Про инженерную сметку и баб

Байку написать сложно. Ведь это не репортаж с места события, когда достаточно пересказать увиденное. Это не очерк о человеке, где важно внимательно выслушать своего героя. Безусловно, написать о производстве тоже непросто. Но и тут, нужно лишь точно записать мнение профессионалов и вооружившись словарем технических терминов, перевести некоторые из них на общечеловеческий язык. А вот умение «баить» - это творчество. Вот вы попробуйте рассказать о случае из жизни, так чтобы было интересно. Тяжело. Хотя есть люди, что простую инструкцию к применению зачитают так, что весь цех «в лежку», а представитель завода-изготовителя начинает с некоторой опаской поглядывать на доставленный им же агрегат. Хотя, бывает и наоборот. Когда «ноу-хау» в ворота фабрики не лезет, все ржут, инструкция написана на «не нашем»  языке, рационализаторы аппарат разбирают - все довольны. Собирают…не работает! Наконец находят переводчика (в некоторых вариантах рассказа - ветерана Алжирской компании) и узнают, что импортная штучка «разборке не подлежит». Учитывая, что история относится к советским временам, а аппарат закупали за валюту, можно предположить какое веселье царило в массах. Эта история будет интереснее, чем с «маузером» Отто Шмидта, когда радист подкинул известному полярнику лишнюю деталь к пистолету. Герой Севера к технике относился с крестьянской простотой и чуть с ума не сошел, пытаясь собрать оружие. Говорят, что радист прятался по торосам до самого сеанса связи с «Большой землей». Думаете это давняя байка? Отнюдь. Один из ветеранов нашей компании в сельском музее разобрал старый пистолет. Музейные работники собирали…до следующего визита специалиста. Причем, собрал он его, походя, за разговором. Как вы понимаете, ни кто не успел заметить последовательность сборки. Уж не знаю, повесили они портрет специалиста рядом с фотографией хозяина оружия, но больше инженерам они в руки ничего из экспонатов не дают. Во времена более нам близкие, собирали ребята «пилотную» обогатительную установку. Процесс мало походил на события известные нам по кинофильмам о строительстве, допустим Днепрогэса или Магнитки. Погода стояла отличная, летняя, солнечная. Открыли контейнер. На самом видном месте, рядом с кувалдами и монтировками (иностранные партнеры точно знают самые нужные в России инструменты), лежала книжка «Как собрать фабрику». Причем, на русском языке. Предполагается, что сборку начинать надо с объекта энергообеспечения. Ставят в ряд контейнера, через «заглушки» в бортах прокидывают кабели и нажимают в центральном отсеке большую красную кнопку (не перепутаешь - других там нет). Но ведь не только западные спецы готовились к монтажу? Наши специалисты подготовили проект, инженеры поработали, рабочие отсыпали «пандус» и…он оказался короче на несколько метров, чем совокупная ширина контейнеров. Все мы знаем термин «штаб». Вот этот штаб, молча обернулся в сторону проектировщика с невысказанным пока вопросом.
- Ну-у-у…надо доработать, - неуверенно начало мыслить ответственное лицо, - Надо в институт слетать, - фраза приобрела достойную случая твердость (дело происходит в глубокой тайге).
Нужно отдать должное русской инженерной школе. После эмоционального мозгового штурма, на куске обоев, оторванных от стены «балка» (уж не знаю, почему не было обычной бумаги),  за десяток минут нужные расчеты были произведены. Утром  энергоустановка уже стояла на нужной высоте.
Мы все тут на Севере не лишены технической сметки. Единственно, чтобы она проявилась более полно, нам нужно либо, что-то сломать случайно, либо сроки пропустить. Как в анекдоте про титановые шарики (где один ломают, а другой – теряют). Мы как-то даже развернули «на пару» в мокром глубоком снегу «жигули» на 90 градусов (прямо на месте). С помощью домкрата и «запаски». Богатыри! Остались несколько вопросов. Как можно было на этом автомобиле заехать в тайгу на полтора километра? Почему в багажнике зимой были весла, но не было лопаты? И почему, инженерная мысль посетила «муромцев» лишь после двухчасовых попыток вытолкать агрегат задним ходом?  Рассказывают, что примерно также (в смысле, не без вынужденного рационализаторства) в 80-е годы, молодые крановщики на спор установили трубу на ДСК в Якутске «скоростным методом». ГИП приехал чуть позже начала трудового подвига, а когда герои дня (выполнив работу) спустились на землю, то «скорая» уже увезла инженера с подозрением на инфаркт. И чего там было подозревать? Инженер – старенький, а давление у нас – высокое. А мой приятель в молодости работал взрывником у геологов. И понятное дело, взрывал все, что мог (молодому специалисту без практики нельзя). Помните, как японской пиле на пробу дают сначала сосну распластать, потом «листвяк», а потом – железный лом? И кто ребят упрекнет? Должны же парни новые возможности проверить. Вот так и он, сначала одну шашечку заложил, потом две, потом – сколько мог. В результате из двух невзрачных озер получилось одно приличное. Так как эксперимент проходил прямо на насыпанной когда-то дамбе. Дамбу, может кому-то и жалко, но ведь приобретенный опыт гораздо важнее. Ведь чем отличается опытный специалист от молодого? Осознанием неотвратимости наказания и уважением к наставникам. Хотя, не всегда стоит слушать старших товарищей. Лет 15 назад, ветераны геологии готовились к  юбилейному заплыву. Не в бассейне, а на байдарках по таежной реке. Байдарки новые, брезент тугой, дело идет тяжело. Попросили нас с товарищем помочь.
- Вы, ребята, - советуют, - сильнее жмите.
Что ж, взялись ловчее, уперлись спина к спине и нажали так, что дюралевые трубки…лопнули. Смотрим, ветераны приуныли, начали вспоминать, где ближайшая автобаза расположена. Сразу видно – в армии не служили. Забили мы пару «чопиков», стянули излом изолентой, наложили «шину». Тяжелее было убедить гребца не отказываться от похода. Задумчиво провожали мы на берегу этих храбрых, готовых к любым неожиданностям людей. Сразу скажу, эта «байдара» недельный переход пережила лучше всех. Вот, что значит – качественный ремонт…
Ну, и про Новый год.  В конце декабря 1988 года в нашем батальоне на должность Снегурочки замполит назначил писаря из штаба. Безусловно, за добрый нрав, приятную наружность и прочие армейские подвиги. В недалеком гражданском прошлом тот был чемпионом Казахстана по боксу в тяжелом весе. Рост под потолок, череп с ранними залысинами, сломанные уши, кривой нос, шерстистость как у мускусного быка, «резанные» губы и солнечный блеск железных зубов. И вот, ближе к праздничному вечеру начали они с Дедом Морозом подгонять реквизит под себя. Наряд развод закончил, лишние офицеры разъехались, личный состав засел в казармах. В клубе – свой хозяин, ему вечером актеры без надобности. Новогодняя «пара» от веселых глаз укрылась на первом этаже штаба во «вратарской». Примерять праздничные наряды на виду у сотни доброжелательных друзей, даже если ты мастер спорта по боксу и давно служишь – занятие тяжелое. Вратарская - это такая большая комната, где сидит отличный солдат и выполняет важную функцию, он стережет две кнопки, открывающие центральные ворота. Дедушка Мороз, от греха отправил гулять и этого нежелательно зрителя. Примерка была в самом разгаре. Снегурочка водрузила на голову парик с косичками. Платье на груди не сходилось, и на голый торс приладили «жабо».
- Это не Снегурочка, а какая-то…шапка красная, - засомневался Дед.
Вид был весьма эксцентричный и бойцы откровенно ржали. Почему в часть вернулись комбат и начальник штаба, история умалчивает. Ворота, понятно, не открылись, и офицеры начали стучать в дверь. Снегурочка спокойно пошла открывать…
Увидев в проеме огромную женскую фигуру с лицом берсеркера, вызывающими косичками, и легкой небритостью, подполковник попытался дать задний ход. Но был остановлен начальником штаба. Начальник штаба - это такая отдельная форма армейской жизни, способная смело глядеть в глаза не только врага, но и начальства, что уж говорить о многочисленных ему подчиненных. Сам немалого роста, он имел подпольную кличку Конь, ни как не связанную с восточным гороскопом.
- Смир-р-р-НА! – привычно рявкнул майор, одновременно придерживая комбата.
«Дама» мгновенно приняла уставную стойку и даже щелкнула каблуками.
- Товарищ полковник (так среди подчиненных принято величать уважаемых подполковников)! За время вашего отсутствия, в штабе ни каких происшествий не случилось! Докладывает, сержант (и далее по тексту), – молодцевато доложился писарь. 
Когда с подполковниками говорят громко, кратко и по уставу, они сразу добреют. Комбат слегка повернулся к НШ и шутливо изрек:
- Бабы вечером на КПП – это хорошая примета?
- Женщины в армии – всегда хорошо, - осклабился майор.
На этом инцидент был исчерпан.   


Рецензии
У У У У !!! Класс! Спасибо! С уважением!

Виктор Калюка   03.07.2015 08:42     Заявить о нарушении