Аскандр. Сказка-сон

     Шла Десятая война между прелаками и панциорами. Прелаки называли себя так, потому что считали себя первыми на этой планете, их кожа светилась, когда они радовались чему-нибудь. А панциоры, считалось, появились позже, и название они получили за то, что их тела покрывали панцирем ракушки. Этот панцирь защищал их от ран и болезней, был ,как бы, их второй кожей. Носители такого панциря составляли единый организм с ракушками.

     Когда-то давно на этой Земле появились огромные цветы. Они распустились на довольно большой территории, но только в одном месте. Вроде бы, подумаешь, зацвели цветы, вроде ничего особенного. Однако же цветы эти были необыкновенными. Они дарили способность видеть другие миры на момент общения с ними, давали силу и здоровье, тому кто ухаживал за ними, находился рядом и пробовал их нектар. Цветы могли говорить, они рассказывали и слушали собеседника. Поначалу прелаки и панциоры жили мирно рядом по соседству, одинаково ухаживая за Цветами и пользуясь их дарами.

     Однажды старейшина прелаков заподозрил , что у панциоров больше сил и здоровья, чем у прелаков, что панциоры чаще стали наведываться на поля, чем прелаки. И старейшина прелаков высказал свои подозрения старейшине панциоров. Может помутнение на него нашло какое-то.

     - Долгие годы мы соседствовали с вами мирно и дружелюбно, - обратился он к старейшине панциоров. - Всегда по-братски делили дары наших Цветов. Однако же мои соплеменники стали замечать, что твои сородичи уж слишком часто стали посещать наше поле Цветов, от чего у нас стало больше работы: мы разрыхляем почву после того, как вы топчете, подвязываем Цветы, которые вы помяли, может быть и ненароком. Чаще стали замечать, что нектара нам достаётся меньше, а то и вообще не достаётся!

     Старейшина панциоров возмутился, может и на него какое-то помутнение нашло, и ответил:

     - Ты говоришь странные слова. Это мне надо было сказать эти слова тебе, а не выслушивать тебя здесь. Это твои сородичи топчут поле, мнут Цветы и прочее. Это вы больше пользуетесь дарами цветов, чем мы!

     Долго они ещё спорили и ругались. Начали обзывать друг друга плохими словами. Цветы пытались их остановить, призывали к благоразумию. И так длилось до тех пор, пока кто-то из них не ударил другого. Так началась Первая война.

     Прошло с тех пор много времени, сменилось не одно поколение. А войны следовали одна за другой.

     Прелаки уже забыли, когда кто-то из них светился, так как радоваться было нечему. Даже победив панциоров в битве, они не радовались, потому что надо было оплакивать погибших в этой схватке. У панциоров ситуация была такая же почти. После каждой войны то одно племя владело полем Цветов, то другое. И те и другие зависели от Цветов, они даже представить себе не могли, как они будут жить без Цветов.

     После Девятой долголетней войны поле Цветов принадлежало панциорам. Из-за этого прелаки, подкопив силы, напали на панциоров, и началась Десятая война.

     В это время в племени панциоров вырос и окреп молодой воин по имени Аскандр. Он задавал много вопросов старшим, но не находил ответов у них. А вопросы, действительно, были сложными.

     "Почему мы воюем? За что мы воюем? Почему нельзя прекратить войну?" Все ответы упирались в поле Цветов.

     Аскандр ходил на поле пытался разговаривать с Цветами, однако Цветы молчали. Впрочем, они давно замолчали, ещё во время Первой войны. Что они говорили во время Первой войны, никто не помнил.

     Аскандра нельзя было обвинить в трусости. Он был смелым и находчивым воином. Часто благодаря его смекалке панциоры побеждали в схватках и возвращались живыми и невредимыми. Он всегда был на виду у всех, и остальные воины равнялись на него, признавая его великим воином.

     Однажды поздно ночью, когда всё стихло, Аскандр пошёл на поле Цветов, поговорить с Ними. Точнее, это он всё им рассказывал о своих переживаниях и смятениях, а Они, возможно, просто слушали. Ему хотелось думать, что Они его слушают. Задавал вопросы, пытался найти на них ответы. Это стало привычкой у Аскандра. Поэтому он пришёл и в этот раз.

     Он лёг на своё место и начал тихо рассказывать, как пролетел сегодняшний день. Молодой панциор на какой-то момент закрыл глаза и увидел нечто, что поразило его. Он открыл глаза и понял, что это всего лишь видение: вокруг по-прежнему тихо качались Цветы, светилось звёздами небо, и было тихо. Но тут он услышал в своей голове тихий голос:

     - Не бойся, это Мы - Цветы. Ты хочешь разговаривать с нами? Мы готовы поговорить с тобой и ответить на твои вопросы. Мы - телепаты, поэтому нет необходимости говорить вслух.

     Аскандр очень сильно удивился. Цветы с древних времён не разговаривали.

     - Доверяй своим чувствам, - продолжали говорить Цветы. - Как мы доверились тебе. Однажды к вам прилетит девушка-птица. Её появление станет начало конца и началом начала. И только ты сможешь найти с ней общий язык. Твои соплеменники и ваши противники давно закостенели в сознании, и девушка-птица им покажется новым предметом обладания. Но, захватив её, панциоры и прелаки обрекут её на погибель, а вместе с ней погибнет вся планета. Смерть этой девушки уничтожит и энергетическое поле вашей Земли. Птица - свет и жизнь, спасение и начало новой жизни. В неволе девушка-птица умрёт, она не может жить без воли. Ты должен встать на её защиту. Эта птица натерпелась страданий в других мирах. Поэтому найти подход будет делом трудным, но ты справишься. Мы заинтересованы не менее вас, от неё зависит и наша жизнь. Видение, которое ты видел, и есть образ девушки-птицы. Мы ответим на твои вопросы. Мы знаем. Мы появились на вашей планете, чтобы дарить тепло и радость, любовь и здоровье. Это наша задача с момента появления на свет. Везде, где бы мы не появлялись, происходили хорошие изменения в жизни тех миров. Но почему-то на вашей планете всё перевернулось с ног на голову. И мы замолчали, надеясь, что прелаки и панциоры задумаются и поймут. Но поколение за поколением, ни те, ни другие так и не сделали правильных выводов. На этой планете мы невольно стали цветами зла: из-за нас прелаки и панциоры убивают друг друга.

     - Мне очень жаль, что так случилось, - ответил им Аскандр. - Я сделаю, как Вы сказали. Мне тяжело видеть, как прелаки и панциоры уничтожают друг друга.

     - Не вини себя. Здесь нет твоей вины. Напротив, ты можешь всех спасти.

     Озадаченный и опечаленный Аскандр покинул поле.

     Когда появилась Летающая Дева, все сошли с ума, хотя и так, здравомыслящих почти не осталось. Кругом только и говорили о ней. На смену непрекращающейся войне временно пришло затишье. И панциоры и прелаки поначалу, молча наблюдали за Девушкой-птицей, любуясь красотой нового чуда. Потом кто-то попытался её схватить, когда та неосторожно пролетала слишком низко. За первым начали пытаться схватить её и другие. Прелаки и панциоры давили друг друга своих и чужих, нанося увечья и убивая друг друга.

     В то время Аскандр лежал, восстанавливался после ранения, полученного в бою перед появлением Девы. Панцирь еще не залечил рану. Но крики, доносившиеся до Аскандра, заставили подняться и идти на шум.

     Худшее, что мог предположить Аскандр, подтвердилось. Он увидел Летающую Деву. Она пыталась улететь от ловивших её панциоров и прелаков, однако была измождена, казалось, что вот-вот и рухнет прямо на озверевшую толпу.

     Куда бы ни летела Девушка-птица, там погибали прелаки и панциоры. Они просто давили друг друга. Всё это месиво продвигалось к полю Цветов.

     Но вдруг Аскандр увидел, что кто-то из панциоров и прелаков одновременно натянули луки, целясь в Деву. Закричав от ужаса, не чуя под собой почвы, Аскандр подпрыгнул настолько высоко, что его прыжок обратился в полёт. Он стремительно полетел к Деве, и когда стрелы должны были встретиться, вонзившись в Девушку-птицу, он закрыл её своим телом. Стрелы вошли в молодого панциора прямо посередине панциря. Это видели и Цветы, и Дева, в  глазах которой Аскандр в последний момент своей жизни увидел удивление, что какой-то чужак встал на её защиту, и оба племени. Но тело его не упало на землю, оно разорвалось на мельчайшие алые капельки, которые оросили всех. Каждая капелька падала на середину лба прелаков и панциоров, оставляя маленькую алую метку.

     Прелаки и панциоры попадали от невыносимой боли, но не от физической, а душевной: перед каждым пронеслись лица тех, кто не вернулся с битв, кто тихо умер от ран, полученных в бою, всех тех, кто погиб за десять войн. Сердца живущих стучали, подобно барабанам, так, что их было слышно в наступившей непривычной тишине.

     Постепенно боль ушла. Когда все поднялись, на панциорах не было их привычного панциря, который их защищал. Они оказались точно такими же, как и прелаки.

     В едином порыве все упали на колени перед Цветами и девой, слёзы раскаяния потекли из их глаз. Всё поле засветилось, - это кожа уже единого народа засветилась впервые за много лет. А Дева и Цветы уже знали точно, что ни им, ни этой планете больше ничего не угрожает, что этот народ больше не будет воевать и творить Зло, так как каждая капля крови Аскандра, словно, закодировала их от любого зла.

     Дева осталась на этой планете, обретя покой. Она жила среди Цветов, радуя своими прекрасными полётами все поколения прелаков.

     Цветы снова стали говорить. Они, как и прежде в древние времена, дарили Любовь, Добро, Негу и здоровье.

     Прелаки - единый народ сложил сагу о подвиге Аскандра, передавая её из поколения в поколение. Они стали почитать его, как бога, как Цветы, как Деву.


Рецензии
Простите, а рисунки Ваши?

Можно не отвечать.

С ув. СГБ

Григорий Стынин   26.12.2014 07:46     Заявить о нарушении
Все иллюстрации мои. Только одну к сказке о Змеёше и Дракоше рисовала моя доня. Спасибо Вам за внимание. С уважением, Рита.

Маргарита Пассар   26.12.2014 08:45   Заявить о нарушении