Одиночество

Сельское кладбище.  Рядом – дом  для престарелых.  Скверное соседство.

Весна. Там, за забором, повылазили  на первое солнышко старики и старухи. Бродят по аллейкам, туда-сюда. Перезимовали. Теперь-то что уж…

А на кладбище тишь. Подсыхает рыхлая земля на ухоженных могилах. Железные ограды, кресты, кресты… А вот зловещие бугорки, засупоненные иссякшей  прошлогодней травой. Нетронутые… Много. Будто стыдясь своего убожества,  сбились в кучу,  прижались друг к другу.

Старушка сторожиха говорила, что это всё приютские. Многих здесь хоронят. В одних  нет родных, в других- есть. Но все равно закапывают и тех, и других. Не хотят дети утруждать себя перевозкой. Зарыли – и вздохнули с облегчением.

Плакалась сторожиха. Жалко их, приютских.  Ненужные. Десять лет она здесь, а никто  эти могилки не посещает. Забытые. Зарастают из года в год травой.

Назад шёл  мимо того, обычного с виду, двухэтажного здания. Они смотрели из-за забора длинными и неподвижными взглядами. Оглянулся – смотрят вслед.  Словно с того света.

А ночью видел сон. При луне на сельском кладбище бродили одиночества. Двоились меж крестов, троились, белели в темени деревьев. Молчали. А может – говорили молча. Не понять…

Одно из них направилось ко мне. Я съежился, боялся. Хотелось убежать – не мог. Остановилось рядом. Замерло. Словно ждало чего-то. Повеяло прохладой.
И я тогда спросил: где берёшь начало,  одиночество? А может   показалось, что спросил. Но   оно двинулось дальше и растворилось во мне.

И вдруг видение дивное  разверзлось передо мной: мимо  лавиной неслась жизнь. Картины, картины,  одна за другой. Но постепенно лавина замедлила свой бег -  и я увидел страшное.

Будто безумные, ничего не замечая вокруг, мчались человеки. Около меня,  ударяясь в невидимый баръер, каждый из них распадался на двух, гораздо меньших. И если один был побольше, то другой оказывался в такой же степени мельче.
Раздвоившись, они несколько мгновений очумело, как  заворожённые, смотрели друг на друга, а потом,  точно очнувшись, разбегались в разные стороны. Случалось, один из человеков выходил слишком маленьким, с ноготок, но зато другой мало чем отличался от прежнего.

Я смотрел, хотел постичь, и ничего не понимал… Вспеск – и разбежались. Всплеск – и разбежались. Куда? Зачем?

Взлянул направо – светило солнце, о чём-то мирно беседовали люди, большие, маленькие и едва заметные. И такое неподдельное уважение друг к другу наблюдалось в каждом их жесте, движении, улыбке, что я невольно вздохнул – фантастика!

Перевёл взгляд налево – и услышал приглушенное рычание. Злобно оглядываясь, словно высматривая один у другого место, куда  вернее вцепиться зубами, кругами вытаптывали землю человеки и человечки. Под ногами у больших зверели маленькие. На них наступали – и они задирали головы, оскаливались и угрожающе рычали. Светило солнце. И было как перед бурей.

Внезапно утробный вой пронесся над этой толпой. И толпа взревела. Человеки бросились друг на друга и, подминая один другого, полезли вверх. Карабкались, обрывались – и снова лезли. Живой клубок копошился и рычал. Каждый хотел достигнуть вершины. А оказавшись на самом верху, самодовольно застывал на чьих-то головах. На нём повисали десятками и стаскивали вниз. На гребне появлялся другой. И всё повторялось. И так без конца.

Тогда опять явилось одиночество. Видишь, сказало, здесь сущность человека разделяется. Добро идёт направо – и начинает жить, а зло – налево… Там, в том живом клубке, я рождаюсь и не могу не рождаться, потому что зло…

Я стал задыхаться, проснулся. В сознании не переставало отдаваться эхом: потому что зло, потому что зло… зло…
Рождаюсь – и не могу не рождаться…  О чём же оно недосказало? Что умолчало…

Но когда я думаю об этом, сердце   воздыхает и убивается. И почему-то с непонятным постоянством  на ум приходит написанное: «… и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов – по левую.

 Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите , Благословенные Отца Моего, наследуйте  Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был Я, и вы пришли ко Мне. Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи, когда мы видели Тебя алчущим, и накормили?  Или жаждущим, и напоили? … 

И Царь скажет им в ответ:  истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из братьев Моих меньших, то сделали Мне. Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от меня проклятые, в огонь, уготованный диаволу и ангелам его: ибо алкал я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы  не напоили Меня…»


Рецензии
Жутко живём! Творим зло.... Сеем одиночество.... Неужели вот так закончим свою жизнь? Чувствуешь свою беспомощность, становишься совсем маленьким человечком в этом вечном противостоянии ДОБРА и ЗЛА! Вам замечательным образом удалась эта миниатюра. Спасибо.
С наступающими Вас зимними праздниками!
С уважением к автору, Галина.

Галина Пономарева 3   29.12.2017 07:43     Заявить о нарушении
Наверное, чтобы чувствовать себя сильнее, надо всё же отстраниться от жизни.

Спасибо, Галина.
И Вас поздравляю с наступающими праздниками - здоровья, доброго и весёлого настроения. И понимания Ваших сердечных движений близкими людьми.

С уважением

Хрисанф   29.12.2017 08:12   Заявить о нарушении
На это произведение написано 37 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.