стивенсон  сбежал  из  Хэйс  после  убийства поселенца,  который  поймал  его  на  краже  крупного  рогатого  скота. Он  переезжает  в  Нью-Мексико,  где  начинает  вскоре  совершать  набеги  на  скот  Джона  Чизум. Все  заканчивается  убийством  двух  партнеров.
Позднее  Стивенсон  присоединяется  к  Крису  Превелер,  бывшему  техасскому  рейнджеру,  который  совершает  дерзкие  рейды,  пересекая  границу,  для  воровства  и  продажи  скота.
Эти  четверо  мужчин  составили  костяк  банды,  с  которой  водили  знакомство  братья  Мэннинг  и  Джон  Хейл.

После  неудавшегося  покушения  Билла  Джонсона  на  Студенмайра,  братья  Мэннинг  были  в  ярости. Все  слухи,  которые  доходили  до  Эль-Пасо,  насчет  Меткости  и  быстроты  Студенмайра  оправдались  с  лихвой. Даллас  оказался  намного  более  опасным  противником,  чем  можно  было  предположить.
Братья  Мэннинг  жаждали  получить  реванш. Студенмайр являлся  их  врагом,  но  в  одиночку  выйти  против  маршала  братья  опасались.
Студенмайр  продолжал  занимать  жесткую  позицию,  по  отношению  к  правонарушителям. Между  убийством  Джонсона  в  апреле  81-го,  и  февралем  следующего  года, Стауденмайр убил  еще  шесть  человек  в  перестрелках  во  время  арестов,  одного  из  них - случайно. Уровень городской  преступности  заметно  снизился.

ДЖЕЙМС   ДЖИЛЛЕТТ,  ТЕХАССКИЙ   РЕЙНДЖЕР.

Два  техасских  рейнджера  совершали  обычное  патрулирование  по  берегу  реки  Рио-Гранде.
На  противоположном  берегу  уже  была  Мексика. Сержант  Джеймс  Джиллетт,  один  из  двух  рейнджеров,  натянул  поводья  и  придержал  коня.
- Ллойд,  мне  нужна  твоя  помощь, - сказал  Джиллетт.
- Я,  вас  слушаю  сержант, - остановил  рядом  коня  Джордж  Ллойд.
- Я,  специально  тебя,  с  собой  взял  сегодня  на  патрулирование. Знаю,  что  ты,  парень  надежный  и  смелый… Там,  на  территории  Мексики,  скрывается  разыскиваемый  за  убийство  Енофре  Бака. Я,  знаю,  где  его  можно  найти. Он  работает  в  магазине,  в  небольшом  городке  Сарагосе…
- Сержант,  вы  собираетесь  переправиться  через  Рио-Гранде? – удивился  Ллойд.
- Почему  бы  и  нет, - ухмыльнулся  сержант.
Дело  в  том,  что  по  реке  Рио-Гранде  проходит  граница  между  США  и  Мексикой. Ни  один  американский  судебный  исполнитель  не  может  на  законных  основаниях  пересекать  и  вторгаться  на  территорию  сопредельного  государства. 
- Сержант,  это  территория  Мексики. Это  чужая  страна. Нам  туда  нельзя, - ответил  Джордж  Ллойд.
- Но  там  скрывается  убийца. У  нас,  просто  нет  другой  возможности  достать  убийцу,  как  только  похитить  его. Ллойд,  если  мы,  все  провернем  быстро,  у  нас  все  получится.
Джордж  Ллойд  растерялся  и  не  знал,  что  сказать.
Убийство  произошло  в  предыдущее  Рождество. Популярного  редактора  убили  два  брата,  Абран  и  Енофре  Бака,  сразу  после  церковной  службы.
Абран  спрятался  в  доме  дяди,  который  оказался  судьей  США. Но  сержанта  Джиллетта  это  не  остановило,  он  достал  Абрана  и  получил  за него  награду – 500  долларов. Судья  предлагал  заплатить  в  два  раза  больше,  только  чтобы  рейнджеры  отпустили  его  племянника. Джиллетт  отказался  от  такой  сделки.
Второму  брату,  Енофре  повезло  больше,  он  исчез. Месяц  пришёл  без  новостей  о  местонахождении  разыскиваемого  человека. Вскоре  дошли  слухи,  что  Енофре  скрывается  недалеко  от  границы,  в  городке  Сарагоса. Там  убийца  считал  себя  в  полной  безопасности.
- Сержант,  мы  никогда  не  пересечем  границу, - наконец  сказал  Ллойд.
- Ллойд,  посмотрите  на  это  с  другой  стороны, - заговорил  Джиллетт. – Рейнджерам  за  их  работу  платят  мало. Шансы  продвижения  по  службе  того  хуже. Если  мы,  провернем  это  дело,  то  выполним  свою работу,  а  закон  восторжествует. Убийца  будет наказан. Считаю,  что  это  стоит  риска. И  награда  нам  не  повредит…
За  голову  Енофре  Бака  обещано  солидное  вознаграждение  в  500  долларов. Маршал, при  хорошей  зарплате  получал  за  месяц  всего  100  долларов. 
- Ну,  как  ты,  Ллойд,  со  мной?
Сейчас  от  решения,  которое  примет  рейнджер  Ллойд  зависел  дальнейший  успех,  задуманной  сержантом  Джиллетт  дерзкой  операции.
- Джиллетт,  почему  именно  вы,  хотите  провернуть  эту  операцию? – полюбопытствовал  рейнджер.
- Я  предложил  свою  идею  капитану  Бейлору. Но  он,  категорически  против  нелегального  пересечения  границы. Но,  кто-то  должен  восстановить  справедливость… 
- Хорошо  сержант,  я  согласен. Вы,  меня  убедили, - согласился  Ллойд. – Честно  говоря,  мне,  ваша  идея  чертовски  понравилась. По  крайней  мере,  мы,  сами  выбираем  способ,  как  нам  умереть!
- Спасибо  Джордж, - Джиллетт  испытал  облегчение. – Сегодня  мы, подготовимся,  а  завтра  прогуляемся  в  Мексику.

На  следующее  утро  Джиллетт  и  Ллойд  перебрались  через  Рио-Гранде,  где  вода  достигала  всего  несколько  футов  глубиной,  и  направились  в  Сарагоса.
За  Рио-Гранде  территория  Мексики,  здесь  необходимо  быть  особенно  осторожным  и  осмотрительным. Американцы  в  Мексике  не  особо  популярны  и  с  этим  следовало  считаться.
План  сержанта  Джиллетта  был  очень  простой. Сарагоса  располагался  от  границы  всего  в  паре  миль. Сержант  собирался  проехать  это  расстояние,  заехать  в  Сарагоса,  вытащить  под  угрозой  оружия  бандита. Скорей  всего  Енофре  Бака  возражать  против  такого  аргумента  не  станет. Затем,  посадить  эту  сволочь  на  лошадь  и  проделать  все  в  обратном  направлении  к  Рио-Гранде. Как  видите,  все  очень  просто. Главное,  чтоб  сам  Енофре  на  этот  момент  находился  в  магазине.
Рейнджеры  не  воинское  подразделение  и  у  них,  не  было  на  тот  момент  особой  униформы. Поэтому  рейнджеры  одевались  в  обычную  гражданскую  одежду,  удобную  для  их  суровой,  кочевой  жизни. Вооружение  рейнджера  составляли  винтовка  и  револьвер.
Достигнув  Сарагоса,  рейнджеры  въехали  в  город. Было  раннее  утро. Людей  на  улицах  города  было  еще  мало. Джиллетт  и  Ллойд  встретили  всего  несколько  человек. Рейнджеры  медленно,  чтобы  не  привлекать  внимание  горожан,  ехали  по  пыльной  улице,  направляясь  к  магазину.
У  магазина  рейнджеры  слезли  с  коней. Ллойд  заметно  волновался. Джиллетт  нежно  похлопал  коня  по  шее  и  подмигнул  Ллойду:
- Напарник,  все  будет  хорошо…
Рейнджеры  поднялись  по  ступенькам  и  вошли  в  распахнутые  двери  магазина. Оказавшись  внутри,  Джиллетт  сразу  увидел  разыскиваемого  человека. Без  сомнения  это  был  он,  Енофре  Бака. Плакаты  о  розыске  преступника  были  распространены  по  всему  юго-западу  Техаса.
Бака  был  при  деле. Он  измерял  бязь  для  пожилой  мексиканки. Кроме  мексиканки  в  магазине  было  еще  два  других  клиента,  разглядывающие  полки  с  товаром.
Джиллетт  действовал  быстро  и  решительно. Он  подошел  к  Енофре,  крепко  схватив  его  за  воротник  рубашки,  Джеймс  ткнул  ствол  револьвера  в  голову  бандита. 
- Что  ты  делаешь? – закричал  испуганно  мексиканец,  думая,  что  его  хотят  ограбить.
- Енофре,  ты,  поедешь  со  мной  в  Штаты! – сказал  Джиллетт.
Бака  все  понял. Его  лицо  исказилось  от  ужаса. Опомнившись,  Енофре  попытался  отскочить  в  сторону,  но  Джиллетт  был  наготове. Он  врезал  ручкой  револьвера  по  голове  бандита,  с  таким  расчетом,  чтобы  не  вырубить  его. У  Енофре  подкосились  ноги. У  прилавка  громко  вскрикнув,  старуха  мексиканка  и  упала  в  обморок. Двое  других  клиентов  выбежали  из  магазина. 
Сержант  Джиллетт  поддержал  Енофре  и  грубо  толкнул  его,  направляя  к  дверям:
- Шевели  ногами!
Рейнджеры  с  револьверами  в  руках  вышли  из  магазина  и  посадили  Енофре  на  коня  Ллойда. Следом  в  седло  прыгнул  сам  Ллойд.
- Если  ты,  Енофре,  попытаешься  что-нибудь  выкинуть,  я,  тебя,  пристрелю  без  всякого  сожаления, - пообещал  Джиллетт. – Запомни,  за  тебя,  в  любом  случае,  хоть  за  живого,  хоть  за  мертвого  дают  награду.
Джиллетт  вскочил  на  своего  коня. Когда  они  мчались  через  площадь,  в  городе  оживились  люди. Встревоженно  зазвенели  колокола  церкви,  будто  город  подвергся  атаке  воинственных  индейцев. Из  некоторых  домов  выбегали  вооруженные  мужчины  и  бежали  к  лошадям.
Рейнджерам  стоило  спешить,  чтобы  успеть  пересечь  Рио-Гранде. Через  некоторое  время  лошадь  Ллойда  стала  уставать,  неся  на  себе  двух  всадников.
Сзади,  появились  преследователи,  с  десяток  всадников,  которые  начали  стрелять  из  винтовок. Пока  можно  было  не  опасаться  пуль,  расстояние  было  еще  слишком  далеко.
- Джордж,  пересаживаем  Бака  ко  мне, - крикнул  сержант  Джиллетт.
Енофре  стал  дергаться,  стараясь  задержать  рейнджеров.
- Еще  раз  дернешься  и  я,  тебя  взгрею, - пообещал  Джиллетт.
Захваченного  бандита  быстро  пересадили  на  лошадь  Джиллетта. За  это  время  преследователи  мексиканцы  сократили  разрыв  до  шестисот  метров. Время  от  времени  раздавались  выстрелы  и  пули  вгрызались  в  землю  рядом  с  беглецами. Положение  рейнджеров  становилось  опасным.
Джиллетт  и  Ллойд  пришпорили  лошадей. Рио-Гранде  уже  был  перед  ними. Еще  одно  усилие  и  они  покинут  территорию  Мексики. Беглецы  достигли  берега  и  лошади  погрузились  в  воду. Пули  уже  свистели  в  опасной  близости. Но  рейнджеры  уже  перебрались  на  противоположный  берег  и  оказались  на  техасской  земле. Мексиканцы  остановились,  достигнув  реки. Сержант  Джиллетт  повернул  коня  к  ним  лицом,  сорвал  с  головы  «стетсон»  и  помахал  шляпой  в  воздухе. Вопли  ярости  мексиканцев  еще  долго  сотрясали  воздух.
Рейнджеры  с  пленником  вернулись  в  лагерь  рейнджеров. Капитан  Бейлор,  увидев  захваченного  рейнджерами  бандита,  сразу  все  понял.
- Сержант,  как  вам,  пришло  такое  в  голову? – Бейлор  не  скрывал,  что  он,  очень  рассержен.
- Ллойд  здесь  не  причём. Это  моя  идея,  прогуляться  в  Мексику,, - заступился  за  напарника  Джиллетт. – Согласен  понести  любое  наказание.
- Строгий  выговор  обоим! – сказал  капитан.
- Сержант,  я,  ни  о  чем  не  жалею, - позже,  когда  остались  наедине  сказал  Джордж  Ллойд. – Это  было  увлекательное  приключение.
История  на  этом  не  закончилась. Мексиканцам  не  понравилось,  что  американцы  свободно  пересекают  границу  и  вторгаются  на  их  территорию. Мехико  и  Вашингтон  обменялись  телеграммами,  но  Енофре  Бака  американцы  не  собирались  отдавать,  считая  его  убийцей.
В  декабре  1881  года  Джеймс  Джиллетт  ушел  из  техасских  рейнджеров  и  был  назначен  помощником  городского  маршала  Эль-Пасо,  Далласа  Студенмайра.
- Джеймс  Джиллетт… Я,  о  тебе  слышал, - усмехнулся  Студенмайр. – Это  ведь  ты,  выдернул  из  Мексики  Енофре  Бака?
- Да,  это  моя  работа, - скромно  согласился  бывший  рейнджер,  которому  на  тот  момент  исполнилось  25  лет.
Парень  понравился  Студенмайру.
Уже  через  год  Джиллетт,  будет  назначен  маршалом  жестокого  пограничного  города  Эль-Пасо,  вместо  Студенмайра.
ПУЛЯ   ДЛЯ  ДОКА   КАМИННГСА.
14  февраля  1882  года.
Док  Каммингс  остался  в  городе  за  главного. Студенмайр  уехал  на  несколько  дней  в  Коламбас-Каунти,  чтобы  жениться  на  Изабелле  Шеррингтон. Его  заместитель, Джеймс  Джиллетт  из-за  гриппа  вынужден  был  отлеживаться  дома. На  страже  порядка  оставался  только  Док  Каммингс.
Каммингс,  стоя  перед  зеркалом,  нахлобучил  шляпу  на  самые  глаза. Он  похлопал  рукой  по  револьверу,  который  оттягивал  кобуру  к  земле. Док  усмехнулся  и  громко  сказал:
- Даллас,  дружище,  можешь  быть  спокойным  за  Эль-Пасо. Пускай  эти,  чертовы  братья  Мэннинг, только  дернутся,  и  я,  им,  устою…
Сегодня  Док  не  собирался  напиваться. Но,  поверьте,  это  очень  трудно  сделать,  когда  ты,  сам,  являешься  хозяином  шикарного  ресторана. К  шести  часам  вечера  Каммингс  был  уже  в  изрядном  подпитии,  как  впрочем,  и  в  любой  другой  день.
Оставив  ресторан  «Глоуб»,  Док  направился  вниз  по  Эль-пасо  стрит,  к  салуну  «Колизей». Здесь,  у  ресторана  Док  сталкивается  с  Джеймсом  Мэннинг. Некоторое  время  Каммингс  и  Мэннинг  растерянно  разглядывали  друг  друга. Первым  пришел  в  себя  Док.
- Джеймс,  это  же  твой  ресторан… Давай  выпьем  с  тобой,  а  то  мне,  неохота  возвращаться  назад,  в  свой  ресторан… - сказал  Док.
Вызывающий  тон  Каммингса  не  понравился  Джеймсу  Мэннинг,  но  он,  решил  не  обострять  разговор. 
- Док,  я,  не  пью,  поэтому  извини,  не  смогу  составить  тебе  компанию, - сдержанно  сказал  Джеймс,  и  пояснил. – Я,  уже  год,  как  не  употребляю  спиртного…
Заметив,  что  Каммингс  заиграл  желваками  на  скулах,  и,  не  желая  ссоры,  Мэннинг  поспешно  добавил:
- Впрочем,  могу  выпить  с  тобой  немного  сидра…
Док  долго  молчал,  вглядываясь  в  лицо  собеседника:
- Надеюсь,  ты,  Джеймс,  не  намекаешь,  что  я,  пьяница,  у  которого  только  на  уме,  где  бы  перехватить  лишний  стаканчик  виски.
- Конечно  же,  нет…
Мэннинг  и  Каммингс  прошли  в  салун.
- Джеймс,  я,  знаю,  почему  ты,  отказываешься  со  мной  пить… Вы,  Мэннинги,  Хейл  и  Кэмпбелл,  все  выступаете  против  меня  и  против  Далласа  Студенмайра…
- Студенмайр  убил  Хейла  и  Кэмпбелла,  они  были  нашими  друзьями,… - сказал  Джеймс  Мэннинг.
- Они  были  ворами  и  скотокрадами… Именно  Хейл  застрелил  констебля  Кремпкау…
- Неизвестно,  кто  первым  начал  стрелять, - возразил  Джеймс.
- Ладно,  это  прошедшие  дела. Но,  зачем  вы,  подбили  Билла  Джонсона,  чтобы  он,  убил  Студенмайра?
- Мы,  к  этому  инциденту  непричастны…
- Тебя  Джеймс,  послушать,  так  вы,  везде  не  причём… Есть  люди,  которые  слышали  ваш  разговор  с  Джонсоном,  когда  вы,  предлагали  этому  пьянчужке  пристрелить  Студенмайра, - настаивал  на  своем  Каммингс.
- Это  не  больше  чем  пустая  болтовня, - усмехнулся  Мэннинг.
- Зря  ты,  Джеймс  улыбаешься. У  Джонсона  в  руках  оказался  дробовик,  который  принадлежал  вам, - гнул  свою  версию  Док.
- Да,  дробовик  наш,  мы,  не  отрицаем  этого… Только  эта  пьяная  скотина,  ухитрилась  украсть  наш  дробовик…
- Как  все  складно  у  вас  получается! – неожиданно  вскипел  Каммингс.
- Но  это  правда!
- Джеймс,  ты  лжец  проклятый,  и  все  твои  слова  такие  же  лживые! 
При  этих  словах  Джеймс  Мэннинг  снял  пальто  и  шляпу  и  накинул  их  на  спинку  стула  и  сказал,  обращаясь  к  Каммингсу:
- Док,  ваши  слова  заставляют  меня  принять  ваш  вызов… Почему  мы,  не  можем  решить  это  мирным  путем…
- Чтож,  повернитесь  тогда  ко  мне  лицом. Лично  я,  уже  готов, - ответил  Док.
- Док,  я,  могу  встать  на  колени,  чтобы  решить  наш  вопрос  мирным  путем. Лишние  трупы  никому  в  Эль-Пасо  не  нужны. Мы,  вполне  можем  жить  в  городе,  не  мешая  друг  другу…- Джеймс,  все  еще  надеялся  уладить  возникший  конфликт.
Возможно,  если  бы  Каммингс  был  на  этот  момент  трезвым  все  бы  и  обошлось. Но  пьяные  думают  иначе,  чем  трезвые.
- Джеймс,  ты,  что  готов  стать  передо  мной  на  колени? Да  ты,  просто  трус  несчастный! – вскричал  возмущенный  таким  поведением  Мэннинга  Док. – Я,  давно  подозревал,  что  вы,  Мэннинги  трусы  и  слабаки. По  одиночке  вы,  ничего  не  стоите… Если  ты,  не  хочешь  драться,  как  мужчина,  то  можешь  одевать  свое  пальто…
Заметив  подозрительное  движение  со  стороны  бармена  Дэвида  Кинга,  Док  резко  повернулся  в  его  сторону,  готовый  выхватить  револьвер.
- Послушай  идиот,  тебе  лучше  держать  свои  руки  над  баром,  чтобы  я,  их  хорошо  видел! – закричал  Док. – И,  не  делай  парень,  резких  движений,  если  хочешь  остаться  живым.
Бармен  послушно  поднял  руки.
- Док,  вы,  не  должны  вмешивать  бармена  в  наши  дела, - твердо  возразил  Джеймс  Мэннинг. – Бармен  не  имеет  никакого  оружия  за  стойкой… И  я,  не  нанимаю  посторонних  людей,  чтобы  они,  делали  за  меня  мою  работу.
Док  пьяно  усмехнулся  и  проворчал:
- Если  человек,  работающий  у  меня  в  ресторане,  не  будет  бороться  за  меня… Я,  надеру  ему  задницу  и  сразу  уволю. Одевайся  Мэннинг,  давай  выйдем  на  улицу!
Мужчины  вышли  из  ресторана. Каммингс  внезапно  вытащил  свой  револьвер:
- Мэннинг, ты,  мне  уже  надоел. Пора  кончать  с  тобой…
- Док,  у  меня,  даже  нет  с  собой  оружия…- напомнил  Джеймс.
- А  мне  плевать!
Внезапно  рядом  оказался  проходивший  мимо  подвыпивший  случайный  прохожий. Каммингс  услышав  шаги,  повернулся  к  прохожему,  вскидывая  револьвер.
- Бог  мой! Прошу  вас,  не  стрелять, - испуганно  закричал  мужчина. – Я,  не  хотел  вам  мешать!
- Ты,  разве  не  из  дружков  Мэннинга?! – рявкнул  недоверчиво  Док.
- Нет,  нет! Уверяю  вас,  что  я,  здесь,  оказался  совершенно  случайно!
Каммингс  начинал  беспокоиться,  что  он,  мог  попасть  в  ловушку,  устроенную  братьями  Мэннинг.
- Сэр,  можно  я,  уйду? – напомнил  о  себе  случайный  прохожий.
- Хорошо,  вали  отсюда! Только  у  меня,  к  тебе  одно  условие, - Док  все  еще  держал  несчастного  мужчину  на  прицеле. – Когда  пойдешь  прочь,  то  иди  с  поднятыми  руками.
- Ладно,  ладно,  я,  согласен…- сказал  мужчина  и  охотно  поднял  руки  вверх,  он  так  и  пошел  прочь,  то  и  дело  нервно  оглядываясь  назад.
Когда  прохожий  отошел  на  приличное  состояние,  Каммингс  обернулся,  и  обнаружил,  что  Мэннинга  рядом  уже  не  было,  он  вернулся  в  салун.
- Вот,  чертов  ублюдок, - выругался  Док,  и  направился  следом  за  Мэннингом.
В  салуне,  Джеймс  Мэннинг  ничуть  не  удивился  возвращению  Каммингса.
- Мэннинг,  давай  выпьем  и  разойдемся!
- Нет. Я,  вам,  уже  сказал,  что  давно  не  пью, - отвечал   Джеймс,  не  собираясь  идти  на  поводу  у  Каммингса.
- Наш  хозяин,  правда,  не  употребляет  спиртного, - сказал  бармен  Кинг.
- Тебя,  я,  вообще  не  спрашивал! – закричал  Док  и  направил  револьвер  на  бармена. – Положи  лучше  свои  руки  на  стойку!
- Сэр,  у  меня  нет  оружия, - Кинг  выполнил  приказ  Дока,  положил  руки  на  стойку.
- Заткнись,  и  не  раздражай  меня! А  еще  лучше,  вали  из-за  барной  стойки! – громко  сказал  Док.
- Сэр,  я,  не  могу  этого  сделать. У  меня  есть  свой  босс,  который  нанял  меня,  и  только  он,  может  отдавать  мне  такие  приказы…- Дэвид  Кинг  сильно  волновался,  имея  дело  с  выпившим  мужчиной,  вооруженным  ко  всему  пистолетом,  но  и  не  желал  уступать  нелепым  приказам.
- Док,  не  трогайте  бармена,  он,  здесь  не причём, вмешался  Джеймс  Мэннинг.
- Мэннинг,  ты  трус  и  слабак,  который  даже  не  может  за  себя  постоять! - зло  ухмыльнулся  Каммингс.
Мэннинг  вышел  в  коридор,  где  он  снял  пальто  и  увидел  свой  револьвер. Через  несколько  секунд  Джеймс  вернулся  в  салун,  обойдя  барную  стойку,  сжимая  в  руках  револьвер.
- Хорошо,  Док,  если вы, настаиваете,  все  решится  сейчас,  прямо  на  этом  месте!
В  следующий  момент  прогремели  выстрелы  с  обеих  сторон. Вспышки  огня  ослепили  свидетелей  находившихся  в  салуне. Помещение  наполнилось  густым  дымом. В  те  времена  еще  не  было  бездымного  пороха  и  при  стрельбе  пистолеты  выделяли  огромные  облака  густого  вонючего  дыма.
Док  Каммингс  всего  на  долю  секунды  запоздал  с  выстрелом. Две  пули,  выпущенные  из  револьвера  Мэннинга,  попали  точно  в  цель. Дока  развернуло  от  удара. Он,  шатаясь,  вышел  из  салуна  и  рухнул  на  деревянный  тротуар. Раненый  громко  застонал  и  испустил  последний  вздох.
Некоторое  время  на  улице  было  тихо,  но  вскоре  раздался  топот  бегущих  ног. На  звук  выстрела  прибежал  Фрэнк  Мэннинг. У  «Колизея»  он,  увидел  бездыханное  тело  Дока  Каммингса. Еще  не  понимая,  что  произошло,  Фрэнк  выхватил  свой  револьвер  и  шагнул  в  дверь  салуна.
У  барной  стойки  Джеймс,  на  стойке  револьвер.
- Джеймс,  что  здесь  произошло? – спросил  Фрэнк.
- Фрэнк… Я  убил  Дока…
- Ты,  убил  друга  Студенмайра. Зачем? – удивился  Фрэнк.
- Поверь,  я  не  хотел  этого… Он,  сам  нарывался… Предлагал  решить  все  на  пистолетах…
- Ведь  можно  было,  как-то  решить  все  мирным  путем…
- Фрэнк,  я,  пытался  решить. Я,  до  последнего  пытался  избежать  перестрелки… Но  Док  был  пьян… Он  себя  не  контролировал.
- Все  так  и  было, - подтвердил  бармен  Дэвид  Кинг  слова  хозяина. – Я,  могу  подтвердить  это. И  все,  кто  находился  в  салуне,  тоже  подтвердят,  что  Каммингс  первым  начал…
- Все  дело  в  том,  что  даже  если  половина  Эль-Пасо  станет  утверждать,  что  Док  первым  начал,  Студенмайр  никому  не  поверит. Нико-о-м-му! – сказал  Фрэнк.
В  ресторан  забежал  запыхавшийся  заместитель  маршала,  Джеймс  Джиллетт,  с  винчестером  в  руках. Джиллетт  болел  и  вид  у него  был  неважный.
- Кто  это  сделал? Кто  убил  Каммингса? – закричал  Джиллет  прямо  с  порога.
Когда  заместителю  маршала  все  рассказали,  он,  арестовал  Джеймса  Мэннинга  и  отвел  его  в  тюрьму. За  Джеймса  заступался  его  брат,  и  несколько  очевидцев  свидетельствовали,  что  это  была  всего  лишь  самооборона  со  стороны  Мэннинга. Но  Джиллет  был  непреклонен.
- Сами  посудите,  застрелен  заместитель  маршала. С  убийством  законника  надо  тщательно  разобраться.
Джиллет  бегло  опросил  свидетелей,  как  обстояло  дело. Очевидцы  сказали,  что  Док  выстрелил  дважды,  это  подтвердили  два  пустых  гнезда  в  барабане  револьвера  Дока  Каммингса. Джеймс  утверждал,  что  тоже  дважды  выстрелил. Но  в  его  пистолете  не  хватало  только  одной  пули. 
Дока  Каммингса  похоронили  на  небольшом  кладбище  к  северу  от  города,  а  горожане  со  страхом  стали  дожидаться  приезда  маршала  Студенмайра.

ОПРАВДАТЕЛЬНЫЙ   ПРИГОВОР.

Вокзал  Эль-Пасо. Из  поезда  выходит  Даллас  Студенмайр. Оказавшись  на  перроне  Студенмайр  каким-то  звериным  чутьем  уловил,  что  в  городе  произошли  серьёзные  события. Лица  горожан,  при  его  виде  бледнели,  в  глазах  появлялся  ужас. Люди  спешили  быстрей  убраться  прочь  с  глаз  маршала. Что могло  произойти  в  городе  за  несколько  дней,  которые  он,  отсутствовал?
- Смотрите,  смотрите,  Студенмайр  приехал….
- Он  вернулся…
- Кое-кому  теперь  достанется…  - шептались  горожане.
- Что  это  все  значит? – недоумевал  Студенмайр,  подозрительно  осматриваясь.
Город  застыл  в  тягостном  напряжении. Студенмайр  решительно  направился  в  офис  мэра. Возле  офиса  стоял  испуганный  заместитель  маршала,  Джеймс  Джиллет.
- Джеймс,  черт  побери,  в  чем  дело?
Джиллет  громко  сглотнул  и  беспомощно  развел  руки  и  тихо  промямлил:
- Они  убили  Каммингса…
- Мэннинги?
- Да…
- Что?!... Как  это  произошло?
- Док  сам  нарвался… Он,  хорошо  надрался  и  пошел  в  «Колизей»…
- Джеймс,  а  ты,  где  был. Ты,  где,  черт  побери,  был  в  это  время! - Студенмайр  крепко  ухватил  Джеймса  Джиллета  за  грудки. Ответь  мне,  почему  Док,  один  сунулся  в  «Колизей»?
- Я-я,  не  знаю,… Правда,  не  знаю…
- Черт  побери,  Джеймс,  ты,  хоть  что-нибудь  знаешь! 
Взбешённый  Студенмайр,  оттолкнул  в  сторону  Джиллета,  и  стремительно  ворвался  в  офис  мэра. Соломон  Шультц  и  несколько  членов  городского  совета  растеряно  уставились  на  маршала  Студенмайра.
- Я.  Хочу  знать,  кто  это  сделал?! – буквально  прорычал  Студенмайр. – Назовите  мне,  его  имя!
- Послушайте,  Даллас,  все  было  не  так…- первым  вступил  в  разговор  Шультц.
- Это  братья  Мэннинг?
- Даллас,  Даллас…
- Кто  из  них  убил  Каммингса? Сэр,  просто  ответьте  на  мой  вопрос! 
- Даллас,  он,  уже  арестован,  и  находится  под  стражей? – мэр  все  еще  не  решался  назвать  имя  убийцы.
- Кто  этот  человек? – настаивал  на  своем  маршал.
Соломон  Шультц  беспомощно  оглянулся  в  сторону  членов  городской  администрации,  которые  даже  не  пытались  помочь  ему.
- Хорошо  Даллас,  хорошо,  я,  скажу… Но,  этот  человек… Все  должно  быть  по  закону…
- Сэр,  назовите  его  имя!
- Джеймс… Джеймс  Мэннинг…
- Пусть  он,  молится… Хотя  я,  не  думаю,  что  Бог  ему  поможет…- глаза  Студенмайра  пылали  гневом.
- Там,  все  было  не  так,  как  ты,  думаешь. Много  свидетелей  видели,  как  Каммингс  сам  задирался  к  Джеймсу  Мэннинг  и  не  только  к  нему…
- Но  Док,  никого  не  пристрелил,  наоборот,  пристрелили  его…
- Мы,  будем  судить  Мэннинга. Все  будет  по  закону, - поспешно  добавил  Соломон  Шультц.
Члены  городской  администрации,  в  подтверждение  слов  мэра  стали  дружно  кивать  головами. Студенмайр  казалось,  ничего  не  видел  и  ничего  не  слышал.
- Даллас,  дайте  нам  слово,  что  вы,  не  сделаете  ничего  противозаконного, - попросил  Шультц.
- Слово  маршала, - четко  сказал  Студенмайр  и  вышел  из  офиса.

Выводы  следствия,  к  сожалению,  не  сохранились,  но  Джеймс  Мэннинг  был  оправдан,  его  действия  были  признаны  самообороной. Было  очевидно,  что  Дока  погубил  не  только  Мэннинг,  но  и  его  собственная  ненависть,  взрывной  темперамент  и  алкоголь.
Состав присяжных  состоял  из  местных  жителей,  из  них  большинство  были  друзья  Мэннинга,  поэтому  решение  суда  привело  Студенмайра  в  ярость.
К  сожалению,  единственный  человек,  который  мог  сдерживать  вспыльчивый  характер  маршала,  Каммингс,  был  уже  мертв. Даллас  всегда  был  любителем  выпить,  также  он,  являлся  завсегдатаем  борделей,  которыми  изобиловал  Эль-Пасо. После  смерти  единственного  друга,  на  которого  целиком  можно  было  положиться,  Студенмайр  стал  пить  запоем  и  часто  вступал  в  конфликты  с  теми  людьми,  которые  оправдали  Мэннинга. Дошло  до  того,  что  большинство  людей  стало  избегать  появляться  в  городе,  или  посещать  салуны  из  страха  столкновения  с  непредсказуемым  Студенмайром.

НОВЫЕ   ВРАГИ   ДАЛЛАСА   СТУДЕНМАЙРА.

Даллас  Студенмайр,  после  убийства  Дока  Каммингса  впал  в  депрессию  и  стал  злоупотреблять  алкоголем,  который  все  больше  затягивал  его  в  бездонную  пропасть.
Члены  городского  совета  пытались  сдерживать  Студенмайра,  его  пьянство  и  иные  противоправные  действия. Попытались  даже  ввести  штрафы,  поскольку  распитие  спиртного  в  рабочее  время  запрещено  офицеру  правопорядка. Однако  именно Студенмайр  был  тем,  кто взимает  штрафы,  таким  образом,  закон  терял  силу,  Студенмайр  спокойно  продолжал  пить.
Тем  временем,  его  действия  становятся  все  более  и  более  странными  и  эксцентричными.
Несмотря  на  успехи  Студенмайра  на  поприще  наведения  порядка  в  Эль-Пасо,  сам  он  не  отличался  спокойным  нравом. Студенмайра  бесила  набожность  жителей  Эль-Пасо,  и  поэтому  он  часто  использовал  колокол  церкви  Святого  Климента  в  качестве  мишени,  практикуясь  в  стрельбе  из  револьвера,  при  патрулировании  улиц. Иногда  он,  просто  любил  пострелять  в  ночное  небо,  тем самым  будоража  спящих  горожан.

Далласа  подозревают  в  неправомочных  растратах  городских  средств. Студенмайр,  между  тем,  спокойно  просаживая  полученные  деньги,  выяснял  отношения  с  городскими  властями.
Список  врагов  Студенмайра  рос. В  него  вошел  редактор  местной  газеты, «Эль-Пасо  Таймс»,  Джордж  Вашингтон  Каррико. Редактор  в  открытую  заявлял,  что  уровень  преступности  растет  обратно  пропорционально  трезвости  маршала. А  еще  он,  написал  статью,  в  которой  намекал,  что  деньги,  взимаемые  от  штрафов  и  налогов,  которые  должны  идти  в  городскую  казну,  используются  Студенмайром  не  по  назначению. Взбешенный  Студенмайр  ворвался  в  офис  редактора  и  угрожал  вышвырнуть  его  из  города.

Несмотря  на  его  мастерство  в  обращении  с  оружием  и  эффективность  в  качестве  блюстителя  закона,  Студенмайр  по-прежнему  оставался  в  городе  чужаком. Он  был  не  местным,  у  него  не  было  семьи  в  Эль-Пасо,  кроме  дальних  родственников  и  погибшего  Каммингса. Тогда  как  братья  Мэннинг  жили  в  городе  дольше,  и  у  них  было  больше  друзей,  как  среди  простого  населения,  так  и  среди  высокопоставленных  членов  городского  совета.
Не  стоит  забывать,  что  Джеймс  Мэннинг,  со  своими  братьями  помогали  создавать  Эль-Пасо. Они  были  частью  этого  города. Джеймс  не  употреблял  алкоголя,  хотя  и  владел  салуном  «Колизей»  и  театром.
У  Далласа  было  лишь  два  обстоятельства  в  его  пользу:  он  снизил  уровень  городской преступности  больше  чем  кто-то  другой  до  него,  и  люди  его  боялись. 
Хотя  члены  городского  совета  искали  способ  избавиться  от  Далласа,  они,  в  то  же  время  боялись  его  гнева.
Наконец  27  мая  наступил  день,  когда  Студенмайра  вызвали  на  специальное  заседание  муниципалитета,  целью  которого  было  его  увольнение  с  должности  маршала.
Члены  совета  заседали  сидя  на  подоконниках  открытых  окон,  ища  спасение  от  гнетущей  жары. Не  говоря  уже  о  том,  что  окна  решили  использовать  в  качестве  ближайших  выходов,  если  Студенмайр  начнет  буйствовать,  узнав  неприятные  для  себя  новости.
Даллас  не  разочаровал  никого. Он  пришел  на  заседание  пьяным,  призывая  проклятия  на  головы  членов  муниципалитета. Сначала  Даллас  проходит  от  окна  к  окну,  и  внимательно  вглядываясь  в  лица  членов  совета.
- Я,  могу  оседлать  не  только  мэра,  но  и  каждого  чертова  члена  городского,  мать  его,  совета!- кричит  Студенмайр,  еще  больше  пугая  уважаемых  людей  своими  действиями.
Даллас  выходит  и  прогуливается  по  приемной  с  револьвером  в  руке,  угрожая  перестрелять  их  всех. Поведение  Студенмайра  до  такой  степени  вселяло  страх,  что  заседание  завершилось  без  принятия  какого-либо  решения. Власти  сочли  благоразумным  перенести  заседание.
Когда  Студенмайр  протрезвел,  он  понял,  что  перешел  все  границы. Через  два  дня,  29  мая,  он,  написал  прошение  об  отставке  мэру  и  муниципалитету,  и  принес  извинения,  «если  он,  оскорбил  кого-нибудь».
С  большим  облегчением  муниципалитет  единодушно  принял  его  отставку,  и  назначили  Далласа  заместителем  маршала  США. Вакантную  должность  маршала  Эль-Пасо  занял  бывший  техасский  рейнджер,  бывший  зам  Студенмайра,  Джемс Джиллетт.
В  это  же  время  Студенмайр  стал  владельцем  ресторана  «Глоуб»,  который  ему,  по  завещанию  оставил  шурин,  Док  Каммингс. Даллас  продолжает  пить  и  использовать  свой  револьвер  в  качестве  решающего  аргумента. Джеймс  Джиллетт  утверждал  позднее,  что  основной  причиной  пьянства  Студенмайра  было  его  беспокойство  о  возможной  засаде.
Все  это  время  в  Эль-Пасо  продолжалось  незримое  противостояние  Студенмайра  с  братьями  Мэннинг.

СТУДЕНМАЙР   ПРОТИВ   ТЕХАССКИХ   РЕЙНДЖЕРОВ.

Студенмайра  поначалу  очень  уважали  техасские  рейнджеры. Но  это  мало  меняло  общую  картину. Вскоре  Даллас  сумел  и  с  рейнджерами  разругаться. Все  изменилось. Теперь  их,  он  называл  бандой  трусов  и  лжецов,  которые не  хотели  сражаться  за  30  долларов  в  месяц. Несколько  позднее  Студенмайр  просил  власти  о  том,  чтобы  запретить  въезд  в  Эль-Пасо  для  рейнджеров,  но  безуспешно.
Это  сильно  взбесило  одного  молодого,  горячего  рейнджера  по  имени  Кид  Хэтэуэй. Начитавшись  в  детстве  бульварных  романов,  парень  представлял  себя  неким  романтическим  героем. Хэтэуэй  носил  низко  на  бедрах  два  револьвера  с  длинными  стволами. Другие  рейнджеры  не  прочь  были  поиздеваться  над  ним,  и  над  его  внешним  видом.
Но  парень  не  был  трусом. Однажды  днем,  он  приехал  в  Эль-Пасо  и  увидел  Далласа  Студенмайра  идущего  по  улице. Возможно,  Хэтэуэю  повезло,  что  Даллас  был  трезвым.
Кид,  зная  какую  репутацию  имеет  Студенмайр,  тем  не  менее,  подошел  к  нему  и  громко  сказал:
- Я  слышал,  будто  вы,  говорили,  что  техасские  рейнджеры  сукины  дети,  не  хотят  сражаться  за  30  долларов. Но,  сейчас  перед  вами  стоит  один  из  этих  самых  техасских  рейнджеров,  который  за  30  долларов  сражается  и  поддерживает  закон! Вы,  меня  можете  назвать  сукиным  сыном?
Подавив  улыбку,  Студенмайр  грубовато  отшутился:
- Техасские  рейнджеры  у  нас  выступают  в  качестве  мужского  органа  господа….
Хэтэуэй  вернулся  в  лагерь  как  настоящий  герой.
В  другом  случае  Студенмайр,  находясь  в  отвратительном  настроении,  заметил  в  городе  рейнджера  Фрэнка  Бомонта.
- Стой  там,  на  месте  Бомонт! – закричал  на  всю  улицу  Студенмайр,  направляясь  к  рейнджеру.
Бомонт  остановился  в  недоумении. Даллас  подошел  и  начал  рассказывать  ему  все,  что  он,  думает  о  техасских  рейнджерах  и  о  нем лично. Бомонт  от  такой  наглости  застыл  на  месте,  слушая  весь  этот  пьяный  бред.
- Студенмайр,  а  не  много  ли  вы,  себе  позволяете?! – крикнул  Бомонт,  когда  маршал  закончил  говорить.
- И,  что  ты,  сделаешь,  ковбой? – презрительно  усмехнулся  Даллас.
- Я  не  ковбой,  я  рейнджер!
- Неужели? Рейнджер,  а  где  твоя  большая  пушка?... Видишь,  ее  у  тебя  нет. А  без  большой  пушки  ты,  Бомонт,  сильно  смахиваешь  на  ковбоя, - подытожил  Студенмайр.
Фрэнк  Бомонт  в  растерянности  стоял  перед  маршалом,  который  специально  его  задирал. Ответить  по  достоинству  Бомонт  не  мог. Он,  свое  оружие  сдал  при  въезде  в  город. Студенмайр  же,  как  и  положено  маршалу  стоял  перед  ним  вооруженный  двумя  пистолетами. Даллас  видел,  как  гневно  сверкали  глаза  рейнджера,  которого  он,  только  что  сильно  обидел. Но,  пауза  затягивалась. Студенмайр,  у  которого  все  еще  было  плохое  настроение,  решил  подтолкнуть  Бомонта  к  более  решительным  действиям.
- Лично  я,  ковбой – рейнджер,  сказал  тебе  все,  что  хотел, – продолжал  издевался  Студенмайр.
- Жаль,  что  у  меня,  сейчас  нет  при  себе  оружия! – закричал  Бомонт  и  буквально  затрясся  от  гнева.
- Так  пойди,  и  возьми  оружие!...  Я,  время  зря  терять  не  стану,  пока  ты,  сходишь  за  оружием,  с  удовольствием  пропущу  пару  стаканчиков  виски  в  «Аламо». Там,  ты,  меня  и  найдешь…
Студенмайр  спокойно  развернулся  и,  потеряв  интерес  к  рейнджеру,  зашел  в  салун  «Аламо».
Некоторое  время  Фрэнк  Бомонт  продолжал  стоять  на  улице,  покраснев  от  гнева. Испытывая  позор  и  унижение,  рейнджер  направляется  в  другой  ближайший  салун  «Колизей»,  принадлежащий  братьям  Мэннинг. Бомонт  размышлял  так,  что  оружие  в  городе  не  так  легко  достать. А  братья  Мэннинги  являлись  врагами  Студенмайра,  и  скорей  всего  охотно  позаимствуют  ему  револьвер  или  винтовку.
В  это  время  в  «Колизее»  находились  два  брата  Мэннинг;  Джордж  и  Джеймс.
- Джентльмены,  прошу  прощения,  не  могли  бы  вы,  одолжить  мне,   ненадолго  ваше  ружье? – спросил  Фрэнк  Бомонт.
- Дружище,  а  в  чем  дело? – настороженно  поинтересовался  Джордж,  подозрительно  разглядывая  рейнджера,  ворвавшегося  в  салун  с  улицы.
- Хочу  с  этим  наглецом,  Студенмайром  разобраться…
Джордж  и  Джеймс  переглянулись.
- Это  не  так  просто…- сказал  Джордж.
- Я,  знаю…
- Бомонт,  вы,  уверены? – спросил  Джеймс.
- Конечно,  черт  побери  уверен! – громко  вскричал  Бомонт,  гнев  которого  требовал  выхода. – Если  бы  я,  не  был  уверен,  то  в  этом  случае  сел  на  свою  лошадь  и  свалил  бы  с  Эль-Пасо!
Джордж  принес  дробовик:
- Бомонт,  вам  подойдет  дробовик?
- Да,  спасибо!...
Когда  рейнджер  вышел  из  салуна,  Джордж  и  Джеймс  вышли  вслед  за  ним  на  улицу.
- Неужели  кто-то,  наконец,  пристрелит  этого  болвана,  Студенмайра…- хмыкнул  Джеймс.
- Вряд  ли.
- Почему  ты,  Джордж  не  веришь  в  такой  исход? – спросил  Джеймс.
- У  Бомонта  слишком  кишка  тонка,  убить  Студенмайра, - уверенно  сказал  Джордж.
Фрэнк  Бомонт  вернулся  к  «Аламо». Сначала  он,  хотел  войти  в  салун  и  сразу  разобраться  с  маршалом. Он,  даже  заглянул  в  окно,  чтобы  удостовериться,  что  Студенмайр  находится  внутри. Но  потом,  в  его  душу  закрался  страх. Бомонт  решил  не  рисковать. Так  бывает,  когда  гнев  немного  успокаивается  и  ты,  начинаешь  более  глубже  оценивать  ситуацию. Студенмайр  не  был  обычным  забиякой. У  Студенмайра  репутация  крутого  стрелка. Бомонт  посчитал,  что  его  шансы  подстрелить  маршала  в  салуне  слишком  малы. Кроме  того,  используя  дробовик  в  закрытом  помещении,  Бомонт  мог  подстрелить  посторонних  людей. Фрэнк  отбросил  первоначальный  план  и  занял  удобную  позицию,  через  дорогу  от  салуна,  сжимая  в  руках  дробовик. Теперь  оставалось  только  ждать,  когда  Студенмайр  напьется  и  выйдет  на  улицу.
- Представление  затягивается, - прокомментировал  действия   Бомонта  Джордж. – Я  же  говорил,  что  у  него  кишка  тонка.
Джордж  Мэннинг  вернулся  в  салун. Джеймс  постоял  еще  некоторое  время. Бомонт  не  собирался  заходить  в  салун,  а  Студенмайр  не  спешил  выходить  на улицу. Джеймс  последовал  за  братом.
Время  шло,  Бомонт  стоял,  словно  столб,  не  спуская  глаз  с  дверей  салуна,  а  Студенмайр  все  не  появлялся  в  дверях  салуна. Фрэнк  тихо  матерился. Наконец,  после  наступления  темноты,  Бомонт  уже  полностью  остыв  от  гнева,  покидает  место  засады  и  уходит…
Все  это  время  Даллас  пьянствовал  в  одиночестве,  не  подозревая,  какая  смертельная  опасность  угрожала  ему  за  стенами  салуна. Студенмайр  уже  и  не  помнил  о  своей  ссоре  с  Фрэнком  Бомонтом,  он  пил,  пока  не  свалился  на  пол. Даллас,  так  и  лежал  и  никто  не  пытался  его  разбудить. В  то  время,  когда  рейнджер  ожидал  своего  противника,  чтобы  убить  его,  сам  Студенмайр,  мертвецки  пьяный,  спокойно  дремал,  опустив  голову  рядом  с  плевательницей.

АЛКОГОЛЬНЫЕ   ХРОНИКИ   ДАЛЛАСА   СТУДЕНМАЙРА.

13  июля,  Хел  Гослинг  назначает  Студенмайра   на  должность  заместителя  федерального  маршала  по  западным  округам  Техаса,  со  штаб-квартирой  в  Эль-Пасо. В  течение  нескольких  месяцев,  казалось,  появились  признаки,  улучшения  его  образа  жизни. Поскольку  вражда  с  Мэннингами  была  далека  от  окончания,  и  со  временем  только  росла. Студенмайр  выходил  из-под  контроля,  и  отцы  города  всполошились  не  на  шутку  и  попытались  уладить  конфликт  посредством  мирного  договора,  между  Студенмайром  и  братьями  Мэннинг. Этот  мирный  договор  был  опубликован  в  «Эл  Пасо  Джеральд». На  несколько  месяцев  все  успокоилось. Но  Даллас  когда  напивался,    продолжал  угрожать  Мэннингам. Сам  же  Студенмайр  считал,  что  Мэннинги  хотят  его  убить,  но  у  него  не  было  никаких  доказательств.

29  июля,  в  салуне  «Акме»  Студенмайр  стал  свидетелем  ссоры  своего  бывшего  помощника  Уильяма  Пэйджа  с  Билли  Беллом. Стараясь  избежать  возможных  неприятностей,  Даллас  уводит  Белла  в  «Концертный  зал  Дойла»,  где  они,  уже  вдвоем,  продолжили  распивать  виски. К  полуночи  собутыльники  возвращаются  в  салун  «Акме»,  где  на  этот  раз  ссора  вспыхивает  уже  между  ними. Студенмайр  выхватывает  револьвер  и  нажимает  на  спусковой  курок. Белла  спасла  отменная  реакция,  он  успевает  отбить  ствол  револьвера  вверх. Выстрел  никому  не  причинил  вреда,  пуля  попала  в  потолок. Но  Студенмайр  попытался  еще  раз  выстрелить. В  этот  момент  вмешался  новый  маршал  Эль-Пасо,  Джеймс  Джиллетт. Он  направил  на  готового  выстрелить  второй  раз  Студенмайра  дробовик  и  громко  сказал:
- Мистер  Студенмайр,  я,  вас  очень  уважаю,  но  пистолет  лучше  вам  убрать. Я,  не  потерплю  стрельбы  в  городе!
Джиллетт  имел  репутацию  человека  смелого  и  решительного. Джиллетт  никогда  не  пил  и    утверждал,  что,  «ни  один  человек  не  убьёт  меня,  когда  я,  буду  пьяным».
Студенмайр  решил  не  спорить  с  маршалом. Оба  дебошира  отправлены  трезветь  за  решетку,  в  городскую  тюрьму  и  были  оштрафованы.

Братья  Мэннинг;  Фрэнк,  Джеймс  и  Джордж,  знающие  об  умении  Студенмайра  обращаться  с  оружием  не  понаслышке,  вели  себя  очень  осторожно,  чтобы  не  столкнуться  с  Далласом  в  одиночку.
Брак  с  Изабеллой  Шеррингтон  не  удалось  успокоить  взрывной  характер  Студенмайра  и  его  любовь  к  выпивке. Его  потребление  алкоголя  и  ненависть  к  Мэннингам  вышла  из-под  контроля. 
Студенмайр  стремительно  превращался  в  алкоголика.  Чтобы  избежать  этого  он,  отправился  подлечиться  горячими  ваннами  в  окрестностях  Лас-Вегаса. Но  лечение  не  оправдало  себя. Состояние  Далласа  стало  еще  хуже. Его  пальцы  теперь  дрожали  так,  что  расписываться  в  регистрационном  журнале  отеля  за  него  пришлось  его  другу.

Маршал  умел  наживать  врагов. Еще  одним  из  них  стал  Уилльям  Уоллес  Миллс,  брат  одного  из  первых  бизнесменов  Энсона  Миллса.
В  августе  1882  года  Уилльям  Миллс  подал  прошение  о  снятии  Далласа  Студенмайра  с  поста  городского  маршала. Но  мэр  Эль-Пасо  отклонил  прошение  по  той  причине,  что  Студенмайр  был  единственным  претендентом  на  место  маршала,  и  с  его  уходом  место  осталось  бы  пустым.

ВЫЗОВ   БРАТЬЯМ   МЭННИНГ   ЗАКОНЧИЛСЯ   ПОСЕЩЕНИЕМ  БОРДЕЛЯ.

В  ночь  с  субботы, 17  сентября,  Студенмайр  возвращается  в  Эль-Пасо  после  кратковременной  поездки  в  Деминг,  штат  Нью-Мексико. Он  был  пьян,  когда  сошел  с  поезда. В  городе  Студенмайр  стал  заглядывать  во  все  салуны,  расположенные  вдоль  Эль-пасо  Стрит. На  удивленные  вопросы  Даллас  заявляет,  что  он,  разыскивает  некоего  беглеца,  на  которого  у  него  имеется  ордер.
Разгуливая  по  городу,  Студенмайр  то  и  дело  прикладывается  к  бутылке.
Хотя  Даллас  был  уже  изрядно  пьян,  он  в  салуне  «Акме»  потребовал  для  себя  несколько  стаканов  виски. Увидев  его  в  таком  состоянии,  владелец  и  бармен  клуба  Брукс  попробовал  отговорить  Далласа:
- Мистер  Студенмайр,  может  не  стоит?.... Я  бы  на  вашем  месте  пошел  домой  и  хорошенько  проспался…
- Брукс,  когда  ты,  будешь на  моем  месте,  я  уверен,  что  ты,  именно  так  и  поступишь! – тут  же  ответил  Студенмайр. – Но  ты,  Брукс,  отличный  парень. Ты,  мне  нравишься… У  меня  есть  другое  предложение. Давай,  закрывай  свой  ресторан  и  мы,  с  тобой,  посетим  другие  злачные  места,  которых  полно  в  Эль-Пасо.
- Нет,  вы, мистер,  уже  пьяны. А  я,  не  хочу  пить, - отказался  Брукс.
- Хорошо. Не  хочешь пить,  это  твое  дело. А  я,  сейчас,  покину  на  пару  минут  твое  заведение. У  меня  есть  еще  одно  незаконченное  дельце  в  городе. Надеюсь,  когда  я,  вернусь,  вы,  все  еще  будете  открыты, - с этими  словами  Студенмайр  вышел  и  салуна.
Проходя  мимо  салуна  братьев  Мэннинг,  пьяный  Студенмайр  стал  издеваться  и  высмеивать  их,  предлагая  выйти  и  драться  с  ним.
- Эй,  Мэннинги,  наберитесь,  наконец,  смелости  и  выходите  на  улицу  драться! – кричал  Даллас,  заняв  удобную  позицию  напротив  салуна. – Давайте,  один  на  один!... Мне  все  равно,  кто  из  вас  выйдет  против  меня. Джеймс,  Джордж  или  Фрэнк. Мы,  можем  закончить  наш  спор  сегодня  вечером… Ну,  мне  долго  вас  еще  ждать! Будьте  мужиками… Или  у  вас  ноги  от  страха  так  трясутся,  что  вы  не  можете  на  них  стоять!
На  этот  момент  в  «Колизее»  оказались  все  три  брата  Мэннинг.
- Опять  этот  Студенмайр! – с  ненавистью  сказал  Фрэнк. – Он,  когда-то  нарвется…
Заметив  решительность  Джорджа  и  Джеймса,  Фрэнк  осадил  их,  перегородив  дорогу:
- Студенмайр  нарвется,  но  не  сегодня.
- Эй,  Мэннинги,  вы,  наверно  в  салуне  женские  юбки  примеряете? – продолжал  издеваться  на  улице  Студенмайр. – Джеймс,  выйди  и  покажи  мне,  как  ты,  в  честном  бою  убил  моего  друга,  Стэнли  Каммингса… Я,  хочу  лично  убедиться,  что  все  действительно  было  по  честному… Но  я,  догадываюсь,  что  все  было  совсем  не  так,  как  ты,  Джеймс,  рассказал  на  суде. Ты,  подло  и  трусливо  пристрелил  Стэнли! Джеймс,  лучше  сам  выходи,  или  мне,  придется  тебя  выволакивать  из  «Колизея»!
- Нет,  это  уже  слишком! С  меня  хватит…- закричал  взбешенный  Джеймс  Мэннинг.
Он,  вскочил  на  ноги  и  бросился  к  выходу  на  улицу,  хватаясь  за  револьвер. Фрэнк  едва  успел  перехватить  брата.
- Джеймс,  успокойся,  держи  себя  в  руках!- Фрэнк  крепко  схватил  брата  за  руку. – Студенмайр  только  этого  и  добивается,  чтобы  мы,  потеряли  осторожность…
- Фрэнк,  ты,  слышал,  что  сказал  этот  проклятый  маршал. Он,  на  весь  город  обвиняет,  что  я  подло  пристрелил  его  шурина,  такого  же  алкоголика,  как  и  сам  Студенмайр.
- Док,  мы  знаем,  что  у  тебя  с  Каммингсом,  все  было  по-честному. А  Студенмайру  обратное  невозможно  доказать. Если  он,  что  вбил  в  свою  голову,  то  оно,  так  в  голове  так  и  останется…
- Мне,  не  легче  от  этого, - Джейсон  немного  стал  успокаиваться.
- Понимаю  Джеймс,  понимаю, - Фрэнк  ласково  приобнял  брата. – Мы,  конечно  можем  выйти  сейчас  и  пристрелить  Студенмайра… Может  и  он,  успеет  кого-нибудь  из  нас  пристрелить… Но,  горожане  сразу  скажут,  благодаря  многочисленным  свидетелям,  что  наш  маршал  был  сильно  пьян. И  с  ним,  в  таком  состоянии  не  стоило  связываться. Что  он,  не  думал  головой,  когда  кричал  разные  глупости. А  мы,  могли  просто  тихонечко  посидеть  и  не  трогать  Студенмайра. Про  нас,  горожане  станут  говорить  всякие  гадости…
- Фрэнк,  про  нас,  уже  говорят  разные  гадости, - возразил  Джеймс. – А  еще  говорят,  что  мы,  трусы. Нас  трое,  а  Студенмайр  один,  но  мы,  Мэннинги,  его  боимся.
- Я,  думаю,  что  скоро  все  решится, - уверенно  заявил  Фрэнк.
- Мэннинги,  кто  из  вас  самый  смелый?! Выходи…- кричал  с  улицы  Студенмайр.
Мэннинги  так  и  не  решились  выйти  из  салуна.
- Мистер  Студенмайр,  шли  бы  вы,  домой. Вам  не  мешало  бы  хорошенько  проспаться! – пожилая  женщина  не  побоялась  подойти  к  пьяному  законнику. – Вы,  своими  криками  мешаете  честным  гражданам  ночью  отдыхать… Мистер  маршал,  вместо  поддержания  порядка  в  городе,  вы  сами  нарушаете  закон!
- Мэм,  у  меня  для  этого  имеется  весомая  причина,… - отвлекся  от  братьев  Мэннинг  Студенмайр. – Мне,  с  Мэннингами  необходимо  решить  один  очень  важный  вопрос… Если  бы  эти  чертовы  братья  не  были  такими  трусами,  то  мне,  не  пришлось  зря  надрывать  свое  горло.
- О  чем  здесь  можно  говорить,  вы,  просто  пьяны…- пожилая  дама  не  сдержалась,  грубо  ругнулась  и  пошла  прочь.
Студенмайр  еще  некоторое  время  оставался  перед  салуном,  вызывая  братьев  Мэннинг  на  бой. Но  те  так  и  не  вышли  из  салуна. В  конце  концов,  Студенмайр  устал  ожидать  и  ушел,  крикнув  напоследок:
- Мэннинги,  вы,  трусы,  которых  стыдно  назвать  мужиками!
На  самом  деле  Мэннинги  по  натуре  были  бойцами  и  далеко  не  трусливыми. Все  в  городе  понимали,  что  стычка  неизбежна.
Студенмайр  вернулся  в  салун  «Акме»  и потребовал  еще  выпивки. Когда  Даллас  подносил  ко рту  очередной  стакан  виски,  в  салун  стремительно  вошел  разгневанный  житель  города,  мексиканец  Том  Очоа. Он,  сразу  направился  к  Студенмайру.
- Сэр,  вы,  я  вижу,  маршал! Я,  требую,  чтобы  вы,  немедленно  арестовали  приехавшего  в  город  иностранца,  который  угрожает  своей  жене! – немного  нервно  прокричал  Том  Очоа.
Рука  Студенмайра,  со  стаканом  виски  на  миг  задержалась  в  воздухе.
- Идите  вы,  к  дьяволу! Вы,  что  не видите,  я  занят?! – вскричал  заместитель  маршала  и  залпом осушил  стакан.
Очоа  буквально  задохнулся  от  гнева. Он  стоял  перед  Студенмайром, выпучив  глаза, а  его  рот  то  открывался,  то  закрывался,  словно  у  рыбы,  выброшенной  из  воды  на  берег.
- Сэр,  как  это  понимать? – наконец  прорвало  Тома  Очоа.
Подскочивший  владелец  салуна  Брукс,  оттянул  настойчивого  мексиканца в  сторону.
- Мистер  Очоа,  вы,  выбрали  не  самый  подходящий  момент  для  своей  проблемы, - зашептал  Брукс,  то  и  дело,  косясь  в  сторону  Студенмайра. -  Заместитель  маршала  сейчас,  сильно  пьян. И  боюсь,  в  ближайшие  несколько  часов  он,  вам,  ничем  не  сможет  помочь.
- Как  это  понимать? – до  Очоа  явно  не  доходил  смысл  сказанного.
- Мистер  Очоа,  Студенмайр сейчас  не  в  том  состоянии,  когда  он,  может  выполнять  свои  прямые  функции…-  более  веско  добавил  Брукс. – Наоборот,  он,  может… Он,  может  вас  арестовать…
- Это  безобразие! – вскричал  Очоа.
- Не  усугубляйте  ситуацию, - посоветовал  Брукс. – Вам  же  будет  хуже,  если  ваши  слова  дойдут  до  ушей  Студенмайра. Лучше  оставьте  его  в  покое…
Том  Очоа  резко  повернулся  и  вышел  из  салуна.
Брукс  внезапно  изменил  свои  намерения:
- Я,  пожалуй,  составлю  вам,  мистер  Студенмайр  компанию  в  бордель.
- Вот  и  прекрасно, - сразу  оживился  Даллас. – Нам,  там,  девочки  не  позволят  скучать. Решено,  идем  к  Эбби  Белл.
В  борделе  Студенмайр,  хотя  и  был  сильно  пьян,  спросил  свою  любимицу,  девушку  по  имени  Кэрри. На  этот  момент  девушка  была  занята,  но  Даллас  сказал,  что  он,  подождет,  когда  Керри  освободится.
Через  некоторое  время  Керри  пришла. Увидев  девушку,  черты  лица  Студенмайра  разгладились,  а  глаза  потеплели.
- Керри,  ты,  как  всегда  прекрасна, - сделал  комплемент  Студенмайр.
Было  три  часа  ночи. Студенмайру  оставалось  жить  еще  несколько  часов.

СМЕРТЬ   ДАЛЛАСА   СТУДЕНМАЙРА.

Студенмайр  провел  ночь  в  борделе  Эбби  Белл,  с  проституткой  по  имени  Кэрри.
18  сентября  Даллас  проснулся  трезвым. Он,  незамедлительно  решил,  исправит  это  недоразумение,  и  уже  к  середине  дня  был  пьян.
Сегодня  днем  должна  была  состояться  встреча  Студенмайра  и  братьев  Мэннинг,  на  которой  собирались  подписать  новый  «мирный  договор».  Противостояние  Студенмайра  и  Мэннингов  порядкам  всем  уже  надоело.
Город  готовился  к  большим  неприятностям. Мэннинги  все  еще  пребывали  под  впечатлением  вчерашней  выходки  пьяного  Далласа. Между  тем  забегали  миротворцы,  пытающиеся  примерить  две  враждующие  фракции. Студенмайр  заявил,  что  лично  он,  не  желает  воевать  и  готов  пойти  на  мировое  соглашение. Мэннинги  выразили  аналогичные  настроения.
- Даллас,  тебе  и  Мэннингам  надо  зарыть  топор  войны, - убеждали  Студенмайра  миротворцы. – Так  будет  лучше  всем. И  тебе,  и  Мэннингам,  и  всему  городу. Эта  вражда  никому  не  нужна.
- С  моей  стороны  нет  возражений, - соглашался  Студенмайр. – Где  состоится  встреча?
- Если  ты,  не  возражаешь,  то  в  салуне  у  Мэннингов.
Студенмайр  соглашался.
В  пять  вечера,  как  и  договорились,  Студенмайр  пришел  в  один  из  салунов  принадлежавший  братьям  Мэннинг. В  салуне  находились  только  Джордж  «Док»  и  Джеймс  Мэннинги. Братья  возле  бара  играли  в  бильярд.
Студенмайр  сразу  направился  к  бару,  с  интересом  разглядывая  спиртное.
- Док,  давай  выпьем, - сказал  Даллас.
Джордж  видел,  что  Даллас  уже  был  в  таком  состоянии,  что  ему  лучше  больше  не  пить. Но  он,  не  стал  возражать. Док  положил  кий  и  направился  к  барной  стойке,  чтобы  налить  виски.
- А  где  Фрэнк? – неожиданно  спросил  Студенмайр. – Надо  чтобы  все  присутствовали  при  заключении  «мирного  договора». А  то  вдруг,  потом  выяснится,  что  Фрэнк  был  против  нашего  соглашения.
- Не  знаю,  но  сейчас  схожу  и  приведу  его, - сказал  Джордж,  соглашаясь  с  доводами  Далласа.
Док  поставил  перед  Студенмайром  стакан  виски.
- Некоторые  лжецы  и  сукины  дети,  пытались  создать  мне,  проблемы  в  Эль-Пасо, - неожиданно  заявил  Даллас. – Кое-кто  нарушает  наш  договор…
- Не  пойму  о  чем  вы,  говорите. Лично  мы,  Мэннинги,  всегда  придерживались  своей  части  договора, - громко  отрезал  Джеймс. – Вы  же,  Даллас,  не  особо  придерживались  своих  обязательств,  по  нашему  первому  «мирному  договору»….
- Любой,  кто  говорит  такие  вещи,  является  грязным  лжецом! – в  ответ  взревел  Студенмайр. – Ты  же,  Джеймс,  солгал,  про  убийство  Каммингса,  которого  ты,  подло  пристрелил!
- Я,  рассказал  все,  как  было! Мне  нечего  скрывать…
Спор  быстро  разгорался. От  обвинений  спорщики  перешли  к  действиям,  мгновенье  спустя  оба  схватились  за  оружие.
В  тот  момент,  Уолт  Джонс,  который  раньше  был  заместителем  маршала  у  Стауденмайра,  возможно  в  попытке  предотвратить  перестрелку,  бросился  между  Джеймсом  Мэннингом  и  Студенмайром. От  толчка  Студенмайр  потерял  равновесие  и  не  смог  мгновенно  выхватить  револьвер. Заминка  в  доли  секунды  оказалась  фатальной. Джеймс  Мэннинг  выстрелил  первым  из-за  плеча  Джонса. Его  пуля  попала  Студенмайру  в  левую  руку,  в  которой  у  него  был  револьвер. Даллас,  тут  же  выронил  кольт. Пуля,  пробив  руку  Студенмайру  и  повредив  артерию,  отлетев,  рикошетом  вошла  ему  в  грудь,  пробив  легкое. Даллас  попятился  к  двери.
Джеймс  кинулся  следом,  стараясь  закрепить  свой  успех,  снова  нажал  на  спусковой  курок. Вторая  пуля  попала  Студенмайру  в  правую  часть  груди,  в  нагрудный  карман  сюртука,  в  котором  лежали  бумаги, (один  из  этих  документов  был  злосчастный  ордер,  из-за  которого  и  начались  проблемы),  и  фотография,  то  ли  жены  Изабеллы,  то  ли  его  сестры  Вирджинии. Пуля  застряла  в  них. Возможно,  в  пуле  оказался  слабый  пороховой  заряд,  это  и  спасло  Далласа. От  сильного  удара  пули  в  грудь  у  Студенмайра  перехватило  дыхание,  и  отбросил  маршала  к  дверям  салуна  и  дальше  на  улицу.
Будучи  двуруким  стрелком,  Даллас  выхватил  правой  рукой  второй  револьвер,  с  обрезанным  стволом. Маршал  направил  револьвер  на  дверной  проем,  и  когда  на  пороге  появился  Джеймс  Мэннинг,  выстрелил  в  него. Пуля  попала  Мэннингу  в  правую  руку,  чуть  выше  локтя  и  он  выронил  свой  револьвер. В  панике  Джеймс  прыгнул  на  Студенмайра,  в  попытке  схватить  его  руки  и  предотвратить  новый  выстрел. Студенмайр  не  собирался  сдаваться,  пытаясь  освободиться  от  вцепившегося  в  него  Мэннинга,  таскал  его  по  кругу  перед  салуном.
Услышав  стрельбу,  Джордж  Мэннинг  выбежал  на  улицу,  со  своим  кольтом  в  руке  и  сразу  бросился  на  помощь  брату. Приблизившись  к  дерущимся  Джордж  поспешно  выстрелил. Первый  раз  он  промахнулся,  пуля  попала  в  деревянную  балку  парикмахерской. Шагнув  ближе,  Джордж  Мэннинг  выстрелил  в  упор. Пуля  вошла  Студенмайру  в  голову  позади  левого  уха. Даллас  умер  мгновенно. И  хотя  он,  был  уже  мертв,  взбешенный  Джеймс  Мэннинг,  схватил  валявшийся  пистолет  убитого,  с  дикой  яростью  стал  бить  им,  по  голове  трупа,  пока  не  подбежал  маршал  Джим  Джиллетт.
- Джеймс   прекрати,  Студенмайр  уже  мертв, - кричал  Джиллетт,  пытаясь  оттащил  Мэннинга  от  бездыханного  тела.

Стихли  выстрелы. Схватка  закончилась  убийством  Далласа  Студенмайра. Он  лежал  весь  окровавленный,  в  уличной  пыли. Вокруг  быстро  собиралась  толпа  любопытных  горожан. Новость  о  смерти  Студенмайра  быстро  распространилась  по  всему Эль-Пасо.
Городской  маршал  Джим  Джиллетт,  находился  до  этого  в  магазине  Каплан,  услышав  выстрелы,  успел  прибежать,  когда  все  уже  закончилось.
- Всё-таки  вы,  убили  Студенмайра…- констатировал  маршал  Джиллетт.
Джиллетт  заключает  под  стражу  двух  братьев  Мэннинг,  Джорджа  и  Джеймса,  участвовавших  в  перестрелке. 
По  факту  убийства  Далласа  Студенмайра  спешно  начали  расследование,  пытаясь  разобраться  в  произошедшей  перестрелке.
Джеймс  и  Джордж  Мэннинги  предстали  перед  судом,  за  убийство  Студенмайра. Но  они  были  оправданы, поскольку  суд  признал  их  действия  самообороной. Даллас  Студенмайр  устроил  перестрелку  с  заранее  обдуманным  преступным  умыслом,  намереваясь  убить  их. Уже  в  октябре  Джордж  и  Джеймс  были  освобождены,  а  окружной  прокурор  Эль-Пасо  заявил,  что  Мэннинги  были  задержаны  незаконно. Братьев  признали  невиновными  и  освободили. Исход  дела  никого  не  удивил. Ведь  главой  суда  был  старый  враг  Студенмайра  и  партнер  Джорджа  Мэннинга. А  большинство  присяжных  состояло  из  друзей  Мэннингов. К  чему  портить  жизнь  уважаемых  людей,  таких  как  братья  Мэннинг. А  Студенмайра  уже  не  вернешь…
Изабелла  Шеррингтон,  жена  Студенмайра,  пожелала  похоронить  мужа  в  Коламбас-Каунти. Тело  Стауденмайра  вымыли,  набальзамировали  и  подготовили  к  погребению. Останки знаменитого  маршала  были  выставлены  в  Эль-Пасо,  с  тем,  чтобы  все  его  друзья  могли  проститься  с  ним. После  чего  тело  было  перенесено  в  поезд  и  отправлено  в  Коламбас-Каунти  для  похорон. Он  был  похоронен  на  кладбище  Эллейтон.
Студенмайр  умер  в  разорванной  и  окровавленной  одежде. Похороны  Студенмайра  оплатили  масоны  Эль-Пасо,  выложив  11.50  долларов  за  похоронный  костюм  4.50  за  гроб.
Мэннинги  добились  своего. Студенмайр,  человек,  в  одиночку  утвердивший  закон  и  порядок  в  неспокойном  городе  был  мертв. Студенмайру  было  37  лет.
Страсть  Далласа  к выпивке,  его  природная  агрессия,  смерть  друзей,  убитых  братьями  Мэннинг,  сделали  из  него  одного  из  самых  опасных  стрелков. Многие  привычки  Студенмайра  были  предосудительны  и  плохо  характеризовали его. Но,  он  был  безупречно  честен,  искренним  и  трудолюбивым,  преданным  своим  друзьям,  и  абсолютно  бесстрашным.
После конца  недолгой  карьеры  Студенмайра,  как  маршала  Эль-Пасо,  город  вновь  наполнился  стрелками

ДАЛЬНЕЙШАЯ   СУДЬБА   БРАТЬЕВ   МЭННИНГ.

Мэннинги  продолжали  жить  в  Эль-Пасо. Вскоре  об  убийстве  Студенмайра  почти  забыли.
Джеймс  Мэннинг,  в  1883  году  избран  заместителем  маршала  города,  но  был  обвинен  в  незаконном  присвоении  средств  графства.
10  февраля  1885  года,  Джеймс  Мэннинг,  вместе  с  маршалами  США  Халом  Гослингом  и  Фредом  Лорингом  сопровождали  на  поезде  двоих  заключенных,  осужденных  за  грабежи  дилижансов. Двое  преступников,  Джеймс  Питт  и  Чарльз  Йегер,  были  осуждены  и  приговорены  в  Остине  к  пожизненному  заключению  в  Хантсвилле. При  перевозке,  в  одном  поезде,  вместе  с  заключенными  ехали  их  матери,  сестры  и  даже  друзья.
Неизвестно,  чья  это  была  идея,  но  заключенных,  закованных  в  наручники,  поместили  на  три  ряда  позади  судебных  исполнителей,  а  заодно  и  конвоиров. Это  была  непростительная  ошибка. Теща  и  сестра  Патта  и  Йегера  воспользовались  ситуацией,  они  передали  заключенным  два  заряженных  револьвера.
Для  законников  это  был  настоящий  шок,  когда  два  преступника  вскочили,  держа  в  руках  револьверы. Загрохотали  в  вагоне  оглушительные  выстрелы. Первая  пуля  смертельно  ранила  маршала  Гослинга. Он  упал  головой  на  колени  Джеймса  Мэннинга. Самому  Мэннингу  досталось  две  пули,  одна  в  плечо,  вторая  в  шею. Повезло  Фреду  Лорингу,  он  в этот  момент  находился  в  другой  части  поезда,  куда  вышел  по  физиологическим  потребностям.
Бандиты,  решив,  что  с  законниками  покончено,  бросились  к  выходу. Джеймс  Мэннинг  обливаясь  кровью,  сумел  вытащить  револьвер  и  несколько  раз  нажал  на  курок. Заключенным  удалось  спрыгнуть  с  поезда,  но  через  несколько  минут  умирает  смертельно  раненый  Джеймс  Питт. Чарльзу  Йегер  не  удалось  далеко  уйти,  он  был  схвачен  группой  преследователей,  которую  организовал  Фред  Лоринг.
Как  только  рана  зажила,  Мэннинг  ушел  в  отставку. Джеймс  и  его  привлекательная  жена  поселились  в  штате  Вашингтон.
Джеймс  умер  от  рака  в  апреле  1915  года  и  похоронен  на  кладбище  Лесная  поляна  в  Лос-Анджелесе,  штат  Калифорния.
В  апреле  1883  году  в  Эль-Пасо  заменили  городского  маршала,  Джеймса  Джиллетта. Вместо  него  временно  назначили  Фрэнка  Мэннинга,  поскольку  все  знали,  что  он  не  будет  зря  арестовывать  друзей  и  знакомых. Этот  пост  он  занимал  всего  несколько  недель. Все  из-за  того,  что  Фрэнк  пытался  вытрясти  из  одного  местного  торгаша  деньги. Торгаш  впрочем,  оказался  не  робкого  десятка  и  оказал  маршалу  упорное  сопротивление. Про  историю  стало  известно  и  Фрэнка  Мэннинга  освободили  от  должности  маршала.
Умер  Фрэнк у  себя  дома,  в  штате  Аризона  14  ноября  1925  года.
Джордж  Мэннинг,  получив  в  схватке  с  Далласом  пулю,  так  и  остался  с  искалеченной  рукой  до  конца  жизни. Док  Мэннинг  позже  переехал  в  город  Флагстафф,  в  северной  части  штата  Аризона. Его  знали  и  уважали,  как  врача.
Умер  Фрэнк  9  марта  1925  года.



(1). Сан-Элизарио Соляная война, также известна как Соленое восстание или Эль-Пасо Соляная война, социальный и военный конфликт из-за владения и контроля над огромными солевыми озерами в районе горы Гуадалупе, в Западном Техасе. Вооруженная борьба, вспыхнула в 1877 году, между этническими мексиканскими жителями, проживающие в общинах по обеим сторонам Рио-Гранде близ Эль-Пасо, штат Техас против ведущего политика, при поддержке Texасских рейнджеров. Борьба достигла кульминации в осаде и сдаче 20 Texaсских рейнджеров в городе Сан-Элизариo, штат Техас.
Прибытие афро-американско 9-й Конной армии и отряд шерифа штата Нью-Мексико наемников, в корне изменил ситуацию. Сотни местных жителей вынуждены были бежать в Мексику, некоторые  отправились в вечное изгнание. Право лиц владеть солеными озерами была создано при помощи силы оружия.

(2). Дикий Билл Хикок — Джеймс Батлер Хикок (1837-1876), знаменитый ганфайтер; был погонщиком мулов, кучером фургона и почтового дилижанса, проводником и следопытом на службе у армии, позже — констеблем, шерифом и маршалом в разных местах. Слава Хикока изрядно раздута прессой.

(3). Ресторан  «Глоуб» - «Глобус».

(4). Кастрюльная Рукоятка — узкий участок территории одного штата, врезающийся в территорию другого штата; здесь имеется в виду Техасская Кастрюльная Рукоятка.

(5). Вакеро — vaquero. Правильно по-испански это слово произносится “бакеро” и означает “пастух”. Американское значение несколько уже: “ковбой мексиканского происхождения.

(6). Ганфайтер - ганфайтер. Gunfighter. Gun fighter - "человек, сражающийся огнестрельным оружием". Это если просто перевести, хотя сам по себе термин несколько уже. "Ганфайтерами", или же "ганслингерами", или же "ганмэнами" называли тех, кто стрелял, стрелял хорошо и стрелял быстро, и предпочитал зарабатывать себе на жизнь именно этим своим умением.

(7). Комитет  Бдительности – Комитеты  Бдительности (vigilante),  самостоятельные  организации,  целью  которых  являлось  укрепление  законности  и  порядка,  в  связи  с  медленным  становлением  официальных  органов  правопорядка.
Комитеты  Бдительности,  созданные  и  управляемые  местными  гражданами,  зачастую  брали  функции  управления  законов  в  собственные  руки,  верша  правосудие  и  даже  иногда  прибегая  к  судам  Линча. Прекратили  свое  существование  в  последние  десятилетия  19-го  века,  в  связи  с  развитием  официальных  институтов  законности  и  правопорядка.



01.2015.г.


Рецензии