Бурлацкое дело. 1937-1939 гг. Одним файлом

Памяти жертв
политических репрессий
- посвящается

ВЛАДИМИР ПУЗИКОВ

   16+


БУРЛАЦКОЕ ДЕЛО
1937-1939 гг.

Документальная повесть


г. Благодарный
2014 г.


Пузиков В. И.
Бурлацкое дело. 1937-1939 гг.

Документальная повесть.

В книгу вошли документальная повесть «Бурлацкое дело. 1937-1939 гг.» и очерк «Купцы Зебницкие».
Написаны на основе реальных событий, имевших место в истории Благодарненского и Бурлацкого районов в 30-е годы XX века, когда созидательный труд рабочих, крестьян, руководителей и специалистов колхозов, совхозов, машинно-тракторных станций был омрачен массовым политическим террором, жертвами которого стали многие сотни людей разных сословий, национальностей, верований и политических убеждений.
Книга адресована широкому кругу читателей, от 16 лет и старше.

© Пузиков В. И., 2014



БУРЛАЦКОЕ ДЕЛО

БУРЛАЦКИЙ РАЙОН. 1935-1937 гг.

В январе-феврале 1924 года при районировании Ставропольской губернии Юго-Восточной области России Благодарненский уезд был разделен на 4 района: Благодарненский, Виноделенский, Дивенский и Петровский. Административным центром Благодарненского района стало село Благодарное.
2 июня Ставропольскую губернию преобразовали в Ставропольский округ с центром в городе Ставрополе.
В ноябре 1924 года Юго-Восточную область переименовали в Северо-Кавказский край, органы управления которым находились в г. Ростове-на-Дону. Благодарненский район стал именоваться – «Благодарненский район Ставропольского округа Северо-Кавказского края».
Ставропольский округ в 1930 году упразднили. Районы, в том числе Благодарненский, стали подчиняться непосредственно центру – Ростову-на-Дону.
10 января 1934 года Северо-Кавказский край разделили на два края – Азово-Черноморский с центром в г. Ростове-на-Дону и Северо-Кавказский с центром в г. Пятигорске. От села Благодарного до г. Пятигорска расстояние по железной дороге через станцию «Кавказская» составляло 560 км.
В январе-феврале 1935 года из Благодарненского района выделили новый район – Бурлацкий. Почему район назвали «Бурлацким», теперь не узнать! Село Бурлацкое было таким же, как и десятки других степных поселений Северного Кавказа. 
В 1916 году в селе Бурлацком Благодарненского уезда Ставропольской губернии проживало 4441 человек. В том числе: мужского пола – 2286, женского – 2155 человек.
В крестьянских хозяйствах села Бурлацкого содержалось:
Лошадей – 1315 голов,
Крупного рогатого скота – 2640 голов,
Свиней – 1350 голов,
Овец и коз – 4340 голов.

Как правило, овцеводы имели верблюдов, которые были неприхотливы к корму, а без воды обходились по несколько дней. Так вот, в селе имелось 60 верблюдов. Их использовали для перевозки арб и имущества при кочевках с одного пастбища на другое.
Итоги Всеобщей переписи населения 1926 года показали, что в результате большевистского переворота, гражданской войны, голода 1921-1922 годов в селе Бурлацком число жителей значительно сократилось.

Село Бурлацкое – 3609 человек, в том числе казаков – 11,
Хутор Братство – 14,
Хутор Васильева – 3,
Хутор Доли – 11,
Хутор Цикалова – 6.
Всего: 3643 чел.

За Благодарненским районом осталась территория в 170,3 тыс. га, на которой действовали 1 поселковый и 6 сельских советов, объединявших 40 сел и хуторов.
Бурлацкому району определили территорию в 142,2 тысяч гектаров, объединив существующие сельские Советы: Бурлацкий, Довсунский, Серафимовский, Сотниковский и Спасский. В районе насчитывалось 20 населенных пунктов.
Приводим перечень населенных пунктов и численность граждан, в них проживающих, по данным Всесоюзной переписи 1926 года.

Довсунский сельсовет:
С. Довсунское (Довсун, Давсун) – 2927, в том числе казаков – 5,
Пос. Блюменталь – 158,
Пос. Иогансталь – 8,
Пос. Калиненталь – 105,
Пос. Ленинфельд –  94,
Пос. Найгофт – 94,
Пос. совхоза № 21 (бывшие хутора Харитоновых) – 48.
Всего: 3434 чел.

Серафимовский сельсовет:
С. Серафимовское – 5540 чел., в том числе казаков – 142 чел.

Сотниковский сельсовет:
С. Сотниковское – 8613 чел., в том числе казаков – 33;
Х. Борисенко – 17,
Х. Валешний – 1,
Х. Волосатов – 5,
Х. Звенигородский – 148,
Х. Коломийцев – 4,
Х. Крутько – 1,
МОПР (Международная организация помощи борцам революции) артель – 12,
Х. Песковый – 8,
Х. Сауренко – 9.
Всего: 8818.

Спасский сельсовет:
С. Спасское – 4610 чел., в том числе казаков – 10;
Артель «Заря Пролетариата» - 30.
Х. Иванов – 41,
Поселок Клин – 164,
Артель «Красный путь» - 14.
Всего: 4859. [1]

Центром Бурлацкого района стало село Сотниковское. Он него до ближайшей желдорстанции «Благодарное» расстояние составляло 31 км, а до центра Северо-Кавказского края – города Пятигорска по железной дороге через станцию «Кавказская» – 588 км.
В состав Бурлацкого района вошли два совхоза «Скотоводтреста»: «Большевистская искра» и «Благодарненский». За совхозами закрепили 53,5 тыс. га земли, в том числе пашни 49,5 тыс. га, выгоны и пастбища 3,0 тыс. га.
На 1 января 1935 года совхоз № 21 «Большевистская Искра» имел землепользование в 27,9 тыс. га. Выходное поголовье крупного рогатого скота на 1 января 1935 года – 3097 голов, овец – 3084 голов, 245 свиней и 144 лошади. В совхозе «Большевистская искра» трудились 328 постоянных и 327 сезонных работников. Машинно-тракторный парк совхоза имел 23 трактора общей мощностью 345 лошадиных сил, 12 комбайнов и 4 грузовых автомашины.
В начале 1935 года в Бурлацком районе организовали совхоз Скотоводтреста «Благодарненский». За совхозом мясного направления закрепили 25,6 тыс. га сельхозугодий. На первых порах ему выделили 13 тракторов общей мощностью 195 лошадиных сил и 1 грузовую автомашину. На 1 января 1935 года совхоз имел 2912 голов КРС, 173 свиньи и 49 лошадей. Совхоз специализировался на закупках у населения и местных колхозов телят и откорме их до высоких весовых кондиций.
Колхозов в Бурлацком районе насчитывалось 19. По сельским советам колхозы распределялись следующим образом:
Бурлацкий сельсовет – имени Ширяева и «Волна революции»;
Довсунский сельсовет – «Карл Либкнехт», «Роза Люксембург». «Фридрих Энгельс», имени Ленина, имени Сталина, имени Калинина, «Карл Маркс»;
Серафимовский сельсовет – «Красный луч» (1932 г.), имени Буденного (1932 г.), имени Евдокимова (1935 г.);
Сотниковский сельсовет – «Сельмаш», имени Тучина, «Красный Восток», «Пролетарская революция»;
Спасский сельсовет – «15 лет ОГПУ», «Авангард», имени Молотова.
В пользовании колхозно-крестьянского сектора Бурлацкого района имелось 83,2 тыс. га сельхозугодий, в том числе паши 65,2 тыс. га, выгоны и пастбища – 13,6 тыс. га, лес и кустарники – 300 га, под речкой и водоемами – 300 га. Усадьбами и приусадебными участками занято – 1700 га.
В районе на площади в 26,2 тыс. га выращивались озимые зерновые культуры, в основном – озимая пшеница. Яровый клин под зерновыми, пропашными и техническими культурами составлял – 39,7 тыс. га. Среди яровых культур первое место по площади занимал ячмень – 11,7 тыс. га, второе место – просо – 9,3 тыс. га, далее – кукуруза – 3,4 тыс. га, овес – 2,1 тыс. га.
В Бурлацком районе на довольно больших площадях практиковалось выращивание хлопка, которым было занято 5311 га. Эту культуру выращивали не только колхозы, но и единоличники на 147 гектарах. Первое районное совещание хлопководов, еще в рамках Благодарненского района, состоялось 24 июня 1930 года. В обмене опытом работы по выращиванию ценной культуры приняли участие сотниковчане Калинин Егор Кононович, Грипич Иван Силиверстович, Крылов Иван Лаврентьевич. В 1937 году Калинин, Грипич и Крылов подвергались политическим репрессиям.
В годы второй советской пятилетки (1933-1937 гг.) колхозы и совхозы Бурлацкого района развивали животноводство. Из 19 колхозов в 18-ти были организованы товарные животноводческие фермы. Молочное животноводство: 12 ферм, на которых содержалось 2146 голов крупного рогатого скота; Овцеводство: 12 отар – 8893 голов овец; Коневодство: 5 ферм – 277 лошадей; Свиноводство: 17 ферм – 2726 голов свиней.
В единоличных хозяйствах поголовье лошадей, овец, свиней и верблюдов постепенно сокращалось. Так, на начало 1935 года из имеющихся в районе 3217 лошадей в единоличных хозяйствах их было 541 голова, из 12540 овец и коз – 61 голова, из 7444 свиней – 1008 голов, из 59 верблюдов – 12 голов.
До массовой коллективизации, как правило, каждый крестьянский двор содержал дойных коров. В результате обобществления крупного рогатого скота эта тенденция существенно изменилась. Из 4768 колхозных дворов коров имели только 2370 хозяев. Из 5580 коров по секторам хозяйств Бурлацкого района на 1 января 1935 года они распределялись следующим образом: совхозы – 2117 голов, колхозы – 558, колхозники – 2370, единоличники – 531 гол.
Колхозы Бурлацкого района обслуживали машинно-тракторные станции (МТС): Бурлацкая, Сотниковская, и Серафимовская.
Бурлацкая МТС, созданная в 1932 году, имела в наличии 38 тракторов всех типов с общей мощностью 550 лошадиных сил, 2 комбайна и 4 грузовика. Этими силами Бурлацкая МТС обслуживала 1427 колхозов и индивидуальных хозяйств, которые сеяли зерновые, технические и кормовые культуры на площади 17,0 тыс. га.
В 1935 году была организована Сотниковская МТС, которая до создания Серафимовской МТС обслуживала колхозы Сотниковского, Серафимовского и Довсунского сельсоветов.
В 1936 году организовали МТС в селе Серафимовском. Ее первым директором назначили Шалимова.
В середине 30-х годов прошлого века промышленность в Бурлацком районе была еще недостаточно развита. Из цензовых промышленных предприятий в районе действовали только ремонтные мастерские Бурлацкой МТС «Наркомзема» и 4 мельницы по переработке зерна Северо-Кавказского мельничного треста Наркомата местной промышленности. В том числе: мельница № 2 в селе Спасском, мельница № 4 в селе Сотниковском, мельница № 5 в селе Серафимовском и мельница № 6 в селе Довсунском.
В Бурлацких ремонтных мастерских мощность паровых двигателей составляла 86 Квт, электрических генераторов – 60 Квт. Мастерские обслуживали 34 работника, которые выпускали валовой продукции на 192 тысячи рублей в сопоставимых ценах 1926-1927 годов.
Мельницы Бурлацкого района, имея общую мощность паровых двигателей в 237 кВт и 15 человек обслуживающего персонала, производили в год валовой продукции на 1,7 млн. рублей.
В 1935 году в Бурлацком районе товары народного потребления населению реализовывали 28 магазинов. К системе Горторга относились 3 магазина, к системе Потребкооперации – 19 магазинов. В торговле было занято более 40 человек.
На 1 апреля 1935 года все пять сельских советов Бурлацкого района имели почтово-телефонные отделения. Почтовых автомашин в отделениях связи не было. Телефонная связь с райцентром – селом Сотниковским обеспечивалась с аппаратов 5-ти сельских советов и Бурлацкой МТС. Письма, газеты и журналы в учреждения и населению доставляли 13 письмоносцев.
С созданием Бурлацкого района была учреждена районная газета, получившая название «Сталинский путь». Бурлацкая МТС и совхоз «Большевистская искра» имели свои газеты, их разовый тираж составлял 800 экземпляров. Местное радиовещание имелось только в селе Сотниковском, типовая мощность радиоузла – 1 кВт.
В Бурлацком районе принимались серьезные меры по обеспечению всеобуча. На 1 января 1935 года в 13-х начальных и 4-х неполных средних школах района обучалось 3954 ученика. Их обучали 102 учителя. Ближайшие средние школы находились в селе Благодарном и городе Буденновске.
В Бурлацком районе средних учебных заведений и профтехучилищ не было. Колхозная молодежь и выпускники школ могли получить сельскохозяйственные и другие специальности в г. Ворошиловске (Ставрополе), соседних и ближайших районах. Так, в селе Благодарном действовал Рабфак Ставропольского зоотехнического института. На 1 января 1935 года в нем преподавали 18 учителей, обучалось 89 учеников. В городе Буденновске и селе Петровском Петровского района действовали педагогические техникумы, в которых обучалось более 300 учащихся.
Медицинское обслуживание населения в 1935 году в районе обеспечивали Сотниковская больница на 25 коек, 4 врачебных и 3 фельдшерских участков. Киносеть была представлена одним стационарным кинотеатром на 200 мест в селе Сотниковском. [2]
В марте 1937 года Северо-Кавказский край переименовали в Орджоникидзевский, а в мае центр края перенесли из Пятигорска в г. Ворошиловск (Ставрополь).
Созидательный труд рабочих, крестьян, руководителей и специалистов колхозов, совхозов, машинно-тракторных станций Бурлацкого района был омрачен природными катаклизмами, засухой, неурожаем 1936 года, массовым политическим террором 1937-1939 годов, жертвами которого стали сотни людей разных сословий, национальностей, верований и политических убеждений.



ПРИГОВОР БУРЛАЦКОМУ КУЛАКУ КУЯНЦЕВУ

Политические репрессии, которые проводились в СССР и до 1937 года в отношении бывших купцов, казаков, кулаков, белогвардейцев, священнослужителей и т. д., не обошли стороной граждан, семьи жителей Бурлацкого и Благодарненского районов.
В 1928 году в городе Ставрополе состоялся суд над зажиточным крестьянином села Бурлацкого, 58-ми летним Куянцевым Василием Леонтьевичем. Он с семьей из 8 душ трудился от зари до зари, занимался хлебопашеством и разведением скота. Даже в советское время, вплоть до массовых репрессий в отношении крупных землевладельцев, он умудрялся содержать обширное хозяйство. Достаточно привести опись его подворья на конец 1927 года. В. Л. Куянцев имел 7 пар быков, 4 пары верблюдов, 7 лошадей, 90 коров, 850 голов гулевого скота, 700 овец испанской породы.
Для выращивания зерновых и пастьбы скота и овец Куянцев брал в аренду у малоимущих крестьян 650 десятин земли. В своем хозяйстве он имел полный комплект сельскохозяйственного инвентаря для ведения посевных и уборочных работ. В том числе: 2 молотильных машины, с полным гарнитуром, две ко¬силки, 3 сеялки, 3 плуга-буккера. Обслужить большое хозяйство своими домочадцами Куянцев не мог, поэтому нанимал на постоянную работу 8 батраков, а на период сенокоса и уборки зерновых колосовых – сезонных рабочих до 30 человек.
Летом 1927 года с посевной площади в 160 десятин Куянцев намолотил 3400 пудов зерна пшеницы и других культур. После жатвы хлебов шли бурлачане к «Куянцу», так величали его односельчане, на поклон. Беря отмер за обмолот снопов, Василий зарабатывал за сезон до 900 пудов зерна, а в урожайный год и поболее!
Зажиточный хозяин, - таких называли кулаками, - Василий Куянцев планировал и впредь вести хозяйство с размахом. Поэтому осенью посеял 74 десятины озимых. Как говорится, его закрома были полны, от продажи хлеба и скота ожидались миллионные доходы. Неохотно откликаясь на призыв власти сдавать хлеб, Куянцев из имеющихся в амбарах 4300 пудов пшеницы, вывез на склады государственных заготовительных контор только 500 пудов. Одну тысячу пудов выдал в порядке натуроплаты за выполненные работы батракам и сезонным рабочим.
2800 пудов пшеницы расчетливый хозяин придержал про запас. Часть хлеба он хранил в своих амбарах, не таясь от сельисполкома и его продовольственных агентов, а часть хлеба припрятал, «заховал» в потайные ямы. Куянцев выжидал! Как правило, после Нового года цены на хлеб резко повышались.
Хотя, и в ноябре-декабре он не сидел без дела, потихоньку «…перемалывал пшеницу и возил мукой в Астраханскую губернию, продавал там муку-сеянку по 4 рубля 25 копеек за пуд, в то время как лимитная цена в государственных заго¬товительных органах такого качества мука стоила 1 рубль 75 копеек». Дорога в Астрахань была не ближней, но и в обратный путь обоз Куянцева отправлялся не порожняком, а вез в село Бурлацкое драгоценную соль, мануфактуру, и конечно, сушеную рыбу-тараньку.
21 января 1928 года В. Л. Куянцев был арестован. Его обвинили в укрытии и спекулятивной торговле пшеницей, в том, что своими действиями он искусственно влиял на повышение цен на хлеб, дезорганизующе влияя на «…плановую хлебозагото¬вительную работу, разлагая таким путем рынок, усили¬вая богатство своего и без того крупного кулацкого хозяйства». Теперь уже подсудимого Куянцева характеризовали, как «…социально опасного элемента обще¬ства, закабаляюще влияющего на соприкасающееся с ним население, доведшего этим путем свое хозяйство до размера мелкого помещика старого времени». Власть такого безобразия терпеть не могла!
Следствие и суд были скорыми. Через десять дней после ареста, 11 февраля 1928 года народный суд 1-го участка Ставропольского округа рассмотрел уголовное дело В. Л. Куянцева. Состав суда: председатель – народный судья Струков, народные заседате¬ли: Садовников и Рачков, секретарь – Половинкин.
Подсудимый обвинялся по статьям 16 и 107 части 1-ой Уголовного кодекса РСФСР. Статья 107-я предусматривала для лиц, виновных в спекуляции, лишение свободы на срок до трех лет с полной или частичной конфискацией их имущества. Под эту статью «подводили» кулаков, которые отказывались подчиняться советским законам, скрывали «хлеб и злостно спекулировали им».
Куянцев виновным себя не признал. Но это не имело, ни какого значения. Из приговора: «…свидетельскими по¬казаниями, оглашенными на судебном следствии и документами дела – листы №№ 9, 10 и 33 предъявленное обвинение подсудимому Куянцеву вполне доказано. Ру¬ководствуясь статьями 16, 45, 107 части 1-й Уголовного кодекса, 319-337 Уголовного процессуального кодекса, приго¬ворил: Куянцева Василия Леонтьевича признать виновным, подвергнув его лишению свободы сроком на один год, с по¬ражением в правах на три года, с высылкой из пределов Ставропольского округа на 3 года. Конфисковать все имуще¬ство, ценности – золото и серебро царской чеканки, а также наличные суммы денег, с зачетом ему в срок наказания пред¬варительное его содержание под стражей с 21 января 1928 г. Меру пресечения до вступления приговора в законную си¬лу избрать ему – содержание под стражей при Ставрополь¬ском окружном исправительном доме, срок обжалования приговора – 14 дней с сего числа в Ставропольский окруж¬ной суд».


СЛЕДСТВЕННОЕ ДЕЛО № 714

Более масштабным, чем дело кулака Куянцева, стало следственное дело № 714 по обвинению большой группы граждан сел Благодарного и Бурлацкого в участии в контрреволюционной организации. По версии следствия инициаторами создания антисоветского подполья стали: по селу Благодарному – Репин Иван Федорович, по селу Бурлацкому – Сорокин Владимир Николаевич.
Как известно, в начале 1929 года в село Благодарное из Москвы приехал уполномоченный ЦК партии тов. Терешков для организации Ставропольского совхоза № 12 «Зернотреста». Совхозу нарезали землю на территории Александровского района. На железнодорожную станцию «Благодарное» стали приходить строительные материалы. Едва начало пригревать солнце, как со станции на юго-восток потянулись сотни подвод, мобилизованных для переброски грузов к месту строительства усадьбы совхоза – отрубному хутору бурлацкого кулака Сироты Мирона Семеновича. Комсомольцы и молодежь в открытом поле рыли первые землянки, строили общежития, столовую, баню.
Кулака Сироту из его собственного дома выселили, разрешили временно пожить в летней кухне. А в доме разместились специалисты «Зернотреста», в том числе прораб Орлов Алексей Николаевич. В составе группы специалистов «Кавгидростроя» на обустройство совхоза прибыл родственник Орлова – счетовод В. Н. Сорокин, уроженец Москвы. Он имел высшее образование, владел иностранными языками, разбирался в авиационном деле, служил в авиации в царской армии, а после революции – в авиации РККА.
С 1920 по 1929 годы В. Н. Сорокин состоял совладельцем консервного производства, имел паи в товариществах «Сельдь» и «Унион». Фабрики поставляли продукцию в две страны: Россию и Францию. За неуплату налогов финансовые органы консервное производство конфисковали, Сорокина лишили избирательных прав и выслали на Северный Кавказ. Поселился он в доме кулака Сироты, в апреле 1930 года установил тесные контакты с его зятем – Данильченко Федором Афанасьевичем. Неоднократно они выпивали, вели разговоры о принудительном вовлечении крестьян в колхозы, насильственном изъятии хлеба у зажиточных крестьян, раскулачивании, разорении хлебозаготовителей. Сорокин склонил Ф. А. Данильченко к созданию нелегальной организации. Стратегическая задача организации – принять участие в вооруженном восстании, которое вспыхнет на территории Ставрополья, а тактическая задача – создать в селе Бурлацком вооруженный отряд.
В числе первых в организацию вступили: дядя Федора – Данильченко Алексей Филиппович, Рыбинцев Иван Федорович и Макагонов Петр Иванович. На совещаниях по вербовке новых членов Сорокин ставил такие задачи: «…Завербовать в организацию 50 человек. Работу с людьми вести осторожно, чтобы не засыпаться. Нужно человека тщательно прощупать, обработать, вести с ним разговоры о тяжести жизни, о том, что при этой власти, ее политике, невозможно нормально жить. Постепенно подвести человека к мысли о необходимости борьбы с Советской властью. А когда уже видишь, что человек наш и надежен, то расскажи ему о нашей организации – защитнице крестьянства. Вербовать людей степенных. Если человек выпивает, то вы его не затрагивайте совсем, он может по пьянке все разболтать и вообще нас замазать».
В. Н. Сорокин делал ставку на молодежь. Он говорил: «…Вербовку проводить преимущественно из молодых людей. По возможности избегать стариков, не способных к строевой службе. Надо исходить из соображений необходимости создания в селе вооруженного отряда».
Постепенно количество участников подполья, недовольных советской властью, выросло до двадцати человек. Но практических действий группе Сорокина против местных исполнительных советских органов и партийных организаций провести не удалось. В июле-августе 1930 года органы ОГПУ в селах Благодарном и Бурлацком арестовали 35 граждан, подозреваемых в антисоветской деятельности. Следствие по делу о контрреволюционной организации велось сравнительно не долго, до февраля 1931 года.
25 февраля 1931 года обвинительное заключение по делу № 714 составил уполномоченный Суворов, согласовал начальник СО Страшевский, утвердил начальник Ставропольского оперсектора ОГПУ В. О. Гофицкий. 2 марта с обвинением ознакомился прокурор и подписал его без замечаний. Затем уголовное дело ушло в Крайполиттройку при ПП ОГПУ Северо-Кавказского края для внесудебного рассмотрения и вынесения приговора.
По селу Бурлацкому были приговорены 17 человек:
Абраменко Семен Ильич, сведений нет;
Вербицкий Гавриил Андреевич, 1887 г., расстрелян;
Вербицкий Федор Андреевич, сведений нет;
Греков Яков Петрович, 1900 г., 10 лет лагерей;
Грицаенко Николай Федорович, сведений нет;
Грицаенко Филипп Федорович, сведений нет;
Данильченко Алексей Филиппович, 1871 г., расстрелян;
Жуков Козьма Антонович, 1892 г., 10 лет лагерей;
Зарудний Григорий Капитонович, сведений нет;
Левченко Максим Ефремович, 1881 г., 10 лет лагерей;
Макагонов Петр Иванович, 1894 г., 10 лет лагерей;
Семенуха Трофим Гаврилович, 1888 г., уроженец села Бурлацкого, проживал в селе Киста на спецпоселении, арестован 2 февраля 1931 года, 10 лет лагерей;
Сорокин Владимир Николаевич, сведений нет;
Хвостиков Григорий Максимович, 1895 г., расстрелян;
Хвостиков Даниил Андреевич, 1895 г., 10 лет лагерей;
Шевцов Афанасий Федорович, 1888 г., расстрелян;
Щербаков Моисей Филиппович, 1880 г., арестован 10 января 1931 года, выслан в Северный край.
Участники подполья Данильченко Федор Афанасьевич, 1892 года рождения и Рыбинцев Иван Федорович, 1894 года рождения, тайно выехали из села Бурлацкого. На этот раз органам ОГПУ к ответственности их привлечь не удалось, но розыском беглецов соответствующие службы занимались.
Ф. А. Данильченко арестовали летом 1937 года. К тому времени он проживал в хуторе Ардонском, трудился рабочим межрайбазы «Заготскот». Тройкой НКВД Северо-Осетинской АССР 11 октября 1937 года приговорен к 10 годам исправительно-трудовых лагерей.
Иван Рыбинцев скрывался в Кабардино-Балкарии, работал грузчиком на Лескенском фанерном заводе, проживал в поселке Лескен. Он сменил имя, по документам – Стефан Рыбинцев. Но был изобличен, 23 июня 1938 года арестован, а 29 октября 1938 года Уголовно-судебной коллегией Верховного Суда КБ АССР осужден на 10 лет тюремного заключения.
Так завершилось первое крупное Бурлацкое дело.


БУРЛАЦКИЙ И БЛАГОДАРНЕНСКИЙ РАЙОНЫ
В СВОДКАХ НКВД. 1936 г.

1936 год на Ставрополье оказался засушливым. В результате длительных суховеев и отсутствия дождей в мае и июне, во многих колхозах на более чем половине посевных площадей погибли озимые и яровые культуры. Особенно сильно пострадали от весенней засухи Бурлацкий, Благодарненский, Гофицкий, Ипатовский, Арзгирский, Левокумский, Старо-Марьевский, Невинномысский и Либкнехтовский районы. Плохие виды на урожай показывали колхозы Спицевского, Ставропольского, Петровского, Новоселецкого, Евдокимовского, Левокумского и Александровского районов. Ситуация в сельскохозяйственных районах края складывалась не простой. А в это время в стране разворачивалось обсуждение Проекта новой Конституции СССР, опубликованного 12 июня 1936 года.
На обсуждение проекта отводилось шесть месяцев. Органы НКВД внимательно отслеживали отклики населения на важный исторический документ. Особое внимание уделялось наблюдению за «…поведением и реагированием на проект новой Конституции контрреволюционного и кулацкого элемента».
27 июля 1936 года Полномочный представитель ОГПУ и начальник УНКВД по Северо-Кавказскому краю Дагин Израиль Яковлевич, работавший в этой должности с января 1934 года, сообщал в Москву начальнику СПО ГУГБ Г. А. Молчанову о том, что опубликование проекта новой Конституции в печати вызвало значительное усиление активности контрреволюционных элементов: кулаков, попов, мулл, сектантов. В ряде Ставропольских сел попы открыто появляются в церковном облачении, на проповедях с прихожанами оживленно обсуждают вопросы открытия церквей.
В советские органы поступают многочисленные заявления от лишенцев (граждан лишенных избирательных прав) с требованием: «Возвратите нам голоса! Проработайте с нами проект Конституции!» Бывшие кулаки, высланные в специальные зоны, самовольно возвращаются в родные села, станицы и аулы. Некоторые кулаки шлют из спецпоселков своим родственникам письма с просьбой предупредить тех, кто живет в отобранных у них домах: «К осени пусть убираются, будем возвращаться!» Повсеместно распространяются слухи о роспуске колхозов, «…скором падении Советской власти».
Партийный и советский актив не подготовлен надлежащим образом для работы с населением. В селе Серафимовском Бурлацкого района председатель одного из колхозов, разъясняя колхозникам проект Конституции, сказал:
- Если республика захочет выйти из Союза, то она может даже установить у себя монархию и заключить договоры с буржуазными государствами.
Парторг колхоза еще более запутал колхозников:
- У нас будет как во Франции – две палаты, одна социалистическая, другая примиряющая.
В селе Бурлацком парторг колхоза созвал собрание колхозников, зачитал проект Конституции, а затем заявил:
- Вопросов не задавайте, ибо я и сам плохо в этом разбираюсь.
4 сентября 1936 года И. Я. Дагин сообщил в ЦК ВКП(б) т. Поскребышеву (для т. Сталина), в СНК СССР т. Могильному (для т. Молотова), Секретарям ЦК ВКП(б) тт. Ежову, Кагановичу, Андрееву, Жданову, в Сельхозотдел ЦК ВКП(б) т. Яковлеву о состоянии дел в колхозах и совхозах, подвергшихся недороду. В сообщении он привел конкретные факты по урожайности зерновых культур по ряду районов.
Арзгирский район. По последним данным районного земельного отдела урожайность зерновых колосовых на корню по колхозам составила: озимая пшеница – 4-7 ц с га, ячмень – 3,5 ц с га, просо – 3,9 ц с га, овес – 5,5 ц с га. Фактический обмолот, из-за потер при уборке, дал урожай еще меньше. Выход проса не превышает 2 ц/га.
Благодарненский район. После небольших майских и июньских дождей хлеба выправились и колосовые обещали дать 10-12 ц с га. В момент созревания хлебов, с 1 июля 1936 года подул восточный суховей, который за неделю совершенно изменил положение с урожаем: пшеница частично погибла совсем, зерно стало щуплое, просо почти все выгорело.
Накануне уборки урожая специалисты посчитали, что колосовые дадут 5-6 ц с га, фактический же обмолот дал по значительной части колхозов менее 3 центнеров с гектара. Такая обстановка сложилась в колхозах Благодарненского сельсовета: «Красный Октябрь», «Диктатура пролетариата», «Ударник полей», «Красный май», «Перекопский бой», «Красная Звезда» и «Вторая пятилетка».
Аналогичное положение во всех недородных районах и колхозах. В результате бездождья и летних суховеев сильно понизилась урожайность пропашных и технических культур. Значительная часть пропашных погибла совершенно. Сильно пострадали огороды, как колхозов, так и индивидуального пользования.
Петровский район. К началу сентября посевы кукурузы на 50 % полностью погибли, а подсолнух дает в среднем 3-5 ц с га.
Левокумский район. В колхозах имени Сталина, «Гигант», «Коммунар» полностью погиб хлопок на площади 2700 га.
Арзгирский район. Посевы хлопка выгорели на 3508 га из плановой площади 4021 га.
Как результат, подавляющее большинство колхозов Ставрополья заканчивали сельскохозяйственный год с дефицитом хлебофуражного баланса. Часть колхозов не в состоянии подготовить семена для осеннего сева, выполнить обязательства по хлебопоставкам и натуроплате, не говоря уже о возврате задолженностей по продовольственной и семенной ссуде. К тому же, некоторые колхозы ссуды не возвращали в течение ряда лет. Да и своим колхозникам на трудодни правления колхозов ничего не могли выдать. Не было зерна и для расчетов с МТС за выполненные работы.
В Благодарненском районе три МТС обслуживают 21 колхоз. Так вот, в 16-ти колхозах ожидалась выдача на трудодень не свыше 900 граммов зерна. Все 5 колхозов Мирненской МТС: «9-е Января», имени Шевченко, «Гигант», имени Ленина, имени 17-го партсъезда на трудодни не могли выдать ни одного грамма зерна. Соответственно, колхозы не выполнили обязательств по поставкам хлеба в закрома Родины, натуроплате колхозников и возврате государственных ссуд.
Бурлацкий район. В 14 колхозах для возврата ссуд государству недоставало 1800 тонн зерна. Колхозы в летний период не имели кормов для общественного животноводства, а поголовье скота на колхозных фермах уже превысило 31 тысячу голов. В связи с бескормицей и безводьем, а также при перегонах скота в поисках пастбищ, начались болезни и падеж. За восемь месяцев, но неполным данным, пало 2152 головы, в том числе 1355 овец, 570 свиней, 128 крупного рогатого скота, 99 лошадей.
Руководство Бурлацкого района приняло меры по созданию бригад из числа трудоспособных колхозников и организованной их отправке в хлебные регионы. В сентябре в отходничестве находилось 872 колхозника с 250 подводами и 523 лошадьми.
22 ноября 1936 года начальник УНКВД Северо-Кавказского края И. Я. Дагин сообщал в Москву о хозяйственном положении на Ставрополье и в ряде бывших кубанских районов, пострадавших от недорода по состоянию на 16 ноября 1936 г.
Из сводки. На Ставрополье и в ряде граничащих с ним бывших кубанских районов в результате длительных суховеев и бездождья погибла значительная часть посева. От недорода сильно пострадало 22 района, больше всего следующие: Евдокимовский, Дмитриевский, Ипатовский, Апанасенковский, Труновский, Благодарненский, Бурлацкий, Старо-Марьевский, Спицевский, Егорлыкский и Невинномысский.
Предполагалось, что даже в этих наиболее недородных 11 районах полученный урожай позволит колхозам, хотя и с известным напряжением, выполнить хлебные обязательства перед государством, обеспечить себя семенами для озимого и ярового сева и выдать хотя бы минимальное количество хлеба на трудодни.
Однако уже в сентябре выяснилось, что с хлебом в этих районах дело сложилось значительно хуже, чем ожидалось. Урожайность колосовых в действительности оказалась настолько низкой, что не обеспечила выполнения планов хлебопоставок и натуроплаты, а также засыпку семенных фондов. Пропашные же культуры (кукуруза, подсолнух) почти везде полностью погибли. Также не дали в подавляющем большинстве недородных районов никакого урожая и огородно-бахчевые культуры.
Из недородных районов сообщают о том, что некоторые колхозы испытывают затруднения с продовольствием, отмечается рост упаднических настроений колхозников, усиливаются неорганизованные выезды из сел и станиц, продажа и убой скота и т. д. В связи с этим в одиннадцати наиболее пострадавших от засухи районах была произведена тщательная проверка состояния колхозов.
Проверкой установлено следующее: Обследованные районы являются преимущественно пшеничными районами. Посевы пшеницы пострадали наиболее жестоко от засухи. Полностью погибла почти половина всех площадей озимой пшеницы. На оставшихся площадях урожай колеблется от 1-1,5 до 4 ц с га (в среднем 3 ц).
Кукуруза и подсолнух, занимающие довольно значительное место в посевных площадях, пострадали от засухи еще больше, чем пшеница: собрано в среднем не больше 2 ц с га.
Просо, на которое возлагались большие надежды, также не выдержало длительных суховеев. Несколько лучше с урожаем ячменя и овса (5-7 ц), но эти культуры на Ставрополье являются второстепенными.
Бурлацкий район. Посевная площадь 1935/36 гг. – 75 300 га, из них полностью погибло 40 700 га. Целиком погибла кукуруза, бахчевые и огородные культуры. Урожай пшеницы – 2,6 ц, проса – 1,5 ц, подсолнуха – 0,5 ц, ячменя – 3,6 ц, овса – 2,7 ц с га. Такое же примерно положение с урожаем и в остальных обследованных районах.
Хлебофуражные балансы в результате недорода в колхозах сложились таким образом, что планы хлебных обязательств ни один из этих районов полностью не выполнил и не обеспечил себя семенами. Большинству колхозов была отпущена осенью семенная ссуда для озимого сева.
Засуха тяжело отразилась также на состоянии животноводства, имеющего для всех указанных районов большое значение. С ранней весны и до поздней осени не было выпасов, так как трава выгорела. Колхозы в этих районах вынуждены были перегонять свои стада в калмыцкие степи и на выпасы в национальных областях. Сенокосы, в том числе и сеяные травы, также почти полностью погибли. Сено заготовили лишь немногие колхозы. В заготовке силоса имелись очень большие затруднения.
Грубыми кормами большинство колхозов обеспечено. Но, принимая во внимание недостаток сена и сочных кормов, а также почти полное отсутствие концентратов, имеется серьезная угроза истощения и заболеваемости скота в зимнее время.
В большинстве колхозов недородных районов на трудодни колхозникам выдано хлеба с начала уборки колосовых в размере не более 1,5 кг. Сюда входит и то, что выдавалось во время полевых работ печеным хлебом, в порядке общественного питания. Во многих колхозах колхозниками получено всего 200-300 г хлебопродуктов на трудодень.
В Благодарненском районе имеются колхозы, находящиеся уже сейчас в тяжелом положении. В колхозе им. XVII партсъезда Алексеевского сельсовета было посеяно 1975 га, в том числе 1 тыс. га озимой пшеницы. Почти вся пшеница погибла. Пшеницу удалось убрать только с площади 117 га, собрано всего 16 ц. Ячменя собрано 650 ц и овса – 136 ц. Хлопок на площади в 250 га дал всего 6 ц. Все остальные культуры: магар, просо, кукуруза и подсолнух погибли и списаны по акту. Колхозникам было выдано на трудодень в июле-августе по 120 г ячменя, в октябре – деньгами по 1 руб. 20 коп. В порядке организованного отходничества колхоз заработал в одном из урожайных районов 58 ц пшеницы, которая была роздана особо нуждающимся колхозникам.
Большую предприимчивость проявило правление Алексеевского колхоза им. Ленина. Еще в период уборки урожая в Советский район была командирована группа колхозников на заработки. Эта группа в урожайном районе заработала 500 ц хлеба, что позволило выдать на трудодень дополнительно по 300 г пшеницы и по 1 руб. 25 коп. деньгами.
Однако такое положение не везде. Часть колхозников, особенно многосемейные, никаких запасов хлеба не имеют и приобретают его либо в порядке обмена, либо покупают печеный хлеб в кооперации. В ряде колхозов Бурлацкого района многие колхозники подают заявления о выдаче хлеба. В правление колхоза «15 лет ОГПУ» Спасского сельсовета в конце октября поступило 110 заявлений. В правление Довсунского колхоза имени Розы Люксембург поступило 30 заявлений. У некоторых председателей колхозов есть уверенность в том, что государство в беде селян не оставит, они заявляют: «Государство все равно хлеба даст!»
И. Я. Дагин приводил в спецсообщении «безобразный» факт, имевший место в Бурлацком районе. К председателю колхоза имени Сталина обратилась колхозница с просьбой о выдаче хлеба. Председатель колхоза грубо ответил: «Чего ты пристаешь? Иди к высшим властям, а у меня хлеба нет. Если государство не даст хлеба, то будем все подыхать с голоду».
Материальное положение колхозников ухудшается в связи с тем, что огороды почти везде высохли и не дали урожая, удой коров индивидуального пользования очень низок ввиду недостатка кормов. Колхозники распродавали со своих дворов не только птицу, овец, свиней, но и дойных коров. По пяти селам Бурлацкого района в октябре колхозники продали около 130 голов скота. Ежедневно в правления колхозов и в сельсоветы приходили колхозники за разрешением на продажу скота. Цены на скот и мясо на рынках значительно упали.
Из сообщения: «…Районные партийно-советские организации в ряде мест растерялись перед трудностями с продовольствием, не принимают решительно никаких мер к изысканию на месте возможностей к улучшению материального положения колхозников. Это относится, прежде всего, к работе сельской кооперации, которая бездействует. Во многих случаях кооперация могла бы организовать продажу овощей в засушливых селах, но этого не делается.
Несмотря на недород и затруднительное положение с хлебом, колхозники держатся спокойно, уверенно, высказывают надежу, что удастся «пережить до нового урожая, ведь переживали и не такие трудности». Хорошие всходы озимых почти во всех районах особенно укрепляют такие настроения. Однако среди многосемейных колхозников, а также колхозников из числа недавно вступивших в колхозы, имеются проявления упаднических настроений. Выход из создавшегося положения эти колхозники находят в выезде в более благополучные по урожаю районы. Неорганизованные выезды, которые начались еще летом, за последнее время приняли по ряду мест угрожающие размеры. Почти повсеместно в недородных районах фиксируется падение трудовой дисциплины в колхозах. Имели место отказы колхозников выходить на работу, «пока не дадите хлеба».
В ряде сел и станиц недородных районов Северо-Кавказского края фиксируется оживление контрреволюционной деятельности. Кулацкие элементы почти везде усиленно пытаются скомпрометировать в глазах колхозников продовольственную помощь, которую оказывают народы СССР трудящимся Испании. Они заявляют: «Отдают хлеб и масло Испании, а у нас колхозники голодают!»
Повсеместно антисоветские элементы распространяют контрреволюционные слухи о «неизбежном голоде», «о массовом опухании колхозников», они провоцируют колхозников на отказ от выхода на работу и бегство из колхозов.



КАДРЫ БУРЛАЦКОГО РАЙОНА
1935-1937 гг.

Анисимов Михаил Петрович – председатель Бурлацкого райпотребсоюза;
Борисенко Никанор Иосифович – заведующий Бурлацкой Заготконторой Райпотребсоюза;
Боровский А. Т. – заведующий плановым отделом Бурлацкого райисполкома;
Воронкин – председатель Бурлацкого райисполкома в 1935-1936 гг.;
Воронин Анатолий Кириллович – парторг Серафимовского колхоза имени Буденного, в 1937 году – завхоз в селе Сотниковском;
Выхрист – заведующий Бурлацким райздравотделом;
Готфрид – председатель Довсунского колхоза имени Сталина;
Демин – председатель Бурлацкого райисполкома в 1937 году;
Дмитриев – парторг Сотниковского колхоза «Пролетарская революция»;
Дорошенко Алексей Лукьянович – председатель сельпо села Бурлацкого;
Ермаков Василий Иванович – Врид начальника Бурлацкого РО НКВД, сержант госбезопасности в 1939 году;
Заводной Георгий Ильич – уполномоченной отделом «Заготскот»;
Захарова – преподаватель истории партии в партийной школе повышенного типа, помощник директора по политчасти Сотниковской МТС;
Землин – председатель колхоза «Пролетарская революция» в 1936 году;
Каторгин – заместитель директора по политчасти Сотниковской МТС;
Кацапов Алексей Леонтьевич – бригадир Серафимовского колхоза;
Корниенко Павел Степанович – секретарь Бурлацкого райкома комсомола;
Корчагин Тимофей Федорович – управляющий Бурлацкой заготконторой;
Крищенко – начальник милиции Бурлацкого района;
Кулешов – заведующий отделом народного образования Бурлацкого района;
Локтионов – заведующий партийным кабинетом Бурлацкого райкома партии, затем – уполномоченный по проведению массовой работы по займу, инструктор райисполкома;
Макруха – парторг Сотниковского колхоза «Сельмаш»;
Медведев И. С. – заведующий конефермой в селе Сотниковском;
Мережко Тимофей Иванович – первый секретарь Бурлацкого райкома ВКП(б);
Надточий – начальник Бурлацкого РО НКВД с 1935 по 1938 годы, младший лейтенант госбезопасности;
Носов – председатель Спасского колхоза «15 лет ОГПУ», затем – председатель сельпо, председатель оргкомитета Райпотребсоюза, начальник районного отделения связи;
Олецкий – заведующий конефермой в селе Сотниковском;
Павлов – старший агроном Серафимовской МТС;
Панченко – редактор районной газеты «Сталинский путь», 1935-1936 гг.;
Парасюк – помощник оперуполномоченного УГБ Бурлацкого РО НКВД, сержант госбезопасности;
Парнис – директор Бурлацкой МТС;
Петров – инструктор-массовик райисполкома, сотрудник районной газеты;
Погорелов – председатель сельского совета в селе Бурлацком;
Полибин – ответственный секретарь Бурлацкого райисполкома;
Притулин Яков Петрович – председатель Сотниковского колхоза;
Руденко – специалист Благодарненского района по обводнению;
Рыжков – заведующий райфинотделом Бурлацкого райисполкома;
Рымарев-Лымарев (Лымарь) Михаил Дмитриевич – председатель Сотниковского колхоза «Пролетарская революция»;
Салащенко – агроном по кормам Бурлацкого райзо;
Санин Иван Денисович – старший агроном Бурлацкого райзо;
Ткачева – хлопковод Сотниковского колхоза «Пролетарская революция»;
Триоль – председатель колхоза Довсунского сельсовета;
Тыль – прокурор Бурлацкого района;
Усов Михаил Иосифович – завхоз колхоза «Красный Восток»;
Федотов – старший механик Серафимовской МТС;
Фусс – председатель колхоза Довсунского сельсовета;
Ципоренко – председатель Сотниковского колхоза «Пролетарская революция» в 1937 году;
Чалый Трофим Андреевич – заведующий Бурлацким районным земельным отделом (райзо), заместитель председателя Бурлацкого райисполкома;
Чапкий Алексей – инструктор Бурлацкого райкома партии;
Шакин Василий Федорович – председатель Сотниковского сельсовета, член бюро Бурлацкого РК ВКП(б);
Шалимов Н. Ф. – председатель колхоза;
Шаруденко Леонтий Семенович – председатель Сотниковского сельпо;
Швайгерт – председатель Довсунского колхоза имени Карла Маркса;
Швыдко – заместитель прокурора Бурлацкого района;
Шепилов – директор Серафимовской МТС;
Шурпик Виктор Борисович – фельдшер Сотниковской больницы;
Юстус Александр Петрович – редактор Бурлацкой районной газеты «Сталинский путь» с осени 1936 года;
Юхта – председатель Спасского сельсовета;
Яковлев – ветеринарный врач райзо;
Яновский Павел Антонович – агроном Серафимовского колхоза «Красный луч».


МЕРЕЖКО ТИМОФЕЙ ИВАНОВИЧ,
ОТ МАЛЬЧИКА ДО СЕКРЕТАРЯ РАЙКОМА

Мережко Тимофей Иванович родился в феврале 1902 года в городе Ростове-на-Дону в семье рабочего-мукомола. Отучившись в школе всего три года, с двенадцати лет Тимофей работал «…мальчиком в частной фабрике искусственного чая в городе Нахичевань-на-Дону, с апреля 1917 года – в частном табачном магазине города Ростова». Во время гражданской войны, с лета 1918 по декабрь 1919 года, трудился слесарем в частной кроватной мастерской.
В январе 1920 года Тимофея Мережко мобилизовали в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию, зачислили красноармейцем в 40-ю стрелковую дивизию.
Приказом командующего 8-й армией Г. Н. Сокольникова № 32 от 5 февраля 1920 года за «…выдающиеся подвиги и самоотверженную стойкость, проявленные частями 40-й стрелковой дивизии в трехнедельных боях под городом Бобровом и в течение победоносного наступления от Верхнего Дона до Ростова и принимая во внимание, что испытанные бойцы даны Богучарским уездом», 40-й стрелковой дивизии было присвоено почетное наименование «Богучарская».
Четыре месяца Тимофей Мережко служил в артиллерийской летучке 40-й Богучарской стрелковой дивизии. Довелось ему поучаствовать в сражениях за Ростов, Батайск, Азов, станицы Ольгинскую, Гниловскую и другие. Много красноармейцев погибло на фронте в сражениях с Марковской, Алексеевской, Корниловской и Дроздовской белогвардейскими дивизиями, но Богучарский уездный Совет регулярно оказывал помощь фронту, посылал добровольцев на помощь своим землякам.
Романов Евгений Павлович в очерке о боевом пути дивизии писал: «…30 марта 1920 года части 40-й Богучарской дивизии перебрасывались в район Петровска (Махачкала), но на полпути свернули в Кисловодск-Пятигорск.
5-я кавбригада, которую В. А. Малаховский сформировал под Новороссийском, была брошена на преследование остатков Кубанского конного корпуса генерала Шкуро в район главного Кавказского хребта. 18 апреля Малаховский повел своих конников форсированным маршем на станицу Баталпашинскую (ныне г. Черкесск), а затем в станицы Владимирская, Варская, Ханкетинская, Варанаевская, Васлянская, Отважная, Бесстрашная, Спокойная, Отрадная.
Выполнив задание, бойцы 5-й кавбригады прибыли 1 мая 1920 года в Пятигорск. Здесь богучарцы принимали участие в восстановлении народного хозяйства, неоднократно направлялись на разгром банд Петренко, Наурахова, Атансухина, общая численность которых доходила до 1000 сабель. В этих боях богучарцы приобрели опыт, пригодившийся им в борьбе с бандитизмом на Украине и с махновцами».
В мае 1920 года красноармейца Тимофея Мережко зачислили в 1-й Ростовский карательный полк, который разыскивал и уничтожал остатки бандитских групп, скрывавшихся на Дону в станицах и хуторах.
В ноябре Мережко командировали в штат Ростовского окружного военкомата на должность военного контролера по продовольственной разверстке. Заниматься пришлось неприятными делами, изымать хлеб у зажиточных хозяев, отправлять его с железнодорожной станции Каяла Азовского района в Москву. Принуждение казаков и крестьян к сдаче хлеба не обходилось без массовых волнений, беспорядков и кровопролития.
В апреле 1921 года Тимофей Мережко демобилизовался, лето не работал, а в сентябре поступил отдельщиком на 1-й Государственный кожевенный завод Роскожтреста. Работу на заводе сочетал с учебой в вечерней школе повышенного типа водников. Но полностью обучение завершить не удалось, ушел с четвертого семестра. В июле 1923 года его перевели в Нахичевань на 3-й Госкожзавод, а в апреле 1924 года – в Ростовские Посадочные мастерские Роскожтреста.
С 1923 года Мережко состоял в комсомоле, в мае 1925 года вступил в ряды ВКП(б). Уже с июня он возглавлял комсомольскую организацию Посадочных мастерских, а затем – ячейку ВКП(б). С 1925 по 1926 годы состоял членом пленума Ростовского городского комитета ВЛКСМ. В эти же годы повышал свое политическое образование, обучался в школе политической грамоты второй ступени при предприятии.
В августе 1927 года Т. И. Мережко перевели на 5-й Госкожзавод. Здесь он работал платировщиком, заведовал секретной частью, а в июне 1928 года был избран секретарем ячейки ВКП(б) завода. Так что в кожевенной промышленности он отработал восемь лет.
С октября 1929 года Т. И. Мережко на партийной работе – заведующий организационным отделом, член бюро Ленинского райкома ВКП(б) г. Ростова-на-Дону, депутат Ростовского городского Совета. Но уже через год он направляется на конкретное производство – в железнодорожную отрасль. С мая 1930 года Т. И. Мережко – секретарь партийного комитета «Лензавода», член Северо-Кавкаского краевого комитета партии.
Паровозоремонтный завод имени Ленина был создан на базе Главных мастерских Ростово-Владикавказской железной дороги, введенных в эксплуатацию 3 мая 1874 года.
Из истории завода: «…Мастерские размещались на небольшой территории около 400 метров в длину и 80 метров в ширину, с количеством работающих около 350 чел. С течением времени увеличились производственные мощности мастерских, предприятие расширялось, устанавливалось новое оборудование. В 1897 году построили электростанцию, вырабатывающую ток для производственных целей. Росло и количество рабочих – к 1900 году в мастерских работало более 2600 человек. К началу XX века Главные железнодорожные мастерские стали одним из крупнейших предприятий на Северном Кавказе.
После Гражданской войны транспорт оказался в особенно тяжелом положении. В самое короткое время требовалось отремонтировать паровозы и вагоны, железнодорожные пути. В октябре 1922 года состоялось собрание, на котором принимается решение назвать предприятие «Мастерскими имени В. И. Ленина».
20 февраля 1925 года за «…революционную деятельность, начиная с 1894 года, а также активное участие и помощь Красной армии в боевых действиях против Каледина», Президиум ВЦИК наградил мастерские орденом Красного Знамени. Предприятие становится первым в стране, удостоенным такой высокой награды.
В 1929 году Главные мастерские выделены из Владикавказской железной дороги и переименованы в Ростовский-на-Дону ордена Красного Знамени паровозоремонтный завод имени В. И. Ленина».
Более года проработал Т. И. Мережко в этом славном трудовом коллективе. А затем его, уже как человека знакомого с ремонтным производством, в июле 1931 года Северо-Кавказский крайком ВКП(б) направил в город Орджоникидзе, где на базе полукустарных железнодорожных мастерских, построенных в 1913 году, создавали Орджоникидзевский вагоноремонтный завод. Т. И. Мережко избрали секретарем партийного комитета предприятия, позднее получившего название – Вагоноремонтный завод имени С. М. Кирова.
Уже в октябре 1931 года Т. И. Мережко назначают заведующим организационным отделом Орджоникидзевского горкома ВКП(б), а в сентябре 1932 года на пленуме горкома избирают секретарем и членом бюро горкома партии. [3]
Коллективизация, проводимая в районах Северо-Кавказского края, потребовала кадры для усиления партийной работы в машинно-тракторных станциях (МТС). В начале 1933 года Северо-Кавказский крайком ВКП(б) отобрал из актива большую группу партийных и советских работников и командировал их в политотделы МТС.
Как известно, политотделы машинно-тракторных станций были образованы по решению объединенного пленума ЦК и ЦКК ВКП(б), состоявшегося 7-12 января 1933 года, для укрепления колхозного строя и являлись чрезвычайными органами партии. Главная задача, поставленная руководящими органами ВКП(б) перед политотделами МТС, сосредоточить свое внимание на выполнении двух основных задач: обеспечение выполнения заготовительных планов и очистка колхозов и МТС от «…классово-враждебных и вредительских элементов».
В Северо-Кавказском крае эта работа была поручена известному партийному работнику, члену большевистской партии с 1913 года Штейнгарту Александру Матвеевичу (1887-1934 гг.). В январе 1933 года он был назначен заместителем начальника Политуправления МТС Наркомзема СССР и одновременно начальником политсектором МТС и заведующим Северо-Кавказским земельным управлением.
9 марта 1933 года А. М. Штейнгарт докладывал Центральному Комитету ВКП(б), что политотделы приступили к работе в 130 машинно-тракторных станциях, но только в 82-х МТС кадры укомплектованы полностью, по 4 человека, согласно утвержденным штатам. Остальные политотделы укомплектованы частично, в них от одного до трех работников. Штейнгарт просил ЦК партии мобилизовать опытные партийные кадры, ускорить комплектование политотделов. [4]
Под эту мобилизацию попал секретарь Орджоникидзевского горкома партии Мережко Тимофей Иванович. В марте 1933 года его вызвали в г. Ростов-на-Дону в краевое земельное управление, где А. М. Штейнгарт вручил Мережко приказ о назначении начальником политотдела Архонской МТС.
Затем он спросил:
- Знаете ли Вы село?
- Практически нет! Знаю только переработку чая, табака, кожсырья.
- Для районов Северной Осетии главное в полеводстве – кукуруза!  В хлебофуражном балансе эта культура занимает две трети. В животноводстве спектр производства значительно шире: молочное и мясное скотоводство, свиноводство, овцеводство, птицеводство.
- Придется учиться, - ответил Мережко.
- В принципе, для политработника не обязательно знать, где у коровы молоко? На этот вопрос часто и специалисты не отвечают! А ответ прост: «У коровы молоко на языке!» Хорошо накормишь худобину – будет тебе молоко, не накормишь – молока не жди! – пояснил Штейнгарт. – Главное для работников политотдела – работа с людьми! Сколотить партийный, комсомольский и беспартийный актив! Выявить окопавшегося в МТС, ремонтных мастерских и механизированных бригадах врага, изобличить его и вышибить вон из наших рядов.
- Да, да! Я понимаю, - поддакивал Мережко.
- Навести в МТС в первую голову элементарный большевистский порядок, - продолжал Штейнгарт. – Ухватиться за главные звенья цепи, определяющие успех весеннего сева: тракторный парк, семена, конское поголовье…
- Да, да! Это понятно!
- Организация труда, социалистического соревнования трактористов и ремонтников, создание нормального быта, налаживание культурно-воспитательной работы. Обязательно организовать многотиражку, выпускать стенгазеты, бюллетени соцсоревнования. Это все наша работа. Но есть проблемы…
Штейнгарт покопался в стопке папок на столе, достал нужную, открыл, полистал, нашел копию письма в ЦК ВКП(б) от 9 марта 1933 года, продолжил разговор:
- Так вот о проблемах! Журналистов у нас нет… Печатных машин, типографской краски, бумаги, тоже нет… Мы отправили в Москву заявку на 100 тонн газетной писчей бумаги, на несколько типографских машин марки «Американка» и «Бостонка». Запросили прислать из центра 100 литературных работников. Полагаю, к началу массового весеннего сева все это мы получим!
Помощник заведующего занес в кабинет на подносе два стакана горячего чая в серебряных подстаканниках, тарелку с баранками. Штейнгарт предложил перекусить. Пили чай, хрустели баранками. Затем перекурили, и беседа продолжилась.
- Добровольно переезжаете из города в станицу? – доверительно спросил Штейнгарт.
Можно было ответить: «А кто у меня спрашивал моего желания?» Но Тимофей Иванович понимал, что за такой ответ можно положить на стол партийный билет, поэтому ответил стандартно:
- Я – солдат партии! Сказали на бюро горкома: «Надо!», значит надо.
- В таком случае у меня вопросов больше нет! Получите в отделе механизации разнарядку на тракторы и сельхозмашины на 1933 год, передадите их директору МТС. Зайдите в бухгалтерию, там Вам подъемные полагаются! И в добрый путь!
Уже вечером Т. И. Мережко с Ростовского железнодорожного вокзала отбыл к новому месту работы.
Менее чем через год, в январе 1934 года А. М. Штейнгарт был избран первым секретарем Саратовского крайкома ВКП(б), а Т. И. Мережко – кандидатом в члены вновь образованного Северо-Кавказского крайкома ВКП(б) с центром в г. Пятигорске.
Несколько позднее, в ноябре 1934 года по решению пленума ЦК ВКП(б) политотделы машинно-тракторных станций были ликвидированы. В МТС учредили должности заместителей директора по политической части.
Т. И. Мережко, занимаясь с марта 1933 года политработой в Архонской МТС, изучал и накапливал опыт руководства сельскохозяйственным производством. Он проводил решения ЦК ВКП(б) в жизнь: очищал МТС от лодырей, рвачей, кулацких и вредительских элементов; организовывал борьбу «за здоровый трактор» и «за здорового коня»; улучшал культурно-бытовые условия трактористов, особенно в период массовых сельскохозяйственных кампаний; вел разъяснительную работу среди колхозников о необходимости сбора семян для сева; выбивал в краевых культурно-просветительских учреждениях кино, радио и книжные передвижки; налаживал работу местной печати и т. д.
В январе 1935 года в ходе административной реформы бюро Северо-Кавказского крайкома ВКП(б) рекомендовало Т. И. Мережко на должность секретаря Бурлацкого районного комитета партии.
Получив на руки выписку из постановления бюро, он с группой ответственных работников крайкома партии выехал в село Сотниковское – административный центр Бурлацкого района. В феврале 1935 года на организационной партийной конференции Т. И. Мережко был избран секретарем Бурлацкого РК ВКП(б).
В июле 1936 году бюро Северо-Кавказского крайкома партии наложило на тов. Мережко партийное взыскание – выговор, с формулировкой: «…За либеральное отношение к антипартийным выступлениям и не серьезное отношение к оформлению протокола».
С сентября 1936 года Т. И. Мережко по совместительству работал пропагандистом в районной партийной школе. Состоял на воинском учете: военнообязанный среднего командного политсостава, военный комиссар роты войск связи, воинское звание – красноармеец. О своем семейном положении Т. И. Мережко 9 января 1937 года при заполнении Личного листка по учету кадров писал: «…Женат: жена, двое детей».


КОРНИЕНКО ПАВЕЛ СТЕПАНОВИЧ
- СЕКРЕТАРЬ БУРЛАЦКОГО РАЙКОМА ВЛКСМ

Корниенко Павел Степанович родился в декабре 1911 года в крестьянской семье в станице Надежной Лабинского отдела Кубанской области. Станица Надежная была основана в апреле 1860 года в нагорной полосе Закубанского края. Казаки Кубанского войска поселились на берегу речки Малый Тегень, притоке горной реки Уруп. Первыми поселенцами стали: 3 офицерских чина, 77 линейных казаков и 224 нижних чина. Всего – 304 человека. Климат и местность оказались благоприятными для проживания, несения службы и ведения хозяйства: «…пахотных земель, покрытых слоем чернозема, достаточно, вода в изобилии и имеется строевой лес».
По сведениям Ставропольской епархии за 1911 год в станице Надежной к церковному приходу было приписано 7338 душ обоего пола. По данным Статистического комитета в станице в 1419 дворах числилось 9608 жителей. Надежнинское общество имело земли 25,1 тысяч десятин, в том числе леса и кустарников – 1500 десятин.
Расстояние от станицы Надежной до города Екатеринодара составляло 295 верст, до желдорстанции Невинномысской – 73, до станицы Спокойной – 6, до станицы Отрадной – 25 верст. Корреспонденция отправлялась через Спокойное почтовое отделение.
В 1877 году в станице Надежной была построена церковь деревянная, строительство которой обошлось в 25 тыс. рублей, освещенная в память Архангела Михаила. При церкви действовала приходская школа на 70 учеников, размещалась в собственном здании. В станице имелись Министерские училища: двухклассное муж¬ское и одноклассное женское.
Павел Корниенко с одиннадцати лет батрачил у кулаков станицы, в 1924 году поступил в школу крестьянской молодежи, учился в зимнее время. С августа 1927 года работал курьером и секретарем станичного Крестьянского комитета общественной взаимопомощи (ККОВ). В этом же году вступил в комсомол.
В 1928 году Павел Корниенко, окончив семилетку, поступил в Ростовский-на-Дону Коммунистический вуз на комсомольское отделение. В декабре 1930 года, получив дипломом обществоведа, по распределению комиссии выехал в станицу Отрадную Северо-Кавказского края, где два года работал в должности заведующего культурно-пропагандистским отделом Отрадненском райкома комсомола.
В сентябре 1931 года П. С. Корниенко вступил в ряды ВКП(б). С 1933 по 1934 годы возглавлял культурно-пропагандистский отдел в Ново-Александровском райкоме комсомола.
В июле 1934 года партийные органы направили его в Благодарненский район в село Алексеевское, где в марте начали организовывать Мирненскую машинно-тракторную станцию.
В политотделе МТС ему поручили комсомольскую и культурно-массовую работу среди молодежи. Можно смело сказать, что Корниенко стоял у истоков организации Мирненской машинно-тракторной станции.
К концу 1934 года Мирненская МТС имела в наличии 36 тракторов, общей мощностью 540 лошадиных сил, 8 комбайнов, 4 грузовых автомашины. МТС обслуживала колхозы сел Алексеевского, Мирного, хуторов Русского и Троицкого.
Колхозные дворы этих населенных пунктов, общей численностью – 2241, образовали 8 крупных коллективных хозяйств – колхозов, которые имели 18,8 тысяч га посевов зерновых, пропашных и кормовых культур.
В. М. Забелин в книге «Страницы Благодарненской истории» писал: «…Первыми трактористами Мирненской МТС были Ф. Логвинов, А. Мальцев, В. Савин, М. Коваленко и С. Гаврильцов».
В селе Алексеевском П. С. Корниенко долго работать не довелось, уже в январе 1935 года он вошел в состав организационного бюро по созданию Бурлацкого района.
В феврале в селе Сотниковском на 1-й Бурлацкой районной комсомольской конференции делегаты избрали Корниенко Павла Степановича первым секретарем райкома комсомола.


ЧАЛЫЙ ТРОФИМ АНДРЕЕВИЧ – ЗАВЕДУЮЩИЙ
РАЙОННЫМ ЗЕМЕЛЬНЫМ ОТДЕЛОМ

Чалый Трофим Андреевич родился 27 апреля 1903 года в селе Казгулак Благодарненского уезда Ставропольской губернии, ныне – село Казгулак Петровского района Ставропольского края.
Родители его были не имущими, крестьяне-бедняки. До революции Трофим жил на иждивении матери – Анны Яковлевны, отца не помнил. Образование получил в сельской школе, ходил на занятия три зимы. В гражданской войне в Красной и Белой армиях он участия не принимал по причине малого возраста, тогда ему было всего 15-16 лет, поэтому мобилизации не подлежал.
Трофим был среднего роста, блондин. В 1922 году женился на Пелагее Михайловне. С помощью родственников и соседей молодожены построили саманную хату, занялись крестьянским трудом, прикупили сельхозинвентарь, завели хозяйство: корову, десяток овец и пару лошадей.
В годы коллективизации Трофим Чалый активно участвовал в колхозном строительстве, был выдвинут на руководящую работу. Работая председателем колхоза, проявил себя толковым организатором сельскохозяйственного производства, рачительным хозяином нового типа. В начале 1935 года, при организации в Северо-Кавказском крае сети новых районов, был назначен заведующим земельным отделом Бурлацкого района.
Т. А. Чалый вместе с партийно-хозяйственным активом района организовывал работу колхозов в 1935 году, их выживание в условиях засухи 1936 года и трудной зимовки общественного животноводства, особенно в первом квартале 1937 года.

Тревожно складывалась подготовка к весеннему севу. Главное Управление НКВД СССР направило 25 марта 1937 года в ЦК ВКП(б) спецсообщение «О недочетах в ходе подготовки к весеннему севу МТС и колхозов русских районов Северного Кавказа».
Из сообщения. Подготовка к весеннему севу в ряде русских районов Северо-Кавказского края проходит неудовлетворительно, особенно в Ставрополье, сильно пострадавшем от недорода. В большинстве МТС ремонт тракторов и сельскохозяйственного инвентаря затянулся. Из 107 МТС, имеющихся в русских районах края, закончили ремонт только 84. Качество ремонта низкое. В ряде случаев имеются крупные дефекты, требующие повторного ремонта тракторов.
Большинство МТС, в том числе: Левокумская, Нагутская, Новоселецкая, Туркменская, Наурская, Апанасенковская и Кевсалинская имеют незначительный запас горючего, которого хватит лишь на 10 рабочих дней.
План засыпки семенных фондов по русским районам выполнен всего на 76%. В ряде колхозов семян недостаточно, отпущенную же семенную ссуду хозяйства выбирают медленно. Засыпанные семена нередко низкого качества, засорены и имеют повышенную влажность. Очистка их и обмен на сортовые семена затягивается в Степновском, Шпаковском, Гофицком и Благодарненском районах.
Бурлацкий район. Хлопковые семена в колхозы, за исключением четырех, не завезены. Необходимо отметить также неподготовленность посевных площадей, ранее находившихся под хлопком, которые от прошлогодних стеблей не очищены. Посевные планы до колхозов не доведены, производственные планы не составлены и площади по бригадам и звеньям не закреплены.
Состояние тягла в районах Ставрополья неудовлетворительное. В большинстве колхозов грубых кормов недостаточно, концентратов нет совершенно. Лошади и быки к весенней посевной не готовятся, на откорм поставлена незначительная часть тягла. Большая часть лошадей ниже средней упитанности, совершенно истощенных более 4 тысяч голов. Такое положение с тяглом и кормами в колхозах Степновского, Бурлацкого, Старо-Марьевского, Шпаковского, Архангельского, Благодарненского и Невинномысского районов.
В начале 1937 года в Москве в партийных, государственных и хозяйственных органах пришли к единому мнению, что колхозы страны план зернопоставок предыдущего года провалили. 20 марта Совет Народных Комиссаров Союза ССР и Центральный Комитет ВКП(б) своим Постановлением сняли с колхозов и единоличных хозяйств по всем областям, краям и республикам недоимки, числящиеся за ними по зернопоставкам 1936 года.
4 апреля 1937 года Народный Комиссариат Юстиции СССР направил народным комиссарам юстиции союзных республик, прокурорам союзных и автономных республик, краев и областей циркуляр № 33 о прекращении следственных дел по невыполнению зернопоставок за 1936 год.
Из циркуляра: «…предложите всем следователям, прокурорам и судам Вашей республики:
1. Прекратить все следственные дела, связанные с обвинением граждан в невыполнении зернопоставок за 1936 г.
2. Прекратить все указанные выше дела, законченные следствием и направленные в суд с обвинительным заключением для слушания.
3. Дела о невыполнении зернопоставок за 1936 г., которые уже заслушаны судами и по которым вынесены обвинительные приговоры, подлежат прекращению в порядке частной амнистии, о чем мы одновременно с этим циркуляром входим в ЦИК Союза ССР».
Подписали: Народный Комиссар юстиции Союза ССР Крыленко. Прокурор Союза ССР Вышинский.
В августе 1937 года в Бурлацком районе начались массовые аресты граждан, в основном руководителей районного уровня, председателей колхозов, директоров МТС, специалистов сельского хозяйства, бывших кулаков, купцов, зажиточных крестьян.
Ждал ареста и Чалый Трофим Андреевич. Настал черед, пришли и за ним. Случилось это поздно вечером 29 сентября 1937 года.
Сотрудники Бурлацкого районного отдела НКВД предъявили Чалому постановление об аресте, произвели в доме обыск, заполнили анкету арестованного, доставили его в тюрьму села Благодарного соседнего Благодарненского района и поместили в камеру.
Из постановления об избрании меры пресечения и предъявлении обвинения: «…Село Сотниковское. 7 сентября 1937 г. Я, начальник Бурлацкого райотдела НКВД, младший лейтенант государственной безопасности Надточий, рассмотрев следственный материал по делу № 5021 и приняв во внимание, что гр. Чалый Трофим Андреевич рождения 1903 г., уроженец с. Казгулак Петровского района Орджоникидзевского края, житель с. Сотниковского Бурлацкого района, из крестьян бедняков, достаточно изобличается в том, что, будучи заведующим РайЗО, проводил контрреволюционную работу в районе вместе с другими лицами, обвиняется по данному делу».
Без кормильца осталась большая семья, шесть душ. Матери Трофима Андреевича – Анне Яковлевне исполнилось 58 лет, жене-домохозяйке Пелагее Михайловне – 32 года, сыну Ивану – 14 лет, сыну Михаилу – 11 лет, дочке-школьнице Наталье – 9 лет, сыну Стефану – 6 лет.
На следующий день, 30 сентября 1937 года начальник РО НКВД Надточий, занятый множеством других уголовных дел, провел с подсудимым, гражданином Чалым короткую беседу, которую закончил словами:
- Допрашивать Вас нынче не будем. Предупреждаю, в Ваших интересах сознаться в участии в антисоветской организации, во вредительской работе. Посидите в камере, подумайте. Вот Вам бумага, карандаш, пишите! Когда сочтем нужным, вызовем…
В камере Т. А. Чалый сразу же взялся за работу. Аресты в районе только начались, суровые приговоры еще не выносились, поэтому, считая, что его задержание – нелепая ошибка, недоразумение, и раз уж следствию для пользы дела нужны его признания, он эти признания даст.
Писалось легко: «…Я арестован 29 сентября 1937 года за вредительство в районе. Считаю это правильным и считаю себя виновным во вредительстве в сельском хозяйстве. Заведующим Бурлацким районным земельным отделом я работал с 12 февраля 1935 по 22 сентября 1937 года. С перерывами замещал должность председателя Бурлацкого райисполкома. В своей практической работе я недостаточно боролся с классово чуждым элементом в колхозах района, передоверил дела специалистам районного земельного отдела, что привело к вредительству на отдельных участках и большим убыткам в колхозах.
Приведу несколько фактов вредительской работы. Посев озимой пшеницы в 1936 году в колхозах на площади в 1000 гектаров с неубранным хлопком, причем, без какой-либо подготовки почвы. Недобор зерна составил, по предварительным оценкам, 5000 центнеров зерна.
В Серафимовском колхозе имени Буденного по моему совету засеяли зябь, предназначенную под хлопок, зерновыми культурами. Мотив такой: нежелательно размещать хлопок в полях далеко от села. Хлопок посеяли по весновспашке, что привело к недобору ценной продукции, минимум в 200 центнеров хлопка.
Краевые власти на осень 1936 года и весну 1937 года увеличили Бурлацкому району план сева на 10 тысяч гектаров. Таких дополнительных площадей у нас не было. Я не поставил своевременно в Бурлацком райкоме партии и краевом земельном управлении вопрос о сокращении посевных площадей. Да и кто бы там меня слушал? Ведь план сева наверху уже рассмотрели и утвердили. Пришлось искать выход, по моему указанию распахали в колхозах 5 тысяч гектаров сенокосов и выпасов.
В Сотниковском колхозе «Пролетарская революция» при моем недосмотре специалисты райзо Санин Иван Денисович и Салащенко организовали ночной сев озимых, что привело к плохому качеству сева. Причем, по вине старшего агронома земельного отдела Санина план осеннего сева колхозам доводили дважды. Все это происходило на глазах у меня и я, как заведующий  райзо, никаких мер не принял. Осенняя посевная кампания задержана из-за неподготовленности семян. Разве я не отвечаю за эти безобразия? Я должен за эти факты понести серьезную кару пролетарского суда. О вредительской организации, контрреволюционной группе в районе мне ничего неизвестно. Что-либо сказать по этому вопросу не могу. Руководителей вредительских организаций и групп не знаю. Я ни в каких контрреволюционных организациях не состоял и связи с ними не имел…»
30 сентября во второй половине дня Т. А. Чалого привели в кабинет к начальнику районного отдела НКВД. Наскоро просмотрев текст написанного показания, Надточий сделал вывод:
- Вижу, Трофим Андреевич, Вы меня правильно поняли! Но не до конца. Как же Вы не знаете руководителя антисоветской группы?
- Не слышал я о такой группе в нашем районе. А если она и есть, то ее руководители мне неизвестны.
Разговор в кабинете шел без ведения протокола.
- Тогда задаю наводящий вопрос, простой, как таблица умножения, - усмехнулся Надточий. – Кто в нашем районе первый секретарь райкома партии?
Чалый раздумывал, медлил.
- Ну? – прервал его молчание Надточий.
- Первый секретарь у нас Мережко Тимофей Иванович? Ну и что? – теперь уже вопрос задал Трофим Андреевич.
- Как что? Раз уж Мережко в нашем районе главный, первый секретарь райкома партии, следовательно, он и есть руководитель вредительской группы!
- Не может такого быть! – уверенно сказал Чалый.
- А Вы хорошо подумайте! Очень хорошо! Вы же лично не хотите быть руководителем преступной группы? Значит, им должен быть кто-то другой. И Вы поможете нам его установить!
Т. А. Чалого увели в камеру.
Основательно подумав, взвесив все «за» и «против», он начал излагать показания на бумаге: «…Мне известны некоторые негативные факты из деятельности секретаря райкома ВКП(б) Т. И. Мережко. Во время работы в Бурлацком районе он выдвигал на руководящую работу людей, которые провалили работу в низах. Он считал незаменимыми кадрами следующих товарищей, коммунистов: Макруху, Каторгина, Дмитриева, Носова.
Мережко окружил себя людьми случайными в партии, обиженными на советскую власть. Среди его приближенных были: Панченко, Корниенко, Шакин, Локтионов, Тыль, Крищенко, Воронкин, Смелов, Харичев и другие.
Когда работники районного отдела НКВД пытались привлечь этих людей к ответственности, то первый секретарь райкома партии их защищал, уводил от ответственности, мешал вести следствие.
На должность редактора районной газеты «Сталинский путь» Мережко поставил Панченко, который развалил работу редакции. Лично редактор работы никакой не вел, был у Марченко, как адъютант. К тому же, он растранжирил деньги, собранные с сотрудников редакции и типографии по подписке на Государственный заем. Работники типографии заявили, что подписываться не будут, так как деньги идут в карман Панченко! Произошел крупный скандал, Панченко с работы сняли.
Осенью 1936 года новым редактором районной газеты назначили немца Юстуса Александра Петровича, 1888 года рождения, уроженца села Фишер (ныне Красная Поляна Марксовского района Саратовской области). Он состоял в партии ВКП(б), имел неполное среднее образование, по слухам – до 1919 года находился в Германии в плену.
Мережко и Юстус сдружились, так как районная газета являлась органом райкома партии и райисполкома. Они вместе, используя газету, как грозное оружие, путем критики, шельмования хороших работников, уничтожали лучшие кадры района, и в первую очередь – коммунистов.
Бывая в колхозах, Юстус вмешивался в хозяйственные дела. В одном из колхозов Сотниковского сельсовета во время прополочной кампании он проводил дезориентацию колхозников, убеждая их, что полоть пшеницу совсем не обязательно. В результате несколько бригад прекратили вести уход за посевами озимой пшеницы.
Редактор Юстус допускал грубейшие ошибки на страницах газеты. Как-то в одной из статей редакция исказила фамилию товарища Сталина. В другой статье Героя Советского Союза Мазурука назвали «Мазуриком». Систематически публиковались клеветнические наветы на председателей и специалистов колхозов. А когда общественность, первичные парторганизации выступили против оголтелых действий редакции районной газеты, Мережко на заседаниях бюро райкома партии защищал Юстуса.
Мережко имел контакты с троцкистом Ивлевым. Об этом стало известно в Крайкоме ВКП(б), но там нашлись люди, председатель крайисполкома Пивоваров и секретарь крайкома партии Рябоконь, которые его защитили. Но Пивоваров и Рябоконь сейчас разоблачены, как враги народа, и теперь уже они Мережко не спасут от ответственности.
За два года работы Мережко в районе на бюро райкома партии не обсуждались вопросы состояния дел в животноводстве, хотя дело с этим обстоит плохо. Я неоднократно лично просил первого секретаря обратить на животноводство внимание, но он уклонялся от рассмотрения этой проблемы.
Мережко вмешивался в технологические процессы в растениеводстве. Так, в Довсунском колхозе «Карл Либкнехт» осенью 1936 года он приказал посеять озимую пшеницу по предшественнику хлопку без предварительной обработки почвы.
В январе 1937 года Мережко задержал выдачу колхозникам района продовольственной ссуды, потому что он лично почти десять дней проверял все ведомости на выдачи ссуды. И вот, когда все эти факты сопоставляешь, приходишь к выводу, что Мережко и есть организатор всего вредительства в районе. Он поставил работу в районе таким образом, что только его указания и распоряжения законные, а предложения других руководителей и специалистов для него ничто, мелочь. Вот, что я могу сообщить по этому вопросу. 30 сентября 1937 г. Чалый».
Не секрет, сотрудники НКВД работали не только днем, но и вечерами, ночью. В этот же день Т. А. Чалого привели в кабинет Надточего около полуночи. Он прочитал написанный текст, объемом всего в две страницы, и возмутился:
- Гражданин Чалый, здесь так мало фактов вредительства секретаря Мережко, что и зацепится не за что? Фамилий названо много!  Это ничего не дает. Вы бы могли перечислить весь состав райкома партии и всех депутатов районного Совета. Где конкретика? Придется Вам здесь у меня в кабинете всю ночь работать! Так что, я Вам спокойной ночи не желаю. Пишите!
Надточий приказал конвоиру зайти в кабинет и всю ночь следить, чтобы Чалый не спал, а писал показания. Когда подойдет время смены караула, передать наблюдение за подследственным другому сотруднику. Сам же начальник районного отдела НКВД отбыл на отдых.
Чалый всю ночь вспоминал и писал, вспоминал и писал…
Конвоир его не беспокоил. Он то дремал, сидя на стуле, то выходил в коридор, перекурить и перекинуться словами с другими сотрудниками, бывшими на дежурстве в эту ночь.
Из показаний Чалого: «…Мережко установил незаконную, завышенную, противоречащую Уставу сельскохозяйственной артели заработную плату председателям колхозов и партийным организаторам. Я его распоряжению не подчинился, сделал запрос по этому вопросу в Народный комиссариат Земледелия СССР.
Пришло разъяснение, денежные дотации председателям и парторгам не платить. После чего, я потребовал обсудить вопрос на заседании бюро райкома партии и высокие зарплаты отменить. Мережко, усмехаясь, мне сказал:
- Что ты носишься со своим Наркомземом, как дурень со ступой? Второй секретарь Орджоникидзевского крайкома партии Рябоконь Владимир Иванович и заведующий сельхозотделом крайкома партии Дятлов Василий Федорович мне сказали: «Повышенную зарплату руководителям платить будем». Значит, платить будем! Запомни, как я сказал, так и будет!
Тогда я разослал в колхозы копию письма Наркомзема СССР и свое распоряжение о запрещении дополнительных выплат руководящему составу колхозов. Секретарю райкома партии Мережко сразу же донесли об этом.
Он вызвал меня к себе в кабинет и в присутствии председателя райисполкома Воронкина обругал нецензурными словами, а председателям колхозов на совещании дал указание: «Распоряжение Чалого не выполнять!»
Затем Трофим Андреевич описал роль секретаря Мережко в кадровой политике Бурлацкого райкома ВКП(б):
- Как известно: «Кадры – ключевое звено партийного руководства». Поэтому без согласования с первым секретарем Мережко ни на одну должность руководители колхозов, партийные работники, специалисты не назначались. Особенно Мережко опекал председателей колхозов. Даже если колхозники какого-то колхоза на собраниях требовали снять председателя сельхозартели, первый секретарь всячески этому препятствовал.
Считая редактора газеты «Сталинский путь» Юстуса Александра Петровича надежным человеком, Мережко часто посылал его для контроля и организации дел в колхозы Довсунского сельсовета. В конце 1936 года он командировал Юстуса для проведения собрания в колхозе имени Сталина. Председатель колхоза тов. Готфрид привел колхоз к развалу, колхозники потребовали снять его с должности и исключить из колхоза. Юстус, по заданию Мережко, провел собрание так умело, что Готфрида не только не исключили из колхоза, но и оставили при должности, избрав председателем ревизионной комиссии.
В одном из колхозов Довсунского сельсовета, колхозники решили сместить с поста председателя колхоза тов. Триоля, а выбрать своим руководителем коммуниста тов. Фусса. Даже когда колхоз был развален, когда общественный скот остался в зиму без кормов, Мережко не разрешил снять с работы Триоля.
Мережко запретил освободить от должности председателя колхоза Землина – троцкиста и разложившегося пьяницу. И только после передачи на него материалов в прокуратуру, Землина с должности сняли. Но районный прокурор тов. Тыль рассмотрение дела затянул, а за это время Землин из района сбежал.
Председатель колхоза «Пролетарская революция» Лымарь служил в белой армии, колхоз окончательно развалил, нанес хозяйству огромный экономический ущерб, посеяв более 400 га озимой пшеницы по полю со стеблями хлопка. Мережко не соглашался его заменить, и только потому, что я предлагал кандидатуру коммуниста, бригадира Ципоренко, окончившего курсы председателей колхозов. Мережко предлагал на должность председателя Ткачеву – хлопковода, члена колхозной ревизионной комиссии, которая не выходила из его квартиры, никакой работы в колхозе не вела.
Долго при должности председателя колхоза оставался Шалимов. О нем в районе шло много разговоров, как о пьянице, лодыре и вредителе, особенно во время уборки урожая 1936 года. И только когда Мережко был в отпуске, мне удалось провести партийную линию по увольнению с должностей Шалимова, Триоля и Лымаря. Все они осуждены за вредительство в своих колхозах.
Заведующим Бурлацким отделом народного образования работал Кулешов. Его часто видели в нетрезвом виде, поговаривали о его аморальном поведении. За развал работы школ райисполком освободил Кулешова от занимаемой должности. Мережко по какой-то причине на заседании райисполкома не присутствовал, а когда узнал об этом, то заявил:
- Без решения райкома партии Кулешова не смейте трогать!
Первичная партийная организация исключила Кулешова из партии, он прилюдно бросил на стол свой партийный билет. И после этого на заседании бюро райкома партии Мережко отстаивал его право быть в рядах партии, а при обмене документов, одному из первых, выдал Кулешову партийный билет. Только под нажимом отдельных членов бюро и рядовых коммунистов партийная комиссия перевела Кулешова из членов в кандидаты ВКП(б) и без наказания отпустила из района.
В период обмена партийных документов Мережко, по каким то своим личным соображениям, в первую очередь выдал новые билеты приближенным: Корниенко, Панченко, Дмитриеву, Землину, Макрухе, Локтионову, Шалимову, тем, кто был позднее разоблачен за антисоветскую деятельность и вредительство.
Инструктор райкома ВКП(б) Чапкий Алексей сидел все время исключительно в колхозах Довсун. А что мы там имеем? Сев озимой пшеницы по хлопку, по неподготовленной почве. Чапкий создал склоку среди коммунистов и комсомольцев. А Мережко считал его одним из честных, быстро поднимающим политическую грамотность и знания колхозников. Имея документы о том, что Чапкий из кулаков, Мережко при обмене документов выдал ему партийный билет и послал учиться в г. Пятигорск.
Очень часто честные коммунисты оставались без работы, а для жуликов и пьяниц Мережко работу находил быстро. Председателя Спасского колхоза «15 лет ОГПУ» тов. Носова правление сельхозартели освободило от должности за развал колхоза, а Мережко выдвинул его председателем сельпо, затем – председателем оргкомитета по созданию Бурлацкого Райпотребсоюза.
Носов тратил кооперативные деньги налево и направо, назначил себе зарплату в три оклада. Провалившего работу Носова, Мережко пересадил в кресло начальника узла связи, который своей некомпетентностью и технической безграмотностью вывел из строя связь райцентра с сельскими советами и колхозами. В период осеннего сева район был лишен связи полностью.
Имели место вопиющие факты политической близорукости и партийной беспринципности первого секретаря райкома партии. Когда заведующего партийным кабинетом тов. Локтионова исключили из партии, он еще месяц с согласия Мережко ходил в райком, и, представьте себе, помогал преподавателю истории в партийной школе повышенного типа тов. Захаровой готовить лекции. То есть, беспартийный Локтионов через Захарову учил коммунистов по какому пути развивать наше социалистическое хозяйство: по пути американскому или по пути прусскому.
Выступая с лекциями в колхозах Захарова разлагала колхозников. Она говорила:
- Какого черта Вы работаете в колхозах? Что Вы получите на трудодень? Да ничего, ведь урожая в этом году нет совсем!
Коммунисты перестали ходить на занятия в парткабинет и потребовали убрать из райкома партии Захарову и Локтионова! Мережко направил Локтионова уполномоченным по Государственному займу в колхозах, затем – инструктором в райисполком, а Захарову выпустил из района с партбилетом.
Еще один пример. В Сотниковском колхозе «Пролетарская революция» партийным организатором работал Дмитриев. Бюро райкома партии освободило его от должности за засоренность колхоза классово-чуждыми элементами. Однако Мережко не освобождал его до тех пор, пока Дмитриева не исключили из партии по требованию начальника районного отдела НКВД.
Мережко, явно с целью подрывной работы, рекомендовал на должность заведующего заготконторой райпотребсоюза Борисенко Никанора Иосифовича, зная, что он правый.
Я лично заявлял первому секретарю:
- Борисенко – троцкист! Он проводил в Серафимовском колхозе собрание, на котором выступил колхозник Слинько с выпадами против наших вождей. Борисенко его не разоблачил и промолчал на собрании.
Когда же этот вопрос обсуждался на заседании бюро райкома партии, Мережко увел Борисенко от партийной ответственности.

ВОРОНКИН – ПРЕДСЕДАТЕЛЬ
БУРЛАЦКОГО РАЙИСПОЛКОМА

1 октября 1937 года начальник Бурлацкого РО НКВД Надточий поинтересовался у Трофима Чалого деловыми и политическими качествами бывшего председателя райисполкома Воронкина.
Надточий задал вопрос вполне корректно и деликатно:
- Трофим Андреевич! Личные отношения у Вас с Воронкиным сложились? Вы дружили? Были у него дома или он у Вас? Дружили Вы семьями? Отмечали вместе праздники? Например, Новый год, Первомай и т. д. Если не желаете, можете не отвечать…
- На эти вопросы отвечать не желаю. Они затрагивают интересы моей семьи.
- Хорошо! Вашу семью в дело втягивать не будем. Вы работали под началом Воронкина, часто замещали его по должности, исполняли обязанности председателя райисполкома. Что это за человек? Предан ли он советской власти? Вы его уважали? Как к нему простой народ относился?
- Надо прямо сказать, Воронкин был во многих вопросах некомпетентен. А когда я ему подсказывал правильные решения, он к моим советам не прислушивался, упорно гнул свою линию. Как-то… – начал рассказ Чалый.
Надточий прервал его:
- Времени Вас выслушивать, у меня нет. Все изложите на бумаге. Сделайте упор на служебной деятельности Воронкина. Следствию это знать крайне необходимо.
Конвоир отвел Чалого в камеру, где он приступил к описанию деятельности бывшего председателя райисполкома.
Чалый писал: «…Как только Воронкин в начале 1935 года в составе организационного бюро приехал в Бурлацкий район, он начал укомплектовывать аппарат райисполкома кадрами, но не местными, а «варягами», лицами, приглашенными со стороны. Из Пятигорска привез ни кому неизвестного Петрова, ранее исключенного из партии, назначил его инструктором райисполкома. Петров стал ездить по сельским советам, находить мелкие недостатки в работе советских работников, раздувать их до больших масштабов, публиковать клеветнические статьи в районной газете. Началось шельмование председателя Бурлацкого сельсовета, коммуниста, награжденного орденом Красного Знамени, тов. Погорелова, затем – председателя Спасского сельсовета тов. Юхту. Факты, изложенные в газете, не подтвердились, а Петрова по просьбе редактора Юстуса перевели на работу в районную газету. Здесь он почувствовал себя в авторитете, при выезде в колхозы представлялся не иначе, как членом правительства. В селах организовывал вечеринки с выпивкой и исполнением контрреволюционных частушек. В конце концов, Петров понял, что перегибает палку, тайно сбежал из района.
На должность ответственного секретаря райисполкома Воронкин назначил Полибина, которого снимали с работы в других районах, как пьяницу и бездельника. Воронкин же сказал на бюро райкома партии, что Полибина ему рекомендовал председатель райисполкома Либкнехтовского района Яблонский Захар Прохорович, участник гражданской войны, кавалерист. Оказалось, Яблонский разоблачен, как враг народа! Долго Полибин не работал. Его сняли с должности за то, что он заявления стариков о предоставлении скидок на госплатежи, уже рассмотренные на заседании исполкома, запрятал в шкаф и больше месяца держал, старикам не отдавал.
Затем Воронкин привозит в село Сотниковское тов. Выхриста, назначает его инструктором райисполкома, вскоре рекомендует на должность заведующего районным отделом здравоохранения. А у Выхриста биография замарана, в 1933 году его исключили из партии за участие в саботаже на Кубани.
Под руководством Воронкина по Бурлацкому району было запроектировано строительство цементированных резервуаров, бассейнов для сбора и хранения воды. Причем в каждой бригаде по всем 19-ти колхозам. На первый взгляд, хорошее дело! Люди будут обеспечены питьевой водой. Талой и дождевой водой можно постирать и на приготовление бригадного обеда она сгодится. Но Воронкин допустил большой промах, он не посоветовался со специалистами, не изучил местность, не просчитал, будет ли вода поступать в бассейны, и сколько? Он, по рекомендации старшего агронома райзо Санина, вызвал из села Благодарного специалиста-мелиоратора Руденко, провез его по колхозам и сказал:
- Проектируйте бассейны вот на этих местах!
Мелиоратор проекты выполнил, крайисполком их утвердил. Воронкин вручил мне проекты и сказал:
- Давай, выполняй! Строй бассейны!
Я категорически отказался, мотивируя тем, что это пустая затея, бесполезная трата колхозных денег, которых-то в колхозах к тому же и не было! Возник острый конфликт. По этому поводу я докладывал в райком ВКП(б)».
Чалый задумался, задремал. Его, как одного из бывших руководителей района, сотрудники не контролировали, в камеру заглядывали лишь изредка. Разбудил его шум и грохот в тюремном коридоре, принесли обед. К тюремной баланде Чалый еще не привык, поэтому все не съел.
Затем он продолжил работать над показаниями на Воронкина:
«…На строительство кинотеатра в селе Сотниковском депутаты в районном бюджете предусмотрели 25 тысяч рублей. Воронкин распорядился средствами по-своему. Деньги ушли на ремонт здания райисполкома и его квартиры, покупку домашней обстановки, на содержание сверх штата пятерых сотрудников райисполкома, в том числе разъездного киномеханика. На следующий год на строительство кинотеатра выделили дополнительно еще 25 тысяч рублей, а здание по-прежнему стояло недостроенным. Тогда депутаты на сессии райсовета потребовали объяснений. Заведующий райфинотделом Рыжков, защищая председателя райисполкома, заявил депутатам: «На строительство кинотеатра «выкинули» большие деньги, 25 тысяч!» А это было форменным обманом. Воронкин 20 тысяч рублей истратил на приобретение киноаппаратуры и только 5 тысяч рублей – на строительство. Так же незаконно Воронкин и Рыжков потратили средства, выделенные из бюджета на строительство электростанции. Они срывали финансирование социальных учреждений: больницы, школ, клубов и изб-читален.
Рыжкова поддерживал секретарь райкома партии Мережко, считая его активным работником, за что получил из кассы райфинотдела 2000 рублей на ремонт помещений райкома и 1000 рублей на ремонт своей квартиры.
Воронкин к месту службы в село Сотниковское не переехал, жил в Пятигорске. В районе появлялся редко, свое отсутствие на рабочем месте объяснял длительными командировками, за что получал командировочные. Мережко знал, что Воронкин живет дома и получает командировочные, но мер не принял. И даже предоставил Воронкину отпуск, когда тот отработал всего три месяца.
При Воронкине сложилась порочная практика, когда заседания президиума райисполкома не проводились, а решения принимались методом опроса. Причем, члены президиума, порой, даже не читали решений, состряпанных в райисполкоме. Так, Воронкин проводит решение об утверждении бывшего заведующего райфинотделом Рыжкова своим заместителем, неделю назад снятого с должности за растрату государственных средств и пьянку. Кворума на заседании президиума не было. Присутствовали лишь Воронкин, Рыжков, Юстус и Полибин.
Другой пример. Воронкин фабрикует решение о кормозаготовках в районе. Записано: докладчик – агроном по кормозаготовкам Салащенко, присутствовали – заведующий райзо Чалый и другие. Ни я, ни Салащенко на заседании не присутствовали и об этом решении даже не слышали.
Воронкин приблизил к себе старшего агронома райзо Санина, предложил ему написать заявление о повышении зарплаты с 400 до 500 рублей. Санин заявление пишет, Воронкин отписывает мне: «К исполнению». Я отказываюсь платить, так как бюджет и штатное расписание уже утверждены на сессии райсовета. Снова скандал, разборки, нездоровые отношения…
К тому же, Воронкин вмешивался в работу колхозов. Когда Сотниковский колхоз «Красный Восток» отстал с прополкой озимой пшеницы, он дал мне указание:
- Сними людей со всех Сотниковских колхозов и отправь их в «Красный Восток». Возьмем этот колхоз на буксир!
Я возражал:
- Пока ни один колхоз прополку не закончил. К тому же это явное нарушение Устава сельхозартели.
Воронкин настаивал:
- Я пообещал помочь «Красному Востоку»! Меньше разговаривай, выполняй!
Мне ничего не оставалось делать, как написать заявление на бюро райкома партии о самоуправстве председателя райисполкома. Его персональное дело рассматривали на партийном собрании. Редактор районной газеты Юстус своего друга Воронкина защищал:
- Это склока! Воронкин – деятельный человек! Такого советского работника, днем с огнем не найти. Неправильно, что его сняли с должности председателя райисполкома. Надо уезжать из этого района. Здесь угробят любого, даже самого лучшего работника.
Новым председателем райисполкома избрали Демина. Большими успехами в работе он не отличился, запустил советскую работу в низах, помощи председателям сельских Советов не оказывал. Со своими приближенными Харичевым и Смеловым часто выезжал на охоту в Буденновский район, организовывал попойки».
Несколько дней сотрудники районного отдела НКВД Т. А. Чалого на беседы не вызывали. Он уже втянулся в строгий тюремный режим. Группу арестованных в течение трех дней выводили на сельхозработы, рубить капусту в Благодарненском колхозе «Ударник полей». В эти дни заключенных даже кормили в колхозной бригаде наваристым борщем со свининой и перловой кашей. Естественно, в эти дни Чалый показания не писал. Однажды его на сельхозработы не вывели, а отконвоировали в кабинет следователей. Беседу с ним проводил начальник райотдела НКВД Надточий. Говорил он в спокойном тоне, ведь речь шла о нем лично:
- Некоторые задержанные дают показания, что Воронкин и другие товарищи клеветали на сотрудников госбезопасности, отдела НКВД и на меня. Что Вам известно?
- От Воронкина я таких разговоров не слышал! А вот другие товарищи пытались дискредитировать работу отдела НКВД, - начал отвечать Чалый.
- Это кто ж такой смелый?
- Редактор районки Юстус проводил агитацию против Вас лично. Вот его слова: «Надточего закрепили для контроля за Сотниковской МТС, а там непорядок с ремонтом тракторов и отставание с весенним севом. Что у него глаз нет? Почему мер не принимает к вредителям?» Директор Бурлацкой МТС Парнис, выступая на партийном собрании, всю вину за недостатки в Сотниковской МТС свалил на Вас. Парнис в районе человек новый, он является выдвиженцем директора Георгиевской МТС Зюзина, ныне арестованного органами НКВД. А Зюзин является другом и ставленником начальника краевого земельного управления Бояра, который его неоднократно премировал. Считаю, что Парнис клеветал на органы НКВД по указанию Юстуса и Воронкина.



САНИН ИВАН ДЕНИСОВИЧ
- СТАРШИЙ АГРОНОМ РАЙЗЕМОТДЕЛА

Санин Иван Денисович родился в 1902 году в станице Казанской на Кубани, образование получил среднее, по специальности – агроном, беспартийный. В 1927 году управление земельного отдела Северо-Кавказского края направило двадцатипятилетнего молодого специалиста Ивана Санина в Благодарненсий район Ставропольского округа на должность агронома по кормопроизводству.
Работать в районе было сложно, в 1932-1933 годах Ставрополье подвергалось жесточайшей засухе, не выполнялись поставки хлеба в закрома Родины, народ голодал. Из-за недостатка кормов пришло в упадок животноводство. Некоторые хозяйственные упущения в работе колхозов засчитывали агроному Санину, как провалы в работе по кормозаготовкам.
Так, в 1932 году в Бурлацком колхозе «Красный Бурлак» для кормления скоту заложили силос с пасленовыми ядовитыми сорными растениями. Как результат, от скармливания лошадям такого силоса пало несколько голов.
Агроном по кормопроизводству Санин должен был защищать выпаса от распашки. Однако у него сложилось сугубо свое мнение, что летом скот можно накормить чем угодно, а следует больше кормов припасать на зимовку. Поэтому, он распахивал все что можно, засевал участки сеяными травами для заготовки сена и пропашными культурами – на силос. В 1933-1934 годах в Сотниковских колхозах «Красный Восток» и имени Тучина распахали почти все выгоны, даже индивидуальный скот колхозников негде было пасти.
В 1934 году в Серафимовском колхозе имени Буденного из за недосмотра со стороны Санина, заложили в сушилку коробочки хлопка с повышенной влажностью. Произошло самовозгорание сырой продукции, хлопкосушилка сгорела.
При организации в январе 1935 года нового Бурлацкого района Санина назначили старшим агрономом районного земельного отдела. Первый секретарь райкома партии Мережко, не имея знаний в области земледелия, часто обращался к опыту старшего агронома райзо Санина. Они вместе на машине земельного отдела ездили по колхозам. Зачастую Мережко поручал беспартийному Санину выступать с докладами на заседаниях бюро райкома партии.
Как правило, на совещания по проблемам земледелия Мережко приглашал в райком партии не председателей колхозов, а старших агрономов. Об этих совещаниях не ставился в известность заведующий райзо Чалый. После этих советов в райкоме партии Санин вел себя уверенно, порой вызывающе. Он говорил своему непосредственному начальнику Чалому:
- А что я с Вами буду согласовывать вопрос? Уже получены санкции от первого секретаря райкома партии Мережко!
Полевые севообороты в колхозах, вошедших в состав Бурлацкого района, были составлены до организации района, поэтому перерабатывать их не стали. Району прирезали от соседних четырех совхозов: Ставропольского зерносовхоза Зернотреста, «Большевистская искра» и мясомолочного совхоза «Благодарненский» Скотоводтреста, «Красный Маныч» Овцетреста – 15100 гектаров сельхозугодий.
Но эти земли, предназначенные в основном для сенокоса, выпаса овец и скота, достались не всем колхозам, а тем, которые примыкали своими территориями к совхозам. Перераспределить эту землю между всеми колхозами на начальном этапе не удалось, так как Устав сельхозартели запрещал отрезать от одного колхоза земельные участки и передавать их во владение другому.
Чтобы как-то сгладить несправедливое распределение прирезанной району земли, некоторым колхозам выделили участки для выпасов и сенокосов, при этом не удалось избежать чересполосицы. Сотниковский колхоз имени Тучина, Спасский колхоз «15 лет ОГПУ», Довсунские колхозы «Карл Либкнехт», имени Ленина, имени Сталина, «Фридрих Энгельс» и «Роза Люксембург» получили участки от 200 до 1500 га на значительном расстоянии от основных массивов, что создавало большие неудобства и перерасход средств на транспортные расходы при ведении хозяйственной деятельности.
Известен термин: «Агроном – технолог производства». Но, кто только не желал дать ценные указания агроному во время уборки урожая? Тут Вам и работники райкома партии, и райисполкома, и прикомандированные уполномоченные других «высокостоящих» организаций…
В 1936 году Санин контролировал ход уборки зерновых комбайнерами Сотниковской МТС на территории колхоза «Пролетарская революция». Он увидел, что большая часть пшеницы была повреждена пилильщиком и ее стебли лежали на земле, комбайны при  косовице и обмолоте хлеба допускали большой брак. Выход был один, перегнать комбайны на другое поле, а этот участок скосить конными косилками и упавшие стебли сгрести конными граблями. Санин дал соответствующее распоряжение председателю колхоза Землину и парторгу Дмитриеву на изменение технологии уборочных работ. После ареста Санина 18 сентября 1937 года, некоторые свидетели показали, что «…старший агроном Санин, троцкисты Землин и Дмитриев провели вредительскую работу среди колхозников, настроив их против технического прогресса – комбайновой уборки зерновых».
Санин, как районный агроном, должен был держать под контролем семенные участки, особенно те, на которых выращивали основную культуру – озимую пшеницу. Однако он особого внимания семенникам не уделял. Сортовая прополка проводилась не везде, зерно с семенных участков отдельно не складировалось, его очистка и доработка до нужных кондицией, откладывалась на осень. На заседании райисполкома, где заслушали отчет Санина, он не смог назвать поля, на которых в районе размещались семенники.
Когда в 1936 году была дана команда начинать сев озимых с 3 сентября, не более пяти колхозов из 19-ти имели очищенные и протравленные семена. Санин начал перераспределять семена между колхозами, проводить обменные операции. Но агрономы колхозов, имеющих семена, не желали делиться ими с соседями. Агроном Сотниковского колхоза «Пролетарская революция» по распоряжению Санина выехал в колхоз «Красный Восток» за семенами. Но качественных сортовых семян 1 класса там не дали, а предложили рядовое зерно из под веялки. Пришлось Санину переделывать разнарядку и отпускать семена из другого колхоза.
Часть семян удалось получить с Благодарненского элеватора в обмен на товарное зерно. Семена имели сертификат, в которых элеватор умышленно указал, что они обработаны от пыльной головни, без указания фактического процента заражения. Уже после того, как озимой пшеницы «Ставрополка» посеяли более 500 га, Санин выехал на элеватор для уточнения заражения семян пыльной головней. Оказалось, семена озимой пшеницы заражены головней на 1,1 процент.
Некоторые колхозы, не имея в достаточном количестве семенного материала, начали сев рядовым зерном, порой имеющим всхожесть не более 80 процентов. Естественно, эти факты стали известны районному руководству. Санина на заседании райисполкома резко критиковали за упущения по подготовке семян и объявили ему выговор.
Старший агроном райзо Санин был против частого рыхления почвы, он доказывал, что лучше всего избегать лишней обработки почвы перед посевом. И эта теория проведена им в жизнь осенью 1936 года. В целях сокращения количества обработок почвы, он исключил лущение стерни из технологических карт по выращиванию сельскохозяйственных культур. Хотя вышестоящие органы рекомендовали лущение стерни проводить в обязательном порядке.
Так, в августе 1936 года в городе Пятигорске состоялось краевое совещание по вопросам земледелия, в котором приняли участие секретари райкомов ВКП(б), председатели райисполкомов, заведующие и специалисты райземотделов, директора МТС, председатели колхозов. Ставилась задача: в целях борьбы с вредителями и болезнями растений на всех полях провести лущение стерни, затем пахоту на 22-25 сантиметров. Санин участвовал в работе краевого совещания, знал о поставленных задачах, знал о том, что вредителей на полях развелось сверх меры, однако он запретил старшим агрономам МТС проводить лущевку.
В большинстве колхозов Бурлацкого района посев озимой пшеницы по полупару провели без лущения стерни. В результате колхозники Довсунских колхозов «Карл Либкнехт», «Роза Люксембург», «Фридрих Энгельс», Сотниковского колхоза «Красный Восток», Серафимовского колхоза «Красный луч», Спасского колхоза «Авангард» затратили много ручного труда на прополку озимых. С сорняками удалось справиться. Однако, на многих полях размножился вредитель «пилильщик», который «спилил стебли пшеницы», не ожидая ее полного созревания. Значительная часть урожая была потеряна.
В марте 1937 года, накануне весенне-полевых работ, по инициативе Бурлацкого районного комитета ВКП(б) в селе Сотниковском состоялась районная агрономическая конференция. На конференции с докладом выступил старший агроном райзо И. Д. Санин, затем состоялся обмен мнениями по проблемам проведения полевых работ, принято обращение ко всем труженикам района и утверждены «Агроправила». Но по вине работников райисполкома «Агроправила», которые должны быть доведены до каждого агронома, полевода, механизатора и рядового колхозника, не отпечатали и не разослали в колхозы и МТС.
Весной 1937 года в Сотниковском колхозе «Пролетарская революция» Санин организовал ночной сев, пообещав трактористам обеспечить пахотные агрегаты фонарями. Но слова своего он не сдержал, фонари трактористам не привез, они начали сеять без освещения, наделали много огрехов, пропусков и ночной сев прекратили. Сколько было засеяно гектаров с браком, сразу установить не удалось. Зато, когда появились всходы озимых, вид поля вызывал стыд и у тех, кто заставлял сеять, и у тех, кто сеял.
Старший агроном Санин был причастен к облесению Бурлацкого района. Об этом в 1937 году писал Т. А. Чалый: «…В 1931 году в Москве состоялась Всесоюзная конференция по борьбе с засухой. По рекомендациям ученых в 1932 году были заложены первые лесозащитные полосы на территории Благодарненского района. Проектированием размещения лесополос в районе занимался инженер-лесомелиоратор тов. Денисенко.
О громадной роли лесов и лесозащитных полос для получения высоких урожаев зерновых на XVII съезда ВКП(б), проходившем в Москве с 26 января по 10 февраля 1934 года, говорил Сталин. Так что, когда из Благодарненского района в 1935 году выделили Бурлацкий район, мне пришлось заниматься этой работой всерьез.
Мы пригласили группу специалистов по лесопосадкам из города Пятигорска для согласования агролесомелиоративных работ. По району группу сопровождал Санин. Специалисты объехали все колхозы, ознакомились с площадями в натуре, согласовали объемы работ с председателями колхозов и директорами МТС. Только после этого лесомелиораторы нанесли на карту землепользования района схемы лесных полос. Как, правило, они являлись продолжением полос, посаженых в 1932-1933 годах. Проект насаждения лесополос, разработанный группой специалистов-мелиораторов, мы утвердили на заседании президиума райисполкома, а затем старший агроном Санин возил его в краевую комиссию для утверждения.
В 1936 году государство открыло кредит колхозам на посадку лесополос, по разнарядкам отпустило из государственных лесопитомников посадочный материал. Эту работу в районе организовывал И. Д. Санин, он утрясал возникающие разногласия между МТС и колхозами.
Надо сказать, что проект лесонасаждений оказался вредительским, так как при его разработке не учитывалась роза ветров на территории Бурлацкого района. По многолетним наблюдениям господствующие ветры в Бурлацком районе северо-восточные и частично восточные. Следовательно, для защиты от этих ветров лесополосы необходимо было размещать с северо-запада на юго-восток. Мы же насадили защитные полосы с севера на юг, в результате чего большого эффекта лесополосы в ряде мест не дали. И все же Бурлацкий райком партии и райисполком жестко контролировали выполнение плана по лесопосадкам и добились его выполнения каждым колхозом».


ДИРЕКТОР СЕРАФИМОВСКОЙ МТС ШЕПИЛОВ

Как известно, в 30-е годы колхозы своих тракторов и сельскохозяйственных машин не имели. Все механизированные работы в полеводческих бригадах колхозов выполнялись силами МТС. Таким образом, на полях хозяйств существовало двоевластие: с одной стороны – колхозный бригадир или полевод, который отвечал за производства зерна и кормов по своей бригаде, но не имел для этого техники; с другой стороны – бригадир механизированной бригады МТС, который имел тракторы и набор сельхозинвентаря, организовывал пахоту, культивацию, сев и так далее. В ходе выполнения рабочего плана проведения той или иной сельскохозяйственной кампании допускалось много случаев нарушения технологии производства работ. Но виновных в допущенном браке найти было очень сложно. Получалось, как в пословице: «У семерых нянек, дитя без глазу».
Серафимовскую МТС возглавлял тов. Шепилов. Весной 1937 года в колхозе «Красный луч» для ускорения работ перепашку паров проводили без боронования. Естественно, в этом случае драгоценная влага из почвы улетучивалась в считанные часы. Заслушали вопрос на заседании совета МТС. Директор Шепилов и старший агроном МТС Павлов знали о перепашке паров без борон, но выкрутились из ситуации. Павлов на совете заявил:
- Мы ни при чем! Бороны отцепить приказал колхозный полевод. Он решил, что без боронования не будут расти сорняки!
Уборка урожая 1937 года в колхозах, которые обслуживала Серафимовская МТС, проводилась довольно неорганизованно. Комбайн «Сталинец» комбайнера Ревты уже был полностью подготовлен к работе. На закрепленном за ним участке созрела пшеница, но Ревту продержали четыре дня на полевом стане, не включая в уборку. Затем его обязали гнать комбайн на другое поле, до которого 9 километров. Оказалось, на поле пшеница не созрела. Пришлось комбайн перегонять назад.
Комбайнер Медвецкий в первые дни уборки давал рекордную выработку, до 47 га за световой день. Но отгрузку намолоченного зерна колхоз организовал плохо, подвод не хватало. Комбайн Медвецкого больше простаивал, чем молотил. Затем на комбайне случилась поломка, полетел один из валиков. Причину поломки механики не установили, ставили новые валики, они снова ломались.
Из-за несогласованных действий руководства МТС и колхозов зерноуборочные комбайны переставлялись из одного колхоза в другой по несколько раз. Причем, комбайны не были отрегулированы, допускали большие потери колосьев и зерна, часто ломались, простаивали по два-три дня. К концу уборки почти все комбайны вышли из строя. На помощь пришли соседи, уборку урожая в колхозах Серафимовского сельсовета завершали комбайнеры Бурлацкой МТС.
Директор МТС Шепилов и старший механик Федотов взялись помочь колхозам подготовить семена к осеннему севу. Они сняли с обмолота пшеницы две молотилки, механики МТС 15 дней пытались приспособить их под очистку зерна, ничего не смогли сделать, ни одного центнера зерна не очистили. Тогда решили для доведения зерна до семенных кондиций приспособить комбайны. Из этой затеи также ничего не вышло. Остался последний вариант, запустить в работу триера, которые работали очень медленно. Так что, для осеннего сева семян не было. Сеять начали с 10-12 сентября 1937 года, на неделю позже рекомендованных учеными сроков сева для зоны северо-востока Орджоникидзевского края.
Накануне осеннего сева старший механик Серафимовской машинно-тракторной станции Федотов докладывал директору МТС Шепилову о состоянии подготовки к осенней кампании тракторного парка и сельхозмашин:
- В целом обстановка нормальная. А вот 7 тракторов марки «Универсал» в работу не запустим, на складах снабжающих организаций отсутствуют запасные части.
Шепилов:
- Поищите запчасти в Благодарненской и Бурлацкой МТС.
- Уже искали. Посылали снабженцев в Пятигорск, Буденновск, село Благодарное. Везде полки запчастей по этой группе тракторов пусты.
- Так разберите три трактора на запчасти, а четыре трактора восстановите. С паршивой овцы, хоть шерсти клок! – предложил решение Шепилов.
- Не получится! – опроверг предложение директора Федотов. – Прокуратура, как узнает, сразу возбудит уголовное дело за разукомплектование техники… А у меня дети!
- Какой же выход?
- Выход один, официально списать тракторы по актам, разобрать их и сдать в металлолом.
Шепилов обратился к старшему агроному МТС Павлову:
- Без семи тракторов обойдемся? Уложимся в рекомендуемые агротехнические сроки?
Павлов полистал пухлую папку с бумагами, рабочими планами проведения осеннего сева по каждому колхозу и в целом по МТС, подумав, сказал:
- Трудно будет! Я расчет рабочего плана сделаю без «Универсалов», а дальше, как районная комиссия на это посмотрит?
- Хорошо, составляй рабочий план сева без этой рухляди! Или боишься? На детей сошлешься, как Федотов? – спросил Шепилов.
- Дети есть! Не в том дело. Ремонтники все равно не успеют тракторы подготовить к севу. Я включу их в рабочий план, а они будут в мастерской стоять. С меня потом спросят за липовый план.
Рабочий план осеннего сева Павлов составил без неисправных тракторов. Но вскоре на заседании совета Серафимовской МТС это стало известно заведующему Бурлацким райзо Чалому. Шепилова позвали на заседание райисполкома и «влепили» ему за срыв подготовки тракторов к севу строгий выговор, предложили лично ему и старшему механику Федотову выехать на краевой склад ГУТАП и поискать там запасные части.
Сев озимых зерновых колхозы Серафимовского сельсовета в 1937 году затянули. На отдельных полях сеяли пшеницу по плохому предшественнику – полям, освободившимся после уборки хлопка. В колхозе «Красный луч» агрономы Павлов и Яновский дали указание проводить сев без предпосевной культивации.
Павлов говорил трактористам:
- Для чего культивировать, солярку жечь? Земля рыхлая!
В результате, в мае-июне 1938 года на площади в 200 га сорняки забили культурные растения, пришлось скосить участок на сено.


ПОКАЗАНИЯ НА НЕКОТОРЫХ УЧАСТНИКОВ
БУРЛАЦКОГО ДЕЛА

В Бурлацком районе органы НКВД начали арестовывать советских граждан, предъявляя им обвинения по 58-й Статье, в 1936 году. Особенно много руководителей, специалистов и рядовых граждан было арестовано во втором полугодии 1937 года. Счет велся на сотни. Продолжались аресты и в 1938 году. Граждане обвинялись в антисоветской деятельности, участии в контрреволюционных организациях, агитации против хозяйственных и политических кампаний советской власти, во вредительстве в различных отраслях народного хозяйства.
Под давлением следствия и анонимных доносов многие руководители, специалисты, партийные работники, служащие и колхозники соглашались с выдвинутыми в их адрес обвинениями, давали показания на своих вышестоящих начальников, товарищей по работе, соседей и т. д. В результате, на всех, кто попадал в застенки НКВД, заводились следственные дела. Таким образом, на задержанных граждан формировалось досье, в котором не было места положительным характеристикам. Приведем несколько характеристик личностей Бурлацкого района из следственных дел райотдела НКВД.
Районный прокурор Тыль и его заместитель Швыдко необоснованно затягивали рассмотрение уголовных дел, тем самым снимали остроту процессов. За сокрытие от учета зерна, его порчу в Бурлацком колхозе имени Ширяева, в Спасском – «Авангард», в Серафимовском – «Красный Луч» и Довсунском – имени Ленина виновные лица были осуждены, когда об этих преступлениях уже все колхозники забыли. Тыль и Швыдко упустили из района без наказания троцкистов Помазанова, Землина, Макруху и других.
Крищенко – начальник Бурлацкого районного отдела милиции не смог оперативно раскрыть вредительское дело, которым занимался ветеринарный врач Бурлацкого райзо Яковлев. Большой падеж конематок в ряде хозяйств Яковлев объяснял инфекцией, а профилактических мер не принимал.
Расследование падежа лошадей в Довсунском колхозе «Карл Либкнехт» было поручено райисполкомом начальнику милиции района Крищенко и заместителю прокурора Швыдко. Вели они расследование и по гибели 12 лошадей от скармливания им некачественного силоса в колхозе «Карл Маркс». Крищено и Швыдко не довели следствие до конца, виновных не выявили. Без наказания остался и председатель колхоза имени Карла Маркса тов. Швайгерт, который после уезда из колхоза проверяющих заставил работников конефермы кормить лошадей тем же силосом.
Яковлев, работая в должности старшего ветврача Бурлацкого райзо, всегда старался скрыть истинное состояние дел в животноводстве, утаивал падеж поголовья скота, овец, лошадей. Если ему задавали вопрос: «Как дела с сохранностью поголовья?», он отвечал:
- Идет на улучшение! Вчера падеж скота по району на 8 голов меньше, чем позавчера! Стараемся падеж не допускать!
- Как это?
- Делаем вынужденную прирезку, мясо направляем в переработку – на колбасу! А это уже не падеж.
В 1936 году на колхозных фермах и частных подворьях Бурлацкого района возникали вспышки заболевания животных пироплазмозом. Источником заболевания являлись переносчики – иксодовые клещи. В 1937 году этого заболевания удалось избежать, и не благодаря усилиям ветеринарной службы района, а в результате постройки во всех колхозах противоклещевых ванн и купки в них в специальном растворе всего поголовья животных, как колхозного, так и единоличного. Если в Сотниковском колхозе «Сельмаш» в 1936 году пироплазмозом заболело 300 голов, из которых третья часть пала или прирезана, то в 1937 году не выявлено ни одного заболевания.
В 1937 году животноводческие фермы района охватила эпидемия желтухи. На фермах Сотниковских колхозов «Красный Восток», «Пролетарская революция» и имени Тучина начался массовый падеж скота. Из краевой ветстанции прибыла группа специалистов для изучения болезни и выработки методов лечения. Яковлев отказался с ними сотрудничать, заявляя:
- Они не помогать приехали, а меня подсиживать, искать недостатки. Пусть уезжают, не мешают мне работать. Сами справимся!
Макруха – парторг Сотниковского колхоза «Сельмаш» не занимался воспитательной работой в коллективе, игнорировал Стахановское движение, не развернул среди колхозников социалистическое соревнование за достижение наивысших достижений, организовывал гонение на стахановцев, срезал с них трудодни, зажимал критику в колхозе. Он разбазаривал колхозное имущество: лучших коров, получаемых для фермы, раздавал направо и налево. Макруха неоднократно уличался в пьянстве и самоснабжении, чем вызывал недовольство колхозников против партии и советской власти.
Каторгин – заместитель директора по политчасти Сотниковской МТС считал интересы машинно-тракторной станции выше интересов колхозов. Он часто превышал свои полномочия, пытался за директора МТС решать хозяйственные вопросы, чем дискредитировал директора. На работу в МТС приглашал со стороны своих людей, развел в коллективе подхалимство, пьянство. Как результат, зимний ремонт 1936 года по Сотниковской МТС был сорван.
Корниенко Павел Степанович, 1912 года рождения, уроженец станицы Надежной Азово-Черноморского края, образование среднее, в 1935 году был избран секретарем Бурлацкого районного комитета ВЛКСМ, проживал в селе Сотниковском. Следствие установило, что Корниенко создал троцкистские группы в селах Сотниковском и Бурлацком, мясомолочном совхозе. Комсомольской работой в районе не занимался, организовывал в здании райкома комсомола распитие спиртных напитков. При райкоме проживала техничка, которая созывала комсомольский актив якобы на заседания бюро райкома комсомола, а на самом деле – на вечеринки.


ДОПРОС ЧАЛОГО ТРОФИМА АНДРЕЕВИЧА

Официально, с составлением протокола, обвиняемого Чалого Трофима Андреевича допросили 30 января 1938 года, через четыре месяца после ареста. Допрос проводил помощник оперуполномоченного УГБ, сержант госбезопасности Парасюк.
Первый вопрос, заданный Чалому:
- Признаете себя виновным в том, что, работая в должности заведующего районным земельным отделом и временно исполняющим обязанности председателя райисполкома, Вы проводили контрреволюционную вредительскую работу в сельском хозяйстве по Бурлацкому району?
После нескольких месяцев пребывания под следствием, Т. А. Чалому уже было все безразлично, виновен или не виновен, хотелось только одного, завершения уголовного дела, причем, с любым исходом. И он ответил:
- Да! Виновным себя в этом признаю.
Вновь, в течение нескольких суток Т. А. Чалому пришлось излагать следователю показания, которые были написаны им еще в сентябре-октябре 1937 года.
Парасюк задавал вопросы:
- Какую, конкретно, контрреволюционную работу Вы провели в растениеводстве и животноводстве района? Какие последствия имела вредительская работа, проводимая в сельском хозяйстве?
Трофим Андреевич медленно диктовал ответы:
- В результате вредительской работы в колхозах Бурлацкого района урожайность зерновых, хлопка, кукурузы, подсолнечника и других культур снизилась. Оплата на трудодень колхозников упала. Люди экономически ущемлялись, они были недовольны местными руководителями, а в целом – советской властью и партией. Как результат, в 1936 года произошел массовый выход крестьян из колхозов района. По неполным данным вышли из сельскохозяйственных артелей около 800 дворов.
Следователь, выкуривая сигарету за сигаретой, неспешно печатал на машинке, задавал вопросы:
- Какие отношения у Вас сложились с председателем Сотниковского сельсовета Шакиным? Что это за человек?
- Шакин Василий Федорович, 1903 года рождения, уроженец села Сотниковского Благодарненского уезда, член ВКП(б) с 1929 года, имел в районе большой весь, он руководил Сотниковским сельсоветом и состоял членом бюро Бурлацкого райкома ВКП(б). В 1935 году, когда Мережко прибыл в село Сотниковское, так Шакин поместил его у себя на квартире. Они подружились. При поддержке Мережко Шакин защищал вражеский элемент – вредителей с партийными билетами. С ним у меня не сложилось нормальных отношений. В августе 1936 года Мережко поручил Шакину организовать в колхозе имени Тучина конный взвод. Со мной вопрос не согласовали. Об организации конного взвода я узнал случайно, когда Шакин за селом уже начал тренировки. С колхозной конефермы он взял жеребых кобылиц и конематок с молодняком. Я сделал замечание заведующему конефермой и приказал конематок для тренировок не давать. Через пару дней я зашел в кабинет Мережко. Там же был и Шакин. Мережко начал выражаться в мой адрес нецензурными словами, строго спросил:
- На каком основании Вы запретили использовать лошадей для тренировок? Нам нужно подготовить эскадрон для районного конного пробега к празднику Октябрьской революции.
Я ответил, что конематок нельзя использовать для верховой езды и тяжелой работы, иначе они абортируются. Мережко грязно выругался и, обращаясь к Шакину, со злостью сказал:
- Ты на него внимания не обращай! Я дал указание, ты и выполняй. А с Чалым мы на бюро разберемся, выговор ему вкатаем!
Но на бюро этот вопрос не обсуждался, видимо, Мережко понял, что он неправ. Ведь с него крайком партии спрашивал и за развитие коневодства, выращивание лошадей для Красной Армии.
На заключительной стадии допроса Парасюк потребовал от Чалого, чтобы он дал показания о причастности к преступлениям в Бурлацком районе руководителях краевого уровня.
- Назовите, от кого персонально, когда и какие вредительские указания Вы получали?
Немного подумав, Чалый начал давать показания:
- Указания вредительского характера я получал от начальника Северо-Кавказского земельного управления товарища Бояра. Осенью 1936 года из управления пришло распоряжение проводить сев озимых на убранных хлопковых полях. А так как эти поля освободились поздно, то почву под посев не успели подготовить. В результате недобора урожая зерновых в 1937 году колхозы Бурлацкого района понесли большой экономический ущерб. В 1936 году Бояр дал вредительское указание по посадкам лесополос, в результате чего они не выполнили своего прямого назначения, защиты от господствующих ветров. В этом же году председатель Северо-Кавказского крайисполкома Пивоваров перегнал из нашего района 12 комбайнов в соседние, в то время как мы еще не закончили обмолот хлебов.
- Кого из краевого руководства Вы информировали о ходе выполнения их указаний?
- Никого.
- А Вы кому, и какие давали задания, указания, поручения о совершении вредительских действий в нашем районе?
Вопрос касался личной ответственности, поэтому Чалый задумался. Ранее он устно и письменно признал свое участие во вредительских действиях, теперь уж не уйти от ответственности. Но, все же, попытаться можно. И он ответил:
- В 1937 году в Серафимовском колхозе имени Буденного я посоветовал 200 гектаров зяби, предназначенных под хлопок, засеять ячменем, а хлопок посеять по весновспашке. Вот и все! Других указаний вредительского характера я не давал.
Но у сержанта госбезопасности Парасюка имелась целая стопа допросов с показаниями руководителей различных ведомств и служб района, а также специалистов районного земельного отдела против своего начальника.
- Вы говорите неправду, гражданин Чалый!
И Парасюк зачитал показания старшего агронома райзо Санина, заведующего конефермой Медведева, в которых они обличали заведующего райзо в преступной деятельности.
Чалый обвинения в свой адрес отрицал.
- Когда, при каких обстоятельствах Вы были вовлечены в контрреволюционную организацию правых, действующую в Бурлацком районе? – задал вопрос следователь.
Чалый продолжал отрицать свое участие в контрреволюционной организации.
- Вы говорите неправду, гражданин Чалый! – уверенно повторил свой вывод Парасюк. – Вас обвиняют во вредительстве секретарь райкома партии Мережко, председатель Сотниковского сельсовета Шакин, плановик Боровский, прокурор района Тыль.
Затем Парасюк, перелистывая протокола допросов выше названных лиц, зачитывал их показания о вредительстве Чалого в растениеводстве и животноводстве Бурлацкого района. Слушая обвинения в свой адрес, Чалый, лишь изредка, тихо говорил:
- Отрицаю… Не виноват… Ложь… Клевета…
И, пожалуй, непризнание подследственным обвинений в свой адрес, особенно в части принадлежности к контрреволюционной организации, его стойкая позиция, его отрицательные ответы, которые отражены в 13-ти страничном тексте протокола первого допроса, не позволили следствию довести дело Т. А. Чалого до расстрела или длительного срока заключения.


РЕАБИЛИТАЦИЯ ЧАЛОГО ТРОФИМА АНДРЕЕВИЧА

После январского допроса Чалый находился в тюрьме еще год и три месяца. В апреле 1939 года следствие вернулось к рассмотрению его дела. К тому времени начальник Бурлацкого РО НКВД Надточий был смещен со своего поста за превышение полномочий. Временно исполнял обязанности начальника РО НКВД сержант госбезопасности Ермаков. По его поручению пересматривал дело Чалого все тот же сержант Парасюк, который 27 апреля 1939 года постановил: «Дальнейшее следствие по делу № 5021 по обвинению Чалого Т. А. по ст. 58 п. 7 и 11 УК РСФСР за недоказанностью прекратить и дело сдать на хранение в архив 1-го спецотдела УНКВД. Обвиняемого Чалого Т. А. из под стражи освободить».
Что же нового усмотрел Парасюк в деле Чалого, какие доводы и оправдательные мотивы для его освобождения? Или, возможно, он получил прямые указания от своего начальника об освобождении подсудимого? Нам этого не узнать! Свои же размышления и выводы Парасюк 27 апреля изложил в постановлении. Из постановления: «…Допрошенный 30 января 1938 года по существу предъявленного обвинения и при дальнейших допросах Чалый Т. А. свое участие в контрреволюционной, правотроцкистской организации категорически отрицал. Но показал, что в период своей работы в райзо он проводил вредительскую работу в сельском хозяйстве района совместно с другими лицами, обвиняемыми по данному делу. При последующих допросах Чалый от своих показаний отказался, мотивируя тем, что его показания написаны в результате понуждения со стороны следствия. В принадлежности к правотроцкистской организации Чалого изобличают: Мережко Т. И., Шалимов Н. Ф., Медведев И. С., Усов М. И., Боровский А. Т. и Воронин А. К. Они в своих показаниях, не конкретизируя фактов подрывной деятельности, в общих списках называют Чалого участником контрреволюционной организации. В дальнейшем Мережко, Шалимов и другие от своих показаний отказались, сославшись на давление следствия…» И далее, Парасюк делает заключение, что имеющихся в деле Чалого документов недостаточно для его изобличения в преступной деятельности и предании суду, а документы, находящиеся в особом конверте при деле, его оправдывают.
Так, некоторые свидетели сообщали: «…Т. А. Чалый давал указания агрономам колхозов проводить сев озимых культур по неубранным стеблям хлопка. Это привело к низким урожаям зерновых культур в 1937 и 1938 годах». Оказалось, что инициатива такого сева исходила не от самого Чалого. Он выполнял научно обоснованные рекомендации ученых Института хлопководства новых районов – «НовНИХИ», организованного в 1930 году на базе Прикумской сельскохозяйственной опытной станции. Как результат, урожайность озимых зерновых, выращенных по рекомендованной технологии, оказалась довольно приличной. В среднем по Бурлацкому району урожайность за последние два года составила более 12 центнеров зерна с гектара. Таким образом, предъявленные Чалому обвинения в принадлежности к контрреволюционной организации и в проведении подрывной работы, направленной на развал колхозов, являются совершенно недоказанными.
С постановлением по следственному делу № 5021 согласился временно исполняющий обязанности начальника Бурлацкого РО НКВД Ермаков и утвердил заместитель начальника УНКВД по Орджоникидзевскому краю, капитан госбезопасности Шевченко. Оперуполномоченный Бурлацкого РО НКВД Парасюк направил одну копию постановления начальнику тюрьмы села Благодарного для освобождения Чалого из под стражи и другую копию постановления – для сведения наблюдающему прокурору. 28 апреля 1939 года Т. А. Чалый с чистой совестью вышел на свободу.

РЕПРЕССИРОВАННЫЕ ПО СЕЛАМ

СЕЛО БУРЛАЦКОЕ

Белоцерковский Михаил Анисимович
Родился в 1883 г., с. Бурлацкое; русский; малограмотный; б/п; Сторож. Проживал: с. Бурлацкое. Арестован 25 июля 1937 г. Приговор: расстрелян.

Вербицкий Гавриил Андреевич
Родился в 1887 г., с. Бурлацкое; русский; образование низшее; б/п; колхозник. Проживал: с. Бурлацкое. Арестован 25 июля 1937 г. Приговор: расстрелян.

Галда Иван Михайлович
Родился в 1872 г., Ставропольский кр., Благодарненский р-н, с. Бурлацкое; русский; неграмотный; б/п; Служащий. Проживал: Ставропольский кр., Благодарненский р-н, с. Бурлацкое. Арестован 11 сентября 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей.

Глушко Алексей Григорьевич
Родился в 1892 г., Благодарненский р-н, с. Бурлацкое; русский; б/п; крестьянин. Проживал: Благодарненский р-н, с. Бурлацкое. Арестован 10 сентября 1937 г. Приговорен: 19 сентября 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей. Реабилитирован в 1989 г.

Греков Яков Петрович
Родился в 1900 г., с. Бурлацкое; русский; образование низшее; б/п; Пекарь. Проживал: с. Бурлацкое. Арестован 25 июля 1937 г. Приговор: расстрелян.

Григоренко Дмитрий Романович
Родился в 1894 г., с. Бурлацкое; русский; малограмотный; б/п; колхозник. Проживал: с. Бурлацкое. Арестован 11 сентября 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей.


Григоренко Федор Романович
Родился в 1901 г., с. Бурлацкое; русский; образование низшее; б/п; колхозник. Проживал: с. Бурлацкое. Арестован 23 июля 1937 г. Приговор: расстрелян.

Демченко Петр Романович
Родился в 1871 г., Бурлацкий р-н, с. Спасское; русский; малограмотный; б/п; крестьянин. Проживал: с. Бурлацкое. Арестован 10 сентября 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей. Реабилитирован в декабре 1989 г.

Дорошенко Алексей Лукьянович
Родился в 1899 г., с. Петропавловское; русский; малограмотный; член ВКП(б), председатель сельпо. Проживал: с. Бурлацкое. Арестован 17 ноября 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей.

Кебец Гавриил Емельянович
Родился в 1890 г., Белоруссия, Петриковский р-н, с. Грабова; русский; б/п; служитель культа. Проживал: Ставропольский кр., Благодарненский р-н, с. Бурлацкое. Арестован 12 апр. 1937 г. Приговор: Расстрелян в сентябре 1937 г. Реабилитирован в 1989 г.

Коровянский Стефан Петрович
Родился в 1901 г., с. Бурлацкого; русский; образование низшее; б/п; Техник. Проживал: с. Бурлацкого. Арестован 5 сентября 1936 г. Приговор: 5 лет лагерей.

Кубликов Андрей Павлович
Родился в 1871 г., с. Бурлацкого; русский; образование низшее; б/п; колхозник. Проживал: с. Бурлацкого. Арестован 25 июля 1937 г. Приговор: расстрелян.

Куколев Федор Трофимович
Родился в 1871 г., с. Бурлацкого; русский; малограмотный; б/п; колхозник. Проживал: с. Бурлацкого. Арестован 25 июля 1937 г. Приговор: расстрелян.


Наконечный Семен Максимович
Родился в 1903 г., с. Бурлацкого; русский; образование низшее; б/п; колхозник. Проживал: с. Бурлацкого. Арестован 11 сентября 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей.

Панченко Иван Васильевич
Родился в 1894 г., Бурлацкий р-н, с. Бурлацкого; русский; б/п; рабочий. Проживал: с. Бурлацкое. Арестован 10 сентября 1937 г. Приговор: Расстрелян в январе 1938 г. Реабилитирован в 1989 г.

Пшеничный Михаил Владимирович
Родился в 1889 г., с. Бурлацкого; русский; малограмотный; б/п; колхозник. Проживал: с. Бурлацкого. Арестован 11 сентября 1937 г. Приговор: расстрелян.

Сагайдак Петр Григорьевич
Родился в 1895 г., Благодарненский р-н, с. Бурлацкого; русский; б/п; рабочий. Проживал: Ставропольский кр., Благодарненский р-н, с. Бурлацкое. Арестован 9 марта 1933 г. Приговорен: 16 июня 1933 г. Приговор: 5 лет лагерей. Реабилитирован в 1989 г.

Санин Иван Денисович
Родился в 1902 г., Краснодарский кр., Ст. Казанской; русский; образование среднее; б/п; Агроном. Проживал: Ставропольский кр., Благодарненский р-н, с. Бурлацкого. Арестован 18 сентября 1937 г. Приговор: Два года тюремного заключения. Реабилитирован в апреле 1939 г. освобожден.

Спесивый Михаил Михайлович
Родился в 1888 г., с. Бурлацкого; русский; малограмотный; б/п; колхозник. Проживал: с. Бурлацкого. Арестован 25 июля 1937 г. Приговор: расстрелян.

Ушаков Михаил Кузьмич
Родился в 1911 г., с. Александрии; русский; образование среднее; член ВЛКСМ; Служащий. Проживал: Ставропольский кр., Благодарненский р-н, с. Бурлацкого. Арестован 6 октября 1936 г. Приговор: 10 лет лишения свободы.
Цыкалов Алексей Андреевич
Родился в 1884 г., Ставропольский кр., Благодарненский р-н, с. Бурлацкого; русский; б/п; колхозник. Проживал: Ставропольский кр., Благодарненский р-н, с. Бурлацкого. Арестован 9 сентября 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей Реабилитирован в июне 1966 г.

Шаруденко Иван Кузьмич
Родился в 1880 г., сел. Бурлацкое; русский; рабочий комбината национальных изделий. Проживал: г. Орджоникидзе. Приговорен: Тройкой НКВД СОАССР 22 сентября 1937 г. 10 лет ИТЛ.

Щербаков Моисей Филиппович
Родился в 1880 г., с. Бурлацкого; русский; малограмотный; б/п; Кузнец. Проживал: с. Бурлацкого. Арестован 10 сентября 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей.


СЕЛО ДОВСУНСКОЕ

Вольф Роман Карлович
Родился в 1903 г., с. Давсун; немец; малограмотный; б/п; колхозник. Проживал: с. Давсун. Арестован 13 июня 1938 г. Приговор: 7 лет лагерей.

Корнилов Иван Васильевич
Родился в 1913 г., Ст. Константиновской; русский; образование 3 класса; б/п; Гуртоправ.. Проживал: Совхоз "Большевистская Искра". Арестован 3 сентября 1936 г. Приговор: 5 лет лагерей.

Ольденбург Егор Андреевич
Родился в 1891 г., Черниговская губ., с. Белохвин; немец; б/п; рабочий. Проживал: Архангельский р-н, Пос. Селивановка. Арестован 27 июля 1937 г. Приговор: расстрелян.

Рифель Федор Федорович
Родился в 1866 г., хут. Гренаватый; немец; образование низшее; б/п; Проживал: с. Довсун. Арестован 8 августа 1937 г. Расстрелян.

Эдель Егор Иванович
Родился в 1866 г., Крым; немец; неграмотный; б/п; Сторож. Проживал: с. Довсун. Арестован 26 июля 1937 г. Расстрелян.


СЕЛО СЕРАФИМОВСКОЕ

Горбоконь Федор Андреевич
Родился в 1901 г., с. Попонка; русский; малограмотный; б/п; учетчик. Проживал: с. Серафимовка. Арестован 16 августа 1937 г. Приговор: расстрелян.

Кацапов Алексей Леонтьевич
Родился в 1904 г., с. Николаевки; русский; малограмотный; б/п; бригадир колхоза. Проживал: с. Серафимовка. Арестован 16 августа 1937 г. Приговор: расстрелян.

Коростинский Никифор Тимофеевич
Родился в 1891 г., с. Серафимовка; русский; малограмотный; б/п; колхозник. Проживал: с. Благодарного. Арестован 23 августа 1937 г. Приговор: расстрелян.

Куц Андрей Захарович
Родился в 1905 г., Буденновский р-н, с. Серафимовского; русский; малограмотный; б/п; крестьянин. Проживал: с. Серафимовское. Арестован 5 октября 1937 г. Приговор: Два года тюремного заключения. Реабилитирован в апреле 1939 г.

Туркина Акулина Павловна
Родилась в 1900 г., с. Ладовская Балка; русская; малограмотная; б/п; Домохозяйка. Проживала: с. Серафимовка. Арестована 16 августа 1937 г. Приговор: расстреляна.







СЕЛО СОТНИКОВСКОЕ

Анисимов Михаил Петрович
Родился в 1901 г., с. Дмитриевского; русский; образование низшее; член ВКП(б); председатель райпотребсоюза. Проживал: с. Сотниковское. Арестован 30 окт. 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей.

Батовский Алексей Георгиевич
Родился в 1911 г., Благодарненский р-н, с. Бурлацкого; русский; образование среднее; член ВКП(б); Служащий. Проживал: с. Сотниковское. Арестован 8 октября 1936 г. Приговор: 3 года тюремного заключения. Реабилитирован в апреле 1939 г.

Божко Илья Николаевич
Родился в 1900 г., с. Сотниковского; русский; грамотный; б/п; крестьянин. Проживал: Ставропольский кр., с. Сотниковское. Арестован 10 сентября 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей. Реабилитирован в марте 1940 г. Освобожден за недоказанностью вины.

Борисенко Никанор Иосифович
Родился в 1890 г., с. Сотниковского; русский; образование низшее; член ВКП(б); колхозник. Проживал: с. Сотниковское. Арестован 29 сентября 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей.

Борздов Николай Гаврилович
Родился в 1888 г., с. Сотниковского; русский; б/п; Садовод. Проживал: с. Сотниковского. Арестован. Приговор: 10 лет лагерей.

Бугаенко Михаил Климович
Родился в 1900 г., с. Сотниковского; русский; неграмотный; б/п; Конюх. Проживал: с. Сотниковского. Арестован 24 июля 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей.

Бураков Александр Андреевич
Родился в 1897 г., с. Сотниковского; русский; малограмотный; б/п; колхозник. Проживал: с. Сотниковское. Арестован 5 сентября 1936 г. Приговор: 5 лет лагерей.
Бураков Федор Андреевич
Родился в 1903 г., с. Сотниковского; русский; образование низшее; б/п; колхозник. Проживал: с. Сотниковское. Арестован 16 сентября 1936 г. Приговор: 5 лет лагерей.

Воронин Анатолий Кириллович
Родился в 1901 г., с. Ореховского; русский; образование сельская школа; б/п; завхоз. Проживал: с. Сотниковское. Арестован 20 сентября 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей.

Гремяченский Николай Иванович
Родился в 1903 г., с. Сотниковского; русский; образование низшее; б/п; Бухгалтер. Проживал: с. Сотниковское. Арестован 22 октября 1937 г. Приговор: расстрелян.

Грипич Иван Силиверстович
Родился в 1897 г., Ставропольский кр., Благодарненский р-н, с. Сотниковского; русский; малограмотный; исключен из ВКП(б); крестьянин. Проживал: с. Сотниковское. Арестован 5 декабря 1937 г. Приговор: Два года тюремного заключения. Реабилитирован в апреле 1939 г., освобожден.

Детюк Александр Георгиевич
Родился в 1904 г., Курсавский р-н, с. Султан; русский; образование низшее; б/п; помощник бухгалтера. Проживал: с. Сотниковское. Арестован 16 октября 1937 г. Приговор: расстрелян.

Дъяков Федор Петрович
Родился в 1891 году в селе Сотниковском, Благодарненского района Ставропольского края, русский. Малограмотный, беспартийный, колхозник. Проживал в селе Сотниковском. Арестован 10 октября 1937 года. Приговор: 10 лет лагерей.

Заводной Георгий Ильич
Родился в 1900 г., Ст. Новотроицкой; русский; образование низшее; б/п; уполномоченной отделом "Заготскот". Проживал: с. Сотниковское. Арестован 13 окт. 1937 г. Приговор: 10 л. лагерей.

Илюхин Андрей Иванович
Родился в 1905 г., с. Отказного; русский; образование высшее; искл. из ВКП(б); Агроном. Проживал: Бурлацкий р-н, с. Сотниковское. Арестован 31 октября 1937 г. Приговор: Два года тюремного заключения. Реабилитирован в апреле 1939 г., освобожден.

Калашников Василий Павлович
Родился в 1903 г., с. Сотниковского; русский; грамотный; б/п; колхозник. Проживал: с. Сотниковское. Арестован 11 сентября 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей.

Калинин Егор Кононович
Родился в 1886 г., Ставропольский кр., Благодарненский р-н, с. Сотниковского; русский; образование высшее; исключен из ВКП(б); Проживал: Ставропольский кр., Благодарненский р-н, с. Сотниковское. Арестован 29 августа 1937 г. Приговор: Два года тюремного заключения. Реабилитирован в апреле 1939 г., освобожден.

Кожура Никита Прокофьевич
Родился в 1889 г., с. Сотниковского; русский; неграмотный; б/п; колхозник. Проживал: с. Сотниковское. Арестован 24 июля 1937 г. Приговор: расстрелян.

Корниенко Павел Степанович
Родился в 1912 г., Азово-Черноморский кр., Ст. Надежной; русский; образование среднее; б/п; секретарь Бурлацкого РК ВЛКСМ. Проживал: Ставропольский кр., Благодарненский р-н, с. Сотниковское. Арестован 3 октября 1936 г. Приговор: 3 года тюремного заключения. Реабилитирован 8 апреля 1939 г. Освобожден за недоказанностью вины.

Корчагин Тимофей Федорович
Родился в 1897 г., г. Шахты; русский; малограмотный; член ВКП(б); управляющий заготконторой. Проживал: с. Сотниковское. Арестован 14 ноября 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей.


Крутько Кирилл Иванович
Родился в 1893 г., Ставропольский кр., Благодарненский р-н, с. Сотниковского; русский; грамотный; член ВКП(б); председатель Благодарненского РИКа. Проживал: Ставропольский кр., Благодарненский р-н, с. Сотниковское. Арестован 23 сентября 1937 г. Приговор: Два года тюремного заключения. Реабилитирован в марте 1939 г., освобожден.

Куликов Иван Николаевич
Родился в 1894 г., с. Сотниковского; русский; образование низшее; б/п; учетчик бригады. Проживал: с. Сотниковское. Арестован 10 сентября 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей.

Кущ Герасим Павлович
Родился в 1894 г., с. Сотниковского; русский; образование самоучка; б/п; Сторож. Проживал: с. Сотниковское. Арестован 10 сентября 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей.

Кущ Никита Сергеевич
Родился в 1882 г., с. Сотниковского; русский; образование самоучка; б/п; крестьянин-единоличник. Проживал: с. Сотниковское. Арестован 10 сентября 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей.

Лазарев Егор Дмитриевич
Родился в 1897 г., с. Сотниковского; русский; образование низшее; б/п; колхозник. Проживал: с. Сотниковское. Арестован 10 сентября 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей.

Мищенко Герасим Савельевич
Родился в 1901 г., с. Сотниковского; русский; малограмотный; б/п; колхозник. Проживал: с. Сотниковское. Арестован 23 августа 1937 г. Приговор: расстрелян.

Мищенко Никита Савельевич
Родился в 1892 г., с. Сотниковского; русский; малограмотный; б/п; чабан. Проживал: с. Сотниковское. Арестован 23 августа 1937 г. Приговор: расстрелян.

Окуняк Егор Моисеевич
Родился в 1870 г., Ставропольский кр., Благодарненский р-н, с. Сотниковского; русский; неграмотный; б/п; колхозник. Проживал: Ставропольский кр., Благодарненский р-н, с. Сотниковское. Арестован 11 сентября 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей. Реабилитирован в октябре 1989 г.

Песков Алексей Ефимович
Родился в 1881 г., с. Сотниковского; русский; малограмотный; б/п; Садовод. Проживал: с. Сотниковское. Арестован 23 августа 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей.

Песков Михаил Алексеевич
Родился в 1907 г., с. Сотниковского; русский; малограмотный; б/п; Тракторист. Проживал: с. Сотниковское. Арестован 9 ноября 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей.

Писков Дмитрий Яковлевич
Родился в 1870 г., с. Сотниковского; русский; грамотный; б/п; Сторож. Проживал: с. Сотниковское. Арестован 23 августа 1937 г. Приговор: расстрелян.

Притулин Яков Петрович
Родился в 1887 году в селе Николаевском. В начале XX века семья Притулиных поселилась в селе Мирном Благодарненского уезда. По сведениям Ставропольского архива ГАСК известно, что в «…двадцати верстах от села Благодарненского в балке Рассыпной в 1906 году образовалось селение Мирное, ставшее центром Мирненской волости. В него вошли три сельских общества: Мирное – с населением 2601 человек, Русское – 747, Троицкое – 239».
Осенью 1918-го года Яков Притулин вступил в кавалерийский отряд Красной Армии, полки и дивизии которой формировались в Благодарненском уезде. Участвовал в боях с белогвардейцами, отступал в составе 11-й Красной Армии за Маныч, затем до Царицына. Вместе со многими благодарненцами довелось ему послужить в легендарной Первой Конной Армии Семена Михайловича Буденного. Хотя и был Яков Петрович малограмотным, но в партию ВКП(б) его приняли. Краевой комитет партии направил коммуниста Притулина в село Сотниковское, где в 1935 году крестьяне избрали его председателем колхоза.
12 октября 1936 года органы НКВД арестовали Я. П. Притулина по ложным обвинениям. Приговор: 3 года тюремного заключения. Реабилитирован в марте 1939 г. Освобожден за недоказанностью вины.

Романько Михаил Яковлевич
Родился в 1869 г., Ставропольский кр., Благодарненский р-н, с. Сотниковского; русский; б/п; крестьянин. Проживал: Ставропольский кр., Благодарненский р-н, с. Сотниковское. Арестован 23 августа 1937 г. Приговор: Расстрелян в декабре 1937 г. Реабилитирован в 1989 г.

Рымарев-Лымарев (Лымарь) Михаил Дмитриевич
Родился в 1895 г., с. Сотниковского; русский; образование низшее; б/п; колхозник. Проживал: с. Сотниковское. Арестован 20 сентября 1937 г. Приговор: расстрелян.

Сердюков Василий Алексеевич
Родился в 1898 г., с. Бурлацкого; русский; малограмотный; б/п; Комбайнер. Проживал: с. Сотниковское. Арестован 10 сентября 1937 г. Приговор: расстрелян.

Снесарев Василий Кузьмич
Родился в 1893 г., с. Сотниковского; русский; образование низшее; б/п; Работал по найму. Проживал: с. Сотниковское. Арестован 11 сентября 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей.

Стадников Алексей Сергеевич
Родился в 1915 г., с. Сотниковского; русский; образование 7 классов; член ВЛКСМ; Служащий. Проживал: с. Сотниковское. Арестован 30 октября 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей.

Сучихин Илья Семенович
Родился в 1905 г., Тамбовская обл., с. Ункосово; русский; неграмотный; б/п; Проживал: с. Сотниковское. Арестован 18 октября 1937 г. Приговор: расстрелян.

Усов Михаил Иосифович
Родился в 1903 г., с. Сотниковского; русский; образование низшее; б/п; завхоз колхоза "Красный Восток". Проживал: с. Сотниковское. Арестован 13 октября 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей.

Чалый Трофим Андреевич
Родился в 1903 г., Петровский р-н, с. Казгулак; русский; малограмотный; член ВКП(б); председатель РИКа. Проживал: Ставропольский кр., Благодарненский р-н, с. Бурлацкое. Арестован 29 сентября 1937 г. Приговор: Два года тюремного заключения.

Чернышов Федор Алексеевич
Родился в 1904 г., с. Сотниковского; русский; образование низшее; член ВКП(б); Хлебороб. Проживал: с. Сотниковское. Арестован 31 октября 1937 г. Приговор: расстрелян.

Шакин Василий Федорович
Родился в 1903 г., Ставропольский кр., Благодарненский р-н, с. Сотниковского; русский; грамотный; б/п; председатель сельсовета. Проживал: Ставропольский кр., Благодарненский р-н, с. Сотниковское. Арестован 10 января 1938 г. Приговор: Один год и четыре месяца под следствием. Реабилитирован в апреле 1939 г., освобожден.

Шаруденко Леонтий Семенович
Родился в 1908 г., с. Спасского; русский; образование низшее; член ВКП(б); председатель сельпо. Проживал: с. Сотниковское. Арестован 12 сентября 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей.

Шевцов Иван Егорович
Родился в 1893 г., с. Сотниковского; русский; малограмотный; б/п; Плотник. Проживал: с. Сотниковское. Арестован 24 июля 1937 г. Приговор: расстрелян.

Шурпик Виктор Борисович
Родился в 1884 г., белорус; образование среднее; бывший член ВКП(б); Фельдшер. Проживал: с. Сотниковское. Арестован 29 октября 1937 г. Приговор: расстрелян.

Юстус Александр Петрович
Родился в 1888 г., с. Фишер; немец; образование незаконченное среднее; бывший член ВКП(б); ответственный секретарь районной газеты «Сталинский путь». Проживал: с. Сотниковское. Арестован 4 октября 1937 г. Приговор: расстрелян.

Яновский Павел Антонович
Родился в 1887 г., Украина, г. Житомир; русский; б/п; служащий. Проживал: Ставропольский кр., Благодарненский р-н, с. Сотниковское. Приговор: Расстрелян в ноябре 1937 г.


СЕЛО СПАССКОЕ

Алейников Тит Лукьянович
Родился в 1872 г., с. Спасского; русский; малограмотный; б/п; колхозник-единоличник. Проживал: с. Спасское. Арестован 9 сентября 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей.

Астахов Никита Пахомович
Родился в 1884 г., Бурлацкий р-н, с. Спасского; русский; б/п; рабочий. Проживал: Бурлацкий р-н, с. Спасское. Арестован 23 июля 1937 г. Приговор: Расстрелян в августе 1937 г.

Есипеенко Амросий Лукьянович
Родился в 1880 г., Полтавская губ., с. Денисы; русский; малограмотный; б/п; колхозник. Проживал: Бурлацкий р-н, с. Спасское. Арестован 11 сентября 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей. Реабилитирован в октябре 1989 г.

Новицкий Герасим Афанасьевич
Родился в 1868 г., Ставропольский кр., Благодарненский р-н, с. Спасского; русский; б/п; колхозник. Проживал: Ставропольский кр., Благодарненский р-н, с. Спасское. Арестован 11 сентября 1937 г. Приговор: Расстрелян в декабре 1937 г. Реабилитирован в 1989 г.


Околелов Пантелей Степанович
Родился в 1907 г., Ставропольский кр., Благодарненский р-н, с. Спасского; русский; б/п; колхозник. Проживал: Ставропольский кр., Благодарненский р-н, с. Спасское. Арестован 10 сентября 1937 г. Приговорен: 19 сентября 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей. Реабилитирован в 1989 г.

Павлюченко Никита Иванович
Родился в 1874 г., с. Спасского; русский; малограмотный; б/п; крестьянин-единоличник. Проживал: с. Спасское. Арестован 10 сентября 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей.

Паков Семен Никитович
Родился в 1892 г., Петровский р-н, с. Константиновка; русский; малограмотный; б/п; Проживал: с. Спасское. Арестован 15 августа 1937 г. Приговор: 5 лет лагерей. Реабилитирован в декабре 1989 г.

Суслов Григорий Данилович
Родился в 1879 г., Ставропольский кр., Благодарненский р-н, с. Спасского; русский; б/п; колхозник. Проживал: Ставропольский кр., Благодарненский р-н, с. Спасское. Арестован 25 июля 1937 г. Приговор: Расстрелян в декабре 1937 г.

Фалеев Иван Абрамович
Родился в 1896 г., с. Спасского; русский; малограмотный; б/п; колхозник. Проживал: с. Спасское. Арестован 10 сентября 1937 г. Приговор: расстрелян.

Фатнев Павел Петрович
Родился в 1897 г., Бурлацкий р-н, с. Спасского; русский; малограмотный; б/п; рабочий. Проживал: Бурлацкий р-н, с. Спасское. Арестован 10 сентября 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей.

Филиппов Семен Иванович
Родился в 1896 г., Ставропольский кр., Благодарненский р-н, с. Спасского; русский; малограмотный; б/п; крестьянин. Проживал: Ставропольский кр., Благодарненский р-н, с. Спасское. Арестован 10 сентября 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей.

БЫВШИЕ РЕПРЕССИРОВАННЫЕ ПОСЛЕ 1939 ГОДА

1939 год для тружеников села стал серьезным испытанием. В результате засухи урожайность зерновых культур на колхозных полях оказалась намного ниже плановой. Колхозы сдерживали поставки зерна государству. Председатели колхозов ломали голову: выполнить план хлебосдачи и получить ордена, но оставить крестьян без хлеба, или сорвать выполнение плана хлебосдачи, получить выговор, а то и пойти под суд, но не обидеть колхозников?
По состоянию на 10 августа 1939 года заместитель народного комиссара Наркомата Заготовок СССР тов. Субботин информировал ЦК ВКП(б) о ходе важной сельскохозяйственной кампании. По Орджоникидзевскому краю в справке приведены следующие факты: «…При общем выполнении плана по краю на 10 августа в 46,8%, совхозы выполнили свой план всего лишь на 41,4%. Исключительную неповоротливость проявляют руководители Петровского зерносовхоза. Здесь на перевалочных пунктах скопилось свыше 20 тыс. ц хлеба. На полях Казгулакского совхоза в бунтах находится 25 тыс. ц зерна, которые в ряде пунктов уже начинают прорастать.
Такое же положение в Ставрополь-Кавказском совхозе. Председатель колхоза «Коллективист» т. Кехтер засыпал в колхозный амбар более 800 ц хлеба, не выполнив обязательств перед государством по поставкам и натуроплате за работу МТС. Сделано это было, якобы, с целью просушки хлеба, однако проверкой райуполнаркомзаг было установлено, что это зерно оказалось совершенно сухим и не нуждалось в просушивании».
В справке т. Субботина изложена информация по Бурлацкому району: «…Колхозу имени Фридриха Энгельса Довсунского сельсовета вручено счетов по натуроплате на 862 ц, а вывез он на элеватор только 67 ц. Такое же положение в колхозе «Сельмаш» Сотниковского сельсовета, который из 3200 ц натуроплаты вывез на элеватор только 43 ц. Отмечаются многочисленные случаи задержки сдачи государству пшеницы. Пока что везут только фуражное зерно, а пшеницу придерживают.
Наряду с этим отмечаются случаи отправки на элеваторы недоброкачественного зерна. Ярким примером тому служит положение, сложившееся в совхозе «Большевистская искра» Бурлацкого района. Совхоз должен сдать государству 45 тыс. ц зерна, на 29 июля он вывез на элеватор только 1900 ц зерна, а между тем в этом совхозе под открытым небом и без необходимой охраны лежит 50 тыс. ц зерна нового урожая».
Примерно такая ситуация складывалась в Бурлацком районе, когда в октябре 1939 года Орджоникидзевский крайком ВКП(б) направил коммуниста Ефанова Григория Ипатьевича в районный центр – село Сотниковское, где делегаты партийной конференции избрали его первым секретарем райкома партии.
Хотя район и назывался Бурлацким, органы управления районом: райком партии, райисполком, прокуратура, милиция и другие, размещались в село Сотниковском, а Бурлацкая МТС – в селе Спасском.

Ефанов Григорий Ипатьевич родился 19 августа 1907 года в селе Александровском Ставропольской губернии в семье крестьян-бедняков. С тринадцати лет, четыре года подряд, батрачил у сельских кулаков. В марте 1924 года вступил в коммуну и одновременно в комсомол, растил хлеб, вечером учился в школе всеобуча. Он был активным комсомольцем, избирался комсоргом – вожаком сельской молодежи.
В марте 1928 года Григория назначили заведующим избой-читальней в селе Новоселицком. Здесь он вступил в профсоюз работников политпросветучреждений, а через год – в ряды партии ВКП(б), в которой состоял 34 года.
Весной 1930 года, когда в Александровском районе началась массовая коллективизация, в селе Калиновском Григорий Ефанов вступил в колхоз «Свободный труд». Ему, как грамотному человеку, правление колхоза поручило счетное дело.
Через год райисполком назначает Григория Ефанова инструктором по кадрам Александровского Райколхозсоюза, где он занимается подбором кадров и подготовкой специалистов для колхозов, участвует в коллективизации района.
С 1932 года Григорий Ефанов на партийной работе. Сначала его избирают своим парторганизатором коммунисты села Садового, а затем – коммунисты колхоза имени Ворошилова и «Заветы Ильича» в селе Круглолесском.
В январе 1936 года Григорий Ипатьевич Ефанов поступил на Ставропольские краевые курсы редакторов районных газет, одновременно работал в должности заместителя редактора Александровской районной газеты «Знамя ударника».
В сентябре 1937 года на районной партийной конференции Г. И. Ефанова избирают членом бюро и вторым секретарем Александровского районного комитета ВКП(б).
1937 – 1938 годы – это было страшное время массовых сталинских репрессий советских граждан. Вскоре Г. И. Ефанова арестовывают, обвиняют в надуманном уголовном преступлении против партии и советской власти, ведут следствие.
Его жена – Прасковья Ивановна осталась с двумя детьми на руках без средств к существованию. Дочери Лидии исполнилось пять лет, а сыну Анатолию, который родился 16 июля 1937 года, не было и года.
В начале 1939 года репрессии пошли на спад и многих коммунистов и беспартийных органы НКВД стали выпускать из тюрем и лагерей. Домой вернулся и Г. И. Ефанов. Родные его не узнали, «на пороге дома стоял скелет, обтянутый кожей». Постоянный голод и невыносимые условия содержания под следствием в изоляторе в дальнейшем сильно отразились на его здоровье.

В должности секретаря Бурлацкого райкома партии Г. И. Ефанов встретил Великую Отечественную войну. Время было тревожным, надо было верить самому и вселять уверенность в людей: «…Советская страна фашистские полчища победит!»
Не простой складывалась обстановка в районе в связи с тем, что в селе Довсунском проживало немецкое население. Об этом селе сохранились воспоминания Ольги Сайбель: «…Откуда пришли наши предки на Кавказ, я не знаю, но дедушка – Сайбель Генрих Генрихович всегда говорил, что прадеды переселились из Украины, из Черниговщины. В Давсуне жили мои родители с детьми, дедушка с бабушкой, дяди и тети со своими семьями.
Наша деревня была большая, состояла она из четырех улиц. Мы говорили: «Obere gasse», «Untere gasse», потом была ещё одна улица, не помню, как называли. Наша улица с краю, крайняя. Мы жили рядом с большой школой. За нами был дедушкин дом, потом усадьба тети Кати Шенберг, далее – ещё один дом Шенбергов. На другой стороне, напротив, жили Решке и Маузер. Здание бывшей церкви приспособили под дом культуры. Мой дядя – Сайбель Вильгельм Генрихович перед войной работал председателем колхоза «Роза Люксембург».
Мы жили не бедно, зажиточно, у нас было всё, сад с прекрасными фруктовыми деревьями, виноградник. Да и вообще, все люди жили хорошо, не бедствовали. Дедушка работал до самого выселения ветеринаром и жил всегда зажиточно.
К праздникам Ostern и Pfingsten мы украшали дома, приносили зелень в дом, веточки, а летом, к выходным мы убирали «Gute Stube». Ходили в степь, рвали траву с мелкими голубыми цветочками, которую мы называли «teek;uter», я думаю это – Thymian-тимьян, и застилали пол этой травой. Oна издавала приятный аромат.
В октябре мама начинала заранее печь к рождеству Pl;tzchen, которые складывали в мешочки и хранили их подвешенными на чердаке, «auf Boden». На праздник дети получали подарки, кто бусы, кто ленты. Если на улице встречали родственников или знакомых, или заходили в гости к соседям, то рассказывали рождественские стишки и получали небольшие подарочки в виде конфеток или пару мелких монет.
С питьевой водой было плохо и поэтому у каждого во дворе были бассейны для хранения воды – вырытые в земле ямы и обмазанные цементом. Зимой бассейны доверху наполняли чистым снегом, закрывали от грязи, а с приходом весны жгли древесный уголь для очистки и от запаха, и использовали воду для приготовления еды и утоления жажды. У нас было два таких бассейна.
Был в селе и колодец, но до него приходилось далеко идти, почти до Вильгеймзее. Река «Мокрая Буйвола», которая протекала рядом, была грязная, как болото. Вода из нее ни на что не годилась. Для скота использовали другую воду, из «Schpringbrunnen». Людям ее употреблять не разрешали, так как она была солёная, жесткая и опасная для здоровья.
В школу я пошла в 1938 году. Преподавание было на немецком языке. Во втором классе я заболела менингитом, проболела очень долго, почти год. Когда я снова пошла в школу, то уже отменили преподавание на немецком языке, и был введён русский. Мне пришлось снова пойти в первый класс. Но долго я не училась, началась война и нас всех выслали в Казахстан. Мне исполнилось 12 лет. На этом моё обучение в школе закончилось навсегда».
20 сентября 1941 года первому секретарю Орджоникидзевского крайкома ВКП(б) тов. Суслову Михаилу Андреевичу была представлена докладная записка «О немецком населении Орджоникидзевского края». Подготовили ее в краевом управлении НКВД и подали Суслову за 5 дней до официально назначенной даты депортации немцев. Предусматривалось, что факты, изложенные в записке, обеспечить правовое обоснование проведения этого мероприятия.
К началу Великой Отечественной войны 17 районов Орджоникидзевского края имели на своих территориях «…78 немецких колоний с общим количеством населения около 46 тысяч человек, в том числе городских жителей 4 050 человек, сельских – 41 550 человек. Особенно насыщенными немецким населением являлись районы: Минераловодский, Либкнехтовский, Архангельский, Бурлацкий, Ипатовский, Курский, Советский, Степновский, Новоселецкий и Спицевский».
Авторы записки поясняли, что немецкие колонии появились на Северном Кавказе в XIX веке преимущественно за счет немцев-колонистов из Германии, переселенцев Белостока, бывших Мелитопольского и Мариупольского округов и других районов царской России. Рост немецкого населения продолжался и после революции 1917 года, в основном за счет беглого кулацкого элемента из Крымской АССР, Республики немцев Поволжья, Украины и других районов. На Тереке и в районе Минеральных Вод немецкие поселения образовались за счет приглашения немцев шотландскими миссионерами, которые являлись выходцами из Эдинбурга и проводили работу по обращению горцев Кавказа в лютеранство.
До революции большинство населения немецких колоний состояло из середняков, значительное количество немцев имело крупные земельные владения. Бедняцкая прослойка являлась крайне незначительной. Отношение большинства немецкого населения к Октябрьской социалистической революции было враждебным. В период Гражданской войны наиболее реакционная часть немецкого населения – кулачество и большинство крупно-середняцких зажиточных немцев – с оружием в руках участвовали в борьбе против Советской власти, частей Красной Армии на стороне белых. Многие немцы входили в состав карательных отрядов и банд.
В 1937 году по Орджоникидзевскому краю было «ликвидировано 7 немецких фашистских формирований с общим количеством арестованных 76 человек. В немецкой колонии Довсун Бурлацкого района ликвидирована контрреволюционная кулацко-фашистская организация в составе 23-х человек. Участники контрреволюционной организации систематически устраивали сборища с обсуждением пораженческих и повстанческих вопросов. Они организовывали подрывную работу в посевную и уборочные кампании».
Авторы записки приводили конкретные факты и фамилии. Например, главари Довсунской подпольной организации, крупные кулаки Развих, Рифель, Эдель и Ольденбургер были связаны с бывшим полицейским приставом города Буденновска господином Терпецким. Он в 1923-1925 годах являлся организатором охотничьих занятий Льва Троцкого в Прикумских плавнях. А в качестве проводника и сопровождающего в поездках назначал Троцкому кулака Развиха и других.
Ольга Сайбель вспоминала: «…Помню, как нас выселяли. Председатель Довсунского колхоза «Карл Либнехт» Сайбель Вильгельм Генрихович проезжал по деревне на дрожках и кричал:
- Люди! Собирайтесь, готовьтесь! Мы должны уезжать!
Нам на сборы дали где-то неделю, может и больше. Люди стали готовиться к отправке, кто резал скотину, кто птицу, варили мясо, заливали жиром, сушили сухари. На железнодорожной станции для нас выделили вагон, куда люди складывали свои личные вещи и имущество, продукты. Всё тщательно подписывалось, чтобы потом найти свое в месте разгрузки. Отправляли нас, где-то 4 октября 1941 года. В пути нас обстреливали, бомбили. Наша семья ехала в девятом вагоне, а в восьмом вагоне пули попали в мальчика, нашего родственника. Ранение было в живот, он умер.
Ехали мы долго, почти месяц, выпал глубокий снег. Когда прибыли на станцию Семипалатинск, оттуда нас на подводах развозили по аулам и деревням. Наша семья прибыла в Каратерек Майского района Павлодарской области. Начали обживаться на новом месте.
У нас ещё долго было своё мясо и белый хлеб. Мы привезли с собой мешок белой муки, а когда кончилось всё, тогда начали голодать. Стали менять у казахов вещи на продукты, променяли всё, что только могли. Приходилось даже иногда и попрошайничать. Тяжёлое было время».
В период фашистской оккупации Ставрополья с августа 1942 года Ефанов Григорий Ипатьевич состоял в партизанском отряде Бурлацкого района «Борис», участвовал во многих боевых и разведывательных операциях Восточной группы, награжден медалями: «Партизану Отечественной войны» второй степени, «За освобождение Кавказа», многими юбилейными.
В этот же партизанский отряд вступили директор Сотниковской школы Чалый Трофим Андреевич и его сыновья: 19-летний Иван и 16-летний Михаил. До января 1943 года они воевали с фашистами, награждены медалями «За боевые заслуги».
С 13 января 1943 года, после изгнания фашистов из Бурлацкого района, Г. И. Ефанов продолжал руководить районом, восстанавливал порушенные колхозы и предприятия.
Ветеран войны Малых (Крылова) Мария Григорьевна, она родом из Сотниковского, вспоминала: «…До войны и после оккупации первым секретарем райкома партии работал Григорий Ефанов. Я учила детей в школе села Довсунского. Райком партии посылал меня, как лектора, по колхозам. С транспортом в то время было туго. Ефанов давал мне райкомовскую лошадь для поездок по хуторам и тракторным бригадам МТС».
В сентябре 1943 года Ставропольский крайком партии направил Г. И. Ефанова в Суворовский район на хозяйственную работу. Здесь он в условиях военного времени руководил Промсовхозкомбинатом имени Карла Маркса, затем – Суворовским спиртоводочным заводом, давая продукцию фронту.
С 1 января 1945 года Г. И. Ефанов – председатель исполкома Шпаковского районного совета депутатов трудящихся. Но уже в августе крайисполком направил его в село Благодарное на хозяйственную работу. Известно, что в конце 40-х годов прошлого века он руководил Благодарненским хлебоприемным пунктом «Заготзерно», активно участвовал в общественной жизни района.
1 ноября 1947 года «Трибуна ударника» опубликовала списки состава участковых избирательных комиссий по выборам в местные советы. Г. И. Ефанов утвержден председателем комиссии участка № 7, центр – контора колхоза «Красный май».
На пенсию Г. И. Ефанов вышел в 1962 году в возрасте 55 лет, был пенсионером республиканского значения. Умер 31 августа 1963 года после тяжелой болезни.
Его семья проживала в селе Благодарном, по улице Советской, рядом с бывшим домом купца И. И. Турчанинова (ныне – Мировой суд) и школой-интернатом. Длительное время в этом доме проживала его дочь – Ефанова Лидия Григорьевна, учитель средней школы № 1.
Его сын – Ефанов Анатолий Григорьевич 16 лет служил в милиции следователем уголовного розыска, трагически погиб. Сноха – Анастасия Васильевна Ефанова работала в Госбанке, ныне на пенсии. Внучка – Ерохина (Ефанова) Наталья Анатольевна – заведующая районной поликлиникой.

Корниенко Павел Степанович, отсидев в Благодарненской тюрьме с 3 октября 1936 по 8 апреля 1939 года, вышел на свободу. Обвинение его в создании контрреволюционных, троцкистских групп в Благодарненском и Бурлацком районах, в антисоветской пропаганде, нравственном разложении комсомольцев и молодежи оказалось ложным. Органы НКВД его вины не доказали. Годы, проведенные в тюрьме, в трудовой стаж были засчитаны.
В августе 1939 года П. С. Корниенко переехал на постоянное место жительства в г. Ворошиловск (Ставрополь), устроился на работу в ЦК профсоюза связи на должность технического инспектора. С октября 1941 года и до оккупации фашистами города Ворошиловска 3 августа 1942 года возглавлял организационное бюро ЦК профсоюза связи по Орджоникидзевскому краю. В этот же период прошел обучение в вечернем Университете Марксизма-Ленинизма при Ставропольском горкоме ВКП(б) на факультете «История народов СССР».
По состоянию здоровья П. С. Корниенко в РККА не призвали. С августа 1942 года он находился в эвакуации в Казахстане, работал заместителем начальника политотдела Больше-Нарымской МТС Восточно-Казахстанской области.
В марте 1943 года, вскоре после освобождения Северного Кавказа от гитлеровских захватчиков, П. С. Корниенко вернулся в Ставрополь, возглавил Ставропольский краевой профсоюз работников связи. Награжден медалями «За оборону Кавказа» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»
В 1946 году, по возвращении из армии бывшего председателя Крайкома связи Б. Г. Паламарчука, Корниенко перешел на должность технического инспектора ЦК Союза по охране труда и технике безопасности. Он неоднократно избирался членом бюро и заместителем секретаря первичной партийной организации Краевого управления связи, с 1947 года руководил кружком по изучению истории ВКП(б) и биографии вождей партии и государства.
В октябре 1949 года Корниенко Павел Степанович на 3-м пленуме Крайкома профсоюза работников связи был избран председателем Ставропольского краевого комитета профсоюза работников связи. В 1954 году П. С. Корниенко в личном деле о семейном положении писал: «…жена Корниенко Ю. М., сын Виктор Павлович и сын Александр Павлович». Семья проживала в г. Ставрополе.

Притулин Яков Петрович призван в войска 28 декабря 1941 года. По сведениям Ставропольского крайвоенкомата рядовой Притулин попал в плен, был освобожден советскими войсками, прошел проверку, 10 августа 1942 года направлен в штрафную роту.
Воевать ему пришлось в 90-м стрелковом полку 95-й стрелковой дивизии второго формирования. Эта дивизия 2 августа 1942 года была переформирована из 13-й мотострелковой дивизии внутренних войск НКВД. Яков Притулин трижды был ранен, как говорится, кровью искупил свою вину перед Родиной за пленение. После очередного выздоровления, рядовой Притулин воевал на Закавказском фронте, в составе Отдельной Приморской Армии.
9 октября 1943 года Верховный Главнокомандующий Маршал Советского Союза И. Сталин подписал Приказ об освобождении советскими войсками Таманского полуострова.
Из приказа: «…Войска Северо-Кавказского фронта ударами с суши и высадкой десантов с моря в результате многодневных упорных боев завершили разгром таманской группировки противника и сегодня, 9 октября, полностью очистили от немецких захватчиков Таманский полуостров. Таким образом, окончательно ликвидирован оперативно важный плацдарм немцев на Кубани, обеспечивавший им оборону Крыма и возможность наступательных действий в сторону Кавказа.
В боях за освобождение Таманского полуострова отличились войска генерал-лейтенанта Леселидзе, генерал-лейтенанта Гречко, генерал-майора Гречкина, генерал-майора Хижняка, генерал-майора Провалова, генерал-майора Сергацкова, генерал-майора Лучинского, летчики генерал-лейтенанта авиации Вершинина, моряки вице-адмирала Владимирского и контр-адмирала Горшкова».
Среди особо отличившихся войсковых частей названа 32-я гвардейская Краснознаменная стрелковая дивизия полковника Василенко, в составе которой воевал Яков Притулин.
В ознаменование одержанной победы соединениям и частям, отличившимся в боях за освобождение Таманского полуострова, были присвоены наименования «Таманских», «Темрюкских», «Анапских» и «Кубанских». 32-я дивизия стала именоваться 32-й гвардейской Краснознаменной Таманской стрелковой дивизией. И в этом есть заслуга нашего земляка, комсомольца 20-х годов Якова Петровича Притулина.
В ожесточенных сражениях на Керченском полуострове стрелок 4-й роты 85-го гвардейского стрелкового полка, 32-й гвардейской Краснознаменной Таманской стрелковой дивизии, гвардии рядовой Яков Притулин заслужил высокую награду Родины. 28 ноября 1943 года командир 85-го гвардейского стрелкового полка, гвардии подполковник Яковлев так характеризовал солдатский подвиг рядового Я. П. Притулина: «…В бою за высоту 121,6 тов. Притулин поднял роту в атаку и смелым броском овладел траншеями противника. В траншейном бою тов. Притулин мужественно дрался с врагом. За этот бой он прикладом уничтожил 2-х гитлеровцев и шестерых уничтожил из своего автомата».
Приказом войскам Отдельной Приморской Армии 22 декабря 1943 года гвардии рядовой Яков Петрович Притулин награжден орденом Красного Знамени.

Шакин Василий Федорович с октября 1941 года служил в РККА в звании политрука и должности старшего инструктора по оргпартработе Политотдела 134-й стрелковой дивизии. В феврале 1942 года 134-я стрелковая дивизия сражалась с фашистами на Калининском фронте. В апреле полки дивизии держали оборону в Бельском районе Смоленской области.
В. Ф. Шакин лично участвовал в боях с 5 апреля у деревни Селище, с 17 апреля – у деревни Гарь-Шалыта. 22 апреля из штаба дивизии поступил приказ: «…Командиру батареи противотанковых орудий выдвинуть орудия на расстояние 300 метров до передовых позиций противника, обеспечить стрельбу прямой наводкой». Выполнить задачу командования было очень сложно – впереди пять километров болот. Конной тяги нет, все лошади погибли в предыдущих боях. Командир батареи доложил в штаб, что приказ в срок он не выполнит. В расположение батареи противотанковых орудий прибыл политрук В. Ф. Шакин с заданием выполнить приказ штаба любой ценой! Разобравшись в сложившейся ситуации, он, проявив смекалку и настойчивость, приказал:
- Орудия разобрать и на руках доставить через болото в указанное место.
Вместе с орудийными расчетами В. Ф. Шакин выполнял боевую задачу. Личный состав батареи по трудно проходимому болоту, медленно, но уверенно, под минометным огнем противника шел вперед. Наконец, командир батареи отдал приказ:
- Стой! Орудия подготовить к бою! Огонь!
Противник, застигнутый врасплох, частично был уничтожен, частично бежал, оставляя вооружение и боеприпасы.
С 25 апреля по 1 мая 1942 года В. Ф. Шакин участвовал в боях у деревни Черный Ручей. Он постоянно находился в боевых порядках, вместе с личным составом рот и батальонов поднимался в атаки. За апрельские сражения с врагом на территории Смоленщины большая группа воинов 134-й стрелковой дивизии награждена орденами и медалями. Начальник политотдела дивизии, батальонный комиссар И. Новиков представил В. Ф. Шакина к награжденью медалью «За отвагу». Это представление утвердили 25 мая 1942 года командир 134-й стрелковой дивизии, полковник Квашнин и комиссар дивизии Мовшев. Приказом войскам 41-й Армии Калининского фронта от 5 августа 1942 года политрук Шакин В. Ф. был награжден медалью «За отвагу». Приказ подписал Командующий 41-й Армии генерал-майор Тарасов.
Летом 1942 года была сформирована 44-я отдельная лыжная бригада под командованием полковника Лобова.
Лобов Павел Федорович родился в 1909 году, член ВКП(б), кадровый офицер, служил в РККА с 1930 года, участвовал в сражениях с фашистами с июня 1941 года, трижды тяжело ранен, награжден орденом Красного Знамени.
Шакин Василий Федорович, теперь уже в звании капитан, получил в 44-й Отдельной лыжной бригаде должность ответственного секретаря партбюро 1-го отдельного лыжного батальона.
С 10 сентября 1942 года 44-я лыжная бригада находилась на Калининском фронте в составе 3-й Ударной Армии, заняв оборону по реке Ловать, неподалеку от города Холм. В ноябре бригада согласно приказу передислоцировалась в район севернее Великих Лук. Этому предшествовали события, описанные Семеновым Георгием Гавриловичем в книге «Наступает ударная»:
«…Наступил праздник – двадцать пятая годовщина Великой Октябрьской социалистической революции. Накануне в полдень из штаба была отправлена телеграмма командиру 44-й лыжной бригады: «Передислоцировать части бригады в район севернее Великих Лук». Выступление было назначено на вечер 6 ноября. Генерал Галицкий сам предупредил командира бригады по телефону о предстоящем перемещении и добавил: «Ждите приказа». Командир бригады ждал телеграммы.
Вечером Военный совет армии пригласил на ужин руководящий состав полевого управления. Был зачитан праздничный приказ. Затем командующий армией в небольшой речи подвел итоги нашей работы, оценил деятельность каждого управления и отдела. При этом он, не стесняясь, называл тех начальников, которым необходимо было улучшить свое отношение к порученному делу. Обо мне не сказал ни хорошего, ни плохого. Слишком мало времени находился я на новой должности.
После официальной части начался ужин. Произносили тосты, слышались добрые пожелания, царило обычное в таких случаях оживление. В самый разгар ужина настроение мое было неожиданно испорчено: командир лыжной бригады сообщил по телефону, что все еще не получил приказа о выступлении на новое место.
На следующий день мы провели тщательное расследование. Виновные были наказаны. Но не в этом суть. Надо было наводить порядок, и в первую очередь в оперативном отделе. Прохождение телеграмм, в которых ставились боевые задачи соединениям, отныне бралось нами под особый контроль».
Таким образом, 44-я отдельная лыжная бригада была включена в состав воинских частей, принявших участие в Великолукской операции. Об этой военной операции написано много книг, очерков, воспоминаний участников тех событий. Мы лишь приведем отдельные эпизоды участия 44-й лыжной бригады, ее бойцов и командиров в кровопролитных сражениях с дивизиями Вермахта.
В ноябре 1942 года более двух недель 44-я лыжная бригада совместно с 31-й Отдельной стрелковой бригадой на северо-западе от Великих Лук сдерживала напор немецкой 8-й танковой дивизии. Ее наземные операции поддерживала вражеская авиация, заходившая на бомбометание группами, порой по 25-30 самолетов одновременно. Однако наши бойцы держались стойко, и враг в этом месте не прошел, а затем отказался от наступления на данном участке.
В начале декабря бригада была придана 5-му гвардейскому стрелковому корпусу и переброшена юго-западнее от Великих Лук, заняла оборону западнее Ширипино для сдерживания войск противника.
4 декабря 1942 года группа разведчиков 44-й лыжной бригады под руководством и. о. командира по политчасти разведывательной роты, капитана Перцева Василия Афанасьевича ушла в рейд, чтобы установить наличие частей немецкой 291-й пехотной дивизии в населенных пунктах Сенькина гора, Плосково и Ловно. В районе Сенькина гора разведчики обнаружили передвижение роты немецких солдат, скрытно заходящих в тыл 1-го отдельного лыжного батальона, дислоцированного в деревне Лешаково. Капитан Перцев приказал разведгруппе занять оборону на пути немцев у деревни Корино и открыть огонь по врагу. Противник понес большие потери, было предотвращено внезапное нападение на наш батальон.
6 декабря на деревню Лешаково противник пошел крупными силами. 1-й отдельный лыжный батальон успешно отбил первую атаку, за ней – следующую. Командир Лобов направил на опасный участок заместителя, майора Кондрацкого Владимира Ивановича, который вселил в бойцов бодрость и уверенность в своих силах. Порой, были случаи, когда «…3 бойца отражали атаки противника численностью до взвода и более».
После ранения командира 1-го лыжного батальона, командование на себя принял заместитель командира по политчасти, капитан Гарусов Борис Александрович. Возглавив группу бойцов из тридцати человек на одном из участков, он организовал прочную оборону, отбил несколько атак противника, уничтожив до 140 человек немцев. И все же деревни Лешаково и Башмаково пришлось оставить. 7 декабря при наступлении на Башмаково капитан Гарусов во главе роты первым ворвался в деревню, личным примером воодушевлял бойцов на подвиги.
10 декабря немцы вновь атаковали наши позиции в деревне Башмаково. Ответственный секретарь партийного бюро 1-го отдельного батальона, капитан Шакин Василий Федорович, участвуя в оборонительных боях, находился с бойцами в окопах, лично уничтожил пятерых гитлеровцев, одного взял в плен.
11 декабря 4-х километровый участок Сурагино – Изосимово – Башмаково 44-я лыжная бригада передала 9-й гвардейской стрелковой дивизии и отошла на переформирование. В это время немецкое командование предприняло попытки прорваться к Великим Лукам с юго-западного направления. 14 декабря немецкая 291-я пехотная дивизия захватила Громово. Завязались кровопролитные бои.
Служба обеспечения 44-й лыжной бригады, которой командовал гвардии интендант 3 ранга Прохоров Семен Григорьевич, находилась в деревне Пупкова. Благодаря усилиям С. Г. Прохорова личный состав 44-й лыжной бригады своевременно обеспечивался боеприпасами и продовольствием. И вот, 15 декабря 1942 года противник «…прорвался к деревне Пупкова. Прохоров быстро мобилизовал всех находящихся в деревне бойцов и командиров, навел порядок, и противник был отброшен». В течение нескольких дней деревня удерживалась малыми силами, вплоть до подхода подкрепления.
За время нахождения в резерве, П. Ф. Лобов подписал документы на представление к наградам бойцов и командиров. Вносилось предложение наградить орденами Красного Знамени:
- Заместителя командира 44-й отдельной лыжной бригады, майора Кондрацкого Владимира Ивановича, 1917 года рождения, украинца, кандидата в члены ВКП(б) с 1942 года. Кадровый военный, в РККА с 1935 года, был ранен 10 декабря 1941 года в районе Тихвина. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 декабря 1941 года награжден Орденом Ленина;
- Начальника штаба 44-й отдельной лыжной бригады, майора Горяйнова Александра Тихоновича, 1908 года рождения, русского, кандидата ВКП(б) с 1942 года. Кадровый военный, в РККА с 1930 года. Ранее не награждался.
П. Ф. Лобов предложил наградить орденом Красной Звезды – заместителя командира 44-й отдельной лыжной бригады по тылу, гвардии интенданта 3 ранга Прохорова Семена Григорьевича, 1903 года рождения, русского, члена ВКП(б) с 1937 года. В РККА призван Алма-Атинским горвоенкоматом в июне 1941 года. Ранее не награждался.
С 22 декабря 1942 года 44-я лыжная бригада вновь на передовой. Вечером из резерва из района Поречье в Ширипино подошла советская 360-я стрелковая дивизия, которую усилили 44-й и 45-й лыжными бригадами и 100-й Стрелковой бригадой. 23 декабря на участке фронта, который удерживала 44 лыжная бригада, противник одновременно бросал в бой от 30 до 40 танков.
24 декабря, в составе 360-й стрелковой дивизии, бригада нанесла контрудар на деревню Алексейково, что в нескольких километрах от железной дороги Новосокольники – Великие Луки. Враг был отброшен на три километра. Проявив храбрость, отвагу и героизм, советские воины выполнили задачи, поставленные Военным Советом 3-й Ударной Армии. Германское командование с 25 декабря взяло паузу для подготовки нового удара. 44-я лыжная бригада, потеряв много личного состава, была выведена в резерв.
4 января 1943 года после мощных артиллерийских ударов немецкие части со стороны Алексейково пошли на прорыв к Великим Лукам. К вечеру следующего дня немцы, потеснив 360-ю стрелковую дивизию, заняли Борщанку. В этих жарких схватках с врагом участвовала 44-я лыжная бригада. Ее командир, полковник П. Ф. Лобов умело управлял частями бригады, в решающие моменты появлялся на самых сложных и ответственных участках, неоднократно лично водил батальоны в атаку. 6 января 1943 года он погиб на боевом посту от разрыва вражеского снаряда, выпушенного из танкового орудия. Обязанности командира бригады были возложены на заместителя командира В. И. Кондрацкого.
26 января 1943 года Командующий войсками 3-й Ударной Армии, генерал-майор Галицкий в представлении к награждению Лобова Павла Федоровича, писал: «…За время Великолукской операции противник понес от 44-й лыжной бригады потери: убитыми более 2 тысяч человек и пленными 31 человек. Уничтожено 7 станковых пулеметов и 18 автомашин с грузами. Захвачено в качестве трофеев 4 танка и 22 автомашины. На фоне героической бригады сочной, колоритной фигурой выступает личность командира бригады, пламенного большевика, полковника Лобова. Он достоин награждения посмертно орденом Ленина».
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 января 1943 года орденами Красного Знамени награждены: майор Горяйнов Александр Тихонович, майор Кондрацкий Владимир Иванович, орденом «Красная Звезда» - гвардии интендант 3 ранга Прохоров Семен Григорьевич.
Приказом Войскам 3-й Ударной Армии от 17 февраля 1943 года по 44-й отдельной лыжной бригаде были награждены:
Орденом Отечественной войны 1 степени – капитан Гарусов Борис Александрович, заместитель командира батальона по политчасти.
Медалью «За отвагу»:
- Капитан Перцев Василий Афанасьевич, исполняющий должность заместителя командира разведывательной роты по политчасти;
- Капитан Шакин Василий Федорович, ответственный секретарь партийного бюро 1-го отдельного лыжного батальона.
С января по апрель 1943 года 44-я Отдельная Лыжная бригада сражалась с фашистами на Калининском фронте, а 15 мая была расформирована, ее личный состав направлен на усиление других частей.
Гвардии капитан Шакин Василий Федорович погиб 26 августа 1943 года. Его прах покоится в братской могиле, где захоронено 6507 человек, в городе Духовщина Смоленской области. В советское время за мемориальным комплексом ухаживали работники Духовщинского РПУ ЖКХ и СПТУ №6.
Сведений о других участниках Бурлацкого дела разыскать не удалось…

ЛИТЕРАТУРА, ИСТОЧНИКИ

1. Забелин В. М. Благодарненский район – через испытания временем. Ставрополь «АГРУС», 2010.
2. Районы Северного Кавказа. Краткий статистический справочник. Пятигорск, 1935.
3. Мережко Тимофей Иванович. Личное дело. Ставропольский архив ГКАУ «ГАНИСК». Ф. 1, Оп. 9, Д 736, Л. 11-12 (об).
4. Коллективизация сельского хозяйства на Северном Кавказе (1927-1937 гг.). Под редакцией П. В. Семерина и Е. Н. Осколкова. Краснодар, 1972.
5. Справочник по Ставропольской епархии (обзор городов, сел, станиц и хуторов Ставропольской губернии и Кубанской области). Н. Т. Михайлов. 1911 г. Сайт Оксаны Корневой. (Станица Надежная).
6. Забелин В. М. Страницы Благодарненской истории. Ставрополь, АГРУС, 2010. (О Крестьянских комитетах общественной взаимопомощи).
7. Корниенко Павел Степанович. Личное дело. Ставропольский архив ГКАУ «ГАНИСК».
8. Книга Памяти жертв политических репрессий Ставропольского края. Тома 1 - 12. Ставрополь, 1995 г.
9. Шакин Василий Федорович. Наградные листы. Сайт: Подвиг народа.
10. Семенов Г.Г. Наступает ударная. – 2-е изд., испр. – М.: Воениздат, 1986. – 286 с., 10 л. ил. – (Военные мемуары).
11. 44 и 45 отдельные лыжные бригады. Сайт: Википедия.
12. Докладная записка М. А. Суслову «О немецком населении Орджоникидзевского края». 20 сентября 1941 года. г. Ворошиловск. ЦДНИ CK. Ф. 1. Oп. 85. Д. 13. Лл. 16-29
13. Воспоминания Ольги Сайбель. Из Интернета.
14. Шурлов Б. Они были первыми. Газета «Ленинское знамя» от 2 ноября 1978 г. Г. Благодарный Ставропольского края.
15. Приказы Верховного Главнокомандующего в период Великой Отечественной войны Советского Союза. – М.: Воениздат, 1975. С. 57–59.
16. Наградной лист Я. П. Притулина. Сайт «Подвиг народа».
17. Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы Том 4. 1934 - 1936. Москва РОССПЭН.
18. Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы Том 5. 1937-1939. Книга 2. 1938 – 1939. Москва РОССПЭН 2006.
19. Памятная книжка Ставропольской губернии на 1916 год. Ставрополь: Типография губерн¬ского правления, 1916.



КУПЦЫ ЗЕБНИЦКИЕ

 КУПЦЫ ЗЕБНИЦКИЕ В БЛАГОДАРНОМ ДО 1918 г.

Зебницкий Григорий Семенович с семьей прибыл в село Благодарное Новогригорьевского уезда Ставропольской губернии во второй половине девятнадцатого века, коренным жителем не являлся.
А. Ф. Рязанов в книге «Благодарненцы в XVIII-XIX веках. Часть 2. Благодарненские и окрестные села» писал: «…Иногородние, прибывшие на жительство в ставропольские села, не пользовались льготами и привилегиями коренного населения. Им не выделялись наделы земли из общинного клина. Нанимаясь на работу к коренным жителям, они получали хлеб и деньги за свою работу. Редко кто из них имел домашний скот. Проходил не один год, прежде чем семьи иногородних выходили из нужды и обзаводились крепким домашним хозяйством…» [1]
Г. С. Зебницкий в личном хозяйстве имел две лошади и одну корову. Но основной доход он получал от торговли смешанными товарами и бакалеей.
Следует отметить, что промышленность в нашем селе была развита слабо, представлена лишь мелкими заведениями и мастерскими. Потребительские товары выпускали: 16 кузниц, 2 кирпичных и 2 мыловаренных завода, 2 маслобойни, 1 цех фруктовых вод. В связи с разведением овец в уезде и на землях кочевых народов, в селе работали 13 овчинодельных мастерских.
А вот, торговля в селе Благодарном была на достаточно высоком уровне. Хотя и купцов было мало. По Всероссийской переписи 1897 году в уездном селе Благодарном из проживающих 12 212 человек, купцов числилось – 4, в том числе: мужчин – 2, женщин – 2. За отсутствием сведений о доходах предпринимателей, отнесем к наиболее престижным, в первую очередь, лиц, имеющих наибольшее количество торговых предприятий. Так, отец и сын – М. И. и Г. М. Меланьины имели хлебный амбар, два бакалейных магазина, винный погреб. Ныне это территория бывшего противочумного отделения.
Шевченко Петр Иванович имел хлебный амбар, склад сельскохозяйственных земельных орудий, магазины строительных материалов, леса и бакалейный. Старожилы считают, что П. И. Шевченко принадлежали дома, которые заняты школой-интернатом. Его сын, почетный потомственный гражданин Вячеслав Петрович Шевченко в 1912 году стал попечителем прогимназии, от которой ведет свое исчисление Благодарненская средняя школа № 1.
Хлебный амбар в селе содержал предприниматель Ф. П. Гуреев.
Слепков Иван Яковлевич содержал большой оптовый склад товаров, винный магазин. Ему принадлежали два дома: ныне офис предпринимателя В. Кузнецова и бывшее ателье «Ромашка».
Купцы Е. Л. и И. Л. Потемкины содержали несколько магазинов мануфактуры, смешанных товаров и мелкорозничной торговли.
Предприниматели Д. И. Пахомов, В. Б. Нестеров и А. Ф. Федосов имели в селе по два магазина: винные и пивные.
Купцы Е. Я Калинин и А. М. Шаур вели торговлю с оптовых складов и винных магазинов.
Теперь назовем коммерсантов, имевших только по одному магазину:
Бакалеи – М. Г. Хайрапекова;
Мелкорозничные – В. П. Жижикин, П. И. Раздобудько, М. Д. Обифостов;
Смешанных товаров – Г. С. Зебницкий, Ф. К. Олейников, А. Я. Суворкина, И. С. Турчанинов, П. С. Головин;
Мануфактуры – И. Б. Айдинов, А. Ф. Рамбазов, Г. Я. Зарифов, А. Ф. Домбалов.
В селе можно было купить готовую одежду. На этом специализировались Г. С. Башков и Л. Т. Боченин, которые содержали магазины готового платья.
Посудой торговали коммерсанты И. Т. Баранов и С. А. Поздняков, железными, скобяными изделиями – купец И. Ф. Черноглазов, лесом – Г. М. Хлобыстов, сельскохозяйственными орудиями – Н. Г. Резников.
Торговец Г. Нейдлингер специализировался на продаже швейных машин.
Лекарственные препараты население могло купить в вольной аптеке провизора Ивана Борисовича Витмана и в аптечном магазине П. И. Иванова.
Минеральными водами торговал Г. Ф. Веприцкий.
В разряд коммерческих предприятий отнесена и почтовая станция, которой заведовал В. И. Щербаков.
Значительная часть товаров продавалась на сельских базарах и ярмарках. В Благодарном первая ярмарка проводилась за 7 дней до праздника Святой Троицы, сроком 10 дней. Вторая ярмарка проходила с 26-го ноября по 10-е декабря. Базары проводились еженедельно, по понедельникам. [2]
А вот так о коммерсантах XIX века, в том числе о Зебницких, писала 11 февраля 1951 года газета «Трибуна ударника» Благодарненского района: «…Примитивными были орудия труда, которыми обрабатывали землю крестьяне нашего села. Лошадь и соху могли иметь только зажиточные крестьяне. Безлошадные вынуждены были идти в кабалу к богачам.
Купец Слепков помимо собственных магазинов имел около 500 га земли, которую сдавал в аренду. Арендаторы – бедные крестьяне платили ему за землю половину собранного урожая.
Приказчики купца Кащенко сразу после уборки урожая скупали у крестьян за бесценок хлеб. А затем отправляли его в центральную Россию, где продавали в три дорога или же продавали его весной местным жителям, но уже по более высокой цене, чем покупали его сами.
Торговцы Меланьины, Потемкины, Зебницкие, Шевченко за 3-5 лет из мелких торговцев превратились в крупных купцов-миллионеров. Свое благополучие они устраивали путем спекуляции, обмана, обмера и обвеса бедных крестьян».
Руководитель СССР Иосиф Виссарионович Сталин был еще жив, время было политизированным, статья в газете была без подписи и посвящалась очередным выборам в Советы депутатов трудящихся. О купцах, приказчиках, торговцах надо было писать только плохое.
В 1898 году фамилия Зебницкого упоминается в числе благодарненских благотворителей. Как известно, 1897 год оказался засушливым, с наступлением зимы население Новогригорьевского уезда стало голодать. Уездный исправник Андрей Максимович Мейлах собрал у купцов и зажиточных крестьян несколько сот пудов муки, мяса и других продуктов, которые раздавались бедным.
Чтобы подобные мероприятия носили регулярный характер, в селе Благодарном по инициативе Председа¬теля съезда земских начальников полковника К. С. Козлова было образовано благотворительное общество, в члены которого вошли «приглашенные представители интеллигенции, местные крестьяне, окрестные тавричане… Целью деятельности созданного общества было проозглашено оказание помощи голодающим натурою: раздача муки, сала, мяса, а в нужных случаях и оказание помощи деньгами. Членами общества могли стать все желающие, уплатившие членский взнос. Так¬же постановили открыть в селе бесплатную чайную «с дармовым хлебом», для чего из собранных денег обще¬ство выделило пособие в размере 200 рублей». [4]
25 января 1898 года в селе Благодарном была открыта бесплатная столовая для голодающих. Рассчитывалась она на 120 человек, но питалось в ней людей значительно больше. Дея¬тельностью столовой руководило избран¬ное 8 февраля правление. Председателем его стал председатель Благодаринскаго  благотворительного  комитета, член уездного суда Л. К. Прокофьев, казначеем – почетный мировой судья П. И. Шевченко, секретарем – частный поверенный 3. Г. Асланов. Были избраны 9 членов-распорядителей: председатель уездного съезда К. С. Козлов, Новогригорьевский уездный исправник А. М. Мейлах, земский начальник 6-го участка А. В. Коз¬лов, священник Андрей Байздренко, купцы Г. М. Меланьин, В. Б. Нестеров и И. Я. Слепков, а также крестьяне Р. Я. Кухарев и Т. Н. Алтухов. Мейлах, Байздренко, Меланьин, Нестеров, Слепков, Кухарев и Алтухов отвеча¬ли за деятельность хозяйственной части, за дежурство и наблюдение за отпуском обедов в столовой. [4]
По распоряжению Ставропольского губернатора Н. Е. Никифораки было создано Новогригорьевское уездное попечительство общества Красного Креста. Председателем общества был избран председатель уездного съезда подполковник К. С. Козлов, его заме¬стителем – уездный исправник А. М. Мейлах, кандида¬том к нему – воинский начальник П. А. Егоров, казначеем – секретарь уездного съезда И. Ф. Мануйлов.
Чле¬нами общества состояли: земский начальник 6-го участка А. В. Козлов, протоиерей о. А. Куликов, о. А. Байздренко, о. Я. Сретенский, о. Н. Денисов, а также Е. Н. Витман, П. А. Лукашенко, В. Б. Нестеров, С. И. Олехнович, И. Я. Слепков и П. Д. Соколовская.
Действительными членами общества стали госпо¬жи: Р. Б. Яходс, А. И. Турчанинова, В. М. Олехнович, А. В. Козлова, Л. А. Денисова, М. А. Козловская, А. С. Ива¬нова и Е. П. Салина, а также господа: 3. Г. Асланов, М. К. Богушевич, Г. М. Меланьин, В. И. Меланьин, П. В. Козлов, И.Я. Слепков, Г. С. Зебницкий, Д. И. Приходько, С. Ф. Костанда, Н. А. Лукашенко, Г. И. Васильев, П. Г. Гольченко, Д. Г. Немов, Р. Я. Кухарев, О. Г. Власьянц, В. Г. Гедваль, П. И. Иванов, А. П. Ильясов, Ф. Л. Сафронов, Д. С. Яходс, Н. Н. Соколовский, Т. Н. Алтухов и Д. М. Мешков. В состав ревизионной комиссии входили Н. Н. Соко¬ловский, Ф. Л. Сафронов и М. К. Богушевич.
В 1898 году году попечительство уездного общества Красного Креста «…собрало 9320 руб., из них – 9000 руб. поступило от Ставропольского мест¬ного управления Российского общества Красного Кре¬ста, собрано пожертвований на сумму 115 руб., и 205 руб. поступило в качестве членских взносов».  [4]
Весной 1898 года Зебницкий Григорий Семенович в центре села Благодарного окончил строительство нового, 6-комнатного дома с магазином и летней кухней. Только и успели справить новоселье, как на село обрушилось стихийное бедствие – сильнейшее за многие годы наводнение.
11 июля газета «Северный Кавказ» опубликовала статью С. Костанда, который сообщал: «…на наше село обрушилось сильное наводнение, повлекшее за собою много несчастий. В ночь под 2 июля прошел силь¬нейший дождь, от которого наша речка Буйвола сильно вздулась; утром вода все прибывала и к 12 часам дня вода до того переполнила речку, что она далеко вышла из сво¬их берегов и затопила все низменное пространство; через каждые 5-10 минут вода прибывала на целую четверть; вскоре вода дошла до первой лавки нижнего базара, по¬равнялась с перилами большого моста, перекинутого в центре села против нижнего базара через речку, и кос¬нулась окон некоторых домов. Нижние две улицы с обеих сторон были залиты водою. Чтобы переправиться через мост на другой берег, необходимо было принимать ван¬ну, хотя бы переправляющийся и был верхом, с риском для жизни. Прежде всего, пострадали от воды сады, рас¬положенные близ речки, сады эти буквально были залиты водою, а некоторые даже размыты; такой же участи под¬верглись водяные мукомольные мельницы, в некоторых местах разоренные водою, вместе с плотинами.
Ближе к мосту, в квартире Светова вода разрушила до основания всю надворную постройку: амбар, сарай и конюшню. Да¬лее, начиная от моста по левую сторону, вода повредила капитальные квартиры Резанова и Лукашенко (дом Немова), в первой обвалила весь глухой дворовый коридор, а во второй, кроме коридора, все внутренние стены, так что осталось одна стена с внешней стороны от речки; пер¬вый же дом в некоторых местах дал трещины. Во дворах этих вода размыла и развалила всю саманную постройку. Затем с боку двухэтажный дом Егора Микиртумова разрушен до основания; обрушившаяся железная крыша по¬хоронила за собою все имущество, находившееся в доме, начиная от посуды, одежды, сундуков и кончая всем тем товаром, который находился в нижнем этаже в ренско¬вом погребе. Из имущества этого спасти ничего не могли в силу быстрого разрушения дома.
Далее, вода разруши¬ла новое помещение Василия Нестерова, устроенное для винной лавки, а дом Нестерова дал значительные тре¬щины; во дворе разрушен один амбар и повреждены все остальные саманные постройки. За Нестеровым разру¬шены пять крестьянских изб. По правую сторону водою разрушены до основания все кузни, расположенные на берегу и три крестьянских дома.
Едва уцелел новый ка¬питальный дом купца Г. Зебницкого, у него же залит во¬дою весь находившийся в складе под этим домом товар; я слышал, что товара погибло на 5000 руб. Большею ча¬стью из товара погиб сахар, табак, чай и конфеты, так что две первых вещи едва ли будут годны для продажи; во дворе Зебницкого также повреждена вся капитальная саманная постройка. Во всех этих дворах вода стояла по грудь человека.
Как пешее, так и верховое сообще¬ние было сопряжено с большими трудностями. Сколько принесено всего убытков, пока узнать не представилось никакой возможности. Можно предположить, что будет свыше, чем на двадцать пять тысяч рублей.
Надо отдать справедливость самоотверженному усер¬дию, с каким действовали урядник Юрьев, старшина Приходько, а также пристав г. Пищиков. Эти три лица целый день принимали меры к спасению несчастных, очутившихся в воде; верхом на лошади, они переправля¬лись то на одну, то на другую сторону. Видя, что сильная опасность угрожает дому Микиртумова, силою повыта¬скивали эту семью и на себе попереносили в безопасное место. Едва успели они это сделать, как дом рухнул. Сам же Микиртумов спасал на дворе некоторое имущество. Урядник и старшина точно также поступили и с семьею Лукашенко и Резанова; здесь они могли выхватить почти все ценные вещи.
К довершению несчастия градом, бывшим в ночь под 2 июля и прошедшим наискось по благодарненской сте¬пи, полосою в версту или полторы ширины побито ярово¬го хлеба: овса, ячменя, проса и льна приблизительно до 700-800 десятин; в общем, побит хлеб незначительно, а в некоторых местах побит до основания. Поэтому убытков градом этим, как насчитывается приблизительно, причи¬нено на сумму 15000 или 20000 рублей».
Григорий Семенович Зебницкий был женат, воспитал двоих сыновей и двоих дочерей. Его сыновья Федор и Александр пошли по отцовским стопам, стали купцами, занимались торговлей и благотворительностью.
Зебницкий Федор Григорьевич возглавлял общество по открытию средних учебных заведений в селе Благодарном. К сентябрю 1908 года в пользу Благодаринского общества по открытию прогим¬назии поступило 1500 рублей.
5 октября на строительство прогимназии внесли пожертвования: купец И. И. Турчанинов – 600 руб¬лей, Торговый дом братьев Меланьиных, Ф. Г. Зебницкий, И. Н. Львов, И. Я. Слепков, П. В. Зобнин – по 500 рублей, А. Ф. Немов – 300 р., А. Ф. Домбазов и Х. Н. Домбазов – по 200 рублей. От Мат¬рёны и Евдокии Белоусовых принято пожертвований по 100 рублей.
Председатель общества Ф. Г. Зебницкий выразил жертвователям глубокую благодарность и пообещал фамилии благотворителей, пожертвовавших 500 рублей и более, зачислить пожизненными члена¬ми общества.
Он заявил, что «…Общество по открытию среднего учебного заведения в с. Благодарном возбуждает ходатайство о том, чтобы Благодаринское городское училище было по программам приспособлено к курсу приготовительного и первых четырёх классов гимназий (без преподавания древних языков), и чтобы в такое преобразо¬ванное училище принимались дети обоего пола. В случае такого преобразования, общество намерено предложить в распоряжение учебного начальства все имеющие у него средства». [3]
Ф. Г. Зебницкий активно участвовал в благоустройстве села Благодарного. 31 января 1912 года состоялось первое общее собрание общества по благоустройству села, на котором был избран распорядитель¬ный комитет и ревизионная комиссия. Избранными в комитет по большинству голосов оказались: жена уездного исправника, госпожа Анна Ивановна Алексанрович, возглавившая распорядительный комитет; врач В. И. Петровский, мещанин Ф. И. Воробьев, купцы И. Я. Слепков, В. П. Шевченко и Ф. Г. Зебницкий, которому поручены обязанности казначея.
Губернская газета «Северокавказский край» 10 февраля 1912 года сообщала: «…Названному обществу переходят уже начатые работы по устройству общественного сада в центре села. Нет сомнения в том, что есть над чем потрудиться для благоустрой¬ства селения, да и общее настроение жителей этому обстоятель¬ству способствует; хочется хоть немножко принарядиться в ожидании открытия железной дороги…
С осени прошлого года в центре села начали рыть артезианский колодец. Село с пятна¬дцатью тысячами жителей не имеет совершенно, хорошей воды, с трудом пробавляется колодезной горько-солёной и из речки Буйвола с запахом тины. Понятно, при этих условиях то напря¬женное внимание, с каким все население Благодарного следило за ходом работ. В настоящее время работы закончены в пределах заключенного контракта, скважина пробита до 100 саженей и совершенно безрезультатно – в пройденных слоях почвы воды не оказалось.
Инженер-гидротехник, приглашенный на освиде¬тельствование работы, высказался, что в условиях, в которых находится село, ожидать артезианской воды нельзя не только на глубине 100 сажен, но весьма сомнительно будет ли она на глу¬бине 300-400 сажен.
Среднему обывателю такое заключение крайне непонятно: в 30 верстах от Благодарного в селе Журавке артезианская вода в большом изобилии, очень доброкачествен¬ная и на глубине 30-40 сажен встречается в каждом дворе. По геологическим исследованиям оказывается, что здесь слои земли бо¬гатые водой на расстоянии двух-трёх вёрст от центра села выклиниваются, и пласты земли сменятся другими, более позднего происхождения и безводными. Все это может быть и так, но благодаринцы остались без воды и приуныли…» [3]
В это же время члены распорядительного комитета, при поддержке уездного исправника, земского началь¬ника и волостного старшины, решали вопросы по установке на некоторых улицах в селе Благодарном  осветительных керосинокалильных фонарей.
11 февраля 1912 года газета «Северокавказский край» писала: «…В настоящее время предполагается по¬ставить только два таких фонаря, один возле полицейского управления, а другой – около воинского присутствия. Мы заранее не можем определить место постановки фонарей, но весьма же¬лательно было бы, чтобы фонари были помещены не возле са¬мих вышеуказанных зданий, а в некотором отдалении. Фо¬нарь, предназначенный для полицейского управления – возле казенной винной лавки. Этим фонарем хорошо были бы освеще¬ны как полицейское управление, так и переулок, ведущий к ба¬зару, а также и улица к почтовой конторе. Фонарь же, предназна¬чаемый для воинского присутствия на площади против церкви, этот фонарь мог бы осветить переулок, также ведущий к почто¬вой конторе…» [3]
Ф. Г. Зебницкий, как член распорядительного комитета, принимал деятельное участие в обустройстве общественного сада и начале строительства первого в селе кинематографа.
 Весной 1912 года в самой нездоровой, болотистой части села Благодарного, распространявшем зловоние и служившим рассадником малярии, заложили общественный сад. Обнесли его каменной стеной из кирпича. Некоторые низменные места, ранее постоянно за¬ливаемые водою, осушили. Разбили правильные аллеи, засыпали их песком и щебнем. Посадили много новых деревьев. Выстроили несколько беседок, эстраду для музыкантов, площадки для детских игр.
В это же время предприниматель И. Г. Могильченко приступил к строительству здания частного биоскопа-кинематографа.
Очередной зада¬чей общества становилось приведение в порядок сельских улиц. Хотя общество не располагало средствами, достаточны¬ми для очищения всего села Благодарного от грязи, но оно делало весьма многое, брало инициативу на себя, встречало «…полное сочувствие и поддержку у других общественных организаций, учреждений и отдельных лиц». [3]
6 мая 1912 года в селе Благодарном открылась ежегодная весенняя ярмарка. Газета «Северокавказский край» сообщала: «…На 15 мая, день закрытия ярмарки, ожидается здесь господин ставрополь¬ский губернатор. К этому дню общество по благоустройству се¬ла Благодарного хочет приурочить и день открытия сада, в кото¬ром продолжаются спешные работы: посадка новых деревьев, цветов, разбивка аллей. Уже построен грот, раковина для музы¬кантов и возведены из камня стены под биоскоп. В скором вре¬мени приступят и к постройке летнего клуба». [3]
Как известно, прогимназия в селе Благодарном была открыта в сентябре 1911 года. Члены общества по открытию средних учебных заведений планировали преобразовать прогимназию в реальное училище. Но для этого нужны были дополнительные средства. 15 мая 1912 года Ф. Г. Зебницкий и некоторые члены общества посетили туркменскую территорию с целью получить денежную поддержку на открытие в уездном центре средних учебных заведений.
В Туркменской народной думе Ф. Г. Зебницкий говорил о том, что   здание прогимназии – гордость села Благодарного и Благодарненского уезда. На постройку затрачено около 40 тысяч рублей. Спрос населения на среднее образование уве¬личивается. Созрела необходимость приспособить под классы верхний этаж прогимназии. Однако неурожаи последних лет почти прекратили приток пожертвований, которые лились раньше ши¬рокою волной. В дальнейшем будущем можно надеяться, особенно с введением земства в Став¬ропольской губернии, что благодаринская частная прогимназия будет правительственным, и что дети соседнего туркмен¬ского народа будут учить¬ся в нем. При беглом взгляде на карту Ставропольской губернии видно, что село Благодарное окружено целой сетью туркменских аулов. Связь села Благодарного, как административного и торго¬вого центра с туркменским народом – давняя и прочная связь. Ни одной ярмарки и базара не обходится без посещений туркменами. Казначейство, съезд, заседания сессий окружного суда часто бывают переполнены ими. Многие жители села Благодарного у туркмен арендуют земли.
Ф. Г. Зебницкий обещал выделить для туркмен-учеников здание с усадьбой под общежитие. Усадьба эта находится в центральной, здоровой части села, недалеко от прогимназии. Кроме того, благодаринской делегацией было предложено туркменским уполномоченным «…высылать своих представителей на общие собрания общества и заседания распо¬рядительного совета с правом решающего голоса в текущих во¬просах. Таким образом, туркменский народ мог бы принять ак¬тивное участие в делах общества». [3]
15 мая Туркменская народная дума ас¬сигновала 1500 рублей в пособие благодаринскому обществу на открытие средних учебных заведений в селе Благодарном.
22 мая 1912 года Ф. Г. Зебницкий обратился через губернскую газету с благодарностью к руководителям туркменского народа: «…Господин редактор! На стра¬ницах вашей уважаемой газеты общество по открытию сред¬них учебных заведений в селе Благодарном просит поместить его глубокую благодарность почетным полномоченным турк¬менского народа, ассигновавшим в заседании своем 15 мая сего года 1500 рублей в пособие обществу, и искреннюю призна¬тельность главному приставу кочующих народов А. А. Поль¬скому и А. Л. Добрыне, радушно принявшим нашу депутацию. Председатель общества Ф. Зебницкий». [3]
1913 год в истории царской России считается расцветом экономического производства и благосостояния народа. К этому времени в Благодарном производство сельскохозяйственной продукции и торговля сосредотачиваются в руках небольшой группы лиц.
Архивы сохранили списки товаро-помышленников села Благодарного на начало 1914 года:
Зебницкий Григорий Семенович, купец 2-й гильдии  – бакалейная торговля с оборотом 30 тысяч рублей в год;
Лапин Иван Васильевич – торговля кожевенными товарами;
Торговый дом «Братья Меланьины» - галантерея, бакалейная и кожевенная торговля, скупка зерновых продуктов;
Новиков Иван Михайлович – торговля смешанными товарами;
Торговый дом «Новиков и Кампания» - лесная торговля, ссыпка зернопродуктов;
Немов   Алексей   Федорович   и   Калинин Евгений Яковлевич – мельница, переработка зернопродуктов;
Павлик Павел Александрович – кожевенная торговля;
Наследники Попова И. А. – мануфактурная торговля;
Турчанинов Иван Иванович – железно-скобяная, посудная и бакалейная торговля, ссыпка зернопродуктов;
Шевченко Вячеслав Петрович – железно-скобяная торговля. [5]
Общественно-полезными делами занимался и второй сын Г. С. Зебницкого – Зебницкий Александр Григорьевич. 21 февраля 1915 года в помещении Благодарненского общественного собрания состоялось общее организа¬ционное собрание, на котором обсуждались вопросы создания вольной пожарной дружины. Собрание начало свою работу в 9 часов утра под председательством Н. Д. Зарецкого и в присутствии членов-учредителей дружины – А. Н. Мальцевского и В. П. Шевченко. В работе собрания приняло уча¬стие более 40 человек. Рассмотрели Устав дружины. Решили взимать годовой членский взнос с действительных членов по 5 рублей, а с членов жертвователей – по 50 рублей в год.
Избрали правление дружины. Председателем правления стал уездный воинский начальник, подполковник В. Я. За¬харов, его заместителем – председатель уездного съезда Н. Д. Зарецкий.
Члены правления: Председа¬тель земской управы А. М. Мальцевский, он же казначей об¬щества; Уездный исправник В. К. Маслович, техник Благодарненского земства П. А. Чулочников, помощ¬ник заведующего медицинским отделом земской упра¬вы Г. Н. Чехранов, он же секретарь правления общества. Кан¬дидатами в члены правления избрали земского врача В. И. Петровского и купца А. Г. Зебницкого.
В состав команды дружины были избраны: «…Началь¬ником пожарной команды В. П. Шевченко, его помощ¬ником — счетовод земской управы Т. С. Федичкин, заведующим пожарным имуществом — волостной стар¬шина М. С. Сапрыкин.
В состав ревизионной комиссии были избраны за¬ведующий отделом народного образования при зем¬ской управе А. В. Марченко, бухгалтер земской управы Ф. Ф. Шаховский и провизор Ф. В. Витман.
По окончании выборов были составлены окончательные списки вольной пожарной дружины села Благо¬дарного и отправлены на утверждение губернатором». [4]
Дочь Зебницкого Григория Семеновича – Зебницкая Наталья Григорьевна до революции вышла замуж за купца села Александровского Иванова Федора Ивановича, который в 30-х годах прошлого века служил кладовщиком Госиздата. Семья проживала в городе Ставрополе (Ворошиловск) по ул. Ерохиной, 9.
Вторая дочь – Зебницкая Нина Григорьевна вышла замуж за Ставропольского купца Романова, который умер до 1917 года. В 30-е годы она проживала в Ставрополе, не работала, была на иждивении дочери Нади, которая служила машинисткой в райисполкоме и проживала по ул. Спасской, 22.
Старожилы помнят, что в советское время в доме купцов Зебницких по улице Советской (Широкой) располагался Благодарненский райвоенкомат. 29 октября 1968 года в райвоенкомате я получил повестку в армию. В начале 70-х годов здание военкомата попало под снос при строительстве Дома Советов, который был введен в эксплуатацию осенью 1974 года.


 ЗЕБНИЦКИЙ ФЕДОР ГРИГОРЬЕВИЧ.
В ЗАСТЕНКАХ НКВД. 1937 г.

1 августа 1937 года в селе Благодарном Орджоникидзевского края сотрудники Благодарненского районного отдела НКВД арестовали 63-летнего сторожа сенозаготовительного пункта, бывшего купца второй гильдии Зебницкого Федора Григорьевича.
Сразу же ему было предъявлено постановление о привлечении к уголовной ответственности:
«…Я, помощник уполномоченного УГБ Благодарненского РО НКВД сержант госбезопасности Волобуев, рассмотрев имеющийся материал на гр. Зебницкого Федора Григорьевича, рождения 1874 года, кулак-купец, проживает в с. Благодарном, нашел, что он в период уборочной кампании 1937 года, всячески разлагал колхозную массу, проводил антисоветскую агитацию, а поэтому постановил: Г-на Зебницкого Федора Григорьевича привлечь к уголовной ответственности по Ст. 58-10 УК РСФСР и мерой пресечения избрать содержанием под стражей».
В отпечатанном на машинке постановлении уже была указана вина арестованного Ф. Г. Зебницкого и вменяемая ему статья Уголовного Кодекса. Определенно, бланки печатались под копирку  заранее для проведения массовых арестов граждан по 58-й статье УК и для ускорения работы сотрудников НКВД.
С арестом Ф. Г. Зебницкого согласился начальник Благодарненского РО НКВД, старший лейтенант госбезопасности Емельянов и санкционировал прокурор Благодарненского района Чуприн.
В этот же день была составлена «Анкета арестованного».
Зебницкий Федор Григорьевич родился 20 февраля 1874 года в селе Благодарном. Образование – двухклассное училище. Паспорта не имел. По профессии – торговец, по социальному происхождению – кулак-торговец. До революции имел дом из 6 комнат, кухню и магазин бакалейно-галантерейный с оборотом 30 тысяч рублей. Имел две лошади и корову. После революции не имел ничего. По социальному положению – раскулаченный кулак. В  партиях не состоял. На момент ареста семьи не имел. На воинском учете не состоял по причине преклонного возраста. В белой и красной армиях не служил, на фронтах не воевал. В бандах не состоял, в восстаниях против советской власти не участвовал.
Ф. Г. Зебницкий за период с 1918 по 1937 годы репрессиям со стороны советской власти подвергался неоднократно. Из анкеты: «…в 1920 году он был арестован органами и был осужден, в 1935 году также был арестован НКВД, и в 1936 году тоже».
Вскоре Благодарненский сельский Совет на арестованного Зебницкого представил в РО НКВД справку следующего содержания:
«…Справка выдана Благодарненским сельсоветом Орджоникидзевского края на гр. Зебницкого Федора Григорьевича в том, что он житель с. Благодарного, бывший купец II-й гильдии, имел крупный магазин, применял наемный труд. В 1929 году был выслан по I-й категории, как лишенный избирательных прав». Справку подписали председатель сельсовета Сапрыкина и секретарь Бадулина.
5 августа 1937 года Ф. Г. Зебницкого привели на первый допрос, который проводили Емельянов и Волобуев.
К этому времени уже были арестованы и допрошены жители села Благодарного: Щегольков Тарас Денисович, Васильев Матвей Карпович, Лежепеков Афанасий Петрович, Побединский Григорий Яковлевич, Подкопаев Матвей Кузьмич и десятки других селян, подозреваемых в антисоветской деятельности.
Вопросы Зебницкому задавал начальник РО НКВД Емельянов, протокол допроса составлял сержант госбезопасности Волобуев.
Емельянов:
- Знаете ли Вы гражданина Щеголькова Тараса Денисовича и как давно?
Зебницкий:
- Щеголькова я знаю с малых лет, как односельчанина и хорошего знакомого.
- Охарактеризуйте личность Щеголькова.
- Щегольков происходит из крестьян-бедняков, в 1905-1906 годах состоял членом партии эсеров. Ныне он кустарь-одиночка, личность антисоветская. Связь поддерживает с лицами, враждебно настроенными к советской власти.
- Покажите круг знакомства Щеголькова.
Зебницкий задумался, но его с ответом и не торопили. Вскоре он начал отвечать на неудобный вопрос, ведь надо было называть фамилии знакомых и товарищей, и от его ответа зависела их судьба:
- Щегольков поддерживает связь с Васильевым Матвеем Карповичем, Лежепековым Афанасием. Эти лица настроены крайне антисоветски и очень часто высказывают недовольство на власть и проводимые ею мероприятия.
- Ваши личные взаимоотношения с Щегольковым?
- Самые нормальные. Мне лично приходится часто с ним встречаться на улице и около его собственной квартиры. Периодически я бывал в доме Щеголькова.
- В чем выражается Ваша личная связь с Васильевым и Лежепековым?
- Связь моя заключается в том, что мы, то есть я, Васильев и Лежепеков часто собираемся в квартире Щеголькова, где читаем газеты и обмениваемся мнениями о событиях в Испании, о расстреле троцкистов и о мероприятиях, проводимых советской властью.
В кабинете зазвонил телефон, начальника отдела НКВД Емельянова вызывали в райисполком, поэтому он попросил Зебницкого вспомнить конкретные факты и темы бесед со Щегольковым, Васильевым и Лежепековым, а Волобуеву поручил тщательно записать ответы.
Зебницкий:
- В июне этого года около дома Щеголькова мы беседовали о событиях в Испании. Тарас Щегольков доказывал нам, что фашисты победят правительственные войска Испании, затем разобьют Францию и пойдут войной против Советского Союза. С позицией Щеголькова согласился Васильев. Лично я по этому вопросу сказал, что Советский Союз непобедим, фашистам надо было начинать войну раньше. Спустя некоторое время мы собрались в доме Щеголькова и вели разговор о состоявшемся суде над троцкистами. Щегольков и я доказывали собеседникам, что троцкистов не расстреляют, потому что они люди видные, известные. Они шли за народ и защищали интересы крестьянства. Примерно, спустя неделю, я возвращался домой со свежей газетой. Васильев и Щегольков стояли на улице. Они вели беседу по поводу ожидаемого расстрела троцкистов. Щегольков поддерживал политику троцкистов. Он говорил, что они отстаивали интересы народа, чтобы крестьяне были независимы от государства, чтобы не было колхозов и совхозов. Троцкисты добивались действительной свободы, а не такой, как сейчас при советской власти. Васильев поддержал Щеголькова и сказал: «Разве сейчас свобода для крестьян? Это не свобода! Советская власть душит крестьян всевозможными налогами, заставляет насильно идти в колхозы. Разве это правильно? Правы были троцкисты, когда они предлагали распустить колхозы и совхозы. Крестьянин должен вести единоличное хозяйство». Затем Васильев сказал, что всех троцкистов не расстреляют, их в России много. Придет время, когда у нас будет действительная, настоящая свобода.
Волобуев:
- Как часто вы собирались у Щеголькова? Кто еще присутствовал при беседах?
- В квартире Щеголькова или на улице около его дома мы собирались вечерами раз в неделю. Присутствовали и другие лица, в частности Журавлев Егор. Все сообщения, опубликованные в прессе, мы истолковывали в контрреволюционном духе. Каждый из нас откровенно выражал недовольство действиями исполнительных органов советской власти.
- Кто являлся организатором контрреволюционной группы? Кто завербовал в нее Вас?
Вопрос уполномоченным госбезопасности был поставлен конкретно, и на него следовало конкретно отвечать, называть руководителя антисоветской группы и признавать свое участие в ней. Зебницкий надолго замолчал, его мозг лихорадочно искал выхода из сложной ситуации и не находил. Наконец, он выдавил из себя:
- Щегольков Тарас… Он меня и завербовал в группу.
В кабинет вернулся Емельянов, спросил Волобуева:
- Ну что, гражданин Зебницкий признал свою причастность к группировке?
- Признал! - подтвердил Волобуев. – Да куда ему деваться? На него уже столько дано показаний, не отвертеться.
- Где, когда, при каких обстоятельствах Вы были завербованы? - обратился начальник РО НКВД к Зебницкому.
- В середине мая 1937 года я и Щегольков встретились у ларька Госиздата, постояли в очереди, купили газеты и пошли на речку Мокрую Буйволу. На бережку сели, почитали газеты, обсудили свежие новости из Испании. Затем Тарас начал возмущаться высылкой крепких хозяев-кулаков из села Благодарного, а бедняки вести сельскохозяйственное производство не могут, отсюда низкие урожаи, падеж скота. Многие колхозники выходят из коллективных хозяйств, становятся единоличниками. Политика Советов доведет крестьян до такой ситуации, что все они уйдут из колхозов. Таким образом, Щегольков обработал меня, бывшего купца второй гильдии, в контрреволюционном духе и я стал его единомышленником.
- Вы дали свое согласие на участие в этой контрреволюционной группе?
Зебницкий задумался. Он пытался вспомнить, давал он свое согласие или нет? И не мог вспомнить конкретного разговора на эту тему со Щегольковым. Поэтому Зебницкий стал отвечать уклончиво:
- Товарищ начальник! К советской власти я относился сочувственно, никогда не высказывался прямо против ее мероприятий, ни в ссылке, ни здесь в селе…
- Не юлите! Отвечайте конкретно, - прервал его Волобуев.
- Да, я дал согласие на участие в группе Щеголькова.
- Пожалуй, на сегодня достаточно, - сказал Емельянов. – Последний вопрос. Что собой представляет гражданин Васильев?
- Васильев Матвей Карпович старше меня лет на восемь. В 1905 году, как и я, состоял в партии эсеров, участвовал в революционных событиях в селе Благодарном. Ныне он единоличник, работает в своем саду.
Волобуев окончил составлять протокол допроса, дал на подпись Зебницкому, после чего арестованного увели в камеру предварительного заключения.
На следующий допрос Зебницкого вызвали лишь через три недели, 24 августа. Допрашивали его те же сотрудники отдела НКВД: Емельянов и Волобуев.
- Гражданин Зебницкий, приступаем к работе, - с этих слов начал допрос Емельянов. – Следствию стало известно, что в марте 1937 года Вы выезжали в город Ворошиловск. Подтверждаете ли Вы это?
- Подтверждаю. В Ворошиловск я выехал 25 марта.
- Цель вашей поездки?
- Проведать своих сестер, Романову Нину Григорьевну и Иванову Наталью Григорьевну. Сестра Нина – вдова, живет на иждивении дочери. Сестра Наталья замужем. Ее мужа – бывшего Александровского купца Иванова Федора Ивановича я знал давно, мы с ним часто встречались на ярмарках. Но с 1917 по 1937 год я с ним не встречался.
- Сколь долго Вы проживали в Ворошиловске?
- Прожил я там полтора месяца. Жил по очереди, то у одной, то у другой сестры.
- Кто из Ваших знакомых села Благодарного знал, что Вы уехали в гости в город Ворошиловск?
Зебницкий несколько помедлил с ответом, размышляя, что сказать? Уезжал он из села поездом «Благодарное-Ставрополь», который отходил ночью. Видел его кто из знакомых или нет, однозначно не ответишь.
- О моем отъезде знала только моя двоюродная сестра Медведева Анастасия. Я оставил у нее свои вещи. Больше никто не знал о моем отъезде. Хотя, возможно, меня видели на железнодорожной станции…
- Вы даете ложные показания, – прервал его ответ Емельянов. – Предлагаю говорить правду!
- Хорошо! Скажу правду. Я возил посылку от Варфоломеевых в пединститут их сыну Евгению. Что было в посылке мне неизвестно.
Емельянов:
- Вот видите, следствию много известно! Мы знаем, что было в посылке! И Вам надо говорить нам правду, и только правду! Допрос заканчиваем! Уведите арестованного.

Варфоломеев Евгений Васильевич родился в 1917 году в селе Благодарном Ставропольской губернии в крестьянской семье. С октября 1939 года, после окончания педагогического института, служил в Рабоче-Крестьянской Красной Армии, обучался в артиллерийской школе. В декабре 1940 года вступил в ряды ВЛКСМ.
Лейтенант Е. В. Варфоломеев с октября 1942 года воевал с фашистами на Северо-Кавказском фронте. С сентября 1944 на 1-м Украинском фронте командовал батареей 526-го Армейского минометного Никольского Краснознаменного орденов Кутузова 3 степени и Богдана Хмельницкого 2 степени полка.
18 апреля 1945 года Е. В. Варфоломеев в бою за город Форст вместе с пехотой форсировал реку Нейсе и корректировал огонь нашей артиллерии, обеспечил закрепление советских войск на западном берегу реки. В бою за селение Бени Гуры Варфоломеев, командуя батареей, подавил огонь нескольких вражеских пулеметов и уничтожил взвод пехоты противника. В наступлении на город Бухгольц его батарея отразила контратаку противника, уничтожив до 50 вражеских солдат.
30 апреля 1945 года батарея 526-го Армейского минометного полка следовала колонной в направлении на селение Хельбе. Лейтенант Варфоломеев, обнаружив скопление вражеской пехоты, с марша развернул свою батарею, дал команду открыть массированный огонь по неприятелю. Противник понес большие потери, начал в панике отходить, а затем вся оставшаяся группа пехотинцев сдалась в плен. Приказом Командующего артиллерией 3-й Гвардейской Армии, гвардии генерал-майора артиллерии Дзевулевского от имени Президиума Верховного Совета Союза ССР, за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество, лейтенант Варфоломеев Евгений Васильевич награждался в апреле 1945 года – орденом Отечественной войны 2 степени, в июне 1945 года – орденом Красной Звезды. В наградных листах командир 526-го Армейского минометного полка, подполковник Надгериев отмечал смелость и героизм лейтенанта Е. В Варфоломеева.
26 августа 1937 года Ф. Г. Зебницкого допрашивал сержант Волобуев. Видимо, нагрузка на сотрудников отдела НКВД была настолько большой, что он забыл о вопросах, которые задавал Зеницкому ранее, а поэтому повторялся.
Волобуев:
- С кем Вы поддерживаете связь по селу Благодарному?
Зебницкий недоуменно посмотрел на забывчивого сержанта и съязвил:
- Ни с кем!
- Как ни с кем? – вспылил Волобуев. – Вы говорите неправду! Следствию известно, что Вы в хороших отношениях со Щегольковым Тарасом. Подтверждаете ли это?
Зебницкому ничего не оставалось, как повторно отвечать на ранее задаваемые вопросы:
- Да, подтверждаю! Это верно. Со Щегольковым я в хороших взаимоотношениях, часто бывал у него в квартире.
- Следствию известно о том, что у Вас хорошие взаимоотношения с Карандиным Пантелеем. Подтверждаете?
- Нет, не подтверждаю! Я его совсем не знаю.
- Следствию известно о том, что у Вас хорошие взаимоотношения с Капишиным Прохором. Подтверждаете?
- Капишина Прохора знаю хорошо. В 1936 году бывал у него дома.
- Следствию известно, что Вы часто бывали на квартире у Матвея Карповича Васильева. Подтверждаете ли это?
- Да это правильно. Васильева я неоднократно посещал.
- Следствию известно о том, что Вы поддерживаете связь со Щегольковым Василием Тарасовичем. Подтверждаете?
- Да, подтверждаю. У  Тарасова я был два раза на квартире.
- Следствию известно о том, что у Вас хорошие взаимоотношения с Миролюбовым Михаилом. Подтверждаете ли это?
- Да, подтверждаю. Он мой хороший друг, - Зебницкий рассказал Волобуеву о том, как в 1906 году во время массовых волнений в Благодарненском уезде полиция арестовала эсера Миролюбова, а он помог ему выйти из тюрьмы на свободу.
Волобуев:
- Вы поддерживаете связь с Варфоломеевым Василием Михайловичем?
- Да! Это мой сосед, друг. До революции я часто давал ему в займы крупные суммы денег.
Затем Волобуев решил уточнить, как проходили встречи Зебницкого и Тараса Щеголькова. На что подследственный ответил:
- Я, как обычно, приходил к Щеголькову обменяться свежими газетами. Ему отдавал «Известия», а у него брал «Правду». Затем мы обменивались новостями, обсуждали политические кампании в СССР, истолковывали газетные статьи в антисоветском духе. На одной из таких бесед присутствовал Васильев Матвей Карпович. Это было в начале 1937 года. Но о чем конкретно в тот раз говорили, я не помню.
На этом допрос был завершен.
8 декабря 1937 года сержант Волобуев выехал в город Ворошиловск. На внесудебном заседании Тройки УНКВД по Орджоникидзевскому краю он докладывал о завершении расследования уголовного дела № 515 по Благодарненскому району.
Выписка из протокола заседания Тройки от 8 декабря 1937 года:
«…Дело № 515 Благодарненского РО НКВД по обвинению Зебницкого Федора Григорьевича, 1874 года рождения, бывшего купца 2-й гильдии, активного участника эсеровского движения. Обвиняется в том, что, являясь членом антисоветской группировки, систематически среди населения проводил контрреволюционную пропаганду. Докладчик тов. Волобуев.
Постановили: Зебницкого Федора Григорьевича расстрелять».
Выписку заверил секретарь Тройки. Подпись неразборчива.
Тройка выносила суровые приговоры, причем, без присутствия на заседании обвиняемых, адвокатов и свидетелей защиты:
- Расстрелять…
- Заключить в ИТЛ на 10 лет…
- Расстрелять…
- Заключить в ИТЛ на 8 лет…
- Расстрелять…
Мягче приговоров не было!
В отношении Зебницкого Федора Григорьевича приговор Тройки УНКВД был приведен в исполнение 17 декабря 1937 года. Место его захоронения неизвестно, тела казненных родственникам не выдавали.


 ПРОТЕСТ СТАВРОПОЛЬСКОГО  ПРОКУРОРА
БАБАКОВА ЕФИМА ФЕДОТОВИЧА. 1963 г.

Город Ставрополь-на-Кавказе. Январь 1963 года. Как обычно, с утра, прокурор Ставропольского края Е. Ф. Бабаков просматривал краевые газеты, а затем расписывал на исполнение поступившую корреспонденцию. А так как документов из вышестоящих партийных, советских и ведомственных правоохранительных органов поступало достаточно много, то времени на чтение писем и жалоб граждан у прокурора края не оставалось. Многие из писем, не вдаваясь в суть жалобы и заявления, он визировал к исполнению своим подчиненным. Но, сегодня его заинтересовало обращение в прокуратуру жителя села Благодарного, крестьянина Подкопаева Матвея Кузьмича.
Бабаков Ефим Федотович, родившийся 25 декабря 1914 года в небольшой деревеньке с красивым названием Виноградово, что в Ордынском районе Новосибирской области, и выросший в многодетной крестьянской семье, считал своим служебным долгом внимательно относиться к гражданам, имеющим крестьянские корни.
При внешней суровости и строгости, к которой обязывала прокурорская должность, при удобном случае, Ефим Федотович рассказывал молодым сотрудникам о своем детстве, юности, успешной карьере:
- У меня было восемь братишек и две сестренки. Родителям с нами пришлось тяжеловато. Всех надо одеть, обуть, накормить. Сразу четверо пошли в школу, а валенки одни. Так в школу в них ходили по очереди. Морозы за тридцать, без валенок из избы не выйдешь. С малых лет я помогал родителям по хозяйству, приглядывал за младшими братьями. Отец пристроил меня-подростка учеником токаря на завод, когда я до суппорта мог дотянуться только с ящика, который подставлял под ноги.
- А как же Вы в прокуратуру попали? - задавал вопрос любопытный собеседник.
- Это, как часто бывает в жизни, дело случая. На заводе меня приняли в комсомол, был в активе, подал заявление в партию ВКП(б). В тридцать седьмом году по рекомендации партийной организации направлен в правоохранительные органы. Служил народным следователем прокуратуры города Бийска, прокурором следственного отдела прокуратуры Алтайского края, помощником прокурора и заместителем прокурора Алтайского края по спецделам.
- На Ставрополье из Алтайского края прибыли?
- Да нет, пришлось помотаться по городам и весям. В 1948 году направили в Рязань на должность зампрокурора по спецделам, в сентябре 1951 года перевели заместителем прокурора в Курскую область. Работал, заочно обучался в юридическом институте. 19 февраля 1953 году доверили самостоятельный участок работы, назначив прокурором Иркутской области. Скажу Вам, работы у работников прокуратуры после смерти Сталина прибавилось значительно, особенно в связи с пересмотром уголовных дел необоснованно репрессивных граждан в 20-30-е годы. В январе 1962 года я получил назначение на должность прокурора Ставропольского края…
И вот, в руках у прокурора Бабакова письмо Матвея Подкопаева, который жаловался на действия сотрудников отдела НКВД Благодарненского района, которые летом-осенью 1937 года арестовали большую группу жителей села, обвинив их в антисоветской агитации и контрреволюционной деятельности. Причем, без суда, по приговору Тройки УНКВД были расстреляны крестьяне: Щегольков Тарас Денисович, Васильев Матвей Карпович, Лежепеков Афанасий Федорович, Зебницкий Федор Григорьевич, а рабочий сельхозснаба Побединский Григорий Яковлевич осужден на 8 лет заключения в исправительно-трудовом лагере. Подкопаев возмущался тем, что арестовывали людей в возрасте 55-75 лет, тех, которые уже не способны к активным действиям против существующей власти.
По поручению Е. Ф. Бабакова сотрудниками прокуратуры была проведена серьезная проверочная работа, в результате которой напрашивался однозначный вывод: «Дело сфабриковано и подлежит отмене».
5 февраля 1963 года Прокурор Ставропольского края, Государственный советник юстиции 3 класса Е. Ф. Бабаков направил в Президиум Ставропольского краевого суда протест (в порядке надзора) по делу Щеголькова Т. Д. и других. Прокурор констатировал, что по постановлению бывшей Тройки по Орджоникидзевскому краю от 8 декабря 1937 года были осуждены:
- Щегольков Тарас Денисович – 1870 года рождения, уроженец и житель села Благодарного Ставропольского края, из крестьян середняков, по специальности жестянщик;
- Васильев Матвей Карпович – 1866 года рождения, уроженец и житель села Благодарного Ставропольского края, из крестьян середняков, беспартийный, не судим, одинок;
- Зебницкий Федор Григорьевич – 1874 года рождения, уроженец и житель села Благодарного Ставропольского края, из купцов, беспартийный, не судим, перед арестом сторож сенопункта;
- Лежепеков Афанасий Федорович – 1872 года рождения, уроженец и житель села Благодарного Ставропольского края, из крестьян, беспартийный, не судим, женат;
- Побединский Григорий Яковлевич – 1883 года рождения, уроженец и житель села Благодарного Ставропольского края, из семьи рабочего, плотник, малограмотный, беспартийный, не судим, женат, перед арестом рабочий сельхозснаба.
Из них первые четверо – Щегольков, Васильев, Зебницкий и Лежепеков приговорены к расстрелу, а Побединский – к заключению в ИТЛ на восемь лет.
По этому же делу постановлением Тройки УНКВД от 31 декабря 1937 года заключен в ИТЛ на десять лет – Подкопаев Матвей Кузьмич – 1889 года рождения, уроженец села Донская Балка, житель села Благодарного Ставропольского края, женат, беспартийный, не судим, перед арестом работал фотографом артели Красных партизан села Благодарного.
Все вышеперечисленные лица осуждены Тройкой за то, что они являлись членами антисоветской группы села Благодарного Ставропольского края и проводили антисоветскую агитацию. Постановление Тройки подлежит отмене, а дело в отношении всех осужденных прекращению. Обвинение осужденных было основано на их собственных показаниях. Щегольков Т. Д., Зебницкий Ф. Г., Лежепеков А. Ф. признали себя виновными в том, что они являлись участниками антисоветской группы и занимались контрреволюционной агитацией. Кроме того, в числе участников организации они назвали осужденных вместе с ними Васильева, Побединского и Подкопаева, которые себя виновными в принадлежности к контрреволюционной группе и проведении антисоветской агитации не признали.
В 1937 году по этому делу в качестве свидетелей были допрошены М. И. Зубков и Е. Г. Ковязин, которые подтвердили, что Щегольков Т. Д. и другие граждане собирались в доме последнего и проводили антисоветскую агитацию. Однако, их показания не могут быть положены в основу обвинения по следующим мотивам: Свидетели Зубков и Ковязин, будучи передопрошены в 1940 году, от своих показаний за 1937 год отказались, как от неправдоподобных, сфабрикованных работниками Благодарненского РО НКВД. Эти свидетели пояснили, что об антисоветской деятельности осужденных им ничего неизвестно.
По данному делу в 1937 году, на основании показаний Щеголькова, Лежепекова и Зебницкого, были осуждены, как участники контрреволюционной группы, Вишняков Иван Филиппович на 10 лет и Алимов Василий Макарович – на 8 лет. Однако в 1939 году Вишняков и Алимов, в процессе доследования, признаны невиновными и из под стражи освобождены. В 1940 году они были повторно допрошены в ходе проверки и показали, что лично никогда участниками антисоветской группы не были, ничего о существовании контрреволюционной группы под руководством Щеголькова Т. Д. не знали.
В 1937 году Щегольков и Лежепеков в числе участников контрреволюционной группы назвали: Ротенко Прокофия Егоровича, Бакулина Сергея Кирилловича, Теплищева Алексея и Стельмащук Ивана Иосифовича.
Бакулин С. К. в 1937 году был арестован, привлечен к уголовной ответственности, но через два месяца освобожден. При допросе в 1940 году Бакулин, Ротенко, Теплищев и Стельмащук сообщили, что о контрреволюционной группе Щеголькова им ничего неизвестно и участниками этой группы они не являлись.
В 1940 году в селе Благодарном по делу Щеголькова Т. Д. и других было допрошено 16 человек, но никто из них об антисоветской деятельности осужденных показаний не дал.
Е. Ф. Бабаков сообщал Президиуму Ставропольского краевого суда: «…В 1937 году расследование по делу проводилось при непосредственном участии бывшего начальника Благодарненского РО НКВД Емельянова (последний сам допрашивал обвиняемых), который впоследствии за грубое нарушение социалистической законности осужден военным трибуналом к высшей мере наказания (ВМН). При наличии таких данных считаю, что Щегольков и другие осуждены неосновательно – на материалах, сфальсифицированных бывшими работниками Благодарненского РО НКВД.
В силу изложенного и руководствуясь ст. 25 «Положения о прокурорском надзоре в СССР», прошу: Постановление бывшей Тройки УНКВД по Орджоникидзевскому краю от 8 декабря 1937 года в отношении Щеголькова Тараса Денисовича, Васильева Матвея Карповича, Зебницкого Федора Григорьевича, Лежепекова Афанасия Федоровича, Побединского Григория Яковлевича, и постановление той же Тройки от 31 декабря 1937 года в отношении Подкопаева Матвея Кузьмича отменить и дело о них прекратить за отсутствием состава преступления».


ЛИТЕРАТУРА, ИСТОЧНИКИ

1. Рязанов А. Ф. Благодарненцы в XVIII-XIX веках. Часть 2. Благодарненские и окрестные села. Сервисшкола. Ставрополь, 2014.
2. Памятная книга Ставропольской губернии на 1898 год. Ставропольский губернский статистический комитет под редакцией Л. Н. Кулисича. Ставрополь, типография В. В. Берка.
3. Соколов В. В. Сборник сведений о г. Благодарном. Ставрополь, 2013.
4. Забелин В.М. Благодарненская сторона: исторические очерки. Вольная пожарная дружина в Благодарном. Ставрополь: АГРУС, 2012.
5. Забелин В. М. Лента истории Благодарненского района. Ставрополь: АГРУС, 2012.
6. Забелин В. М. Благодарный – сопричастность к мировой истории. Ставрополь. АГРУС, 2013.

Владимир Пузиков
Г. Благодарный


Рецензии
Представляю на сколько интересно изучать документы. Сам занимался краеведением еще в школе. История, судьбы людей... Слишком жестокие были времена. Много невинно осужденных.
Полезное дело делаете, Владимир. Всегда читаю Вас с интересом.
С Новым годом!
Здоровья, удачи, новых расследований.
С уважением,

Алексей Большаков   02.01.2015 23:04     Заявить о нарушении
Спасибо!
Потихоньку разыскиваем факты и фактики из истории района...

Владимир Пузиков   03.01.2015 16:34   Заявить о нарушении
Василию Шакину!

Фотографии деда сохранились?

Владимир Пузиков   27.02.2015 21:56   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.