Жажда важнее затрат

Мне часто приходится слышать утверждение, что производительность труда в России уступает показателям в европейском производстве. Вроде, как и возражать тут сложно, однако, на мой взгляд, подобное сравнение не всегда корректно. Разные условия достижения цели. Был такой французский фильм, где речь шла о продаже туземцам современных боевых самолетов. Их поставили двум враждующим племенам. Значит ли это, что вооруженный конфликт вышел на новый технологический уровень? На первый взгляд - безусловно, ведь война уже велась уже не копьями и стрелами. Но если эту войну оценивать не по отчетам экономистов, а «в живую», то технологического скачка мы не увидим. Туземцы всего лишь скатывали «Миражи» под горку друг на друга. А вот повод к войне остался прежним (выход к водопою). Значит ли это, что производительность туземного воина снизилась? Нет, ведь если он сможет гонять свое стадо к водопою, то будет считать войну вполне успешной. Цели он достиг, просто дубинка стала дороже. Себестоимость выросла, рентабельность снизилась? Спорно, ведь расплачивались за самолеты туземцы нефтью, которой не потребляли в хозяйстве, а истинной ценностью считали упитанность своего стада. Значит, нельзя сравнивать, к примеру, производительность французского рабочего и жителя джунглей. Глупо судить об эффективности межплеменных отношений в отрыве от той экономики, которая существует в этой части амазонской сельвы. Хотя, еще более глупо применять самолет стоимостью тридцать миллионов евро, там, где можно обойтись копьем.   
Более свежий довод в дискуссии о производительных силах мне довелось услышать совсем недавно. Один из знакомых инженеров, рассказал, что на двух сходных по технологическому циклу фабриках работает разное количество людей. В один автобус садятся девять человек, а в другой около…сорока. Причем у всех в смене - квалифицированные специалисты. Просто на одном из предприятий часть специальностей исчезла (обходятся меньшими силами). Прогресс налицо? Да, если обе фабрики находятся в одних и тех же условиях. А если одна из них в Якутии, а другая в ЮАР? Сразу все доводы теряют однозначность. А если это работа дворника или сантехника? Согласитесь, что в Цюрихе и Магадане это совершенно две разные истории. Причем, беседуем мы с вами не о коммунальном хозяйстве (пример так, к слову пришелся), а о легкости, с которой нам рассказывают о нашей низкой производительности труда. В недалеком прошлом рост производительности был обусловлен  разделением труда и его механизацией. Такой процесс, как вы понимаете, конечен. Причем основным ограничителем является получаемый товар или услуга. Допустим, вы добываете уголь, нефть или делаете автомобили. Больше чем рынок испытывает потребность в этом продукте, вы произвести не можете. А сокращая издержки, обязательно столкнетесь с тем, что желание экономить и оптимизировать тоже имеет свои вменяемые границы. И дальше, что? Дальше, на смену рыночным условиям, когда главным фактором является попытка выжать максимальную прибыль, приходит то, что называется «плановой экономикой». Нужно понять, насколько важна ваша услуга и товар для потребителя. К примеру, когда создавалась алмазная отрасль, речь не шла о женских украшениях. Стране нужны были алмазы именно для промышленного использования. Это был вопрос выживания государства в технологической гонке с потенциальными противниками. И важно было разрабатывать трубки независимо от затрат. Нам просто повезло, что месторождения оказались столь богатыми. Как видите, мы тоже были в положении когда «выход к водопою» важнее, чем затраты на его пробивку. Очень может быть, что в современных условиях, рыночная экономика опять начнет уступать государственной необходимости. Так уже происходит с газом, военной промышленностью, предположу - с металлургией. Если международная ситуация не разрешится в ближайшее время, нас может ожидать мобилизационная экономика. Так как, жажда всегда важнее затрат.


Рецензии
Владимир! Подписываюсь под Вашими словами: - "Жажда важнее затрат".
С уважением Валерий

Валерий Пономарев   24.08.2015 11:39     Заявить о нарушении