Оэлун, мать Чингисхана

Оэлун (ум. 1208), мать Чингисхана

Имя Оэлун означает «Великая». Монгольские хроники называют её «женой чести, совета, разума и холодной решимости». Во всём её облике сквозило не только мужество, готовность к подвигу, но и женственность, самозабвенная материнская любовь.

Оэлун отличалась необыкновенной красотой. В те далекие годы монгольские девушки не выбирали себе мужей. Отцы или случай решали их судьбы. Девушек похищали или отбивали силой. Отец Чингисхана по имени Есугей-багатур, вождь родового племени Борджигинов, вёл свою родословную от самой прародительницы монголов Алан-Гоа. Оэлун же происходила из племени Олхонут. Её сосватали за Чиледу, брата вождя соседнего племени Меркитов. Как сообщает «Сокровенное сказание монголов» (историческая летопись Монголии), Оэлун любила Чиледу, но Есугей отнял её силой. В момент похищения Есугеем она в отчаянии сорвала с себя кофту и кинула ее Чиледе со словами: «Пока ты жив, помни мой запах!»

 Поначалу похищенная невеста готова была возненавидеть своего обидчика, но потом смирилась со своей судьбой и стала верной женой Есугея. Муж занимал высокое положение в племени, а главное — с любовью и заботой относился к ней. Жизнь Оэлун наладилась и стала спокойной.

Приблизительно в 1162 году у них родился первенец. «Сокровенное сказание» сообщает, что ребёнок появился со сгустком крови в кулаке. Это было истолковано как знак силы. Мальчик был рождён с предназначенной свыше судьбой. Отец назвал сына, по существующим тогда обычаям, именем захваченного в плен врага — Темуджин. Так явился будущий основатель великой Монгольской империи — Чингисхан. После Темуджина один за другим стали рождаться здоровые, крепкие дети: Джочи–Хасар, Хачиун, Тэмуге, на девятый год появилась девочка Темулун. Оэлун уверенно держала бразды правления в доме.

Внезапная смерть мужа Оэлун (в 1171 году его тайно отравили недруги) резко изменила положение семьи. Есугей-багатур не успел стать ханом, и его родственники и сподвижники решили взять власть в улусе в свои руки. Оэлун не собиралась никому отдавать наследственную власть мужа. Она выразила возмущение и стала добиваться большего уважения к себе, как к вдове Есугея, и к его детям. Своими речами и действиями Оэлун как бы нарушала вековые законы степи.

Вдова решительно отстаивала положение своей семьи, пытаясь удержать власть над родом. Но родственники мужа отказались признать её руководящую роль. Все родичи и вассалы покойного Есугея покинули родовое стойбище. Тогда Оэлун в гневе подняла бунчук (знамя) с изображением белого кречета — родового знака Борджигинов — и бросилась в погоню за изменниками. Ей удалось вернуть часть людей, но ненадолго.
 
Мать Чингисхана, также как и её сын, остаются уникальным явлением в истории монголов. Оэлун была первой женщиной, описанной в летописях, которая восстала против старых порядков в кочевом обществе. Это был настолько смелый поступок, что люди откочевали подальше от неё, чтобы своим примером она не заразила других. При этом родственники прихватили всё имущество покойного Есугея-багатура, забрали весь скот, чем обрекли семью на голод. Но надо отдать должное матери: которая воодушевляла детей своим примером и стала для них образцом мужества. Кроме своих пятерых детей Оэлун взяла под свою опеку младшую жену покойного мужа и её двоих сыновей.

Этому тяжелейшему периоду жизни Оэлун, её материнскому подвигу посвящены самые проникновенные страницы «Сокровенного сказания». В нем описывается, как подоткнув юбку и твердо закрепив на голове шапку, женщина благородных кровей с заострённой палкой в руке без отдыха выкапывала корни трав и клубни саранки, собирала дикие плоды с деревьев и кустов по склонам Бурхан-Халдуна. «Дикие лук и чеснок ели сыновья благородной матери, пока не стали правителями». Находясь в суровых условиях, Оэлун не допускала пессимизма и все время повторяла детям: «Трудолюбивый не может умереть с голода».

«Мудрой женой родилась Оэлун.
Малых детей своих вот как растила:
Шапочку покрепче приладит,
Поясом платье повыше подберет,
По Онон-реке вниз и вверх пробежит,
По зернышку с черемухи да яблонь-дичков соберет
И день и ночь своих деток пестует».
(«Сокровенное сказание».)

Юный Темуджин совершенно пал бы духом, если бы не мать, которая верила, что её старший сын станет великим воином. Она предсказывала ему высокое предназначение. Не богатство, а происхождение считалось более важным для тогдашнего монгола. Темуджин был божественного происхождения, следовательно, — убеждала его Оэлун, — ему предначертано стать ханом, царём царей, как и его братьям. Во что бы то ни стало вдова решила поднять сыновей на недосягаемую высоту, чтобы все предатели и недруги пришли к ним на поклон. Вот такой, наверное, был план матери.

Как отмечает «Сокровенное сказание», Оэлун воспитывала детей на героическом эпосе. Она рассказывала сыновьям об их великом деде Хабуле, который стал первым вождём, правившим всеми монголами и первым Хо-Лома, принявшим титул хана. Темуджин жадно слушал мать, стараясь запомнить все древние сказания. Так, благодаря матери, в мечтах юного Чингисхана возник образ идеального хана — обьединителя монголов.

Темуджин никогда не забывал уроки матери и её огромные заслуги. Даже в зрелые годы он всегда прислушивался к её мнению. Мать была для него святыней.

Прошло несколько лет, дети подросли. Темуджин мужал и становился сильным воином. Одержав первые, пусть незначительные победы, он решил жениться. Когда молодой Темуджин привёз в дом свою невесту Борте, вместе с ней приехала и тёща, которая преподнесла Оэлун царский подарок — доху (шубу) из черного соболя. Впоследствии именно эта шуба сыграла решающую роль в быстром возвышении Темуджина. Оэлун могла бы выгодно обменять эту шубу на целую отару овец и навсегда бы избавила семью от нужды. Но будучи тонким политиком, обладавшим интуицией, Оэлун решила инвестировать «свалившееся» на неё богатство в политическую карьеру сына. Вряд ли Темуджин в свой «медовый месяц» мог о чём-либо думать, кроме молодой жены. Мать предложила ему при помощи этой шубы «купить» покровительство Тогрил-хана Кераитского. Растроганный таким дорогим подарком, Тогрил сказал: «В обмен на соболью шубу я соберу твой разбредшейся народ». Блестящий план матери и сына удался.

Обретя покровительство Тогрил-Хана Темуджин стал его вассалом и получил определенный статус в обществе монголов. Не без помощи Оэлун среди монгольских племён стремительно стали распространяться слухи, что молодой Темуджин — избранник Небес. Со всех сторон к нему потянулись кочевники. Прибывающие следом за первыми сообщали новые знаки и предзнаменования. Один человек говорил, что слышал, как вол помычал: «Все боги неба и земли за то, чтобы Темуджин был господином всей нации». Трудно представить, как велась предвыборная кампания в те далёкие времена в монгольской степи. С уверенностью можно сказать только одно: в те времена, как и сегодня (не важно, при помощи мычания быка или рекламы на телевидении), за каждой кампанией стоит стратег и дальновидный политик. Таким человеком была Оэлун.

Вот при таких обстоятельствах началось восхождение к власти Темуджина. Мудрая Оэлун, как всегда, стояла на страже его интересов, пристально следила за окружением, собирала степные новости и слухи и вовремя давала советы. Как и у многих великих политиков и гениальных полководцев, у истоков славы Чингисхана находился верный «серый кардинал» — его мать.

У монгольского народа появился новый вождь — избранник небес, потомок царственного дома монголов, рождённых прямо из чресел прародительницы — Алан Гоа. Сам Чингисхан, благодаря матери, искренне уверовал в свою божественность. Эта вера стала причиной рождения харизмы великого Монгола, которая помогла ему вдохновить соратников и подданных на великие завоевания.

В курене Темуджина, и частично, в курене матери Оэлун — Эке формируется новое объединение межродового альянса — орда. Наравне с сыном Оэлун становится влиятельной политической фигурой. Даже когда Темуджин находился в китайском плену, Оэлун сумела сохранить костяк орды и власть «золотого рода» Борджигинов. Она была центральным ядром ещё небольшого, но уже войска.

Оэлун сумела создать хорошую систему безопасности, потому что только чувство полной защищённости могло удержать монгольских кочевников под её властью столь длительное время. Мать Чингисхана дала монголам надежду на перемены; народ ей верил и ждал своего вождя. Хотя формально Темуджина замещал брат Джочи-Хасар, вошедший в историю как «хороший стрелок». Реальная же власть была в руках Оэлун; именно к ней приходили за помощью, советами, разрешением споров и конфликтов. О её мудрости слагали песни уже при жизни.

Мать Чингисхана усыновила и воспитала много сирот — детей вражеских племён. В «Сокровенном сказании» говорится о четырёх мальчиках, воспитанных Оэлун: Кучу из племени Меркитов, Кокочу из племени Тайчиудцев, Шикикан-Хутуху из татарских стойбищ и Бороуле из чжуркинских кочевий. Эти воспитанники Оэлун впоследствии сделались нойонами — высшими военачальниками в войске Чингисхана — и занимали ключевые посты в созданной им империи. Таким образом Оэлун стала символом гуманизма, стойкости, олицетворением величайших морально-нравственных качеств женщин монгольского народа.

По возвращении из плена Темуджин победил соперников, которые могли претендовать на звание хана монголов, и поставил перед собой великую цель: создание обширной Монгольской державы. Во многом благодаря своей Гениальной Матери, Чингисхан шаг за шагом добился этой цели и сделался политическим и религиозным вождём всего народа. Оэлун сыграла решающую роль в судьбе великого сына.

Своим примером мать дала уроки мужества Чингисхану, своею мудростью помогла ему сделать первые шаги к власти и удержать её в трудные годы. До конца жизни Оэлун пользовалась огромным влиянием на сына. Только одной матери было позволено указывать на ошибки и учить уму разуму Потрясателя Вселенной. Она прожила долгую жизнь, увидела триумф Чингисхана в 1206 году. Монголы до сих пор почитают Оэлун как святую.

«Наследие Оэлун» — так называется новая общественная организация — Республиканское женское движение в Бурятии. Цель бурятских матерей — воспитание всесторонне развитых сильных поколений и искоренение социального сиротства.

В Бурятии, в верховьях реки Оронгой находится старинная обоо — буквально «насыпь» — культовое сооружение. По местному преданию, её создал сам Чингисхан в 1212 году на родине предков своей матери. На вершине обоо, выполненной в виде небольшого плато, были установлены молитвенные барабаны — хурдэ. На протяжении веков поклониться матери Великого хана на это сакральное плато приходили представители всех монгольских родов. Паломничество прекратилось в эпоху воинствующего атеизма. В конце 1990-х годов многовековая традиция поклонения возродилась. Буддистские ламы-священнослужители вновь проводят религиозные обряды в этом священном месте.


Рецензии
Увлекательно написано. А если бы эта мать вышла замуж по взаимной любви и родила, возможно не было бы таких "кочевых захватчиков"? Ведь насилие (даже если оно в ранге "обычая" ) порождает насилие и среди сильных, неординарных людей.
С уважением

Загерка   16.03.2018 08:11     Заявить о нарушении
На это произведение написано 45 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.