Три капли за любовь - злая комедия

ВСЕ АВТОРСКИЕ ПРАВА НА ЭТО ПРОИЗВЕДЕНИЕ ЗАЩИЩЕНЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
БАЛАКИН  ЕВГЕНИЙ

ТРИ КАПЛИ ЗА ЛЮБОВЬ
 З Л А Я   К О М Е Д И Я

Действующие лица:
Ирина Павловна - ведунья
Егор – её  сын
Кирилл  Мефодиевич  Рагозин
Таня – его  дочь
Иннокентий Вадимович Фильдеперсов
Коля – роль эпизодическая, с одним словом
Первое действие
          Квартира. Обстановка самая обычная. Ирина Павловна, ведунья в десятом поколении, – средних лет интересная женщина, сидит за столом и раскладывает пасьянс.
Ирина – Да что ж такое - не складывается, хоть убей! Полчаса своей жизни потратила на эту колоду и всё без толку. Колдунья называется, а пасьянс сложить не могу. Никто ж не поверит, что такое может быть. Нет, видать, карты – это точно не моё. Не зря мне об этом ещё бабка моя говорила….
Телефонный звонок
Ирина – Слушаю….  Света, «Князь Игорь» - это не мой спектакль, ты ж знаешь. Доронин поёт Кончака? Да-а….Ну, понятно. Этот напоёт…. Никто во всём театре так слова не путает, как он. Нет, Светочка, даже и не уговаривай! Сегодня у меня свободный вечер и в свой свободный вечер я буду в кои-то веки отдыхать! А Доронин пусть что хочет поёт, но без меня. Передай ему, если забудет русские слова, пусть поёт на своём родном, на половецком языке. Напомни ему, что он, между прочим, по своей роли половецкий хан! Хотя с его дикцией зритель всё равно ничего не поймёт…. И вообще, для него гораздо важнее, чтобы прозвучало его нижнее «фа». Попроси, Клавдию Валерьевну, она Доронина любит, пусть ему и суфлирует…. Кто меня искал? Ты его сама не знаешь? И что он просил сделать? Наговор?  Нет, Светочка, больше я никого принимать не буду…. Всё, зареклась уже…. Ни от порчи, ни от сглаза, ни от чего на свете! Так и передай ему…. Окончательно! Устала я…. Да и здоровья своего на всех уже не хватает….
Звонок в дверь.
- Всё, пока, Светочка, мне в дверь звонят. Обнимаю тебя!
Ирина идёт открывать.
Голос мужской – Здравствуйте! Вас зовут Ирина Павловна?
Ирина – Да, это я.
Голос мужской – Очень хорошо. Вы меня не знаете, но у меня к вам есть очень срочное и важное дело. Можно войти?
Ирина – Пожалуйста.
С Ириной заходит представительного вида мужчина средних лет. Это Кирилл Мефодьевич. Он достаёт из портфеля бумагу и подаёт её хозяйке.
Ирина – Что это?
Кирилл – Чек на предъявителя. И все эти деньги будут ваши!
Ирина – Я должна за такую сумму кого-то убить?
Кирилл – Нет! Наоборот! Вернуть к жизни. Кроме вас сделать это будет некому. Я узнал. Помогите мне!
Ирина – Так. Давайте, как говорится, сразу и на берегу, чтобы у вас обо мне не было никаких иллюзий. Я не терапевт, не психолог и не реаниматор. И даже не хирург…. Я суфлёр. Работаю в театре оперы и балета. Слова подсказываю. Вот когда вы выйдите на сцену и забудете слова, тут уж я помогу, деваться некуда, а сейчас – извините.
Кирилл – Я удваиваю эту сумму!
Ирина – Что вы делаете?
Кирилл – Удваиваю эту сумму!
Ирина – Думала провести вечер в спокойной, тихой обстановке. Лучше б пошла на работу…. Вас как зовут?
Кирилл – Кирилл Мефодьевич Рагозин!
Ирина – Кирилл Мефодьевич…. Послушайте, Кирилл Мефодьевич, судя по вашему имени, отступать вы не привыкли, но я ещё  раз повторяю. Если вы не нуждаетесь в услугах суфлёра, а вы не нуждаетесь в них, то я ничем не могу вам помочь. Тем более за такие деньги.
Кирилл – Моё имя тут не причём. И я действительно не нуждаюсь в суфлёре, если только он не будет подсказывать мне с небес. Чего вы упираетесь? Цену себе набиваете? Вы внимательнее посмотрите на эту сумму! Я даю вам такие деньги, какие вы в своём театре и за три года не заработаете! А прошу я вас, Ирина Павловна,  только об одной маленькой услуге! И вам это ничего не будет стоить, я же знаю! А мне вы спасёте всё: имя, репутацию, бизнес! Если вам лично не нужны эти деньги, вы можете их выкинуть, можете переслать их в любой детский фонд, в детский дом, куда хотите! Хоть в Гринпис, для защиты белых носорогов и выхухолей!
Ирина – Я вам ещё раз говорю….
Кирилл – И я вам ещё раз говорю! Вы часто видите такие деньги? Послушайте, Ирина Павловна, ну, неужели вам этого мало? Совесть-то хоть немножко поимейте! Или дайте мне тогда свой прейскурант, чтобы я хоть немного ориентировался в ваших потусторонних расценках!
Ирина – Кирилл Мефодьевич, вы на меня не кричите! Вы, между прочим,  пришли ко мне домой. И вообще, за кого меня принимаете?
Кирилл – Что значит за кого? За ту, кто вы есть. За колдунью в десятом поколении!
Ирина – Вы сами их считали?
Кирилл – Кого?
Ирина – Поколения!
Кирилл – Нет, не считал! Но для этого достаточно обладать информацией. Слава Богу, живём в двадцать первом веке!
Ирина – Ах, слава Богу? Вот и просите у него, чтобы он вам помог!
Кирилл – Бог здесь не поможет! А вот вы – да!
Ирина – Вам я ничего делать не буду!
Кирилл – Почему это мне вы не будете? Я что, лицом не вышел для вас?
Ирина – Хорошо! Дайте мне ваш чек.
Кирилл – Ну, вот! Другое дело…. Что и требовалось доказать. А то – сцена какая-то,  суфлёры…. Что вы делаете?!
Ирина – А вы не видите? Рву! На мелкие кусочки!
Кирилл – Вы с ума сошли?!
Ирина – Нет!  К сожалению,  я здорова. И чтобы вам это окончательно доказать, я звоню в полицию!
Кирилл – Не надо никуда звонить! Я прошу вас! Остановитесь! Ирина Павловна, ну, почему нельзя просто так взять и по-человечески помочь другому человеку? Ну, почему? Я же знаю, вы же этим занимаетесь! Ну, хорошо, я виноват…. Я взял неверный тон, я вёл себя неподобающим образом, можно сказать, как хам. Извините! Но и вы поймите меня или, хотя бы  постарайтесь это сделать. Я вращаюсь в такой сфере деятельности, среди таких людей, где понятия добра, благородства, уважения, любви в принципе не существует! Их просто для них нет! Это особые люди! У них атрофированы все органы чувств, кроме одного – осязательного! Хватай любого, кто к тебе прикоснулся  и жри! И чтобы среди этих рептилий выжить, нормальному человеку приходиться приспосабливаться к их правилам игры, к их поведению! Ходить, как они, дышать, как они и портить воздух тоже, как они! Белых ворон там не бывает, там вообще нет пернатых! Только пресмыкающиеся! Иногда, когда я просыпаюсь по утрам, мне кажется, что всё моё тело покрыто слизью!
Ирина – А причём тут я?
Кирилл – Вы? Сейчас объясню. Я постараюсь быть предельно откровенным. У меня есть бизнес – не самый большой, но вполне достаточный, чтобы приносить мне стабильный доход в твёрдой валюте и развивать производство. Но изменились обстоятельства, поменялось соотношения сил…. Короче, меня начали жрать со всех сторон!  И с большим аппетитом! Я вынужден был заложить всё своё движимое и недвижимое имущество в банк и возможности выкупить мои активы обратно -  у меня практически нет. И не предвидится. Вы меня понимаете? 
Ирина – Не совсем. Не вижу никакой связи со мной. Я ведь не кредитная организация.
Кирилл – Верно. Вы не кредитная организация. Но именно вы, Ирина Павловна, можете сделать так, чтобы я всё своё вернул обратно.
Ирина – Вы предлагаете мне надеть на голову чулок, взять сковородку потяжелее и идти вместе с вами в банк спасать вашу недвижимость? Наймите для этого других людей, их полно и они сделают это более профессионально, чем я. И за гораздо меньшие деньги….
Кирилл – Я не хотел бы действовать противозаконными методами. Я  решил попробовать иначе, с помощью других сил. Сил, к которым вы имеете самое непосредственное отношение. Есть иной способ, менее опасный, но более эффективный…. У меня другого выхода нет! Собственно, поэтому я и здесь…. А теперь - самое главное. У меня есть дочь. Единственная дочь, красавица и умница! Я её обожаю. И для меня в этой жизни нет ничего более важного, чем видеть её счастливой.
Ирина – Поэтому вы пришли ко мне?
Кирилл – Совершенно верно. Поэтому я пришёл к вам.
Ирина – То есть, помимо того, что я, каким-то образом, должна возвратить вам всё, что заложено вами в банке, вы ещё хотите, чтобы я сделала вашу дочь счастливой, так как вы этого сделать уже не в состоянии. Я правильно всё поняла? 
Кирилл – В общем, да.
Ирина – А почему то, что с вами сейчас происходит, кажется вам несправедливым и неправильным? А может быть, это как раз и делается для какого-то нового порядка? Может, это именно вы своей деятельностью вносите хаос в общество и общество вас таким образом выбраковывает? Освобождается от вас.  Для вашей же пользы….
Кирилл – Да перестаньте вы! Какое ещё там общество! Я не настолько наивен! Всё, что происходит в этом, так называемом, обществе, делается руками конкретных людей из плоти и крови. Которые также как и все сморкаются по утрам и страдают от кучи болезней! Просто у них есть возможности…. Пожалуйста, Ирина Павловна, помогите мне! Я, в принципе, хороший человек, люблю животных, цветы, я никого не убил, но я уже не смогу ездить в общественном транспорте! Слышите меня? Не смогу! Я привык жить красиво…. А это, как болезнь….
Ирина –  Кирилл Мефодьевич, а вы знаете, я вас понимаю! И, пожалуй, я напрасно порвала ваш чек. Его можно склеить?
Кирилл – Конечно, можно! Но мы этого делать не будем. Просто я сейчас выпишу другой чек на ваше имя.
Ирина – Выписывайте! Да, я ведьма! Ведьма в десятом поколении! Вас верно информировали. И все женщины в нашем роду были ими. Но, другое дело, что я какая-то неправильная ведьма, нетипичная – робкая, застенчивая и совестливая. Потому и живу в такой вот квартире. Но, в конце-то концов, сколько можно быть хорошей и ездить в общественном транспорте?  Я тоже хочу жить красиво! Могу я хоть раз в жизни воспользоваться чужими деньгами и отправиться, например, на Багамы? Увидеть этот рай на земле! Все, кто там был, говорят, что Багамы - это невозможно как красиво! Океан, пальмы, загорелые, счастливые лица, люди, которые умеют красиво отдыхать, которые не живут от получки до получки! Которые разбираются в тонких, дорогих винах, которые могут придти в лучший ресторан и спокойно, с чувством собственного достоинства заказать себе любое, даже самое изысканное блюдо в меню, написанном на французском языке. И для них это так же естественно, как для меня дышать…. А вы были на Багамах?
Кирилл – Был. И не один раз.
Ирина – Ну, вот! Были и не один раз. А с виду такой же человек, как и я. Может вы инопланетянин? Я всегда думала, что это не совсем справедливо. Не совсем правильно. Я, честно работая с одним выходным днём в неделю с утра и до вечера, любя свою работу, не могу себе позволить практически ни-че-го…. Хочется многого и желания есть, но нет денег. Ну, вернее, они есть, но не в тех количествах необходимых для того, чтобы почувствовать себя….  Для того, чтобы просто почувствовать себя! Это печально и наводит на некоторые размышления. Вы выписали мне новый чек?
Кирилл – Да. Вот он.
Ирина – С удвоенной от первоначальной суммой?
Кирилл – С удвоенной!
Ирина – Очень хорошо! Дайте его мне. Какая красивая бумага! Настоящая чековая книжка! Никогда их не видела. Но вы, Кирилл Мефодьевич, ошиблись.
Кирилл – Ошибся? В чём это я ошибся?
Ирина – В том, что за эти деньги, которые вы мне дали, я бы работала,  не разгибаясь, не три года, а целых десять! Вы счастливый человек! Вы даже не представляете, как мы живём. А мы не представляем, как живёте вы. И это хорошо, потому что, тогда в обществе сохраняется некое равновесие. А в какой валюте вы мне посоветуете взять эти деньги?
Кирилл – В любой…. В какой захотите. Хоть в тугриках.
Ирина -  Хорошо, я подумаю…. Итак, говорите – в кого должна влюбиться  ваша дочь?
Кирилл – Моя дочь должна влюбиться в председателя правления банка…. Того самого банка. Его зовут Фильдеперсов Иннокентий Вадимович! Сейчас он как раз в разводе. В третий раз….
Ирина – И лет ему….
Кирилл – Пятьдесят восемь.
Ирина – Юноша в самом соку…. Можно позавидовать.
Кирилл – А можно без комментариев?
Ирина – А Вы не нервничайте. Сколько лет Вашей дочери?
Кирилл – Двадцать два.
Ирина – Двадцать два и пятьдесят восемь…. И эта разница в возрасте вас совершенно не беспокоит, и вы абсолютно уверены, что такой брак – это - то единственное, к чему стремится ваша дочь, и что сделает её счастливой?
Кирилл – Ну-у, конечно, могут быть и другие варианты, но, в данном случае….
Ирина – Вам они не подходят.
Кирилл – Да!
Ирина - И кто только додумался назвать вас Кириллом Мефодьевичем? То есть, вы берёте на себя всю ответственность за то, что ваша единственная и обожаемая вами дочь должна выйти замуж за человека, пятидесяти восьми лет от роду, которого вы сами ей выбрали?
Кирилл – Ну-у….  Я думаю, что моя дочь, зная всю сложность ситуации, и сама могла бы пойти на это, чтобы спасти своего отца от разорения.
Ирина – А она об этом знает?
Кирилл – Нет. Я ей об этом ничего не говорил.
Ирина – Но, тем не менее, вы считаете, что она будет готова пожертвовать своей личной жизнью, своим семейным счастьем и благополучием, ради того, чтобы спасти Вас от позора нищеты?
Кирилл – Но ведь мы же не насильно будем выдавать её замуж! Вы сделаете так, что она полюбит его и добровольно вступит с ним в брак! Я именно за это плачу вам свои деньги!
Ирина – Конечно, конечно…. Чего вы так разволновались, Кирилл Мефодьевич? Успокойтесь, а то не сможете в полной мере воспользоваться плодами своего замысла. Лет-то вам уже не мало….
Кирилл – Сколько мне лет, вас это не касается! Давайте лучше принимайтесь за дело! Творите свои заклинания, жарьте лягушек, пейте кровь, что там вы ещё обычно делаете в подобных случаях! Если вам нужна фотография моей дочери и её будущего мужа, они у меня с собой.
Ирина – Дайте их мне. Она на Вас совершенно не похожа…. Вы не знаете, у вашей дочери есть сердечная привязанность?
Кирилл – Что?
Ирина - Молодой человек у неё есть?
Кирилл – Вполне допускаю, что он у неё есть. И скорее всего, что есть! Ну и что? Какое в данной ситуации это может иметь значение?
Ирина – Большое. Если ваша дочь любит кого-то по-настоящему, если у неё это действительно очень сильное чувство, то у вас с ней могут возникнуть большие проблемы.
Кирилл  – Какие ещё, чёрт возьми, проблемы? У меня и так их предостаточно.
Ирина – Боюсь, что тогда у вас их станет ещё больше. Ваша дочь, выйдя замуж за господина Фидьдеперсова,  просто может сойти с ума, эмоционально не выдержать такой ситуации. Понимаете, душа человеческая и так-то вещь непростая, да к тому же совершенно не поддаётся никакому насилию со стороны. Её нельзя, как сейчас принято говорить, форматировать. Форматировать можно компьютер, можно переформатировать даже человеческий мозг, но с душой это не прокатит. Извините, но души запрограммированы  на небесах. Это вам в качестве дополнительной информации, так сказать, бонусом. Итак, Кирилл Мефодьевич, вы готовы до конца своих дней жить с невменяемой дочерью?
Кирилл – Я не буду отвечать вам на этот вопрос!
Ирина – Как хотите. Остаётся только надеяться на то, что её взаимоотношения с неким молодым человеком не зашли слишком далеко. Хотите кофе?
Кирилл – Спасибо, нет!
Ирина – Мне недолго его сварить…. Тогда, может быть, чаю?
Кирилл – Вы издеваетесь?
Ирина – Ничуть. Вы, может, боитесь, что я напою вас отварными мухоморами и превращу вас в какое-нибудь насекомое?
Кирилл – Я не верю в подобные глупости!
Ирина – А в приворотное зелье верите. Странная логика. Как её зовут?
Кирилл – Кого?
Ирина – Вашу дочь.
Кирилл – Татьяна!
Ирина – Очень сложное имя. Оно несёт в себе сильнейший дух бунтарства и противоречия. Это одни из самых сильных и страстных натур. При этом все Татьяны могут быть необыкновенно ласковы и нежны. Как правило, это железный характер, в сочетании с твёрдой волей. Они создают вокруг себя свой собственный мир и все, кто этому сопротивляется или не вписывается в него, становятся их личными врагами. Если полюбит, то это уже на всю жизнь. Если возненавидит, то тоже на всю жизнь.
Кирилл – Ирина Павловна, я не собираюсь ничего менять, если вы об этом! Я уже принял решение и готов к любым его последствиям. У меня было время обо всём подумать. Что ещё Вы хотите от меня узнать?
Ирина – Как ваш протеже сам относится к этому? Вы же наверняка поставили его в известность?
Кирилл – Разумеется, поставил. И не вижу в этом ничего предосудительного. Это солидный человек, опытный финансист, с которым можно вести любое дело. Иннокентий Вадимович должен быть в курсе,  и он согласен на любые мои условия…. Главное, чтобы у нас с вами всё получилось.
Ирина – То есть, его вполне устраивает такое положение вещей?
Кирилл – Ирина Павловна, вам не кажется, что за такие деньги, что я вам плачу, вы задаёте слишком много вопросов. Какое вам дело до того, устраивает его такое положение вещей или не устраивает? Это что, как-то может сказаться на конечном результате?
Ирина – Было бы лучше, если бы он вообще ничего об этом не знал. Ну, что называется, для чистоты приёма…. Потому что могут возникнуть осложнения…. И вообще, когда происходят такого рода вещи, свидетелей должно быть как можно меньше. Вы меня понимаете?
Кирилл – Но я….
Ирина - И вот ещё что! Дайте мне расписку в том, что инициатором всего этого дела были вы. Что именно вы захотели с помощью колдовства выдать свою единственную дочь за нелюбимого ею человека.
Кирилл – Зачем это? Почему я должен писать вам такую расписку?
Ирина – Мне эта формальность нужна для отчёта.
Кирилл – Для какого отчёта? Перед кем? Перед Богом?
Ирина – Берите выше. Перед районной прокуратурой! Если что-то пойдёт не так, вы первый потащите меня в суд.
Кирилл – Ладно. Будет вам расписка.
Пишет. Ирина Павловна выходит, потом появляется с небольшим пузырьком.
Кирилл – Написал! Что-то ещё?
Ирина – Вот здесь то, что вам нужно. Называется - приворотное зелье. Звучит, конечно, диковато, по-средневековому, но, как видно, и в двадцать первом веке на это средство всё ещё есть спрос. Секрета его не знает никто, кроме меня. Это наше, семейное…. Поэтому даже не пытайтесь узнать его состав. Так вот, для того чтобы оно подействовало правильно, необходимо всего три капли. Ровно три капли! Ни больше, ни меньше. Иначе ничего не выйдет. И при этом, это самое главное, ваша дочь ничего не должна знать! Если она узнает, что её хотят приворожить, это зелье не подействует. Вы хорошо запомнили?
Кирилл – Да….
Ирина – Погодите! Это ещё не всё. Это приворотное зелье вашей дочери должен дать выпить именно тот человек, которого она должна полюбить, то есть, председатель правления банка, господин Фильдеперсов. Если его подаст кто-то другой, по какому-нибудь недоразумению, значит, она влюбится в того другого! И последнее! У вас на это есть только одна попытка, не спрашивайте, почему. Долго объяснять и всё равно не поймёте. Вот теперь всё.
Кирилл – Это всё? Это всё…. Так просто. Скажите мне, пожалуйста, Ирина Павловна, а если вдруг я….
Ирина – Что?
Кирилл – Ну, если я вдруг…. То можно это хоть как-то….
Ирина – Что это?
Кирилл – Нет, нет, ничего…. Всё нормально! Я же сказал вам, что я всё окончательно решил, и у меня нет другого выхода…. Только так…. Спасибо! Спасибо!! Вы спасли меня! Вы вернули меня к жизни! Я всё сделаю так, как вы сказали. Три капли! Ровно три капли! Чтобы я делал без вас, Ирина Павловна!!!

вторая  картина
Заходит Егор - сын Ирины Павловны, молодой человек, около двадцати пяти лет.
Егор – Привет, мам!
Ирина – Здравствуй, сынок.
Кирилл – Здравствуйте, молодой человек! Ваша матушка оказала мне неоценимую услугу! Я этого ей никогда не забуду! И вообще, молодой человек, Вы везунчик! Вы обречены на взаимную любовь! Пожизненно! А что может быть прекраснее этого чувства! От всей души желаю Вам счастья в личной жизни! Прощайте!
Уходит.
Егор – Кто это?
Ирина – Да так, не важно…. За консультацией приходил человек.
Егор – По какому предмету?
Ирина -  По самому важному в любом обществе. Межличностные отношения, сын.
Егор – Между мужчиной и женщиной?
Ирина –  Именно! Других отношений я не признаю!
Егор – Он её любит, а она его нет? Или наоборот?
 Ирина -  Егор, ты ж знаешь, я не рассказываю об этом. Это моё дело. И за это дело мне заплатят  хорошие деньги.
Егор –  Что? Заплатят тебе деньги? Мама, а как же твои принципы?
Ирина – Рухнули. В одночасье! Не смогла устоять, сынок…. Слишком много было нулей. Я ж ведьма. А ведьмы – они алчные должны быть, золото должны к себе постоянно притягивать. Одна я у тебя такая – не в масть! Белая ворона без метлы! Вот и начала потихоньку исправляться - портиться и людям гадости делать.
Егор – Да ладно! Ты не ведьма, мама. Никогда ею не была и никогда не будешь. Ты у меня – добрая колдунья! По сути, все мамы – добрые колдуньи. Ты вспомни, как из ничего ты умудрялась делать мне подарки! Когда я был маленьким ты, в день моего рождения, с самого раннего утра превращала мою спальню с помощью цветной бумаги и воздушных шариков в сказочный дворец, полный сюрпризов, тайн и мягких игрушек. Я открывал глаза, смотрел на всё на это в полумраке и тихо радовался, что у меня есть такая замечательная мама, которая может всё! А ты стояла рядом с моей кроватью и тихо плакала….
Ирина -  Ну, ты вспомнил…. Когда это было? Сто лет назад….
Егор – И сто лет назад ты была такая же молодая, как и сейчас. Вот в этом ты у меня точно ведьма – не стареешь! Эх, жалко, что колдовство не передаётся по мужской линии, а то я бы….
Ирина – Чего, ты бы? Съел бы рыбы? Егорка,  даже ведь не предупредил, что придёшь ко мне, оболтус! Я б тебе чего-нибудь вкусненького приготовила.
Егор – Я уже в столовой поел.
Ирина – Что ты там поел? Пирожок с капустой и компот?
Егор  – Всё знает! Пирожок с капустой, компот и гречневую кашу! Студенческий деликатес и всего только 275 калорий! И как видишь, остался жив и даже сумел добраться до своего дома! Пешком!
Ирина – Денег нет?
Егор – Они есть. Но не у меня….
Ирина - Да уж…. Как учёба?
Егор – Подходит к логическому концу. Наконец-то выбрали тему с руководителем, так что с головой ухожу в диплом. Если оттуда не вернусь, значит, я просто эмигрировал в великую страну под названием Наука! Не ищите меня…. Мам, как ты думаешь, меня в охранники возьмут без опыта работы?
Ирина –  В охранники? И не надейся! Туда без связей не берут.
Егор – Ну, да…. Тогда придётся где-то работать! Зря, что ли учился…. На Уралмаш пойду. Или туда тоже связи нужны?
Ирина – Так возьмут. Там ещё отца твоего помнят.
  Егор – Слушай, а странно это как-то….
Ирина – Что странно, сынок?
Егор – Да вот этот человек, что у тебя сейчас был…. С его словами…. Раньше я бы на них и внимания не обратил, а сейчас….
Ирина – А что он такого сказал, Егор?
Егор – Сказал, что я везунчик и что я обречён на взаимную любовь. Мама, а ведь это действительно так здорово, когда тебя любят! И что может быть прекраснее взаимной любви!
Ирина – Конечно, сын! Я тебя сильно-сильно люблю!
Егор – Я тоже тебя люблю, мам, но я не это имел в виду…. Ну, в смысле, то чувство, что возникает между родителями и их детьми – это тоже любовь, безусловно, любовь. Никто не спорит.  Она мягкая, тёплая, домашняя….  Но она, эта любовь, как бы это сказать, ещё пахнет материнским молоком…. А я сейчас имел в виду другую любовь! От которой закладывает уши и темнеет в глазах, от которой хочется и бежать сломя голову, и кидаться в неё, потому что она затягивает в себя, как бездонный омут!  И когда ты в него всё-таки попадаешь, то уже нет ни сил из него вырваться, ни воли, и ты всё глубже и глубже погружаешься в сладкую его пучину, прямо в чьи-то раскрытые объятия! И, кажется, что можешь так легко умереть в них от блаженства! Как такая любовь называется, мама?
Ирина – Та-а-ак…. Хороший вопрос! Материна, значит, любовь молоком пахнет, а эта чем? Прочими напитками?
Егор – Ну, не компотом, уж точно….
Ирина - И кто она? Кто эта разлучница, которая хочет отнять у меня моего единственного сына? В чьих это объятиях ты собираешься умирать? Давай, рассказывай!
Егор – Мам, я удивляюсь тебе! Ты толи сказок русских не читала? А ещё колдунья! Вспомни, как там говориться? Ты сначала меня напои-накорми, баньку истопи, спать уложи….
Ирина - А потом уж и расспрашивай! Знаю, знаю….  Ну, поторопилась. Так ты ж сказал, что в столовой уже поел! Ты мне зубы-то не заговаривай банькой своей.
Егор – Ну, если с банькой не получается, тогда чаю хотя б налей…. Чего ты на меня так смотришь? Можно подумать, я преступление какое-то совершил. Ну, нормальная девушка….  В бассейне познакомились…. Красивая, умная, добрая, ласковая…. Да что я тебе всё это рассказываю? Всё равно не веришь! Вон, по глазам твоим вижу…. Ну, хорошо! Открою тебе всю правду. Она некрасивая, глупая, злая, невоспитанная….  О! Сразу начала мне верить! Класс! Но это ещё не всё, мама, - она меня любит! А я люблю её!
Ирина – Любит, приголубит, к сердцу прижмёт….
Егор – Дальше можешь не продолжать!
 Ирина - Ладно, не сердись на мать. Просто я не совсем была готова к тому, что услышала. Матери, они всегда этого ждут и всегда бояться. То ведь я для тебя всегда была главной и единственной женщиной, а тут другая появляется, с которой теперь делить тебя надо. Умом понимаю это, а сердце бунтует. Да ещё неизвестно, какая она! Добрая ли, ласковая, будет ли тебя любить? А вдруг злая попадётся да своенравная, подомнёт под себя, обидит. Женщины-то они злее вас мужиков и сильнее….
Егор – Поздно уже, мама, переживать. Я проконсультировался у специалиста! Мы с ней совершенно несовместимы. Она - водолей, я – овен, так что…. Рыбка по морю плывёт, тут же Овен храбрый. Он один из круторогих дышит через жабры.
Ирина – Да ну тебя! Я с тобой серьёзно говорю, а тебе всё шуточки.
Егор – И я серьёзно. Серьёзнее не бывает. Мам, я думаю, она тебе понравится! Либо не понравится…. Одно из двух. Вот как ты сама захочешь, так всё для тебя и будет. Поэтому мне остаётся только шутить….
Ирина – Ладно. Моё дело – сторона. Тебе с ней, если что, жить придётся. Главное, чтоб тебе нравилась.  Егорушка, тебе в чай клюкву добавить?
Егор – Добавь…. Мама, а что сегодня в театре?
Ирина – «Князь Игорь».
Егор – «Ужас смерти сеет мой була-а-ат»…. Слушай, мам, ты ж должна была сегодня вечером работать. Это разве не твой спектакль?
Ирина – Нет, не мой. Так это ж здорово! С тобой увиделась, сын…. А что?
Егор – Да так, ничего…. А ты никуда не собираешься пойти?
Ирина – Куда пойти?
Егор – Ну, не знаю…. Куда нибудь. Просто прогуляться, воздухом подышать…. Погода хорошая. К Клавдии Валерьевне зайти….
Ирина – Клавдия Валерьевна нынче «Князя Игоря» суфлирует, и дома её не будет. Ты меня, что ли выпроваживаешь, друг мой ситный?
Егор – Я тебя? Да ты что!? Родную мать! Ну, в общем, да…. Выпроваживаю.
Ирина – Поняла. Она что, сюда сейчас придёт твоя красивая, умная, добрая, ласковая?
Егор – Придёт. Ненадолго….  Надо ж ей посмотреть, в каких нечеловеческих условиях я рос и воспитывался, прежде чем стал таким гарным хлопцем. Заодно и колыбель ей свою покажу. Она у нас сохранилась?
Ирина – Да ладно тебе, сочинять-то, Кот-баюн! Колыбель он ей свою покажет! Может ещё и подгузники?  Поди, холодно на улице-то уже обниматься стало, а?
Егор – Мам!
Ирина – В бассейне они познакомились! Ну, и плавали бы там дальше в нём вольным стилем…. на спине. Когда она придёт?
Егор – Скоро уже.
Ирина – Ну, делать нечего,  тогда я пошла….
Егор – Мам, ты на часик сходи. Ну, максимум на полтора….
Ирина –  А я никуда из своего дома и не ухожу. Я пошла красоту на себя наводить. Ты ж не хочешь, чтоб твоя мать как попало, перед ней выглядела? Первое впечатление – самое верное, сынок, и на всю жизнь.
Егор – Погоди! Мама, я только об одном тебя прошу. Это – мой выбор. Поэтому отнесись, пожалуйста, к нему с уважением. Вполне допускаю, что она может тебе понравиться. Я буду просто счастлив, если это произойдёт! Но ещё больше допускаю, что она тебе не понравится, и ты найдёшь в ней кучу всяких недостатков.
Ирина – А у кого их нет.
Егор – Но меня эти её недостатки вполне устраивают. По крайней мере, сейчас. А в дальнейшем мы справимся с ними вместе. Я у тебя тоже, между прочим, не сахар….
Ирина – И к чему ты мне всё это говоришь?
Егор – Так. На всякий случай….
Ирина - А я ничего такого и не собиралась делать, если ты об этом….
Егор – И даже не собирайся! Даже не думай! Никакого колдовства, мама! Никаких приворотов, отворотов, порчей, сглазов – ничего! Слышишь? Никогда тебя об этом не просил, а сейчас прошу. Сделаешь что с ней – я тебе этого никогда не прощу!
Ирина – Да что я тебе, враг что ли? Родному сыну вредить буду? Плохо ж ты обо мне думаешь, Егор!
Егор – Ладно…. Не обижайся, мам, на меня. Ну, прости! Сильно я люблю её. И тебя люблю! Не разорваться мне будет между вами…. Я себя знаю.
Звонок в дверь.
Ирина – Она?! А я ещё даже не переоделась! Угости её чем-нибудь, я быстро! Как её зовут-то хоть, красавицу твою?
Егор – Таня!
Ирина уходит. Появляется Татьяна.
Таня – Привет.
Егор – Привет!
Таня - Ещё выше не мог забраться? Ненавижу дома без лифта! Поднимаешься, будто на Голгофу. А если у человека астма или проблемы с сердцем – ему как быть? Вышел утром, а к вечеру спустился? Теперь это называется неестественный отбор. АнтиДарвин форевэ!
Егор – Таня!
Таня – Что, Таня?
Егор – Что-то случилось?
Таня -  Ничего не случилось….
Егор – Ну, я же вижу.
Таня – Ничего ты не видишь! У меня всё хорошо! Я вполне самостоятельный человек и не нуждаюсь ни в чьей помощи.
Егор – И даже в моей?
Таня – А чем ты отличаешься от других?
Егор – Таня! Зачем ты так говоришь? Тебе плохо?
Таня – Отстань от меня! На всех перекрёстках стоят светофоры. Большие, металлические люди с тремя глазами. Они ими моргают целый день, и утро, и вечер. А ночью у них от этого начинается нервный тик. И никто не понимает, что, когда они загораются красным, это не потому, что они что-то запрещают! Это значит, что им очень плохо, и они хотят уйти с этого места подальше от людей и от машин, но не могут. Так ужасно, когда все куда-то идут, а ты обречён неподвижно стоять на одном месте. Это называется – насилие над светофорами! Все городские светофоры надо занести в Красную книгу потерь…. Егор!
Егор – Тогда и меня занеси в эту самую Красную книгу потерь…. Кто-то потерял, кто-то приобрёл…. Полно богатых парней…. Только подмигни.
Таня - Егорка, прости, прости, прости меня! Мне кроме тебя никто не нужен! Я не хотела тебя обидеть! Просто сегодня я проснулась маленьким, беззащитным светофором с красными глазами! Мне стало так одиноко, а папы дома не было. У него какие-то большие проблемы. Мне о них он ничего не рассказывает. Тогда мне захотелось изо всех сил побежать к тебе, чтобы ты обнял меня и сказал: Таня, мы вместе! Я никому тебя не отдам! Посмотри на меня! Егор! Ну, посмотри! Какого цвета у меня глаза?
Егор – Синие.
Таня – Ты мой дальтоник! Они у меня кра-а-а-сные, как у вампира! Простил?
Егор – Простил. Я не могу не простить тебя. Я, наверное, веду себя, как последняя тряпка….
 Таня -  Нет! Ты ведёшь себя, как любящий мужчина. Ты меня всегда прощаешь…. Ты добрый, ласковый, а я тебя обижаю. Я плохая и глупая….
Егор – Нет! Это не правда! Ты хорошая, Таня.
Таня – Обычная, Егор. Таких, как я много….
Егор – Таких, как ты больше нет.
Таня – Ты правда меня любишь?
Егор – Правда.
Таня – Не обманываешь?
Егор – Нет.
Таня – Я тебе верю! А вдруг между нами только страсть?
Егор – Ну и что? Страсть – это чувственное выражение любви, её наивысшая форма!
Таня – Нет! Ты ничего не понимаешь, Егор! Страсть, в отличие от любви быстро проходит. Все так говорят! А я не хочу, чтобы у нас всё быстро прошло! Я хочу, чтобы ты любил меня всегда, чтобы ты всегда говорил мне нежные слова, чтобы ты всегда восхищался мною! Егор, а может быть одновременно и страсть, и любовь?
Егор – Может! Просто потому, что отдельно друг от друга они не существуют.
Таня – Значит, может…. Ура! Наверное, те, кто путает страсть с любовью, никогда по-настоящему не любили. Они достойны жалости!
Егор - Но мы их жалеть не будем! Мы просто занесём их в Красную книгу потерь, а сами пойдём по дороге, и на всех перекрёстках нам будет гореть зелёный свет!
Таня – Я очень этого хочу! Егор, а почему люди целуются? Ну, то есть, это нормально, что они целуются, но почему целуются именно губами? Почему нельзя целоваться кончиками пальцев, дыханием, мыслями, макушкой головы?
Егор – Не знаю, как там другие, может они действительно захотят целоваться кончиками пальцев и макушкой головы, но я хочу целовать тебя только в губы. Губами! У тебя они такие красивые, такие мягкие и нежные. Полцарства за поцелуй!
Заходит Ирина Павловна.
Ирина – Это кто тут такой щедрый – готов отдать полцарства за поцелуй? Неужели мой сын? Здравствуйте, Таня! Рада Вас видеть у себя дома.
Таня – Ой! А я думала, что мы здесь одни….
Егор – Извини, Тань, не успел тебя предупредить…. Знакомься – это моя мама! Ирина Павловна!
Таня – Здравствуйте!
Егор – А это – Таня! Танечка! Моя душа, моё сердце, моё солнце!
Ирина – Ого! Вот это он Вас отрекомендовал, Татьяна! Дайте-ка мне Вас тогда получше рассмотреть. Обычно мой сын скуп на такие вещи. После этих слов я начну ревновать Вас к нему, так что готовьтесь!
Таня – Не беспокойтесь, Ирина Павловна. Мама всегда должна быть вне конкуренции. Я это очень хорошо понимаю, хотя сама живу только с отцом. Егор - ваш сын и для меня этого вполне достаточно. Классное платье! У вас хороший вкус!
Ирина – Спасибо. А я до сегодняшнего дня ничего про вас не знала, Таня. Егор скрытничает во всём, что касается его личной жизни, да и видимся мы сейчас с ним гораздо реже. Захотел жить в общежитии…. Честно говоря, я уже начала подумывать, что девушки его совсем не интересуют.
Егор – Мама! Что говоришь-то?
Ирина – А теперь вижу, что они его очень даже интересуют. И вкус у него оказывается отменный. Я довольна.
Таня – Спасибо. Я тоже вами довольна. За последние полтора года, меня трижды знакомили с разными мамами, но, ни одна из них мне не понравилась.
Ирина – Вас знакомили с мамами? Зачем? Кто?
Таня – Мои бывшие молодые люди. Все они красиво ухаживали за мной и говорили много красивых слов. Я им верила  и честно думала, что всё это серьёзно и по-настоящему, но со временем понимала, что эта была не любовь. Мне всегда было так мучительно разочаровываться в ком-то. Хотя, допускаю, что они меня любили. Но я от них уходила.
Ирина – Вот как! Вы ещё очень молоды, а у вас уже такой богатый жизненный опыт.
Егор – Мама!
Таня –  Представьте себе, да! Но зато теперь я научилась хорошо разбираться в людях. И в своих чувствах тоже…. Потому что этот жизненный опыт не приходит сам по себе, просто так. Надо пострадать и набить себе шишек. Но с Егором у нас всё по-другому! И мы это знаем!  Или, по-вашему, было бы лучше, если бы я к этому времени трижды развелась?
Ирина – Послушайте, Татьяна, мне это всё, как сейчас принято говорить, абсолютно по барабану. Я знаю одно - у меня есть только один сын, и я никому не позволю экспериментировать с моим мальчиком. Каким бы жизненным опытом этот человек не обладал. Может, вам имеет смысл продолжить знакомиться с другими мамами….
Егор – Кто хочет чай?
Ирина – Спасибо, сын. Мне не хочется.
Таня – А я не откажусь.
Егор – Хорошо. Сейчас приготовлю. Будем пить вдвоём!
Ирина – Я передумала. Налей и мне, Егор.
Егор выходит.
Таня – Ирина Павловна, я ведь могла ничего этого про себя и не говорить. Я ж не дура….  Хорошо понимаю, что выставляю себя в невыгодном свете и ничего от этого не выигрываю. Но такой уж я человек. Лжи не терплю ни в каком виде. Враньё - это самое отвратительное, что есть на свете. Чувствую, что я вам неприятна, но я люблю вашего сына, и очень хочу полюбить вас. А пока это произойдёт, расскажу о себе. Мне двадцать два года, учусь в финансово-экономическом на лингвиста. Родители давно в разводе, живу с отцом. Что ещё? Я очень завишу от своего настроения, могу быть резкой с людьми, могу сильно обидеть. Могу быть истеричной, но потом быстро отхожу и мучаюсь оттого, что не смогла сдержать себя…. Что ещё…. Люблю красивые вещи….
Ирина Павловна внезапно встаёт, подходит к столу, незаметно берёт фотографию, смотрит на неё, потом на Таню. Входит Егор.
Егор – Вот чай!
Таня – Спасибо, Егор.
Ирина – Добавь мне, сын, немного корицы в чай, пожалуйста.
Егор – А где она?
Ирина – Не помню. Сам поищи….
Егор – Хорошо.
Таня – Егор, сделай мне тоже чай с корицей, как и твоей маме. Я хочу попробовать. Никогда не пила чай с корицей! Говорят она усиливает чувственность!
Егор – Тебе понравится. Да, мама?
Ирина – Конечно, сын….
Егор ушёл.
Таня – Я пила чай с имбирём, с базиликом, с шафраном….
Ирина – Таня! Вашего отца зовут Кирилл Мефодьевич?
Таня – Да! А откуда вы знаете, как его зовут?
Ирина – Да уж знаю….
У Тани звонит телефон.
Таня – Папа, привет! Я? В гостях…. У своего друга. Знакомлюсь с его мамой…. Нет, ты его не знаешь. Домой? Зачем? ….. А почему такая спешка? Пап, у тебя всё хорошо? Ладно…. Поняла. Целую тебя, папочка! Ирина, Павловна, я ухожу. Зачем-то понадобилась дома. Было приятно познакомиться с вами. До свидания! Егорка, я тебе позвоню! Я люблю тебя!
Ушла. Заходит Егор.
Егор – А где Таня?
Ирина – Ушла.
Егор – Как ушла? Ты ей что-то сделала?
Ирина – Нет. Ушла, потому что ей позвонил её отец!
Егор – Мама! Это же её фотография! Откуда здесь её фотография? Кто тебе её дал!?

ВТОРОЕ  ДЕЙСТВИЕ
Квартира Кирилла Мефодьевича.
Кирилл – Всё просто, как в аптеке…. Какие-то три капли и конец! Был человек - и нет человека….  Ну, то есть, он остался, но он уже другой. Как зомби, что ли? А что, если Таня перестанет меня узнавать? Да, ну, бред какой-то! С чего это она вдруг перестанет меня узнавать?  Родного отца! Просто у неё поменяется вся её жизнь, и она об этом даже не догадается. Как будто всё случилось естественным образом….. Вся жизнь…. А вдруг у неё уже кто-то есть? А? Ну и пусть…. Не страшно! У неё были молодые люди…. И ничего серьёзного. Пожили, через три месяца разбежались. Она уже их и не помнит, как их зовут…. Это не любовь….
Звонок в дверь. Кирилл открывает. Заходит Иннокентий Вадимович, и с ним его водитель, Николай.
Кирилл – Иннокентий Вадимович, давайте поторопимся! У нас очень мало времени! Она может придти с минуты на минуту, а у нас ещё ничего не готово.
Иннокентий – Чего ты мечешься, Рагозин. Я всегда и везде успеваю! Потому что я – Иннокентий Фильдеперсов! Глава банкирского дома! А я ведь знаю, Рагозин, как ты меня назвал. Не главой, а главарём! А? Страх потерял? От меня не скроешься….  Я везде! Везде, где работают мои деньги. Если твоя дочь придёт сейчас, значит, она подождёт. В таких делах торопиться не надо. Это вам не банкноты! Это душа человеческая. А с ней надо очень аккуратно работать….
Кирилл – Кстати, о деньгах…. Вот тут у меня есть договор, составленный у моего юриста и заверенный нотариусом. Осталась только ваша подпись. Подпишите, пожалуйста.
Иннокентий – А что в нём?
Кирилл – Здесь говорится о том, что вы даёте мне в вашем банке неограниченный кредит при льготных условиях.
Иннокентий -    Какие ещё такие льготные условия? С ума сошёл? В первый раз слышу….
Кирилл – Как в первый раз? Мы же с вами вчера обо всём договорились, Иннокентий Вадимович! В том случае,  если моя дочь, становится вашей женой, то вы…
Иннокентий – Подпишу я тебе эту бумагу! Но не сейчас, а по факту. Потому что факты – вещь упрямая. А я ещё упрямее! «Им от осени не спрятаться, не скрыться. Листья жёлтые, скажите, что вам сниться….» Учти, Кирилл, через три дня я улетаю на месяц в Штаты и очень рассчитываю на то, что твоя дочь полетит вместе со мной, но уже в новом качестве, в качестве моей жены. Миссис Фильдеперсова! Хорошо звучит? Мне надо там произвести хорошее впечатление…. Потому что американцы во всём, что касается семейных отношений, очень щепетильны. Будем брать с них пример.
Кирилл – Через три дня? Так скоро? Ну…. Не знаю, успеем ли….
Иннокентий – Что значит – успеем ли? Ты в своём уме? Забыл, в каком находишься положении? Показать тебе? Если ты меня обманываешь, то уже завтра ты будешь нищим! И будешь ты стоять на паперти с протянутой рукой! Босиком! А в руке у тебя будет пустая консервная банка! Из-под бычков в томате! Ты этого хочешь?
Кирилл – Нет!
Иннокентий – Пока верю.
Кирилл – Я клянусь вам, Иннокентий Вадимович, что она вас полюбит! Клянусь собственным здоровьем! Мне это гарантировали! Три капли, семейный рецепт…. Вы будете купаться в море любви! Я всё сделаю для этого! И через три дня моя дочь в качестве вашей жены полетит в Штаты!
Иннокентий – Вот это другой разговор. Слушай, Рагозин! А как мне потом тебя прикажешь называть? Кириллой Мефодьевичем или просто папой? Коля, открывай сумку! Здесь лучшие марочные вина, какие только существуют на этом свете. Выбери из них какое-нибудь и сотвори это обещанное мне чудо, святой Кирилл!
Кирилл – Но она не пьёт вина.
Иннокентий – Что она не делает?
Кирилл – Я говорю, она не пьёт вина. У неё аллергия на них…. на все вина.
Иннокентий -  Аллергия? А почему ты мне раньше об этом не сказал!
Кирилл – Вы не спрашивали…..
Иннокентий – А ты сам не знал? «Не прожить нам в мире этом без потерь…» А что она у тебя тогда пьёт?
Кирилл – Всё, кроме вина….
Иннокентий – Коля, быстро сюда самый лучший коньяк! Давай «Мертель».  И вот ещё что - прихвати букет цветов! Я его в машине забыл. Невеста всё ж таки придёт. Папа, мне это начинает не нравиться. Какие ещё сюрпризы мне от вас ждать? Что ещё вы от меня скрываете?
Кирилл – Клянусь вам, Иннокентий Вадимович, больше никаких сюрпризов не будет! Всё пройдёт, как по маслу.
Иннокентий – По какому маслу? Которое ты раньше делал? Хочешь, чтобы я вернул тебе твой молочный бизнес?
Кирилл – Вы мне обещали….
Иннокентий – Блажен, кто верует…. Дрянь у тебя было, а не масло, Рагозин! Сплошной холестерин!
Кирилл – В животном масле он всегда присутствует…. Или вы хотите жить вечно?
Иннокентий – А что? Было бы неплохо…. Папа!
Возвращается Коля с бутылкой коньяка и  с букетом.
Иннокентий –  Твоя дочь коньяк пьёт?
Кирилл – Только с кофе.
Иннокентий -  А я его пью с желанием и с охотой! Ну, то есть втроём…. Я забыл, как её зовут?
Кирилл – Кого её?
Иннокентий – Мою будущую жену!
Кирилл – Её зовут Татьяна.
Иннокентий – Таня…. Танечка…. Татьяна! Ты знаешь, Рагозин, а меня эта ситуация даже очень возбуждает. Честно тебе скажу…. Три мои прошлые жены никогда не любили меня. Да мне их любовь и не была нужна. Мне с ними было неинтересно. Нет, они всё делали правильно – любили деньги, больше  чем меня, гуляли на стороне, имели не по одному любовнику. Я всё это знал, и когда мне это надоедало, я вышвыривал их из моего дома вон! Какая там любовь! И тут вдруг ты со своим предложением. С этим безумным предложением! Я не смог от него отказаться! И не потому, что твоя дочь молода, красива и неиспорченна.  Хотя, это, конечно, тоже не маловажно. Но здесь совершенно иное! По крайней мере, лично для меня - главное не в этом. Мы же все понимаем, что это не совсем правильно. Что есть некие законы, которые нельзя преступать. Но хочется узнать, до каких пределов нам позволено их нарушать.  Что дозволено царю, и не позволено псарю? Слушай, Рагозин, неужели ты сам до такой купли-продажи додумался? Гигант! Ты по первому образованию случайно не экономист?
Кирилл – Экономист.
Иннокентий – Тогда понятно…. Товар – деньги – товар!
 Кирилл – Только, я прошу вас, пообещайте мне, Иннокентий Вадимович, как отцу вашей будущей жены и как вашему тестю, что вы не будете обижать мою дочь. Отнеситесь к ней, как можно бережнее….
Иннокентий – Обещаю, папочка, обещаю!
Кирилл – Я всегда хотел, чтобы она была счастлива в личной жизни, в отличие от меня. И только сейчас начинаю по-настоящему понимать, в какое ужасное положение я сам же её и ставлю….
Иннокентий – Что ты там говоришь?
Кирилл – Ничего….
Иннокентий – Кирилл Мефодьевич, а что мы там копаемся? Не можешь открыть бутылку с коньяком?
Кирилл – Я открыл её…. Но вдруг засомневался…. Кто из нас должен добавить в неё приворотное зелье: вы или я? Потому что у нас есть только одна попытка….
Иннокентий – А что она тебе сказала, эта карга?
Кирилл – Она не карга. Ей всего около пятидесяти….
Иннокентий – Какое мне дело до того, сколько ей лет! Она мне кто? Что она тебе сказала? Кто должен это сделать?
Кирилл – Дать его выпить должны вы, а кто должен налить это зелье в бутылку или куда-то ещё этого она мне не сказала….
Иннокентий – А сам не мог спросить? Давай, сам наводи этот коктейль! Постой! Позвони своей дочери, узнай, где она. 
Кирилл Мефодьевич звонит дочери.
Кирилл – У неё телефон занят! Не отвечает….
Иннокентий – Приступай!
Кирилл – У меня есть пипетка для этого. Специально купил в аптеке….
Иннокентий – Молодец! Живее!
Кирилл – Сейчас, сейчас…. Три капли! Ровно три капли…. Чёрт, пипетка упала…. Не могу найти её. Нашёл! Да что ж такое, рука дрожит…. Справиться не могу с собой. Набрал! Сейчас…. Нет, не могу…. Сердце закололо! Сейчас пройдёт…. Через минуту. Валидол только возьму….
 Иннокентий -  Дай сюда!  Валидол он возьмёт! Отодвинься от меня, чтобы не задел…. И не дыши в мою сторону! Вроде, набрал. Считай вместе со мной…. Всё, поехали! Внимание! Одна!... Одна капля была?!
Кирилл – Одна…одна!!!
Иннокентий – Две!... Две было?!
Кирилл – Две!!!
Иннокентий – Последняя осталась! Ну, что, тестюшка дорогой, водку скоро пить будем на моей свадьбе, а? Полгорода соберу! Всех своих должников! Пусть на подарки раскошеливаются, паскуды! В лучшем ресторане замутим! Фильдеперсов гуляет! Всё, не дыши! Последняя капля!
Раздаётся телефонный звонок.
Иннокентий – О-о-о! Чёрт!!! Проклятый телефон! Рука дрогнула….  Узнаю, кто звонил, голову оторву! Я не заметил, сколько упало капель! Ты видел, сколько их было: одна или две?!
Кирилл – Я не заметил…. Вроде бы одна! Или две…. Не могу точно сказать! Я отвлёкся, Иннокентий Вадимович….
Иннокентий – Иннокентий Вадимыч!! Смотреть надо было лучше, раззява!
Телефонный звонок.
Кирилл – Алло! Да, Танечка, я звонил тебе. Привет! Ты скоро будешь дома? Уже подъезжаешь? Хорошо…. А у нас гость…. Один мой очень хороший знакомый… Ты его, наверное,  видела…. Иннокентий Вадимович Фильдеперсов! Очень большой человек....  Помнишь его? Не помнишь…. Ждём тебя. Обнимаю!....  Всего три капли…. Я с ума сейчас сойду! Что я делаю? Что я делаю, несчастный…. Своими собственными руками…. Свою единственную дочь! О, Боже, помоги мне…. Иннокентий Вадимович!
Иннокентий – Чего тебе?
Кирилл - Мне кажется, что в этот коньяк попало ровно три капли….
Иннокентий – Ему кажется! А если не три, а больше? И что, всё? Проиграл Фильдеперсов? Не-е-т! Темнишь, Рагозин! Я тебе не верю…. У меня есть только одна попытка, и я её не упущу! Ты же знаешь меня, Кирилл Мефодьевич! Я ведь любому в глотку вцеплюсь за свой интерес. Если всё правильно пойдёт, я тебя своим заместителем сделаю…. Хочешь быть моим заместителем? А, Рагозин? Мы ж теперь с тобой одна семья! Вместе будем дела делать! Мне хорошие экономисты нужны…. Ты ж всё на свете продашь ради капитала! Дочь, и ту не пожалел….
Кирилл – Хватит!
Иннокентий – Что такое? Не нравится? Ты обиделся, что ли? Вот и попробуй тут угодить людям. Врёшь им – верят, правду говоришь – обижаются. Всё, Рагозин, хорош сопли распускать. Ты мужик нормальный, наш…. Давай, пока твоя дочь не подошла, соберись в кучу.
Кирилл – В Тибете есть монахи, которые сутками напролёт читают молитвы. Они, таким образом, поддерживают на земле порядок и гармонию. И количество этих молитв в сутки всегда было одинаковым. Это значит, что сохранялось равновесие добра и зла. Но в последнее время они уже не успевают прочитать положенное. Это говорит о том, что побеждает зло. Оно стало неотвратимо пожирать наше время…. И из-за меня тоже….
 Заходит Татьяна.
Таня – А вот и я! Привет, папочка! Как ты? У тебя всё хорошо?
Кирилл – Всё нормально…. Всё хорошо, милая.  Вот, Иннокентий Вадимович, зашёл ко мне, посидеть по-дружески…. Да, кстати, вы не знакомы?
Таня – Нет.
Кирилл – Тогда, знакомьтесь! Это – Татьяна, моя дочь. А это - Иннокентий Вадимович Фильдеперсов! Председатель правления….
Иннокентий – Просто Иннокентий Вадимович. Зачем пугать девушку такими страшными словами, Кирилл? Председатель правления! Чего председатель? Какого правления? Разве это так важно? Все это лишние слова, за которыми порой совсем не видно живого человека. Этакая искусственная кожа – дорогая, но почти всегда холодная. Вы согласны со мной, Татьяна?
Таня – Ну, в общем, да. Согласна. Я тоже не люблю людей, для которых главное, это - произвести впечатление. Как правило, они фальшивые и пустые внутри. А самое главное, они пытаются и всех вокруг сделать такими же, как они. А я терпеть не могу фальши! Ещё не терплю двуличных людей. Они будут смотреть тебе в глаза, говорить приятные вещи, а в душе своей насмехаться над тобой и готовить какую-нибудь пакость. Папа меня всё время учит дипломатии в общении с людьми, а у меня не получается. Я максималистка. И вообще, я поняла, что честным человеком быть трудно. Всегда было трудно….  А жить им ещё труднее. Но я всё равно пытаюсь. А вы?
Иннокентий – Что я?
Таня – У вас, получается – быть честным?
Иннокентий – Ну-у…. Не буду кривить перед вами душой – очень редко! И не потому, что я такой плохой. Нет! Я себя плохим не считаю. Отнюдь! Просто, когда человек достигает определённого положения, некой высоты, то, как это ни печально, он перестаёт принадлежать самому себе. Он становится заложником своего собственного положения. И если теория относительности применима к человеческому обществу, то эти люди, по сути, являются жертвами этой самой относительности. Нас жалеть надо! Но вот Кирилл, ваш отец, он совершенно другой  – честный, открытый, глубоко порядочный. Мы давно дружим!
Таня – Да? А он никогда не говорил мне про вас.
Кирилл – Да просто к слову не приходилось, дочь…. Иннокентий Вадимович всегда очень занят, так что…. так что…
Иннокентий – Так что лишний раз про меня и не вспомнишь? Вот ты всегда такой, Кирилл. Друг называется! А мог бы и почаще в гости к себе звать! Глядишь, мы бы с Татьяной уже подружились….
Таня – Вряд ли.
Иннокентий – Что? Вряд ли? Почему?
Таня – А я не смогу дружить с жертвой теории относительности. Я нормальная.
Кирилл – Таня! Ты что говоришь? Иннокентий Вадимович очень уважаемый человек! Мой большой друг….
Таня – Поэтому ты зовёшь его по имени-отчеству….
Иннокентий – Я вы забавная, Таня. Мне это даже нравится. Не часто таких встретишь. Кирилл, ты не угостишь меня чашечкой кофе? Своим особым, фирменным!
Кирилл – Да, да…. Сейчас! Вам покрепче, Иннокентий Вадимович?
Иннокентий – Что ж ты меня на вы, да ещё и полным именем зовёшь, Кира? С ума сошёл? Вот что значит, давно мы не виделись, Танечка, с вашим отцом! Кира, я для тебя только Кеша и никаких Вадимовичей! Окей?
Кирилл – Окей…. Извини, оговорился…. Кеша!
Иннокентий – Ну вот, совсем другое дело! Танечка, а вы не хотите составить мне компанию? Уважьте меня. Пожалуйста!
Таня – Хорошо. Я только переоденусь. Пап, мне – без коньяка, я за рулём сегодня.
Таня уходит.
Иннокентий – Кирилл Мефодьевич, чего тупим? Мы же с тобой договорились – никаких сюрпризов! Ты мне обещал! Так?
Кирилл – Так….
Иннокентий – А ведёшь себя, как? Неужели так трудно сообразить? Мы с тобой друзья! Кеша и Кира! Повтори!
Кирилл – Кеша и Кира….
Иннокентий – Молодец! Иди, вари кофе! Капать туда это зелье будешь сам. Три капли! Да смотри, не перепутай ничего! Пожалуйста! Постой! У нас же с тобой всё остаётся в силе, да?
Кирилл – В силе….
Иннокентий – Ты меня не подведёшь? На меня смотри! Чего глаза прячешь?
Кирилл – Куда?
Иннокентий – В череп свой! Куда!
Кирилл – Всё нормально…. Кеша…
Иннокентий – То, что происходит здесь – ты даже не представляешь, как для меня это важно! Только теперь я понял, что всё, чего я хотел в жизни раньше и рядом не стоит с тем, что я хочу сейчас! А хочу я, Кирилл Мефодьевич, и хочу изо всех сил, твою дочь! Ты слышишь? Этого я хочу сейчас больше всего в жизни! Ты это понял?
Кирилл – Понял….
Иннокентий - Тогда иди, раз понял! Времени мало.
Кирилл уходит.
Иннокентий – Ах, какая девочка! Сколько независимости, упрямства и ещё чёрт знает чего! Аж, дрожь по телу! Эту никакими посулами не возьмёшь, не уговоришь, не задобришь. Будет стоять на своём насмерть! Но хороша-то как, хороша! И откуда она у этого рохли взялась? Я, говорит, её люблю и обожаю! Знала бы она, как он её любит…. Слизень! Ах, девочка! Как там, у Германа в «Пиковой даме»? «Она моею будет, моей….» Хочется властвовать над такими душами! Они, как маяки в океане человеческих бурь! К таким, как она тянутся, к ним прислушиваются, им верят…. Я не обольщаюсь, относительно себя. Как мужчина я её уже никогда не заинтересую. Никаким способом…. Но у меня есть то, что её поломает! Магию ещё никто не отменял….
Появляется Таня.
Таня – Вот и я! Папа всегда так долго готовит кофе…. Пап! Тебе помочь? А что это за особый кофе вы попросили его сделать, Иннокентий Вадимович?
Иннокентий – Это наш с ним секрет, Таня. Просто не совсем обычный кофе. Вам он понравится.
Таня – Не думаю. Мне трудно угодить. Особенно незнакомым людям. Скажите честно! Вы же у нас никогда не были? И с папой вы никакие не друзья.
Иннокентий – Хорошо, буду с вами честен. Не был, и не друзья. Просто у нас с ним друг к другу, ну, скажем так, взаимный интерес. Только не подумайте, ничего такого….
Таня – Глупости! С чего я должна так думать?
Иннокентий – Потому что сейчас это модно…. Но сам я далёк от подобных экзерсисов. И вообще, я за здоровый образ жизни. В конце концов, жизнь человеческая коротка, а мир несовершенен. И, к сожалению, вряд ли  изменится к лучшему. По крайней мере, в течение вашей жизни.
Таня – А ваша жизнь, на сколько веков застрахована?
Иннокентий – Я такой же смертный, как и вы. Просто хотел сказать, что гораздо старше вас и уже почти ни на что не надеюсь. Хотя иногда жизнь преподносит нам неожиданные сюрпризы…. Простите за нескромный вопрос, Таня. Вам нравятся пожилые мужчины? Как мужчины?
Таня – Простите за нескромный ответ – нет! Вы, конечно, не себя имели в виду, Иннокентий Вадимович?
Иннокентий – Честно? Себя…. Смешно, да?
Таня – Скорее, грустно….
Иннокентий – И у меня нет никакой надежды?
Таня – Вот сейчас мне действительно смешно….
Иннокентий – А вы жестокая девочка.
Таня – Нет! Я могу быть совершенно другой. Нежной, ласковой и беззащитной. Но, извините, не с вами.
Иннокентий(апарт) – Сейчас мы это  и проверим….
Появляется Кирилл Мефодьевич с тремя чашками с кофе на подносе.
Кирилл – А вот и наш волшебный напиток!
Иннокентий – А вот и наш чародей! Наконец-то! А то мы с Танечкой уже заждались….  Кирилл Мефодьевич, я забыл тебе сказать, что всегда кладу в кофе три ложки сахара….
Кирилл – А я помню это, Кеша…. Тебе я положил  ровно три ложки!
Иннокентий – Уверен, что не переложил?
Кирилл – Абсолютно.
Иннокентий - Спасибо! Это будет самый вкусный кофе, который я когда-либо пил в своей жизни! Ммм! Сказочный аромат! Танечка, можно я за вами поухаживаю? Вы не будете против этого? 
Таня – Нет.
Иннокентий – Спасибо. Так…. Где тут у нас что? Это, по-видимому,  – мне, а это будет Татьяне…. Правильно, Кирилл?
Кирилл – Правильно….
Иннокентий – Пока ты готовил нам этот необыкновенный кофе, мы с Танечкой пообщались. Где-то совпали во мнении, где-то разошлись…. Но это нормально. Позвольте экспромт? «Мы – противоположный пол, мы – с Марса, женщины – с Венеры. И, всё-таки, без них мы пол, и только с женщиной мы целы». Вы мне очень понравились, Татьяна, и почему-то мне кажется, что скоро ваше мнение обо мне изменится в лучшую сторону….
Внезапно Кирилл Мефодиевич громко застонал.
Таня – Папа! Что с тобой Тебе плохо?
Кирилл – Нет, нет…. Зуб вдруг заломило от горячего…. Надо будет завтра сходить к дантисту….
Иннокентий – Кира, у меня есть очень хороший дантист. Я дам тебе его телефон. Он просто волшебник. Скажу по секрету – обе челюсти у меня вставные. Держите, Танечка, вот ваш кофе. Осторожнее, не разлейте….
Таня – Спасибо, Иннокентий Вадимович. Действительно, у этого кофе какой-то странный аромат. Кстати, насчёт возраста, это не такой уж и бред. У моей подруги есть знакомая, которая влюбилась в человека старше её на целых двадцать пять лет. И они очень даже счастливы…. А, что касается меня, то я уже несвободна. Я сильно люблю  одного человека и вряд ли у нас с вами, что-нибудь получится…. Как бы вы этого не хотели. Сердцу ведь не прикажешь. Так что, извините….
Хочет выпить, но Кирилл Мефодьевич выбивает у неё из рук чашку.
Кирилл – Не-ет!!!
Таня – Папа! Что ты делаешь?!
Кирилл – Извини, дочь! Сам не понимаю, что со мной…. Как будто под руку меня кто толкнул…. Испугалась? Я и сам испугался не меньше тебя…. Прости, прости, пожалуйста….. Я сейчас принесу тебе салфетки….
Таня – Не надо, папа, я сама….. Извините, Иннокентий Вадимович. Я пойду, переоденусь….
Таня уходит.
Иннокентий – Ты зачем это сделал?! Ты зачем это сделал, я тебя спрашиваю? Что ты молчишь, как колода?
Кирилл – Потому что я передумал.
Иннокентий – Что ты сказал? Повтори!
Кирилл – Потому что я передумал!!! Теперь услышал!
Иннокентий – Нет, дорогой друг! Всё останется по-прежнему, как договорились! Он, видите ли, передумал! Зато я не передумал! На тебя мне плевать, а твоя дочь будет моей! Хочешь ты этого или нет – мне всё равно! Где это зелье?
Кирилл – У меня! Но я тебе его не отдам!
Иннокентий – Он мне его не отдаст! Я смеюсь!
Кирилл – Нет, это я смеюсь! И над собой, идиотом, чуть не погубившим свою единственную дочь и над тобой, старым козлом, пустившим похотливую слюну! Вот это зелье! А вот тебе мой кукиш! На-кося, выкуси! Ещё только шаг ко мне сделаешь, и я расшибу этот чёртов пузырёк вдребезги! Об твою голову!  Кеша!
Иннокентий – Ты этого не сделаешь!
Кирилл – Ещё как сделаю! С наслаждением сделаю! Ну, давай! Подходи! Проверь!
Иннокентий – Ну, всё! Ты больше никто! Сам этого захотел, кретин безмозглый! Теперь ты просто ноль! Я всё у тебя заберу! Всё! Я тебя уничтожу!
Кирилл Мефодьевич открывает пузырёк и выливает его содержимое на пол.
Кирилл –  А я тебя больше не боюсь! Мне всё равно! Вот тебе твоё зелье! Вот! Вот! Вот! Пользуйся им теперь! Слизывай с пола! Ползай! Собирай свои три капли!
Иннокентий Вадимович бросается на Кирилла Мефодьевича и между ними начинается драка. Раздаётся несколько звонков в дверь. Дерущиеся не обращают на них внимания.
Голос Татьяны – Папа, открой! Ты не слышишь разве? Кто-то звонит нам в дверь!
Драка прекращается.
Кирилл – Вон из моей квартиры! Ступай объясняться в любви всем своим процентным ставкам по кредитам, а потом целуйся с ними, господин банкир! А моей дочери тебе не видать, как своего собственного затылка! Я проживу и без всего этого….
Кирилл Мефодьевич идёт открывать дверь. Иннокентий Вадимович подбирает пузырёк.
Иннокентий – Это мы ещё посмотрим, кто с кем будет целоваться, господин банкрот!
Заходит Кирилл Мефодьевич вместе с Егором.
Кирилл – Что Вам здесь нужно! Вы, почему врываетесь сюда безо всякого разрешения! Вы кто? Вы меня слышите? Я к вам обращаюсь!
Егор – Где Таня?!
Кирилл – Что?
Егор – Я спрашиваю, где Таня? Где ваша дочь?
Кирилл – Вы какое имеете отношение к моей дочери? Зачем вам она?
Егор -  Зачем?! Чтобы спасти её от таких родителей, как вы! Вы не отец, Вы – чудовище! Я всё знаю! Я всё про вас знаю! Где Таня? Что Вы с ней сделали?
Кирилл – Господи! Я вас вспомнил! Так вы что, знаете друг друга? О, нет! О, нет!!! И я сам пришёл к вашей матери! Как это может быть? Этого не может быть!
Егор – Может! Отвечайте мне, что вы с ней сделали!
Кирилл – Ничего…. С ней всё в порядке…. Ничего и не было!  Я был полный идиот…. Она вас любит? Это хорошо, что вы пришли…. Только, пожалуйста, ничего ей не говорите! Она ничего не должна об этом знать! Вы понимаете? Если Вы ей об этом расскажете, она возненавидит меня на всю жизнь! Я этого не переживу….
Егор - Заберите это!
Кирилл – Что это? А-а…. Чек на предъявителя…. Не пригодился…
Иннокентий – Послушай меня, сопляк! Лучше не ввязывайся в это дело! Ты, видимо, совсем не представляешь, кто я такой!
Егор – Да плевать мне, кто вы такой! Такой же человек, как и все!
Иннокентий – Я не как все! Я не как все!!! Я даю тебе, мальчик, пятьсот тысяч рублей за неё!
Егор – Что!? Пятьсот тысяч?! Мне? Какой Вы щедрый! И это всего лишь за то, чтобы я отказался от неё? Чтобы я продал вам её любовь?
Иннокентий – Миллион!
Егор – Да у вас просто не хватит денег!
Иннокентий – Полтора миллиона!
Егор – А-а, понимаю! Вы хотите, чтобы я стал богатым и таким же несчастным, как и вы? А вы бы забрали моё счастье? Нет! Пока я жив – я вам её не отдам!
Появляется Таня. Она переоделась.
Таня – Егор! Как ты здесь оказался? Мой хороший! Как же я рада тебя видеть!
Егор – Я пришёл познакомиться с твоим отцом, Таня. И произвести на него приятное впечатление. Надеюсь, у меня это получится. Родители должны знать, кого выбирают их дети в спутники своей жизни. Как правило, при этом мы не спрашиваем их совета и редко, когда считаемся с их мнением. Но мы всегда хотим, чтобы наш выбор пришёлся им по душе. Моей маме ты понравилась!
Таня – Да? А мне показалось, что наоборот. Ты меня не обманываешь? Егор, моему папе ты понравишься тоже. Ты не можешь не понравиться! Папа, познакомься! Это – Егор! Человек, которого я люблю!
Кирилл – Здравствуйте, Егор! Приятно с Вами познакомиться. Между прочим, я ведь вам говорил, что вы обречены на взаимную любовь. Но, честно говоря,  я не думал, что это может произойти естественным образом, только при помощи магии…. И уж никак не предполагал, что именно вы будете избранником моей дочери…. Фантастика!
Таня – Магии? Причём тут магия, папа? Мы живём в двадцать первом веке! Оглянись вокруг! Покажи мне хотя бы одну сохранившуюся ведьму или колдунью! Все они – давно уже в археологических музеях в заспиртованном виде! Наши мысли – вот самая настоящая магия! И чёрная, и белая!
Кирилл – Ты права, дочь. Я об этом не подумал….
Таня – А это, Егор,  - Иннокентий Вадимович! Он интересный человек. Особенно ему удаются экспромты. Иннокентий Вадимович, ваш кофе совсем не тронутый. Это, наверное, из-за меня…  А вы очень хотели, чтобы я составила вам компанию. У меня ещё здесь осталось полчашки. Холодный кофе тоже очень вкусный. Попробуйте!
Таня выпивает кофе. Все, замерев, смотрят на неё. Иннокентий Вадимович медленно подходит к ней.
Иннокентий – Таня…. Танечка…. Скажите мне что-нибудь….
Таня – Иннокентий Вадимович, почему вы на меня так смотрите?
Иннокентий – Потому что…. Потому что…. Вы ничего не чувствуете?
Таня – Чувствую….
Иннокентий – Что вы чувствуете!?
Таня – Серой, почему-то, пахнет…..
Иннокентий – Серой? Я этого не вынесу! Мне плохо…. Почему не получилось? Почему?!
Кирилл – Потому что это уже был второй раз!
Иннокентий – Второй раз? Как второй раз!?  Ах, да….  Разлитая чашка.  Из-за тебя не вышло…. (в телефон) Коля…. Коля! Забери меня отсюда…. Забери как можно быстрее.... Я не выдержу этого всего…..
Таня – Пока, папочка! Я тебя люблю! Ты у меня самый хороший! Мы с Егором уходим. До свидания, Иннокентий Вадимович!
Егор – До свидания, Кирилл Мефодьевич!
Кирилл -  До свидания, Егор.
Иннокентий – Прощайте….
Таня и Егор уходят. Кирилл и Иннокентий молча сидят. Звонок в дверь. Кирилл идёт открывать, возвращается с Колей.
Иннокентий – Коля, сумку забери…. И налей мне коньяку…. Хочу напиться. Полный стакан налей…. Вот из этой бутылки, что ты приносил. Мне надо успокоиться и придти в себя. За тебя, Кирилл Мефодьевич! И за твою дочь! Спасибо тебе за всё…. Наверное, это было весело. Повеселюсь и я, завтра же…. Но уже за твой счёт. Советую тебе устроиться в цирк, убирать дерьмо за слонами…. Там тебе место.
Иннокентий Вадимович выпивает коньяк, какое-то время сидит без движения, затем  странно смотрит на Колю, подходит к нему.
Иннокентий – Какой странный вкус у этого коньяка…. Коленька, а тебе никто не говорил, что ты не похож на остальных мужчин? В тебе есть что-то удивительное, волшебное…. Ты похож на скандинава! У тебя такие выразительные глаза! Такая красивая линия носа, губ…. И при этом ты весь очень мужественный! Дружок, как ты относишься к лирике Осипа Мандельштама? А как ты находишь позднего Вертинского?
Коля -  Кешенька….
Иннокентий – Коленька! Пойдём отсюда. Нам с тобой о многом надо будет поговорить…. Кстати, как ты смотришь на то, чтобы мы завтра же махнули с тобой в Швецию?
Уходят. Кирилл Мефодьевич берёт бутылку коньяка, разглядывает её.
Кирилл -  Три капли за любовь…. Вот она, какая магия! (Звонит по телефону) Ирина Павловна, здравствуйте…. Полагаю, нам надо как-то с вами встретиться и о многом поговорить. Завтра? Хорошо…. Ирина Павловна, до вас идёт какой-нибудь автобус? Двадцать второй и двадцать пятый…. Спасибо. Кстати, сколько сейчас стоит билет в общественном транспорте?

З А Н А В Е С


Рецензии