Петровиада. Часть 2

Часть 2. Прелюдия

   Лейтенант Марченко проснулся в воскресенье в отвратительном настроении. Субботний ресторан не удался. Из-за эпизода с Петровым он опоздал к началу веселья. Коньяк остался только трехзвездочный дагестанский, любимый столик рядом со сценой заняли артиллеристы и, главное, Настя не пришла. Хуже того, она, конечно, приходила, но не найдя Марченко, поспешила уйти. Все бы ничего, но артиллеристы рассказали, что за ней увязался провожать майор Басенко, разведенный бабарь-перехватчик, как окрестили его в части.
   Вспомнив Басенку, лейтенант  затрясся злости. «Гад, сука, расшибу всю плешивую твою башку. Убью, хоть и майор». В ушах и висках бил громовой пульс, в глазах проскакивали пучки электрических искр, под черепной коробкой мятно потянуло озоном. Он вдруг вскочил, открыл тумбочку, достал бутылку водки и стакан, налил, постукивая горлышком о край, две трети стакана и залпом выпил.
Отпустило тотчас.
   - А че это я вдруг обозлился? – произнес он вслух. - Нет, Настя не такая, чтобы с первым встречным майором.
   Марченко совершенно успокоился и повеселел. «А надо будет ему, все же, морду набить при случае». Он спокойно оделся в спортивный костюм и направился к выходу. По дороге на спортплощадку ему повстречался ефрейтор Мартынович.
   - Слушай, ефрейтор, - вдруг вспомнил лейтенант, - я назначил рядового Петрова ночным помдежом на КПП. Так ты займи его по утрам чем-нибудь, чтобы он не прохлаждался до обеда.
   - Есть, занять рядового Петрова по утрам. – откозырял Мартынович вслед убегающему лейтенанту.

   Более собачьей работы чем ночной помощник дежурного по КПП была только служба в караульной роте. Следует заметить, что, даже дежуря в карауле круглые сутки, солдат имел строго отведенные часы для сна и отдыха. У ночного помдежа по КПП был особый распорядок службы. Днем он должен исполнять свои обычные солдатские обязанности, а ночью – неотлучно находиться на КПП. И если сам дежурный лейтенант или прапорщик мог себе позволить вздремнуть час-другой, а в воскресную или субботнюю ночь и вовсе смыться до утра, то помдежу спать категорически запрещалось. А чтобы солдат не заскучал, он должен был за ночь выдраить все помещение КПП, включая прилегающую территорию, не забывая при этом отвечать на телефонные звонки, если сам дежурный спит или «отлучился».
   Без сна человек, конечно, обойтись не в состоянии. Согласно распорядку, помдежу полагалось три часа утреннего отдыха, с девяти до двенадцати дня. Но обычно распорядок этот постоянно нарушался из-за различных экстренных дел, таких как чистка отхожих мест, вывоз мусора, побелка служебных и подсобных посещений и многое, многое другое. Дела эти требовали непременного участия в них всех праздношатающихся военнослужащих.
   В число оных лиц обычно включался любой солдат первого года службы, попавший в поле зрения ефрейтора Мартыновича. Поле это было очень обширно, точнее сказать, оно было всеобъемлюще. Укрыться от зоркого взора ефрейтора мало кому удавалось. Несмотря на то, что стояла середина августа, и обнаружить волынщика на фоне зеленой растительности было достаточно трудно, вследствие присущей солдату защитной окраски и перенятой у тараканов манеры перемещения на местности - быстрыми короткими перебежками от одного темного места к другому, Мартынович со сноровкой опытного энтомолога, в поисках добычи переворачивающего камни, ворошащего палую листву и откидывающего куски старого рубероида, в десять минут наковыривал себе команду. Особенно благоволило неусыпное око ефрейтора к солдатам, за которых «ходатайствовал» кто-нибудь из командиров. Счастливчик ежедневно попадал в зондеркоманду на самые ответственные участки.
   Гнусная служба была у Мартыновича. Мало кто любил его, и все рядовые, да и некоторые сержанты тоже, напевали вполголоса, а дембеля совсем уж по-хамски горланили ему вслед две строчки, сочиненные одним особо угнетаемым этим ефрейтором солдатиком:
       Это что бежит за сволочь?
       Ба-а, ефрейтор Мартынович!

   - И что вдруг Марченко взъелся на этого придурка Петрова? – недоумевал Мартынович, рассказывая о своей встрече с лейтенантом сержанту Котлярову. Они перекуривали после обеда, сидя на бревне в тени тополей у пожарного бака. Кока Котляров, ладный, подтянутый сержантик - вылитый Чапай, аккуратно нанизывал кольца сигаретного дыма на травяной прутик, торчащий между бревен.
   - Настя чудит, вот он и бесится – точно определил Котляров. – Я когда с Ольгой поругаюсь, убить всех готов. Только рыбалка и успокаивает.
   - А давай-ка мы с тобой, Витёк, выйдем сейчас на Буг, закидушечки побросаем? – предложил Котляров.
   - Нормально! – оживился Мартынович, - Марченко, сто пудов, сегодня побежит к Насте, а на КПП дежурит прапорщик Кудлай, небось как всегда уже дрыхнет в зюзю пьяный.
   - Ну, поехали.

   Они поднялись и тихо растворились в полуденной тени, не потревожив и комара. Только три кольца дыма сиротливо остались висеть на травинке у бревна под тополями. Ворона, раскрывшая было клюв, чтобы каркнуть на солдат, удивленно завертела головой: куда подевались эти двое?
   Учитесь, салаги, маскировке!

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ>> Часть 3. Хоттабыч ===
================ http://www.proza.ru/2015/01/01/532 ===


Рецензии