Три в одной - сказка для взрослых

А не замахнуться ли нам на Петра Ершова?


Три в одной
(Сказка для взрослых)

ЧАСТЬ I


За высокими холмами,
За зелёными лесами,
Там, где речка, изгибаясь,
В большой камень упираясь,
Закипев в водовороте,
Пропадая в чёрном гроте,
Выход свой нашла в низине,
Где столбом встаёт в долине,
И опять журчит и льётся,
И тихонечко смеётся:
«Я по капле  –  ручеёк,
Наступил и вмиг промок,
С ручейками мы – река,
Но мешают берега.
Когда реки соберутся,
Водной гладью обернутся,
Не увидишь берега –
Это море, не река.
А по капле  –  ручеёк,
Наступил и вмиг промок».

Здесь, на берегу речушки,
В позабытой деревушке
Жил парнишка, звать – Кирилл,
Добрым был и всех любил.
И его здесь все любили,
Потому что не забыли
Как от огненного жара
Спас деревню от пожара.
А когда скотину пас,
От волков всё стадо спас.
Их в семье осталось двое,
От забора до отбоя
Пашут землю, кормят скот –
Каждый день полно забот.
Нельзя в коечке валяться,
Деньги в койке только снятся.

Так и жили оба брата.
Без родителей. Утрата
Не давала им лежать
И ворон вокруг считать.
Выручал еврей-сосед,
Старый, восемьдесят лет.
Добрым словом и советом
Помогал им и при этом
Был ещё и мудрецом
Вместо матери с отцом.
Брат Семён был крепкий малый,
С ног сшибал одним ударом.
Так распишет хохлому –
Не завидно никому.
Мог быка поднять двухлетку,
А умом был с малолетку:
Всему верит, всех простит
От приколов и обид.
Нем Семен был от природы,
Красив, статен, в свои годы
«В девках» всё ещё ходил,
Но прекрасный пол любил


Здесь в забытом Богом месте
Не показывают «Вести»,
Незнаком и Интернет:
Его попросту здесь нет.
Жизнь в деревне не малина,
Социальная корзина
Там пуста как барабан,
И вокруг один обман.
Свет, и тот в конце тоннеля.
Кто смелей, те улетели
Словно птицы в города.
Кто не смог, так вот беда,
Похоронен под крестами,
Не стеснённые средствами,
Видно, всем там хорошо.
Не вернулся к нам ещё
Не с погоста, не с столицы
Ни один, ни вереницы.
Даже письма не приходят,
Ведь никто назад не ходит.

Вот в один прекрасный день
Кирилл вышел за плетень.
И пошёл без всякой цели
Меж берёз и старых елей.
Слышит голос над собой,
Сам себе сказал: «Постой!»
Ворон на суку сидит
Сам с собою говорит:
«Раз в сто лет в одной корзинке
Шапка, дудка и ботинки
Погуляют, разбредутся,
Глядь, опять все соберутся.
На моём веку сейчас
Происходит в третий раз.
Как сказала бы ворона:
«Боевой комплект шпиона».
Шапка эта невидимка,
С ней в комплекте два ботинка.
Как оденешь их на ноги,
То откроются дороги,
От начала до конца
Ветер в спину для гонца.
Жаль, не влезу в гардеробчик,
Утону по самый копчик.
И на дудке не сыграть,
А она заставит спать
Всю деревню, даже город
И в жару и в лютый холод.
Если дудку развернуть
И в другой конец подуть,
Сдует всё что на пути,
Никому не отойти».
И пока он  говорил,
Не заметил, как Кирилл
Сзади к дубу подобрался,
В три прыжка на сук забрался,
Взял корзину и – сюрприз –
Крикнул: «Ах!» и прыгнул вниз.
Ворон даже растерялся.
Так вот в дураках остался:
«Проворонил, не продал,
Так когда-то сыр пропал!
Не везёт, вокруг злой рок!
Клюв закрою на замок!
Что ж такого сотворить?
Надо молча говорить.
Тот, кто по губам читает,
Нас по клюву не узнает».

А тем временем Кирилл
Уже к дому подходил.
Шапку на себя примерил
И глазам чуть не поверил:
Тело вдруг его пропало
И прозрачным местом стало.
С этим головным убором
Можно стать заправским вором!
Пойду деду покажусь
Да находкой похвалюсь.
К дому тихо подошёл,
Дверь открыл и в дом вошёл.
Думал, деда напугает,
А еврей давно уж знает:
Он в бинокль из окошка
Наблюдал за ним, как кошка.
«Стой, Кирилл», – сказал сурово –
«Что-то в этом деле ново!
Шапку быстренько снимай
И давай рассказывай».

Слушай, дядя Самуил,
Помнишь, я Вам говорил,
Что хочу, чтоб люди знали
Весь наш край и увидали
Красоту нашей земли.
Вы б советом помогли,
Как бы всё это устроить,
Диснейленд нам свой построить
И туристов заманить.
Хорошо здесь будет жить!
Земляки мои вернутся
(На кого их спины гнутся?)
Здесь же наше всё вокруг.
Не томи, скажи как друг.

Дед:

Что тут думать, всё понятно.
За державу мне приятно,
У неё такие дети,
Не какие-нибудь йети.
Чтобы всё это начать,
В Израиль надо сгонять:
Денег очень много надо.
Напишу, там будут рады,
Дай бумагу для записки.
Ну а ты пиши расписку,
Что вернёшь все деньги в срок,
А вот дудку сдашь в залог.

Кирилл:

Вы меня хоть научите,
Как на ихнем, на иврите,
Разговор у них вести
Да беду не принести.

Дед:

Там язык твой каждый знает
И по-русски понимает.
Бросишь камень в крупный зад
И услышишь русский мат.
Может быть, звучит нахально,
Русский там – национальный.
А евреи – наш народ,
Наше счастье и оплот.
И фашисты это знали,
Потому нас убивали.
И запомни, из друзей
Самым честным был еврей.
Я б на месте президента
Всех министров реагентом
Из брандспойта с места смыл
И евреев посадил.
Мы сейчас бы не сидели
Да над думой не пыхтели,
А послали бы им факс,
И пришёл бы к нам приказ:
«Карту нам свою пришлите
И подробно опишите
Где и что должно стоять,
Чтоб рабочих к вам прислать».
Вот такой тебе контраст:
Кто из них на что горазд.
Ладно, быстро обувайся
Да в дорогу собирайся.
Не забудь у Стены Плача
Помолиться, чтоб удача
Шла всегда везде с тобой.
Бог с тобой, иди, родной.
И мгновенно над холмами,
Над высокими лесами
Пролетел сквозь белый свет
Неопознанный объект.

Наш Спаситель чётко знает
Что кого где ожидает
И куда его нести,
Чтобы счастье обрести.
Если ты ему по нраву,
То устроит всё по праву.
И не бойся никого,
Даже чёрта самого.


Незаметно наш новатор
Через Божий навигатор
Приземлился у ворот
И стоял как блудный кот.
Долго молча озирался,
А потом вдруг догадался,
Шляпу снял, сложил в корзинку
Быстролётные ботинки
И тихонько позвонил,
Голос вдруг его спросил:
«Что хотите, что вам ната?»
«Из России к вам от брата.
Передать привет просил
Брат ваш, дядя Самуил».
Дверь немного приоткрыли
И Кирилла пропустили.
Наконец-то, очень рад.
Проводите гостя в сад.
Здесь Кирилла усадили,
Накормили, расспросили,
Как на дудочке играть
Всем хотелось очень знать.
Дед хвалил на тот момент
Музыкальный инструмент.
Как потом Кирилл признался:
«Нецензурно восхищался!»
Взяли дудочку, подули
И мгновенно все заснули.
Разбудил их шум и гул:
Кирилл дудку развернул,
Тихо дунул и не рад,
Сдуло весь заморский сад.
«Вы, маэстро, что творите? –
Закричал дед на иврите –
Напугал здесь весь народ,
Стал не сад, а огород».
Но потом угомонился
И на гостя не сердился.
Обсудили все детали
И кредит Кириллу дали.
Объяснили, так сказать,
С кем в Москве вопрос решать.
Дудку сразу отобрали,
Толмача в дорогу дали
И отправили в турне
По израилевой стране.
Долго ль, коротко, кто знает,
Наш Кирилл в стране гуляет.
Вот устал от заграницы
И пора лететь в столицу
Пробивать все разрешенья
На дорогу и строенья.
Благо, есть с собой в корзинке
Шапка, деньги и ботинки.
Так домой вдруг захотел,
Не простился, улетел
Быстрей пули в белом свете.
И в земельном комитете
С председателем стоит
И тихонько говорит:
«Я хочу, чтоб люди знали
весь наш край и увидали
красоту нашей земли.
Вы б советом помогли.
Как бы всё это устроить –
Диснейленд нам свой построить
И туристов заманить,
Хорошо нам будет жить.
Это наше всё вокруг,
Не томи, скажи мне, друг»

Председатель:

Вы на карте пальцем ткните
И конкретно покажите
Где поставите строенье,
Где дорога, где селенье…
Тут?! Земля Минобороны,
Вы не знаете законы?
Вам к министру на приём
Или к девушкам при нём.
Эти шустрые девчата
Продадут вам даже брата
По заниженной цене.
Ну а разницу всю – мне.
Выше нос и шире уши,
Делай так и старших слушай.


Кирилл вышел сам не свой
С кулаками за спиной.
Как земля такое носит
И никак с себя не сбросит.
Слишком много живёт сброда
Среди  нашего народа.
Так он шёл и размышлял
И вдруг друга повстречал.
Земляка с своей деревни,
Год не виделись, наверно.
Ваня-друг всё рассказал
И работу показал.
Здесь работаю я, в баре
(Будешь ты сейчас в ударе)
Шест до блеска натираю
И в сторонке наблюдаю,
Чтоб крутящиеся крали
Деньги все не растеряли.
И, ей-богу не грешу,
Иногда и сам пляшу.
А в подвале – казино,
Но закрыто днём оно.
Нам бы твоего Семёна,
Чтоб спасал нас от ОМОНа.


Кирилл:

Брось, Ванюшка, этот срам
Да давай вертайся к нам.
И с тобою за пять лет
Мы отстроим Диснейленд.
Я уже Фоме сказал,
Чтобы книжку написал.
Пусть немножечко приврёт
Как ныряли с тобой в грот.
Мне помощник нужен очень,
Потому что дело срочно.
Если трудно будет, может,
Заграница нам поможет.
Есть проблема, так сказать,
Как на лапу деньги дать.
А тебе это – раз плюнуть,
Ты в трусы можешь засунуть,
Покажу тебе девицу,
Завтра выкупишь землицу.
Да, смотри, ты с ней торгуйся
И под юбку к ней не суйся.
Знаю я твои моменты –
Налетишь на алименты.
Я к Собянину с утра,
Может, он отдаст Петра.
Не успеет за неделю
Что-то сделать Церетели.


И пошла у них работа,
Что ни день, то сделал что-то.
Наши смелые творцы
Строят детские дворцы.
Стены вверх красиво рвутся,
И вагончики трясутся
Тут по сказочной стране.
Только стало страшно мне,
Начались звонки, угрозы:
«Ляжете под паровозы!
Заплатите деньги нам,
Не то врежем по зубам.
В долю нас с собой возьмите,
Заплатите, заплатите».
Письма шлют: придти с отчётом
Где взял деньги? Дал вам кто-то?
Стало им не по себе:
На них вышло ФСБ.
Как бы с ним за эту дудку
Не сыграли злую шутку.
Остаётся только верить,
Что нельзя глазам поверить.
Но ребята на Лубянке
Знают эти все подлянки.
Этим хлопцам не впервой
Герб у них – коса с метлой.
Как Кирилл, таких вот, косят
И постройки с места сносят.
Чисто, быстро выметают
А торговцы процветают,
Всем хватал и ГУМ и ЦУМ
А теперь торговый БУМ.
Не построят Диснейленд
Ни Кирилл, ни Президент.
А виной не две – одна
Наша общая беда.
Не рассказ это, а быль,
Как из сказки сделать пыль.



ЧАСТЬ II

Солнце в небе светит ясно,
Потому что жизнь прекрасна.
Луч на землю попадает,
Светом воздух зажигает,
И становится светло,
Всем от солнышка тепло.
Хорошо, что Бог пока
Не придумал ЖКХ,
Но есть счётная палата:
Кто ворует – ждёт расплата.
Пусть задумается тот,
Кто три шкуры с нас дерёт.


В первой части наш Кирилл
На Лубянку угодил.
На него пришёл донос,
Что он якобы увёз
Из страны на тот момент
Музыкальный инструмент.
Но Кирилл всё отрицал:
«Никуда не выезжал,
Не слыхал, не знал, не видел», – 
Чем дознателей обидел.
Он не знал, что за него
Ворон встал вдруг на крыло
И хранил в дупле, в корзинке,
Шапку, деньги и ботинки.
Всё когда-нибудь проходит:
Кто садится, кто выходит.
И в дежурке наш Кирилл
От сержанта получил
Документы, два шнурка
И для скорости пинка.
Кто-то, может, возмутится,
На свободу грех сердится,
И обиду наш Кирилл
С вольным ветром проглотил.





Ворон на суку сидит
Сам с собою говорит:
«Я на свете всех умнее,
всех хитрее и чернее.
Чтоб общественность поднять,
Стал я книжки рассылать.
Благо дело, их сполна
Напечатал нам Фома.
Как почтовый голубь вился,
Чуть совсем не закружился.
Пресса, школы, депутаты
Не молчат – идут дебаты.
Все в защиту за Кирилла,
Чтобы власть освободила
Бизнесмена от природы,
Чтоб построил для народа
Детский город – Диснейленд:
Наш Кирилл – не ваш клиент.
От тюрьмы спас Кучерена.
Ему в руки два безмена –
Будет статуя свободы
Для российского народа.
Хорошо, что есть в корзинке
Деньги, шапка и ботинки».
И пока он говорил,
Не заметил, как Кирилл
Сзади к дубу подобрался,
В три прыжка на сук забрался,
Взял корзинку и …сюрприз!
Крикнул: «Ах! –  и прыгнул вниз, –
С этим чёрным какаду,
Видно, я не пропаду.
Всё мечтал о журавлях,
А счастье с вороном в руках».


По тропинке он пошёл,
К дому дедушки пришёл.
«Здравствуй, дядя Самуил,
Это я к тебе – Кирилл!
Думал, больше никогда
Не вернусь домой сюда.
Сердце кровью обливалось.
На кого здесь всё осталось?
Расскажи мне поскорей»

Дед:

«Тайны нет тут от друзей.
Все на месте, все здоровы
И готовы вместе, снова
Строить этот Диснейленд:
Есть песок и есть цемент.
Одолел меня азарт,
Для людей открыл ломбард,
А Ванюшка-лиходей
Здесь открыл для нелюдей
Магазин интим-услуг,
Весь народ собрал вокруг.
Отовсюду к нам приходят,
Каждый что-то там находит.
Я пошёл в тот магазин,
Стыдно стало от витрин.
Так живём и выживаем,
Продаём и покупаем.
А Семен, братишка твой,
Охраняет наш покой.
Я немножко покумекал,
А петух прокукарекал.
С Диснейлендом подождём,
Мы пойдём другим путём.
Как учил товарищ Сталин,
Из бетона и из стали
Ты построишь тут заборы
И ворота на запоры.
Скоро выпустят закон
Про казённый частный дом.
А мы тут как тут. Готовы
Контингент собрать в оковы.
И нехай себе живут,
Деньги платят за приют.
Если трудно будет, может,
Государство нам поможет.
А под крышей государства
Избежим мы все мытарства.
Повязали ту девицу,
Что продала вам землицу.
Так что всё держи на мушке
И скажи про то Ванюшке.
Он по даме той страдает,
Деньги всё её считает.
Подождёт, не поседеет.
Как посадят, так приедет».

Кирилл:

«Жалко будет от природы
Отрезать кусок свободы.
Может быть, как на Лубянке,
Чтобы как консервы в банке.
А ещё к ним адвокатов
С тем же сроком для богатых?»

Дед:

«Ты пока ещё не в Думе,
А кипишь тут, как Везувий.
Если сам сидел, готов
Засадить всех за засов.
Все вы русские такие:
С виду добрые, а злые,
Вам бы шашкой помахать.
Бог велел нам всех прощать.
Здесь недавно был звонок –
Из Израиля сынок
Хочет свить у нас гнездо,
Экстрадиций ждёт давно.
Срок ему за что-то светит,
Просит нас с тобой приветить
И надолго приютить.
Как  бы имя не забыть.
Ни коня ещё, ни воза,
А быстрее паровоза
Забивают здесь места,
Нет на них на всех креста.
Или Реймер, или Рейдер,
В общем, выиграл ты тендер
На строительство тюрьмы.
Не крути башкой, смотри,
Те дворцы, что ты построил,
Мы чуть-чуть переустроим
И бараком назовём».

Кирилл:

«А Обаму позовём?»

Дед

«У Обамы Гуантанамо,
пусть живёт с своею раной,
У нас лучше контингент.
Назовём «Кирюха ленд».
А клиенты не простые,
У них зубы золотые.
Под продвинутых канают,
Деньги тоннами считают.
А не знают, что народ
Бедно среди них живёт.
И от бедности своей
Он становится всё злей.
Ни охрана, ни заборы
Не спасают этих воров.
Нет любви среди людей.
В банке квас стоит, попей,
Да иди скорей к Ванюшке,
Посмотри его игрушки.
Помню как-то в перестройку
Я сдавал цыгану койку.
Пробыл день у нас цыган,
И вот на тебе – Иван:
Тот же нос и те же уши.
Всё бросай и Ваньку слушай».


Кирилл встал, взял в руки шапку
И решил пройтись украдкой,
Чтоб никто не приставал
И раздумьям не мешал.
Сердце кровью обливалось:
То что детям не досталось,
Всё ворам да казнокрадам,
Маньякам и прочим гадам.
Ладно, как на ноги встану,
Им устрою Гуантанаму!
Здесь поставлю лобно место
И, чтоб было интересно,
Кольев острых навтыкать,
Будут книжки тут читать.
«Что такое хорошо?»
И «Что делать?» им ещё.
Помни это каждый сын,
Знай любой ребёнок:
Вырастет из сына свин,
Если сын – свинёнок.

Так он к речке вниз спустился.
У сельпо остановился.
Там стояли староверы
И крестилися без меры.
Среди них Иван крутился,
Объяснял и матерился:
«На защёлочку нажми,
Планку тут отковырни,
Батареечки вставляй
И полярность соблюдай.
А теперь нажми на кнопку.
Дым валит, горит проводка.
Забирай за полцены
Вот подарок для жены.
Сносу нет, как ни сгибай,
Да, смотри ты, не сломай.
Деньги где? Есть золотишко?
Щас завешу. Не мальчишка.
Вы по залу походите,
Выбирайте что хотите.
Всё что видите – всё ваше,
Здесь сегодня распродажа».


У стола стоял Семен –
Офицер, но без погон.
Форма шла ему к лицу.
Вот бы матери, отцу
Увидать родного сына
Стройным, сильным и красивым.
Кирилл им залюбовался
А потом вдруг растерялся,
Шапку снял, обнял братишку
И смеялся, как мальчишка.
Но Семен вдруг меньше стал
И тихонько зарыдал.


«Ждал тебя, –  сказал Ванюшка. –
Всё считал, когда кукушка
Начинала куковать,
Сколько нам осталось ждать.
Я его тут нарядил,
Да чуть-чуть не уследил –
Две подвыпившие крали
Чуть его не своровали.
Парень видный и простой,
Им понёс пакет домой.
С мужиками их догнали,
Нам его не отдавали,
Обменяли на Фому,
Он распишет что к чему.
Но пока что третий день
Не выходит за плетень.
С дедом трудимся на пару:
Он лежит, а я с гитарой
Завлекаю тут народ,
Тот, что с гор в столицу прёт.
Мы работаем давно,
Как в Москве, в одно окно
Продаём и покупаем
И на рынке место знаем.
Жаль, что качества товара
Очень низко. Пол амбара
Брака разного лежит,
Дед мне это не простит.

Кирилл:

«Через год ты все товары
Распродашь здесь за доллары.
А сейчас хорош болтать,
Нам Фому надо спасать.
Летописец наш в беде,
А тебе по бороде».


ЧАСТЬ III

Велика Россия-мать –
Нам руками не обнять
И ногами не измерить,
Впрочем, можешь сам проверить.
Если ты сдавал ЕГЭ,
Шагомер приклей к ноге,
Катафоты – к пятой точке
И ступай с утра до ночки.
К концу этого пути
Постарайтесь все прийти.
Гиннес должен точно знать
Как тогда вас всех назвать.

По стране прошла молва,
Что раздастся всем сполна
В этой жизни, не в загробной,
Чтобы всем было удобно
Знать чего ты заслужил,
Как работал, как служил.
Для начала президент
Выездной собрал Совет
И отправил их в турне
По родной своей стране.
Чтобы всё было реально
Всех собрали моментально.
Депутаты и министры
В «воронках» прибыли быстро
На Казанский на вокзал,
Где Якунин поезд дал.
Все товарные вагоны,
И тогда раздались стоны.
Чтобы трепет с грустью снять,
Им велели не стонать.
Помогли зайти в теплушки,
Просто выставили пушки
И набили до отказа,
Чтобы всех в одном и сразу.
Наш «Сапсан», я не шучу,
Просвистел: «Эх, прокачу!»
И под траурные ноты
Доблестные Дон Кихоты,
Как рассказывали мне,
Полетели по стране.
Чтобы жизнь казалась краше
В полу дырка для параши.
Под Самарой на команду
Раздавали всем баланду,
А, приехав на Урал,
Хлебом-солью их встречал
Наш Кирилл и друг Ванюшка,
С ним весёлые подружки.

Кирилл:

«Здравствуйте, мы очень рады,
Разбивайтесь на отряды,
Проходите до ворот.
Вам умыться? Там есть грот.
Через час на уикенд
К нам приедет президент.
А пока вы заселяйтесь,
Ничему не удивляйтесь,
Зашивайте в брюках дыры.
Всех домой отпустят с миром».

С ветки ворон наблюдал,
Головой слегка качал:
«Весь бомонд к нам прилетел.
Это я давно хотел.
Правда, все поистрепались,
Но не на свадьбу ведь собрались.
Медны трубы им мешают,
А тюрьма их очищает.
Все равны, как на подбор.
Лысый лучше, чем пробор:
До мозгов быстрей доходит.
И досуг здесь свой проводят.
А Валуев – молодец,
Он у них как царь-отец.
Кто недавно мог подумать,
Чтоб сюда их всех засунуть?
Лукашенко дал пример,
А идею взял премьер.
Чисто, быстро протолкнул,
И народ легко вздохнул.
Я тут – главное звено,
Мне на герб пора давно.
А они ни сном, ни духом,
Пусть земля им будет пухом,
Промотали всю казну. 
Я сегодня не усну».

Час промчался незаметно,
И в сторонке неприметно
Приземлился вертолёт,
А с него спустился тот,
Кто сегодня здесь в обед
Выездной собрал Совет.
Президент всея Руси –
Хлеб и соль скорей неси.
Президент с Кириллом вместе
Не стояли здесь на месте,
Обошли казённый дом,
Всё понравилось им в нём.

Путин:

«Нары на день убирайте,
К распорядку приучайте.
Паровозик, карусели –
Я бы пожил здесь неделю,
Эх, на чём бы прокатиться?»

Кирилл:

«Ваш «Сапсан» идёт в столицу».

Путин:

«Прозвучало хорошо,
Может, просьбы есть еще?

Кирилл:

«Нам бы лишь бы не мешали
и свой нос к нам не совали.
В остальном порядок полный,
Не шикуем, живём скромно.
Нам закон бы протолкнуть –
Конфискацию вернуть,
Чтоб другие не борзели.
Вот и сдёрнули бы с мели
Прогнившую коррупцию.
Вы дайте им инструкцию.
Сейчас как раз настал момент,
Когда такой вот аргумент
Поможет им закон принять
И дальше в ногу всем шагать».

Путин:

«Идея эта хороша,
но с них не выбьешь ни гроша.
И как их только не тряси,
За ними майка да трусы.
Всё остальное там, в оффшорах.
Вот ты тряси здесь этих воров.
Когда мозгами тут дойдут,
Назад с процентами вернут.
Но берегись таких артистов –
Средь них хватает аферистов.
И больше думай головой.
Там всё на месте? Три в одной?
Мы, может, сбегаем к Обаме,
Я настучу там по панаме
И дам понять почём фунт лиха,
Чтобы сидели дома тихо.
Давно пора за Нобеля
Набить ему по шнобелю».

Кирилл:

«Я пошлю к нему Семёна,
бьёт без злости, но с разгоном.
Звук, как громкий поцелуй.
В результате Оба…лдуй
Сменит сразу цвет и пол,
Лишь бы наш Семён ушёл.
Крутой ему достался нрав,
Я сам боюсь, когда не прав».

Путин:

«Немного портится погода,
пошли к избранникам народа.
А вот и птица – божий дар.
Ну, как живётся?»

Ворон

«Кар, кар, кар»

Путин:

«Садись скорее на плечо,
сейчас всем будет горячо».

Ему ещё на глаз бы бинт,
И к людям вышел пират Флинт.
Все, кто увидел, обалдели,
Какие просто в лужу сели.
Кто лоб чесал, кто суетился,
А кто-то быстренько крестился.

 Путин:

«Дорогие братья, сёстры!
Что случилось, ножик острый,
Бес Якунина попутал,
Он вагоны перепутал,
Колокольцев маху дал,
Вас не так туда сажал.
Мы идём в капитализм,
А тут какой-то экстремизм».

Зюганов:

«Может, выйдем в коммунизме.
Наши с вами организмы
Не воспримут ВТО.
Нам она как конь в пальто.
Эта адская машина
Разорвётся, словно мина,
Запусти их в огород,
А у народа один МРОТ.
Своего добра хватает,
А промышленность страдает.
Вы не можете понять,
Век нам воли не видать.

 Путин:

«Слышу, бунт на корабле,
Может, кто-то скажет мне?
Где проспали остановку?
Проявите мне сноровку».

Жириновский – Зюганову:

«Ваш паровоз ещё летит?
В коммуне остановка?
Вы можете и здесь сойти,
Вам не нужна винтовка.
Но если здесь вам не комфортно,
Мы отдадим «Сапсан» охотно,
И поезжайте в Магадан,
Грехи замаливайте там».

Миронов:

«Я посмотрел, здесь всё красиво,
Но для тюрьмы несправедливо,
Когда вокруг народ страдает
Здесь кто-то с шиком отдыхает».

Гудков младший:

«Ты критикуй, но еле-еле,
У них (стучит по голове) семь пятниц на неделе.
И, как в вагонах, нам опять
Постелят мягко – жёстко спать».

Жириновский – Миронову:

«Я тебе не показал,
Есть у них читальный зал.
Не сойти тебе там с места,
Если книга интересна.
Может, зависть тебя гложет,
Памперс в зале не поможет,
Но как другу, айн момент,
Я отдам абонемент».

Ворон:

«Хватит глотку надрывать,
Дайте слово мне сказать.
Жить хотите хорошо?
Не дошло до вас ещё?
Не мешайте людям жить,
Охладите свою прыть.
Десять заповедей хватит,
Чтоб Россию не растратить.
Я скажу вам по себе,
Хочешь пить – иди к воде.
Хочешь есть – иди к кормушке,
Там не ставят нам ловушки.
Бог давным-давно всё знает,
Смелым, добрым помогает.
Среди нас нет депутатов,
Ни министров, ни богатых.
Соберёмся, поорем,
И опять с нуля начнём.
А живём по триста лет,
Вашим прадедам я дед.
Были люди в наше время:
В руки меч, а ноги в стремя.
Не щадили свой живот.
А сейчас наоборот.
Дети – вот для всех богатство,
Если нет их – всё напрасно.
А у вас ну просто вилы,
Сплошь и рядом педофилы.
Может, всё это интимно?
Вам самим-то не противно?
Не смотрите на Европу,
Там давно всё не по нотам.
И свободная Свобода
Как наркотик для народа.
Вам кулак хороший нужен,
Или дальше будет хуже.
А по правде вам сказать,
Нам на вас на всех начхать».


Путин:

«Вот закончил патриот,
И всё правильно, не врёт.
Где-то гуси мир спасают,
У нас ворон выручает.
В речи есть одно зерно:
Проще надо жить давно.
Убирать всё, что мешает,
Ограждает, запрещает.
Кто не понял – гнать с постов
И сюда их, под засов.
Вижу, вы все изменились,
Похудели, распрямились,
А в глазах горит огонь.
Не пойму, откуда вонь?»

  Ворон:

«Паровоз перегоняют
И вагоны все меняют.
Я, наверно, полечу,
Пить давно уже хочу.
Рад, что бросил вам зерно,
Может, всходы даст оно».

Взмах крыла, взлетел, не глядя,
Как медведь на олимпиаде.
Как родному все махали,
Слёзы с глаз своих снимали.

Зюганов:

«Не бросай нас, сокол ясный,
Нам  с тобой не так опасно».

Жириновский:

«Прилетай почаще в Думу,
Я тебе свой пропуск суну».

Гудков младший:

«Голос свой могу отдать,
Будешь кнопки нажимать».

Путин:

«Эй вы, гости-господа,
А зачем вы нам тогда?
Ведь за каждым сотни МРОТ.
Может, спросим наш народ?
В Думу воронов запустим,
А вас всех домой отпустим,
Несмотря, что все вы круты,
Народ даст вам парашюты
В виде пенсий в один МРОТ,
Чтоб не пучило живот.
Надо с будущего года
Ввести званье «Враг народа».
Награждать им казнокрадов,
Нерадивых бюрократов.
И сюда их всех убогих,
Здесь тюрьма излечит многих,
Пусть лоббируют места,
Нет на них на всех креста.
Первым звания получат
Те, кто экономить учат
Нас за каждый киловатт.
Слов уж нет, один лишь мат.
За свет со свету сживут.
Этот дом для них приют.
Вид красивый здесь с моста
На эти лобные места.
А сейчас все по вагонам
И домой, к любимым жёнам».

Вышел дед наш на крыльцо,
Светит солнышко в лицо.
Ворон в стороне сидит,
Что-то деду говорит:
«Ворон я от слова вор,
Произвёл на всех фурор.
Значит, свой среди чужих,
Мне теперь не жалко их.
Скоро Думу всю распустят,
А нас всех туда запустят».

Дед:

«Блеф. Ты в луже посмотрись
Да чуть-чуть остепенись.
Дятлов можете позвать,
Будут вам на нас стучать.
Зоопарк в первопрестольной,
Наш народ таких достойный.
Всё молчит, а эти птицы –
Беспардонные девицы –
Лезут во все ветви власти.
Вот такой расклад по масти.
Только кажется всё мне,
Вор должОн сидеть в тюрьме.
А порядочные люди –
Словно сыр кататься в блюде.
Жизнь нам свой расклад покажет
И дорогу всем укажет
Под какой торговой маркой.
Только ты поменьше каркай,
Распугаешь всех клиентов.
Не дождусь того момента,
Когда первый крохобор
Переступит наш забор. 
   
               
       ЭПИЛОГ


Нашу жизнь меняют годы-
Всё обычно для природы.
Время нас не замечает
С ветром тихо улетает
Мы в своём отрезке жизни,
Каждый, как в стеклянной призме,
Смотрим под своим углом,
Где джек-пот, а где облом.
Не всегда нам выпадает,
То о чём любой мечтает
И всегда одна причина:
«Размечтался дурачина».

В нашем случае Кирилл
Целый год смурной ходил
Нет клиентов – нет работы
И долги отдать охота
Лишь Ивана магазин
Одевал их и кормил.
Карты спутала девица,
Что продала им землицу
Получила восемь лет,
Но «условно» был ответ.
Наш российский честный суд
Посчитал, что дело тут
Не стоит ей того яйца –
В ущерб крутого молодца.
Они ничто не своровали,
Чуть- чуть не так всё продавали,
А по сему условный срок –
Хороший будет ей урок
И хорошо хоть так продали,
В бюджете дыры залатали.
Кирилл пришёл поплакать к деду
И попросить его совета:

«Скажи мне дед, ведь мы не даром
Собрали думу для пиара,
Чтоб оживить казённый дом,
Но что-то нет клиентов в нём?
В стране их судят и сажают,
Но к нам они не доезжают.
Как черти ладана боятся,
Коль виноват, чего стесняться?»

Дед:
«Тут виновата вся система
Порука, корысть и измена –
Срослись в одно большое зло,
Нам, как хохлам не повезло.
Но слава Богу не стреляют
И жить немножко разрешают
Я думал наш эксперимент
Их соберёт в один момент
вздыхает
Сажать себя никто не будет
Один лишь Бог их всех осудит».

К ним с ветки ворон подлетел,
Сел на порог и закряхтел:

«Привет друзья, прошу прощенья
Вам подскажу одно решенье.
Постройте лучше казино
И олигархи всё равно
К вам в сети сами попадут,
На блюдце деньги принесут.
Им нет суда на этом свете
На том – другом их всех приветят.
Вам расскажу, коль невтерпёж
Я часто там бываю вхож.
В том мире страшно находиться,
Ведь нас немного – единицы,
Проскочим быстро в свой портал,
Летим в огромный чёрный зал.
А по дороге вереница
Мне видно только одни лица
Их цвет теней из двух цветов,
Никто не слышит звук шагов.
В руках у каждого мешки
Несут на суд на свой грешки.
Апостол в зале их встречает
И светлых сразу отпускает,
Ведь у святых одна дорога –
В любимый Рай к родному Богу.
Всех остальных цепями вяжут
Ведут туда, куда прикажут.
По грязи, в дебри, за болота,
Где всех под траурные ноты
Спускают быстро в подземелье,
Там сразу сходит с них похмелье.
И наконец придёт бессмертье,
Всем навсегда – вы мне поверьте,
Чтоб в темноте в цепях оков
Ждать окончания веков.
Я эту правду по секрету
Пересказал Фоме – поэту.
Он сообщит вам без прикрас,
Какой финал в конце у вас
Ведь в этом мире всё банально
Последний выдох в виртуальном
И тихим скромненьким шажком
За вечным счастьем с вещмешком.
Там всё для вас и Рай и Ад
Вот только нет пути назад
Узнать судьбу? – Спроси у Бога.
Откройте душу хоть немного.
Он там, у каждого внутри,
Открой и честно посмотри.
Нет никого? Душа потёмка?
Тогда грехов полна котомка.
А взятки, деньги – грех не снимут
Судьбу в сторонку отодвинут.
Им всем туда, где пляшут черти.
Не жалко их. Вы мне поверьте».

Дед:
«Спасибо друг, открыл глаза,
Прошибла старого слеза.
За что при Сталине сидел?
Устроил дьявол беспредел.
Здесь на земле нам путь терновый,
Жизнь основная в мире новом.
Вот, где зарыта справедливость –
На старость лет ещё судимость.
Мне может быть склероз поможет
Грехи в мешке не потревожит.
Теперь по крайне мере ясно,
Что жизнь прожита не напрасно.
Вам молодым одна дорога:
Живите честно вместе с Богом.»

Кирилл:
«Как честно жить? Не счесть долгов,
До окончания веков.
Грехи мои быть может спишут,
А вот имущество опишут.»

Ворон;
«Не вешай голову Кирилл
Не зря три века я прожил,
А на последки сделал шутку,
И у евреев стырил дудку.
Пускай качают нам права,
Верните дудочку сперва.»

Долго ль, коротко ль творится,
Надо нам остановится.
Дальше всё, пока тупик,
Даже если напрямик.
Живы будем, всё расскажем,
И на видео покажем.
Время тут не перейдёшь,
Даже если невтерпёж.
А пока смотрите «Вести»
И в клиенты к нам не лезьте.
Ведь не комом первый блин?
С уважением, Фомин.


   

Посвящается памяти Леонида Филатова


Если даже в дудку дуну,
Я тебя не переплюну.
У Федота был «Кто там»,
Мне такой не по зубам.
А вот братец мой, Кирилл
С ним бы дел наворотил.
Твой «Кто там» в один момент
Перевёз бы Диснейленд.
Остаётся только ныть:
"ТО, ЧЕГО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ"

                В. Фомин
               


Отзывы замечательных (не)людей

Мы строили, строили, наконец, построили.
Чебурашка.
Хотели сделать как лучше, а получилось как всегда.
В.С. Черномырдин.
Правительству нужен новый толчок.
Д. Аяцков.
Я вам отвечу по-горбачёвски. Вы знаете, что это будет сложнее, чем простой ответ.
М.С. Горбачёв.
Сказка ложь, да в ней намёк, добрым молодцам урок.
А.С. Пушкин.
Ребята! Давайте жить дружно.
Кот Леопольд.
И Вам оставим место. Мне очень интересно.    
Фома.

О том, как создавалась зта книга:http://www.proza.ru/2016/03/22/389


Рецензии
Ой, как много написали, столько времени читали,
Да дошли и до конца,жизнь прекрасна, это да.
Вам за стишок поклон, всё премудро в нём.

Дианина Диана   12.06.2018 15:04     Заявить о нарушении
Сказка писалась быстро, но с промежутками времени между главами. Я не собирался писать книгу "То чего не может быть", а получилось то, что Вы прочитали. Спасибо за рецензию.

Владимир Фомин 4   12.06.2018 14:55   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 24 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.