Если есть выбор. Продолжение 2

Муж и дочь Натальи грустно смотрели на закрытую дверь.Там,за дверью царила гробовая тишина.Внезапно внутри раздался какой-то шорох, скрип кровати.Вдруг дверь с шумом распахнулась и на пороге возникла Наталья. Очень серьезная, в очках,в сером строгом костюме и с папкой в руках.
     - Я закончила свою работу. Тороплюсь в издательство. Приду поздно, - рассеянно сказала она, мельком взглянув на растерянного мужа и изумленную дочь.Взяла в коридоре портфель и, тяжело шаркая  туфлями на низком ходу, исчезла за дверью.
     И опять прошло несколько лет. Я слышала, что у Натальи Андреевны дела идут успешно.Она издала несколько книг,получила
звание профессора, у нее много учеников по всему свету, ее приглашают выступить с лекциями мировые университеты.А муж, а дочь что же? Да как-то не до них ей стало...Она ведь то тут с докладом, то там с издателями. Или в библиотеках. Однажды Наталья Андреевна  заметила, что муж и дочь вдруг куда-то подевались.Что-то давно их не видно...Интересно, конечно, где они.Но гораздо интереснее ей общая теория оценки фактов отношений и ощущений, не с точки зрения просто вербальных определений того, что мы говорим о значениях, но с точки зрения того, как действительно происходят оценочные реакции!
     Вообщем, у Натальи Андреевны все было в порядке.Несколько раз я даже видела ее по телевизору.Она была вся седенькая, но с увлечением рассказывала о своей новой книге.Что-то о прикладном концептуализме, о лингвистических конструкциях человека.Слышала от кого-то, что дочь ее вышла замуж и уехала, а о муже вообще никто не знал, жив ли он.
     Прошло еще какое-то время.И вдруг я поймала себя на мысли, что уже достаточно давно ничего не слышу о Наталье Андреевне.Что с ней? Да жива ли? Пошла навестить по знакомому адресу. Оказалось - жива.Жива-то жива, но уже давно прикована к постели. Поскользнулась, сломала шейку бедра.Обычная вообщем-то история.Родственников не нашлось.Ухаживает соседка.Квартиру на нее оформила, конечно.Ученики,коллеги раньше часто навещали, но все реже приходят.Давно уже никого не было...Соседка потихоньку выбрасывает на помойку ее вещи,книги о семантике, рефераты и отзывы.Освобождает квартиру от ненужного.Ждет...Вот такая у нее теперь жизнь. А ведь когда-то у нее были муж и дочь!Где они теперь, живы ли?И Наталья Андреевна заплакала.
    И так мне стало ее жалко, эту бедную одинокую профессоршу.Я представила как на помойке, увязанные в стопочки, лежат ее книги, брошюры,отзывы на работы учеников.Лежат, ненужные.А сколько сил отдано было за весь этот труд.Попробуй-ка, напиши!
    И вспомнила я, что автор.И предложила Наталье Андреевне начать еще раз.Прожить, наконец, остаток лет самым разумным образом.Та робко посмотрела на меня.
    - А это возможно?
    - Постараюсь. Но только и вы постарайтесь!
    Ох, подумала я - опять все заново переделывать...
   Окончание следует...


Рецензии
на самом деле, в науке, искусстве, любом деле по-настоящему много сделать, выразиться можно, посвятив ему жизнь. Лермонтов это понимал, поэтому сделал выбор в пользу литературы, хотя ему было, из чего выбирать. я вашу героиню понимаю. и автор тоже понимает. но все осложняется тем, что героиня - женщина. женщина,посвятившая себя делу - особенно одинока.
когда боль ощущается через гротеск, ее глубина кажется бездонной.
интересно и необычно это ваше произведение, Аида. над каждым кусочком -размышляется.

Наталья Юрьевна Сафронова   20.06.2017 15:37     Заявить о нарушении
Вы правы,Наталья, женщине особенно трудно в творчестве, в науке, если у нее еще и семья, дети.А сочетать это все удается только тому, у кого помощники есть.Поэтому много талантливых семейных женщин не смогли реализоваться.

Аида Олегова   20.06.2017 19:17   Заявить о нарушении