Скала

Острые камни безжалостно обдирали руки, а мои израненные ладони скользили по собственной крови, когда я отчаянно впивалась в очередной уступ. Мне чертовски надоело ползти по этой отвесной скале, которая никогда не заканчивалась, но инстинкт самосохранения заставлял снова и снова с силой засаживать носки в еле приметные выемки, без сожалений сбрасывая вниз законного их обитателя – мох. Боли я уже почти не чувствовала...

Я в очередной раз подтянулась на руках и прижалась к скале, чтобы перевести дух. Господи, как же я устала… Сколько я ползу по этой чертовой скале? Целую вечность, сколько я себя помню. В мире не существует ничего, кроме этой треклятой скалы и борьбы за выживание. Мне на голову регулярно сыплются песок и мелкие камни из-под чужих ног, иногда я слышу далекие крики тех, кто сорвался, сдался или не выдержал. Это здорово действует на нервы.

Самих людей я почему-то встречаю только на больших уступах… Отдохнувшие, отъевшиеся, с зажившими руками и спокойным взглядом. Черт бы их побрал, никогда не протянут руку помощи, даже если видят, что ты вот-вот сорвешься в пропасть…

Я осторожно, из-под руки, посмотрела вниз. Снова закружилась голова, и я зажмурилась, стараясь врасти в горную породу. До большого уступа, по моим прикидкам, оставалось немного, вот только скала в этом месте уходила из вертикали в отрицательный наклон. А у меня даже страховки нет. Здесь ее ни у кого нет… И никогда не было. Попытка – только одна.

Я собралась с духом и глянула вниз еще раз. Пропасть – единственное, что способно мотивировать меня ползти по отрицательному склону, обдирая остатки кожи и ногтей. Эк меня занесло-то высоко. Никогда не думала, что доберусь даже сюда. Там, внизу, первые мои перистые облака… Выше меня ждут новые, непокоренные… И новые уступы. Наверняка все занятые.

Я глубоко вздохнула и отчаянно уцепилась за очередной выступ. Если отдыхать слишком долго, мышцы устанут и не хватит сил добраться до пещеры… А я и так уже на последнем издыхании.

Не знаю, в чем моя проблема и каким образом я вечно ухитряюсь выбирать неправильный путь, но мне всегда попадаются занятые уступы. Уступы – это островки покоя в нашем безумном мире, размером примерно два на три метра. Иногда при них есть пещера, иногда нет. Многие верят, что у каждого в мире есть свой уступ, где можно наконец обрести покой и прекратить эту безумную гонку.

И вот, бывает, лезешь ты, лезешь без сна и отдыха много дней и ночей подряд и думаешь только об одном: скорей бы, скорей бы только добраться и хоть немного отдохнуть… Силы покидают тебя буквально в метре от цели, и ты с ужасом осознаешь, что пальцы твои сейчас разожмутся от перенапряжения, ноги соскользнут с выступов, пропитанных твоим потом и кровью, а человек, удобно прислонившийся к скале на вожделенном уступе, даже не шелохнется, спокойно проводит взглядом твое с воплем сорвавшееся тело… И смотрит-то как – с презрением. Будто никогда сам так не висел. В такие моменты я ненавижу этих людей, свивших свое уютное гнездышко.

Я бы встала и помогла. Неужели так сложно?! Всего метр. Вшивый метр между жизнью и смертью. Но не встают и не помогают, а то и норовят наступить на пальцы, чтобы сбросить конкурента… Право передохнуть хотя бы пару часов иногда приходится вырывать с боем.

Я видела уступы, где было всего по одному человеку, видела, где уживалось даже по три… Но ни разу в жизни мне не попадался свободный уступ, который можно было бы занять с чистой совестью. А делить его с другими не хотелось. Стоит задержаться всего на час-два, чтобы подкопить силы, как в спину уже доносится недовольное: «Тебе пора. Это место занято». Таких не смущает ни отчаянная мольба о помощи в твоих глазах, когда ты еще висишь над пропастью, ни содранные в кровь пальцы, ни усталая безнадежность поднятых вверх глаз… Я стала привыкать к равнодушию после первых перистых облаков, когда меня хотя бы перестали пытаться скинуть вниз. Люди здесь были другие: они все так же сидели на своих уступах, небрежно облокотившись о скалу, но их глаза уже были не такими пустыми и в них стало меньше презрения. Была в них некая… удовлетворенность? покой?

Отчаянным рывком я втащила тело на уступ и повалилась на спину. Едва тьма перенапряжения перед глазами рассеялась, меня встретил ироничный прищур голубых глаз.
- Сбрасывать будешь? – устало спросила я.
- Нет, ты и сама скоро отсюда уйдешь, - спокойно ответил хозяин уступа, молодой мужчина с худым лицом.
- Дай хотя бы два дня, я не претендую на твое место…
- До вечера максимум, - отрезал он.
С-с-сволочь!!! Ненавижу таких типов…

Впрочем, злость скоро улеглась: метрах в тридцати вверх по скале я углядела приличный выступ. Метров десять в длину – значит, общий. Конечно, придется сделать нехилый крюк, чтобы добраться туда, миновав отрицательный уклон, но зато потом у меня будет пара недель на восстановление и отдых. Если, конечно, не сорвусь по дороге...

«Общими» называли большие выступы длиной от пяти до десяти метров, на которых могло разместиться несколько человек. Они были ничьими, это все знали и никто не оспаривал. Здесь можно было отдохнуть и набраться сил, но нельзя было задерживаться надолго – приходилось уступать место новым путникам, которым тоже требовался отдых.

К обеду я встала, смыла кровь у ручья, бегущего у самого обрыва прямо в пропасть, и упрямо вцепилась в скалу. Хозяин удостоил меня лишь ироничного хмыканья – он, конечно, прекрасно знал, что вечером я уйти не смогу. Стемнеет, а карабкаться по таким опасным скалам в кромешной тьме – лучший способ самоубийства.

Пальцы зудели и болели, ноги казались деревянными и не слушались. Лучше б я совсем не отдыхала… Хотя тогда не хватило бы сил.

Интересно, что его удерживает от пути наверх? Я, кажется, уже знала ответ. Нет никакой гарантии, что там, дальше, он снова найдет свое место. Общий уступ довольно быстро придется покинуть… И продолжить путь в неизвестность. Пожалуй, маленький островок спокойствия стоит того, чтобы отказаться от туманных планов. А как поступила бы я? Я не знаю. Мне еще не представлялось случая это проверить.

Мне повезло! В кои-то веки я выбрала приемлемый путь и сравнительно быстро добралась до общего выступа. С трудом подтянулась на руках да так и повисла. Под ногами вдруг что-то двинулось, и то, что мгновение назад казалось твердой и незыблемой опорой, осыпалось вниз. Я бестолково задрыгала ногами, безуспешно пытаясь нащупать новую опору. Паника и чудовищная усталость сделали свое дело – я рисковала проиграть на расстоянии одного рывка наверх…

…Он все-таки подошел. Я никогда этого не забуду. Незнакомый мужчина подхватил меня под мышки и помог забраться.
- Отдыхай, места хватит всем, - спокойно сказал он, возвращаясь в пещеру.
- Спасибо, - прошептала я. – Спасибо, спасибо…

Позже я подошла к нему. Он не был похож на других – уверенный, спокойный, себе на уме… Но не разобщенный, как мы все.
- Скажите, почему вы мне помогли?
- Просто помог и все. Имел возможность.
- А могли не помочь? – заинтересовалась я.
- Мог и не помочь, - спокойно согласился он. – Некоторым людям помощь не нужна. Иногда важнее не получить помощь, чем получить ее.
- Почему?! – изумилась я.
- Ты однажды поймешь.

Он не захотел продолжать разговор, а я не посмела настаивать. Просто поблагодарила и отошла – любоваться закатом. Не каждый день в этом жестоком мире доводится встречать закат лицом, а не спиной.

Через два дня мой спаситель ушел. Через неделю ушла я, не смея задерживаться на этой гостеприимной, но чужой вершине…

С тех пор прошло много лет, и много уступов – больших и маленьких – промелькнуло перед глазами. Пожалуй, в нашем мире правильнее мерить жизнь уступами, а не годами… Я протягивала руку помощи всем, кому могла. Иногда руку протягивали и мне. Здесь, на высоте, все реже встречались люди, и глаза их были другими… Мудрыми? Проницательными? С искрой?

А три года назад, примерно сорок уступов спустя, я все же нашла свою вершину… Она была пуста – я долго не могла в это поверить. Я никогда никого не прогоняла, позволяя отдыхать, сколько потребуется, любовалась закатами, рассветами, звездами и луной… Иногда мы даже болтали. Здесь вообще болтали больше, чем внизу.

***

…Камни сыпались у него из-под ног, а пальцы с сорванными ногтями скользили по собственной крови, он тяжело дышал. Облокотившись на стенку своей пещеры, я наблюдала, как истерзанные пальцы отчаянно вцепились в кромку камня, рывком подтянув за собой хозяина. Я полуприкрыла глаза и заставила себя сидеть, а не броситься на помощь. Спустя сорок уступов уже научаешься отличать реальную угрозу от иллюзии, порожденной страхом. Новичок шумно выдохнул, сделал еще один рывок и со стоном перевалился на мой уступ. Он был явно моложе меня, чем когда я сюда забралась. Надо же. Даже как-то завидно.

Я поднялась, новичок проворно закрыл лицо локтем, напрягся. Хорошая реакция, еще отдышаться не успел, а уже готов к нападению.
- Расслабься, я не собираюсь скидывать тебя вниз. Здесь так не принято.
Он позволил себе отдышаться, не спуская, впрочем, с меня глаз.
- А черт вас знает, - отозвался он беззлобно. – Семь уступов назад еще скидывали. Зачем ты встала?
- Видишь ли, ты забрался в мою обитель на рассвете. А у меня традиция – приветствие солнцу... Три года здесь, а все никак не привыкну, что оно светит не в спину.
Я выпрямилась, сложила ладони перед лицом и подняла руки выше макушки, почтительно склонив голову. Он понимающе усмехнулся.
- Хотел бы я, чтобы у меня тоже когда-нибудь была такая традиция…

Я рассмотрела его внимательнее. Ободранные штаны, десяток шрамов и ровный загар – стандартный набор искателя приключений, у которого хватило сил забраться достаточно высоко, но еще не было шанса испытать хотя бы толику комфорта. Он чем-то неуловимо напоминал того голубоглазого типа, который когда-то не помог мне на скале. Но это был не он. В последнее время я все чаще вспоминала того типа и думала, может, это и правильно, что он тогда мне не помог и что другие не помогали. Кто знает, подойди он тогда – стояла бы я сегодня здесь, встречая рассвет лицом, или давно лежала на дне пропасти?

Нет никакой гарантии, что этот парень однажды найдет свое место под солнцем. Этого может не случиться никогда. Когда я была еще маленькая, и мы жили в низинах, мне рассказывали про Облачных Странников – тех, кто никогда не останавливается, надеясь достичь протяженных зеленых равнин, которые тянутся до самого горизонта, не прерываясь горами и холмами. Я понимала, что равнины – это сказки, но забыть так и не смогла…

- Если ты такая же, как я, то почему ты мне не помогла? – заинтересовался новичок, окончательно придя в себя.

Я молчала, довольно щурясь на солнце. Хороший будет денек. Теплый, безветренный.

- Ты не ответишь?

Я задумчиво посмотрела вверх. Размяла пальцы, ступни. Давненько я не лазила по горам, пожалуй…

- У тебя будет достаточно времени, чтобы найти ответ. Уступ твой.

Гарантии мне были больше не нужны.


Рецензии
Александра, спасибо за умное, глубокое философское произведение! Надеюсь, вы уже подбираетесь к заветным зелёным равнинам.
Желаю верного пути!

Виктор Квашин   03.02.2015 11:43     Заявить о нарушении
И Вам спасибо и доброй дороги по жизни!

Александра Тихоплав   07.02.2015 23:15   Заявить о нарушении
Спустя 2,5 года перечитал с удовольствием. И ещё раз спасибо! Нечасто встречаются вещи, над которыми хочется размышлять.

Виктор Квашин   22.08.2017 01:54   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.