Снежная принцесса

     Можно не любить холод и ветер, трескучие морозы и долгие тёмные ночи. Но не любить снег – нельзя!!!
   Она же снег просто обожала! Он дарил радость дыханию, счастье взору, чистоту сердцу, свежесть душе и тепло –  телу. И даже, когда она летала весной и летом в тёплые края, то в обязательную программу развлечений входило созерцание белых облаков под крылом самолёта. Эта взбитая белая пена, зависшая меж небом и землёй со всеми своими волнами и неровностями, зазывала кануть в неё навсегда. Спрыгнуть однажды вниз – без всяких лыж и санок, не говоря уж о других причиндалах.
   Даже Рай ей представлялся чем-то, где все ходят исключительно по облакам. А не зелёными садами с румяными плодами. Конечно, она любила и лето, как все нормальные люди. Но считала его чистой воды - «обманкой» и «заманухой». Цветами поцветёт, листьями пошуршит, птичками пощебечет. И – ничего не оставит. Кроме горьких воспоминаний. Почему – горьких? Потому что каждый пожелтевший лист, каждый подвядший плод – всегда горек.
   А вот зима, с её покровом снега, была настоящей. Такой, что – навсегда.

   Снег, как посланник Высшего Абсолюта – людям, умел дарить потрясающие мысли, граничащие с самым удивительным волшебством. Эта совершенная стихия объединяла сразу все сознания, смешивала их между собой. Люди начинали угадывать мысли друг друга, загадывать желания, которые вдруг начинали сбываться. А ещё Снег любил тех, кто любит его.

- Ой, ты не знаешь – зачем нам всем Второй Новый год? – смеялась в трубку подруга.
- Как – зачем? – отвечала она, - Если Первый был к Обновлению, то Второй – уже к закреплению. К Вечному Неувяданию.
- Будем встречать вторую молодость? – захохотала подруга.
- Именно так!

   Но до Второго Нового года ещё несколько дней и сегодня она встречала гостей. По дому проносился вихрь детских голосов, шаркали тапочки молодых и не совсем молодых родственников, остатки вкусных запахов ещё витали в воздухе, но уже никого не волновали. Все были сыты.
- Ой, бабушка! Ты сейчас удивишься! – протягивала ей игрушечное зеркальце внучка Ника.
- Правда? – попыталась она сделать заинтересованное лицо. – Ты думаешь, что бабушку можно чем-то – удивить?
- Зеркало! Ты – волшебное? – спросила Ника у игрушки, передав его бабушке.

   На поверхности зеркала забрезжило очертание красивого лица. Оно стало задавать бабушке вопросы. «Да» или «нет» - отвечала она на вопросы типа «Любишь ли ты цветы?», «Любишь ли ты лепить снеговиков?», «Любишь ли ходить в гости?»
На вопрос: «Хочешь ли ты, чтобы тебя нашёл твой принц?» - она так яростно закричала: «Нет, не хочу, ни за что!», что зеркалу пришлось повторить свой вопрос. Кроме Да или Нет оно ответов не понимало. Зато после такого психологического теста Зеркало смело заявило, что знает теперь, какая принцесса – бабушка. А у него в арсенале целых десять видов принцесс!

- Какая? – заинтересовались уже все.
- Ты – Снежная Принцесса! – изрекло Зеркало волшебным голосом.

    Разумеется, Снежная Принцесса тут же вдохновила всех гостей – идти кататься с гор. Счастливые, они летали вниз в облаках снежной крупы. Внучки хотели катиться только с бабушкой. И она – кричала от счастья, когда их ледянку закручивало до полного головокружения.

   И вот – будни. И вот – по делам. Намешанный ногами снег, не давал людям лёгкости передвижения.
   Ей скучны бытовые дела, и, решив, что полчаса в электричке может скрасить какая-нибудь купленная книга, она думала уже об одном. Успеет купить до электрички книгу или нет.

   Переход, турникет, платформа. Место, которое будет удобно уже для выхода в Москве. Гул приближающегося поезда. Он мчит, рассыпая вокруг белую пыль. Мчит точно по расписанию, но без остановки скользят совсем пустые вагоны с чёрными окнами, обдавая колючим ветром ожидающих.
   Она смотрит с недоумением в первое попавшееся человеческое лицо. Мужчина тоже выражает этим своим лицом недоумение и разводит руками.

- Чёрти – что, - изрекает она, отмечая что мужчина очень приятен во всех отношениях.
- Не то слово! – сразу соглашается он.

   Следуя своему плану, она двинула за книгой. Прочь от мужчины. Интересно, он заметил – её интерес? – такая мысль крутилась пока шла к киоску. Ей редко встречались мужчины, привлекающие сразу. Это – совершенно необъяснимые параметры. Ибо разрекламированные красавцы с атлетическим телосложением её не влекли никогда. Из всех признанных красавцев, возможно, лишь Ален Делон мог вдохновить. Но его она ни разу не видала, поэтому имела право сомневаться и в этом.

   В киоске она стала смотреть Наталью Александрову. Вот бы – новенькое было!
Новенькое – было. Очередной детектив «Снежная Королева». Снежная, так – снежная. Королева – так королева, - решила она, получив книгу. И направилась вновь к месту, которое было удобно уже для выхода в Москве. Тот мужчина стряхивал снег с ботинок, стоя к ней спиной.

    Её всегда удивляло, как быстро мужчины считывают интерес к себе. В десятые доли секунд взгляда глаза в глаза. И как ни странно – именно зимой! Неужели снег способствует – передаче всех импульсов? Надо сказать – да, редкие мужчины ей нравились. Но если мужчина вдруг давал импульс, то это шло по полной, на всю катушку. Ей хотелось «оприходовать» его сразу. Просто – не сходя с места. А то, что для этого надо знакомиться, чего-то там – разговаривать, искать какое-то пристанище и вообще – примешивать быт и, возможно, идти вразрез чаяниям близких людей, будило в глазах определённого рода – злость. Как иногда и жизнь на земле, а не уже – на облаках. Она не относила себя к холодным женщинам, скорее – наоборот. Ей вообще казалось, что если женщина ведёт себя нарочито холодно, значит в душе её давно пожар. А вот летние женщины – очень часто несут в душах лишь холод. Всё, так сказать, по закону сохранения энергии.

   И когда она поравнялась с мужчиной, сжимая варежками свою книжку, мужчина как раз выпрямился. Им навстречу снова грохотал поезд. Скорость, снежная крупа с крыши, тёмные окна.

- Нет! Неужели и этот – мимо??? – вскрикнула она.
- Да. Ему надо – мимо. Всё и должно ходить – парами, - быстро нашёлся мужчина.

    Быстро мыслящий мужчина вообще был – полной засадой для неё. …
    Поезд всё-таки остановился. Конечно, он пропустил её в вагон. Она чувствовала спиной и ниже этот взгляд. Очень сильно чувствовала. Возможно, зазывно и вильнула тем, что – ниже. Если ей что-то нравилось, она за себя не отвечала. Но прошла специально гордо и независимо – в глубину вагона. Села по ходу движения. Размотала шарф, освободила шею, сняла шапку, дунув вверх на чёлку, чтобы её взлохматить, и открыла свою книжку.

   Мужчина же сел в начале вагона, лицом к ней. Взгляда не сводил. Это она фиксировала, периодически отрывая глаза от страниц. Когда она их подняла в очередной раз, всего лишь через пять минут их пути, мужчины на месте уже не было. «Нахабино» - прозвучал голос машиниста.

   Сейчас он выйдет, пройдёт мимо вагона и будет смотреть на меня в окно, - считывала она уже информацию снега.
   Всё так и произошло. В дополнение мужчина ещё и приподнял к небу руки, делая недоумённое лицо.

    Она занялась своей «Снежной Королевой» уже не отвлекаясь.

   Засыпая вечером, почему-то вспомнила того мужчину. Вспомнила, что на нём была чудная куртка с красной грудкой. А она, сама, тоже была в куртке рубинового цвета.
   Мы с ним были на платформе, как два, нашедшие друг друга, снегиря. Подумала она и заснула.

   Конечно, на следующий день ей снова пришлось ехать в электричке. Конечно, в Нахабино в вагон вошёл он. В тот вагон, в котором ехала она. Если судьба вознамерилась что-то сделать, то именно через снег – все импульсы передаются сильнее всего. Конечно, он сел напротив неё, глаза в глаза. Она дочитывала Снежную Королеву. Путь был длинный, они заговорили. Об очень многом. Он действительно мыслил не только быстро, но и интересно. А заодно он считывал все её самые потаённые мысли, которые она стеснялась озвучивать. Что любит греческие острова, на которых и умереть не жалко. Что человечество ещё не доросло до нормальной жизни, потому что оно сбросило в общую могилу Моцарта. Ему очень понравились её варежки, которые никому-никому не нравились, кроме её самой. А когда они заговорили о личной жизни, он сказал что был женат, но любил всегда совсем другую женщину. Он любил в ней – всё. Что даже фамилия у неё была особенная.

- И – какая? – живо спросила она.
     И вдруг, как гром среди снежной зимы, он называет её собственную фамилию! Не слишком распространённую, хоть и не из редких…

   Поняв, что с её защиты были сняты все пароли и коды, что вот-вот сможет начаться весна, а за ней и лето. Что она итак слишком много дарила мужчинам – лета и лет. Что, наверное, хватит - обогревать собой всю местность. Что опять всё начнётся сначала, то было и было в её жизни много-много раз и кончалось лишь горечью осени, она пулей вылетела из вагона на первой же станции. Оставив на скамейке свою прочитанную «Снежную Королеву» …
   Чистый белый снег и разношёрстный человеческий быт – несовместимы! Однозначно.

              Она шла и думала.
   Что это у Королев всё уже в Прошлом. А у Принцесс – всегда лишь Будущее! Чистое и Светлое!
    И завтра – Старый Новый год. И окончательный выбор - в какую сторону идёт она.


Рецензии
Великолепно! Светло и свежо и снег, снег... красота!

Лена Дубровская   18.01.2016 11:36     Заявить о нарушении
Возможно, это с возрастом. Красота становится ближе к Чистоте. А не к разнообразию, заселённому странной кусючей живностью ...

Жанна Марова   18.01.2016 11:39   Заявить о нарушении
На это произведение написано 28 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.