По ночам обычно спокойно

- На самом деле всё очень просто, - сказал Вадим, - Ты не пугайся, что это морг. Твоя задача – это охрана объекта. Если что загорится – звони в пожарную, если воду прорвёт – в аварийку. Все телефоны вот тут… Привезут какой-нибудь труп – положишь в холодильник и запишешь в журнале. Где лежит журнал, я тебе уже показывал... Но по ночам обычно спокойно, при мне лишь пару раз привозили – автомобильные аварии… Так что можешь спать тут с чистой совестью. Покойники по моргу не шастают – это всё выдумки для фильмов ужасов. Один раз, правда, мне рассказывали, цыгана где-то патрульная машина зимой подобрала – подумали, что замёрз насмерть, ну и в морг привезли. Куда ж ещё? Дежурил тогда старичок тут один, Павлыч. Ну, он тот труп в холодильник положил, а сам задремал вот здесь на диванчике в подсобке. Просыпается от какого-то стука. Пошёл смотреть. А цыган-то живой оказался, пьяный был вдребезги только, а в холодильнике, видать, протрезвел. Выпустил его Павлыч, а тот и набросился на него с кулаками… Хорошо, что Павлычу под руку пустая бутылка подвернулась – разбил её «покойнику» о голову, а потом ментов вызвал. Та же самая патрульная машина и приехала – цыгана в отделение увезли…
Вадим деловито огляделся по сторонам. Аркадий внимательно слушал своего бывшего одноклассника. Они сидели в подсобном помещении морга, и за пыльным окном быстро сгущались осенние сумерки 1992 года.
- Ну, я вроде всё тебе рассказал-показал... - Вадим посмотрел на часы, - Мне, пожалуй, пора. Спасибо, что выручил. Деньги я тебе на той неделе отдам, когда зарплата будет.
- А ты сам-то куда сейчас? – спросил Аркадий.
- Да меня сестра попросила эту ночь с племянником побыть, - махнул рукой Вадим, - Мелюзга совсем – год ему недавно исполнился... Я же тебе говорил: у неё ночное дежурство в больнице, а мужа как раз в Челябинск в командировку заслали. Да ты его видел... Помнишь, летом на даче, когда мы шашлыки жарили – кругленький такой, на колобка похож?..
Аркадий неуверенно кивнул.
- Ну ладно, давай, - Вадим встал и стал надевать куртку, - Чай, заварка – вон там в шкафчике. Телек паршивый, два канала только берёт, и то с помехами.
- Да я к зачёту готовиться думал... – сказал Аркадий и кивнул на стол, где возле телефона лежал пластиковый пакет с двумя толстыми книжками.
- Тоже дело, - согласился Вадим застёгивая куртку, - Завтра в восемь Олег Семёнович придёт, патологоанатом наш, и тебя сменит, так что завтракать уже дома будешь – он обычно рано приходит. Ну, пойдём – дверь за мной запрёшь.

Вадим вышел из подсобки в коридор, Аркадий последовал за ним. Тяжелая, обитая железом дверь нехотя распахнулась в тёмную прохладу осеннего вечера.
- Бррр... – не удержался Аркадий и поёжился (его куртка осталась в подсобке) - Небось уже ниже нуля.
- Вряд ли, - Вадим кивнул в сторону небольшой лужи в которой отражалась жёлтая лампочка горевшая над входом, - Не замерзла ещё... Но, видать, скоро. Ну, пока. Давай!

Дверь захлопнулась с солидным металлическим лязгом, и Аркадий повернул серое шершавое колёсико замка. Раздался щелчок – заперто. Сразу же наступила давящая тишина. Свет в коридоре гасить что-то совсем не захотелось. Прислушиваясь к своим торопливым шагам, Аркадий вернулся обратно в подсобку. Теперь он остался в морге один – по крайней мере, из живых... Читать учебник особого желания пока не было, и Аркадий не долго думая включил телевизор. Вадим оказался прав – только по двум каналам можно было хоть что-то разглядеть, причём пульт был испачкан непонятной липкой гадостью, и поэтому пришлось нажимать кнопки на самом телевизоре. По одной из программ симпатичная девушка рассказывала что-то про еду – перед ней на столе были расставлены тарелки и кастрюли с чем-то съедобным. По другой программе показывали чёрно-белый фильм, где кто-то за кем-то гнался, но звук был при этом просто отвратительный – постоянно трещало и шипело. Поэтому Аркадий вернулся на канал с девушкой и уселся поудобнее на старом потрёпанном диване.
- ...А теперь, - приторно-приятным голоском вещала та, - Когда овощи хорошенько проварились, мы выкладываем их на тарелку, но сначала...
И девушка на экране начала перемещать по столу тарелки, которые при этом характерно постукивали. Аркадий не сразу сообразил, что когда тарелки уже были расставлены, постукивание не прекратилось – что-то где-то ещё пару раз отчётливо звякнуло... Аркадий замер и похолодел. Внезапно он осознал, что если в морге кроме него никого не было, то значит и позвякивать ничего не могло... Резко взглянув в сторону открытой двери в освещённый коридор (и, естественно, никого не увидев), Аркадий подскочил к телевизору и выключил его. Наступила тишина. Изо всех сил напрягая слух Аркадий потихоньку подошёл к двери и выглянул в коридор. Никого. И тихо. Может быть послышалось? Или это звякнуло пару раз в телевизоре, когда какая-нибудь ассистентка убирала за кадром лишние тарелки? Впрочем, включить телевизор снова Аркадий уже не решался. Вдруг тут и правда кто-то ещё есть? И тогда из-за шума телевизора этот «кто-то» может незаметно подобраться совсем близко... Прошло несколько бесконечных минут. Нет, ничего – абсолютная тишина. Однако на всякий случай Аркадий решил исследовать свои владения, чтобы убедиться, что всё, действительно, в порядке, и что никакого повода для беспокойства нет. Выйдя в коридор, он повернул налево и пошёл в сторону холодильника. Да, холодильник был, пожалуй, самым важным местом морга. Все эти подсобки, коридоры, кладовки и прочее могли вполне принадлежать и какому-нибудь другому учреждению, но вот полуподвальное помещение оборудованное системой охлаждения и предназначенное для временного хранения трупов – это только в морге. Впрочем, до холодильника надо было ещё дойти. В широкий коридор, где пол был выложен незамысловатой коричневатой кафельной плиткой, а стены – выкрашены в непонятный серо-зелёный цвет, выходило несколько дверей. Пару часов назад Вадим успел рассказать Аркадию, что «здесь – кладовка, тут – ритуальный зал, где покойников укладывают в гробы и гримируют, чтобы на похоронах народ не пугали; там - патологоанатомическая секционная, где производят вскрытие; тут вот – тоже вскрывают, но комната поменьше...»
Сейчас, в полдесятого вечера (шагая по коридору Аркадий пару раз взглянул на наручные часы), двери во все эти помещения были закрыты, и, на что Аркадий очень надеялся, заперты на ключ. Вадим, конечно, показал, где в подсобке хранились все ключи, но пользоваться ими Аркадий не собирался. Он просто прошёл весь коридор до двери холодильника и убедился, что в морге он был по-прежнему один, и что за всеми зарытыми дверями царила мёртвая тишина. Постояв чуть-чуть у двери холодильника, Аркадий напряг до предела слух, но ничего подозрительного не услышал. С некоторым беспокойством он заметил, что дверь запиралась только на большой засов, а не на ключ. Странная мысль, что кто-нибудь мог запросто открыть её, немного напугала Аркадия, но он тут же сам себя успокоил – те, кого он боялся, находились по другую сторону двери, а значит открыть засов не могли... Возврашаясь в подсобку Аркадий несколько раз беспокойно обернулся, но жутковатый, подсвеченный жёлтыми пыльными лампами коридор был совершенно пуст. Уже в нескольких шагах от подсобки молодой человек внезапно замер и ощутил, как по спине его пробежал холодок, а живот как-то странно расслабился. В практически абсолютной тишине ночного морга до него донеслось осторожное стеклянное позвякивание, словно кто-то чуть-чуть качнул ящик с бутылками или стаканами. Звук был очень чёткий, и Аркадий сразу понял, что это ему не показалось. «Господи! Что это?» - мелькнуло у Аркадия в голове. Он совершенно не представлял, что делать. Позвякивание донеслось откуда-то сзади. Аркадий как раз прошёл мимо запертой (запертой?) двери кладовки. Стараясь не сорваться на бег, он поспешно добрался до подсобки и сразу же закрыл за собой дверь. Итак, в морге он был не один. Аркадий запер дверь подсобки на маленький и совершенно не внушавший доверия шпингалет. Сердце студента билось часто, и его удары ощущались по бокам  шеи и в висках. Что теперь делать? Телефон на столе показался единственным правильным решением. Аркадий присел на диван и снял трубку. Опасливо оглядываясь на дверь, он, не задумываясь, набрал домашний номер Вадима. Пошли гудки... Тут Аркадий вспомнил, что Вадим должен был сидеть с племянником дома у своей сестры. Чёрт, как же это он мог забыть? Однако положить трубку Аркадий не успел – гудки на том конце резко прервались, и он услышал сонный голос Вадима:
- Алло?
- Вадим, это ты? – не веря своему везению спросил Аркадий, - Это я... Я в морге...
- Что-то случилось? – встревоженно спросил Вадим.
- В общем, ничего... Всё в порядке, - немного успокоившись сказал Аркадий, - Тут вот только в кладовке вроде как кто-то есть...
- Не понял? Кто там?
- Я не видел... Но там звуки такие... Как будто посудой гремят или стаканы переставляют...
- Что за чушь? – удивился Вадим, - Никто не приходил? Ты дверь никому не открывал?
- Да нет... Просто шёл по коридору и услышал... За дверью, в кладовке...
- Не грузись... Фигня всё это, - голос Вадима был ровен и спокоен, - Небось кошка забралась... Ну, или мыши... Возьми ключ, открой, зажги свет – и сам увидишь. Там точно никого быть не должно. И ещё раз повторяю – покойники по моргу не шастают.
- Вадим, а ты же мне говорил, что у сестры будешь, с племянником... – несколько неуверенно сказал Аркадий.
- Говорил, - недовольно ответил Вадим, - Ты меня что – контролировать теперь будешь? Деньги за ночное дежурство я тебе отдам... А племянник... Спит он уже... Ладно, давай... Не боись – всё будет нормально.
И в трубке раздались короткие гудки. Аркадий положил трубку и задумался. Что-то было не так. Почему Вадим был не у сестры?  Это же на другом конце города – вряд ли сестра Вадима (Марина?) потащилась с годовалым ребёнком на ночь глядя через весь город... Да и не работала она, кажется, совсем – поэтому-то её муж по разным челябинскам всё время и мотался... Неужели, Вадим ему наврал? Зачем? Почему?.. Однако разговор с Вадимом Аркадия всё-таки немного успокоил. В самом деле, кто там мог быть? Наверное, и правда, кошка... Аркадий встал с дивана и внимательно осмотрелся в подсобке. У стены под окном он заметил молоток.
С молотком в руке Аркадий снова приоткрыл дверь и выглянул в коридор. Тихо, лампы горят, никого... Теперь ему уже было не так страшно. Он отыскал в подсобке круглую коробку из-под датского печенья, в которой лежали все ключи. Ключ от кладовки он узнал по этикетке «14», именно этот номер был на той двери, за которой кто-то гремел бутылками. С молотком и ключом Аркадий вышел в коридор. Дверь в кладовку открылась без проблем. Там было темно и тихо. Аркадий пошарил рукой справа от двери и нащупал выключатель. Зажёгся свет. Слева, справа – высокие шкафы до потолка с застеклёнными дверцами. Там какие-то банки, пробирки, коробки... Прямо перед дверью – стол. На столе тоже несколько банок, и множество пробирок – некоторые стояли в специальных держателях, но пять-семь пробирок были просто разложены по столу. Прямо на столе, посреди всего этого нагромождения  пробирок, сидела большая серая крыса и внимательно смотрела на Аркадия.
- Ах вот это кто! – с огромным облегчением воскликнул Аркадий, - А ну, брысь отсюда!
Крыса с сомнением покосилась на него и стала неспешно перебираться к краю стола. Пустые пробирки, невольно перемещаемые её лапами, уже знакомо зазвенели. Крыса спрыгнула на пол и, быстро перебирая лапами, побежала в дальний угол комнаты. Там она чуть-чуть приостановилась, опасливо оглянулась и через мгновенье скрылась под шкафом. Аркадий ещё где-то минуту подождал, а потом погасил свет и снова запер кладовку. В самом деле, чего он так перепугался? Покойники по моргу не шастают, никого здесь кроме него нет – так чего бояться? Аркадий сразу же заметно успокоился – крыса, возившаяся по ночам с пробирками его даже немного позабавила. Интересно, что за эксперименты она тут ставила? Он вернулся в подсобку, положил молоток обратно под окно и включил телевизор. По первой из работающих программ какой-то бородатый дядька рассказывал про Льва Толстого. По другой программе была реклама чая... Аркадий решил подождать и посмотреть, что будет после рекламы... В этот момент откуда-то послышались равномерные и мощные удары. Безо всяких сомнений – кто-то стучал во входную дверь. Аркадий выскочил из подсобки в коридор и, стараясь ступать как можно тише, подошёл к двери. Поскольку никакого «глазка» в двери не было, он осторожно спросил:
- Кто там? – искренне надеясь, что ответом ему будет только абсолютная тишина, и можно будет вернуться в подсобку.
- Кто-кто... – раздался снаружи недовольный голос, - Открывай, договаривались же...
Аркадий не совсем понял, что имелось в виду (вернее, совсем не понял), но, помня о возможных ночных доставках трупов, повернул шершавое колёсико замка.
- Что там у вас? – спросил он открывая дверь и тут же невольно ёжась от ворвавшегося внутрь ночного холода.
За дверью оказался довольно упитанный субъект в чёрной кожаной куртке – коротко подстриженные волосы ёжиком, небольшие, словно поросячьи, глаза с довольно недобрым выражением, гладко выбритое полноватое лицо, толстая золотая цепь на шее...
- Это я сегодня звонил, - хриплым голосом сказал незнакомец, - Что уставился?
- Здрасте... – растерянно пробормотал Аркадий, - Звонили?..
- Ну да, по телефону, - пояснил незнакомец , - Забыл что ли уже? Мы труп забрать...
Аркадий разглядел позади незнакомца какую-то большую чёрную машину, ни капельки не похожую ни на какую «Скорую помощь», и ещё двоих мужчин – тоже в чёрных кожаных куртках и тоже коротко подстриженных.
- Ну, и чего? Мы зайдём, что ли?... – похожий на поросёнка довольно бесцеремонно отодвинул Аркадия в сторону и вошёл в здание морга.
Двое других тоже вошли внутрь. На Аркадия они особо и не посмотрели. Вошедший последним закрыл за собой дверь.
- Ну, давай, показывай, - «поросёнок» начал проявлять нетерпение и выжидающе смотрел то на Аркадия, то куда-то вглубь коридора.
- Что показывать? – не понял Аркадий.
Чувствовал он себя совсем не уверенно – эта странная троица явившаяся среди ночи его изрядно напугала. Тип с поросячьей внешностью был, видимо, у них за главного. Второй внешность имел довольно обыкновенную, рост выше среднего, и на идеально выбритом суровом лице выделялись спокойные серые глаза. Куртка у него была расстёгнута, и под ней виднелся тёмно-коричневый свитер. Внутренний карман куртки оттягивало что-то тяжелое... Третий был довольно крупного телосложения, но выглядел намного добродушнее своих товарищей и даже улыбнулся Аркадию. Именно он плотно прикрыл за собой дверь, но на замок запирать не стал.
Аркадий пятился по коридору от нетерпеливо наступающего на него «поросёнка».
- Ты мне дурачка тут не валяй, - раздражённо говорил тот, - Я по телефону всё ясно объяснил и два раза повторять не буду! Ты у меня сейчас тут в собственных кишках на полу барахтаться будешь!
- Да я, правда, с вами по телефону не разговаривал... – испуганно пробормотал Аркадий.
Ночные посетители невольно предстали перед ним как бы в обличье разных зверей: свинья, волк и кот – и эти ассоциации спокойствия ни капельки не прибавили.
- А с кем я говорил? – внезапно задумчиво спросил «поросёнок».
- Я не знаю... – Аркадий беспомощно развёл руками, - С Вадимом, наверное... Степановым... Вообще-то, он здесь работает... А я только временно... Подменяю его сегодня... У него сестра...
- Ладно, - «поросёнок» заметно подобрел, - Веди нас в холодильник. Или где у вас тут покойники лежат?
- Должно быть, в холодильнике, - сказал Аркадий, - Пойдёмте, я покажу... Только я сам там не был и не знаю, кто вам нужен...
- А мы посмотрим, - ответил тот, которого Аркадий для себя обозначил как «волка».
- Ты не бойся, парень, - вступил в беседу «кот», - У нас к тебе ничего нет... Покажешь, поможешь – спасибо.
- Ну, пойдёмте, - немного успокоившись, Аркадий повёл всех троих вглубь коридора.
- Кто тут кроме тебя есть? – спросил «поросёнок».
- Никого.
- Это хорошо.
Открыв массивный засов на двери холодильника, Аркадий невольно попятился – сладковатый трупный запах, который и так ненавязчиво обволакивал весь морг, здесь был особенно силён. В холодильнике была абсолютная темнота, и из двери вывалилась волна холодного воздуха...
Аркадий вспомнил, что выключатель находился снаружи рядом с дверью (Вадим показывал, когда проводил инструктаж). Однако «волк» уже шагнул к электрощитку и, словно делал это каждый день, щёлкнул нужным переключателем. Четыре лампы дневного света, чуть-чуть помигав сначала для приличия, озарили мрачное помещение холодильника. Не обращая на Аркадия внимания, троица деловито отодвинула его в сторону и вошла внутрь. Несколько трупов лежало на полке справа – виднелись жёлтые голые пятки с прикреплёнными к ним на верёвочках этикетками. Слева, у стены стояли три каталки – одна пустая и две накрытые простынями. Посетители бегло осмотрели тела на полке (Аркадий успел заметить, что одно из них было трупом какого-то старика с прямо-таки толстовской бородой), а потом подошли к первой из накрытых каталок. «Поросёнок» брезгливо поморщился и подманил рукой «волка». Тот подошёл и откинул простыню с головы трупа.
- Ого, какая! – воскликнул «поросёнок», - Вот уж не знаешь, где встретишь женщину своей мечты.
Аркадий и «кот» тоже приблизились. На каталке лежал труп девушки, очень молодой и красивой – светлые волосы, слегка удлинённое бледное лицо с очень правильными чертами, закрытые глаза, чуть приоткрытый рот...
- Вот тебе, студент, и невеста... - усмехнулся «поросёнок» коротко взглянув на Аркадия.
«Волк» тем временем перешёл ко второй накрытой каталке и откинул простыню. На голове у этого трупа был почему-то надет белый непрозрачный полиэтиленовый пакет.
- Что за... – начал было «поросёнок», но «волк», ничуть не изменившись в лице, приподнял рукой край пакета.
- Это он, - сказал «волк», - Мы же ему в голову стреляли...
- Точно он? – «поросёнок» нехотя приблизился и, чуть нагнувшись, заглянул под приподнятый край пакета, - Он... Берём. Пакет пусть будет, а то всё вытечет на хрен...
Аркадий с удивлением наблюдал, как «волк» и «кот» подошли к концам каталки и взялись за труп. Он не совсем понимал зачем эта странная троица собиралась забирать покойника.
- Отойди-ка в сторонку, паренёк, - окликнул Аркадия «волк», - Ты свою работу сделал, теперь мы будем делать свою.
- Послушайте, а зачем... – начал было Аркадий, но «кот», как раз подхвативший ноги трупа, его прервал:
- Не лезь, парень – не твоё это дело. К тебе у нас претензий нет. Ты нам помог – мы тебе спасибо.
Аркадий поёжился – в холодильке было, действительно, холодно, а его куртка осталась в подсобке. «Волк» и «кот» потащили труп к выходу. «Поросёнок» и Аркадий вышли следом за ними в коридор. Чуть обернувшись, «кот» сказал, видимо, «поросёнку»:
- Жалко парня, всё-таки он нам помог...
- Да... – отозвался «поросёнок», - Ладно, пусть побегает пока...
«Волк» пинком ноги открыл дверь на улицу. Аркадий увидел, как от чёрной машины отделилась ещё какая-то коренастая фигура и открыла багажник – значит, их было не трое, а, как минимум, четверо. Заднего номерного знака на машине не было. Труп уложили в багажник, и «волк» вернулся в морг. Что делали «кот» вместе с четвёртым Аркадий не увидел, потому что «волк», снова войдя внутрь, закрыл за собой дверь. «Поросёнок» и «волк» обменялись какими-то непонятными фразами (вроде и по-русски, но Аркадий ничего не понял), а потом «волк» пройдя по коридору до подсобки, поманил рукой к себе Аркадия.
- Иди сюда, - сказал «волк»,- Я тебе объясню, что начальству сказать, когда покойника хватятся...
Аркадий думал, что «волк» либо войдёт в подсобку первым, либо пропустит его, но «волк» так и остался стоять прямо в дверном проёме.
- Проходи-проходи, - довольно добродушно сказал «волк», и Аркадий протиснулся мимо него в дверь («волк» при этом чуть хлопнул его по плечу левой рукой, а потом вошёл следом).
В подсобке Аркадий растерянно остановился и обернулся. Краем глаза он увидел, как «волк» что-то достал или, наоборот, положил в свою чёрную куртку. Увидев вопросительно-настороженный взгляд Аркадия, «волк» показал ему правую руку – в ней он держал большой охотничий нож с широким изогнутым лезвием. Аркадий похолодел от ужаса, но ни шарахнуться в сторону, ни что-либо ещё предпринять он не успел – «волк» отвёл руку с ножом чуть в сторону и демонстративно отступил назад на пару шагов.
- Не бойся, - голос «волка» звучал спокойно и расслаблено, - Ты нам помог, и я тебе ничего не сделаю. Я вот этим («волк» взглядом показал на нож) телефон обрежу – чтобы ты глупостей никаких не натворил.
- Да я и не... – пробормотал Аркадий не сводя глаз со стального лезвия.
- ...Не собирался ментам звонить? – продолжил за него «волк», - Это правильно. Ты вот, лучше, садись сюда, на диван. Часы у тебя есть?
Аркадий молча кивнул и чуть приподнял левую руку, где у него были наручные часы.
- Вот и хорошо, - сказал «волк», - Садись и засеки ровно пятнадцать минут. Через пятнадцать минут можешь делать всё, что тебе захочется. Понятно?
Стараясь держаться от «волка» на некотором расстоянии, Аркадий молча кивнул, подошёл к дивану и сел.
«Волк» удовлетворённо кивнул и убрал нож под куртку. Потом он повернулся и шагнул к двери.
- А начальству-то что говорить? – неуверенно спросил Аркадий уже чувствуя облегчение, что опасность миновала.
- Через пятнадцать минут можно всё, - повернулся к нему «волк», - Можешь рассказать всё как было.
«Волк» шагнул в коридор и плотно прикрыл за собой дверь. Было слышно, как он перекинулся парой слов с «поросёнком»... Аркадий глянул на часы – было два часа семнадцать минут. Он слышал, как «волк» и «поросёнок» не спеша протопали по коридору, и как с грохотом захлопнулась входная дверь. Ему даже показалось, что он услышал шум отъезжающей машины... Прошла минута, потом вторая. Судя по всему, Аркадий снова был в морге совершенно один, но он не осмелился нарушить приказ – вдруг ему решили устроить проверку, а потом убить за несдержанное слово? Говорят, у «братвы» с этим строго... Добросовестно дождавшись, когда часы показали 02:32, Аркадий подождал ещё минуту, а потом поднялся с дивана, подошёл к двери и осторожно выглянул в коридор. Повсюду горел свет. Стояла абсолютная тишина. Коридор был пуст. Первым делом Аркадий поспешил к входной двери. Сначала он хотел приоткрыть её и выглянуть наружу, чтобы убедиться, что та чёрная машина уехала, но, поколебавшись несколько мгновений, так и не решился и просто запер дверь на замок. Теперь все ночные приключения закончились. Аркадий уже твёрдо решил, что этой ночью дверь он точно больше никому не откроет. Разве что Вадиму, ну или тому патологоанатому... Как там его? Ах, да – Олег Семёнович.
Аркадий вдруг вспомнил, что холодильник, наверное, всё ещё открыт, ведь, когда они вышли, и «волк» с «котом» вытащили труп, дверь оставалась нараспашку. Он пошёл в сторону холодильника... К величайшему удивлению Аркадия, дверь в холодильник была закрыта. Мурашки пробежали у него по спине, и в ногах появилась неприятная слабость. «Как это может быть?» - лихорадочно соображал Аркадий, - «Ведь я и тот «поросёнок» выходили последними, и я совершенно уверен, что дверь оставалась открытой... Может, там какая-нибудь пружина её закрывает, чтобы холодильную установку зря не гонять?»
Это вполне так могло и быть – подойдя поближе, Аркадий заметил, что дверь не была заперта на засов. «Уф! Значит, сама захлопнулась», - облегчённо вздохнул Аркадий, - «А в морге-то, оказывается, легко напугаться до смерти...»
Он потянул дверь на себя, и та нехотя отворилась. Да, наверняка, когда они вышли, какая-нибудь пружина или гидравлика закрыла холодильник – внутри по-прежнему горел свет. Аркадий не спешил ни закрывать дверь, ни гасить свет. Несмотря на то, что ему было жутковато, Аркадию захотелось ещё раз взглянуть на ту мёртвую девушку. Он успел заметить, что она была очень красивая, но толком разглядеть её тогда не смог, потому что нервничал из-за тех жутких типов. И, если честно, он ещё никогда раньше не видел мёртвых девушек... Аркадий был вообще чрезвычайно робок и застенчив с девушками, и, возможно, поэтому никакой подруги у него ещё не было. Он даже целовался-то по-настоящему всего один раз – летом, сразу после окончания школы. Но та его знакомая почему-то не захотела потом с ним больше встречаться... И, кажется, у неё тогда уже был свой парень... А эта девушка в холодильнике была как бы и очень близко, и одновременно бесконечно далеко. Смерть придала её природной красоте какое-то отстранённо-спокойное выражение, как у античной мраморной статуи, только что поднятой из чёрных вод моря вечности... Перед мысленным взором Аркадия снова возникла та сцена, когда «волк» откинул с головы девушки простыню. Теперь он был бы в холодильнике один, и, может быть, осмелился бы откинуть простыню и дальше, чтобы взглянуть на её обнажённое тело... Это было, наверное, не совсем нормальное желание, и Аркадий никогда бы никому в нём не признался... Он оглянулся на пустой освещённый коридор и шагнул в холодильник. У левой стены, по-прежнему, стояли три каталки. Теперь две из них были пустыми, а на третьей... Аркадий внезапно замер и ощутил, как волосы у него на голове встают дыбом, и волны колючих холодных мурашек начали прокатываться по его спине снизу вверх – третья каталка была также пуста...
Несколько секунд Аркадий в ужасе пялился на пустые каталки. Потом взгляд его скользнул по полке справа – несколько трупов по-прежнему лежали там, но... Трупа старика с толстовской бородой, который лежал с краю, тоже не было. Да и другие трупы, как Аркадию показалось, лежали немного не там, где раньше.
В панике, часто и тяжело дыша Аркадий сорвался с места и вылетел из холодильника. Он поспешно захлопнул за собой дверь и дрожащими от волнения руками запер её на засов. Потом сломя голову побежал в подсобку, закрылся там и схватил телефонную трубку. С трудом попадая пальцем в цифры на диске, он набрал номер Вадима. Шли гудки, трубку долго не брали. Наконец, Аркадий услышал хриплое «Алло...».
- Вадим! Это я, Аркадий! Ты меня слышишь?
В трубке захрипело, закашляло, а потом раздался сонный голос Вадима:
- Что тебе от меня нужно?
- Ты что, забыл? – удивился Аркадий, - Я же в морге. Тут что-то странное происходит... Ты спишь что-ли?
- Потому, что ты ночью звонишь, - с трудом выдавил из себя Вадим, - Ночью люди спят...
- Да, но тут такое... Представляешь, заявились три каких-то криминальных типа и забрали с собой чей-то труп...
- Я знаю! – с раздражением ответил Вадим.
- Знаешь? – удивился Аркадий, - Откуда?
- Я всё знаю... – Вадим снова закашлялся.
- Ты там что, болеешь?
- Нет... – Вадим, видимо, собирался ещё что-то сказать, но почему-то замолчал.
- Ты можешь сейчас сюда приехать? – спросил Аркадий, - Если честно, я боюсь... Тут происходят странные вещи...
- Я знаю! – снова раздражённо проревел Вадим.
- Ну, так ты приедешь? – с мольбой в голосе спросил Аркадий.
На том конце провода наступила томительная тишина, а потом Вадим как-то отрешённо ответил:
- Да. Я скоро буду. Жди.
Аркадий хотел было сказать, что ему не нужны никакие деньги за дежурство, и что он сам готов заплатить Вадиму за такси, но тот уже положил трубку, и в телефоне зазвучали короткие гудки. Аркадий продолжал сидеть с трубкой в руке размышляя, что ему делать дальше. По другую сторону стола, в паре метров от него на стуле сидела девушка – очень красивая, со светлыми волосами, та самая, которую он недавно видел в холодильнике на каталке, но сейчас глаза её были открыты, она держала в руках два конца обрезанного ножом телефонного провода и молча показывала их Аркадию. Просторная белая простыня, в которую девушка завернулась как в римскую тогу, упала вниз всё ещё прикрывая её живот и ноги, но плечи и груди были обнажены... Девушка пару раз выразительно покачала обрывками проводов перед Аркадием пристально глядя при этом ему в глаза. Аркадий же, казалось, совсем ничего не замечал продолжая тупо смотреть прямо перед собой. Однако он снова подумал о ней, той, что лежала там в холодильнике на каталке – вспомнил её прекрасное, безмятежно спокойное лицо, чуть приоткрытый рот... «Интересно...» - мелькнуло у него в голове, - «Почему она умерла? И какая она была при жизни? Как улыбалась, говорила, смеялась? Наверное, целовалась, спала с кем-то... Красивая... Чёрт! Холодильник-то всё ещё открыт – ведь, когда они труп тот вытаскивали, я последним выходил, и дверь оставалась нараспашку...»
Аркадий, словно очнувшись, положил телефонную трубку (которую он всё это время держал в руке) и поднялся с дивана. В морге стояла абсолютная тишина, и даже крыса не гремела своими пробирками. Аркадий вышел в коридор и направился, как обычно, в сторону холодильника. Сидевшая напротив него девушка молча проводила его печальным взглядом. Потом разжала руки, уронив обрезанные концы провода на пол, и грустно вздохнула, закатив при этом глаза. В следующее же мгновенье она бесследно исчезла, словно растворившись в воздухе...

- Олег Семёнович! Вот он... Сегодня утром привезли.
- Утром? А как ночное дежурство?
- Так по ночам обычно спокойно.
- Ну, давай его его сюда, в секционную... Что с ним?
- «Парашютист» - из окна сегодня ночью выпрыгнул. Правда, второй этаж, но прыгал головой вниз, так что...
- Ну, давай посмотрим... Слушай, так я ж его знаю! Это же Вадим Степанов! Он у нас тут в морге работал. Помнишь, осенью девяносто второго у нас здесь студента ночью зарезали?
- Не, меня тогда тут ещё не было. Хотя, кажется, кто-то что-то такое рассказывал...
- Жуткая история была... Совсем молодой парнишка... Телефон был обрезан... Диван в подсобке весь кровью пропитался – выбросить пришлось... Так вот, тот бедолага-студент за этого Вадима как раз в ту ночь и дежурил. Вадима-то тогда после этого по следователям затаскали, а потом всё равно уволили...
- А кто зарезал-то?
- Чёрт его знает... Труп тогда один выкрали – с бандитской разборки привезли. Ну, наверно, ночью бандюки и заявились... Может, не хотели, чтобы труп опознали, или как доказательство кому-то повезли... Ну, а студент ненужным свидетелем оказался... Говорят, кстати, что именно с тех пор дверь холодильника по ночам иногда бывает открыта, а потом как-то сама закрывается... Не шучу – сам пару раз видел...
- А ведь и правда, сегодня утром дверь в холодильник была нараспашку...
- Странно... К утру обычно всегда закрывалась... Ну, вот, а Вадим-то после того случая совсем двинулся. Запил по-чёрному... Даже ко мне несколько раз приходил спирт выклянчивать... Говорил, что тот студент ему чуть ли не каждую ночь названивал... По телефону... И даже на отключенный телефон прозванивался, что интересно...
- Тот самый убитый студент?
- Ну, да! Чуть ли не два года всё это продолжалось.
- Мистика!
- Да нет, не мистика, а delirium tremens (белая горячка). Вот и результат – прямо перед нами, на столе для вскрытия. Ну-с, приступим...


Рецензии
Ну очень интересный ужастик! Думаю, что из тех, которые издательства с руками оторвут. :-)

С пожеланиями вдохновения!

Вера Вестникова   06.03.2019 14:31     Заявить о нарушении
Спасибо!

Андрей Собакин   07.03.2019 11:19   Заявить о нарушении
На это произведение написана 31 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.