Петровиада. Часть 4

Конец первого периода

    Студенистый шар солнца тихо катился по пологому откосу.
    Плюх… Прохладная ртуть реки налилась теплым золотом, остужая натруженное тело бога. Вечернее счастье властно затопило округу ласковой истомой. Друзья-полковники сидят у костра на берегу реки. Их сыновья тихо переговариваются о чем-то, проверяя удочки и закидушки.
    – А-по-фи-гей! Рома, пацаны, смотрите что за красота!
    Карасин легко поднялся с бревна, на котором он сидел у костра, и прошлепал босыми ногами по песку к кромке воды.
    – Сколько живу здесь, каждый раз любуюсь и удивляюсь на нашу природу. А воздух, воздух-то какой! Правда, хорошо у нас тут? Напрасно Тамара вернулась в город.
    – Да ну ее, – Карпеев потер обгоревшую бровь, – она у нас дама капризная и нежная. Как грохнуло тогда на КПП, ее вместо меня в медпункт повезли. В общем, посадил я ее на поезд, поехала домой.
    – Ты уж прости, Рома, что так вышло с прапорщиком. – Карасин вернулся к костру и уселся на бревно рядом с Карпеевым.
    – Кудлай – прапорщик хороший, почти не ворует. Есть у него, правда один недостаток – пьет все, что горит. Потому к спирту допуска не имеет. Так у нас тут, сам, небось знаешь, в каждом дворе самогонщики.
    – Да мне, Витя не то обидно, что твой Кудлай нажрался, как свинья. – Карпеев встал и нервно заходил взад-вперед перед бревном, на котором сидел Карасин
    – В армии должен быть порядок и субординация, а твой прапор меня, полковника к «едрени матери» послал.
    Карасин даже подскочил на бревне: Не может быть, что же ты сразу мне не сказал? Да я этого говнюка с землей смешаю! Что, так прямо в глаза и послал?
Карпеев вдруг остановился и вновь потер обгоревшую бровь. Было видно, что он силится восстановить в памяти подробности инцидента.
    – Да нет, пап, это солдат сказал тебе «к едрени матери»,- дернул Карпеева за карман брюк Серега.
    Тот повернулся к сыну. Лицо его просветлело:
    – Точно, сынок, это солдат мне сказал «приказано гнать в шею». Значит, прапор твой не виноват. Приказал рядовому, чтоб тот не будил его, да затем спьяну и не разобрался. Вот и вышел ляпсус. Видно было, что Карпеев не хочет ссориться с другом из-за какого-то пьяницы-прапорщика или из-за дурака-солдата.
    Тут в свою очередь оживился Карасин:
    – Ну-ка, ну-ка, что это за солдат был, как фамилия?
    – Фамилию я не помню, сутулый такой, в помятой форме.
    – Рябой такой, глаз щурит, как Ленин? – перебил товарища Карасин.
    – Точно, он!
    – Ну, тогда все мне ясно. – Карасин вновь уселся на бревно. – Это Петров. Есть у нас такое чудо из вновь прибывших. Целый месяц я только и слышу «Петров то, Петров это». А недавно, представляешь, что этот ненормальный учудил? Встал по стойке «смирно» посреди ленинской комнаты во время просмотра программы «Время». Там, видите-ли, на встрече Брежнева с Арафатом заиграли гимн Советского Союза! И это человек с высшим образованием! Тьфу! – Он с отвращением сплюнул в костер.
    – Слушай, а может он «того»? – Карпеев выразительно повертел пальцем у виска.
    – А это идея! – обрадовался Карасин. – Направлю его в окружной госпиталь на комиссию. А там уж найдут, что ему приписать. Глядишь – и спишут из части.
    – Вот и чудесно, – сказал Карпеев, – эту замечательную идею следует закрепить.
    – Наливай.
    – Ну, за идею! Будем здоровы! – и друзья выпили с облегчением.

==========

Отступление первое.

Год 2000 апреля 43 числа

Сегодняшний день – есть день величайшего торжества! В Испании есть король. Он отыскался. Этот король я. Именно только сегодня об этом узнал я. Признаюсь, меня вдруг как будто молнией осветило.
            Гоголь. Записки сумасшедшего

    Идея – это некая мысль, решение, появляющееся в сознании человека в результате обработки информации подсознанием. Иногда идея есть плод напряженнейшей работы ума: «Где же он, пропавший испанский король?» Либо идея приходит к человеку в результате простого внешнего воздействия – удара яблоком по голове.
    К чести полковника Карасина, его идея есть плод его собственного самостоятельного размышления – результат сопоставления нескольких фактов. Однако, копнув глубже, можно увидать, что у каждой идеи существует первичный, более глубинный источник и мотив. Так в истории с яблоком этим самым мотивом явился маленький червячок, перегрызший черешок у легендарного фрукта. В этом свете идея, всплывшая в мозгу полковника Карасина, явилась следствием цепочки событий, лишь последнее из которых есть загадочное поведение рядового Петрова. Источник же и прообраз оного поведения вышеупомянутого субъекта следует искать в одной книжке, написанной в Праге в начале 20-го века.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ>> Часть 5. Новый дом ===
================ http://www.proza.ru/2015/01/13/2271 ===


Рецензии