Живые Помощи

- Ты её не в мешок, ты её сюда, к сердцу поближе, - суетилась Мария, засовывая сухонькими ручками  в нагрудный карман сына  аккуратно свёрнутый листок с молитвой.- Береги её, Ромушка, с собой всегда носи, да не отдавай никому, разве что переписать.
 «Вот он взрослый мужик, комсомолец, только школу закончил, на фронт собирается, а тут мать со своими религиозными предрассудками, да ещё как с маленьким…,» - насупился Ромка. Насупился, но листочек с молитвой взял, не хотел мать обижать. Жалко её было. Некогда  статная темноволосая  Мария, после гибели мужа в финскую, превратилась в маленькую сухонькую старушечку с потухшим, печальным взглядом.
 
  Потом были письма. Немного. Пожелтевшие от времени листки-треугольники, на которых  торопливо-размашистым  почерком  всего несколько слов: «Жив – здоров, бьём фашистскую гадину.  Молитвочка у сердца, как и обещал. Береги себя, мама!»
Мария  снова и снова перечитывала  дорогие строчки, вытирала слёзы,  и аккуратно сложенные письма,  прятала в старенький скрипучий комод.
 
  Последнее письмо пришло в июле сорок второго: «Идём в бой. Молитвочку  товарищ просил. Переписать не успели – отдал так. Береги себя, мама!»

   Отгремели в сорок пятом  победные салюты, вернулись с войны победителями советские воины.
 - Мария, солдатик к тебе приехал, встречай! Красивенький какой…,-  встретила соседка Марию  во дворе. 
Ноги стали будто ватные, сердце то замерло, то вдруг заколотилось как сумасшедшее.
 Мария  не заметила,  как  взлетела  по лестнице  на второй этаж в свою маленькую комнатку в коммуналке. « Ромушка! Сынок…,»-  осипшим голосом прошептала она.

 Стоявший у окна  гость обернулся.
«Ромушка…,» - Мария  тяжело вздохнув, опустилась на стул, заплакала.
Молодой человек в гимнастёрке  расстегнул свой нагрудный карман, достал аккуратно свёрнутый  пожелтевший листок и протянул Марии.

 «Живый в помощи Вышнего…», - строчки плыли перед глазами. Мария гладила  знакомый листок  кончиками пальцев, словно незрячая. «… в крове Бога Небесного водворится…» Бурые пятна  на пожелтевшем  фоне, казалось, впивались в подушечки пальцев словно иглы и жгли, жгли...
«… на аспида и василиска наступиши, и попереши льва и змия… Яко на Мя упова…»

«…товарищ просил. Переписать не успели – отдал так. … мама!»
 
 Мария открыла глаза. Молодой человек протягивал ей  чашечку с водой.
- Вы  мама Романа? Я друг его, товарищ,  словом, ну тот, кто просил...,-
Речь молодого человека была сбивчива. Он заметно волновался. – … переписать хотел, не успел вот…
- … не успел, - словно в забытьи проговорила Мария.
- Фрицы тогда перешли в наступление…, - продолжал молодой человек, - … не успели мы… переписать.  А меня  она … молитвочка  ваша,  от смерти спасала. Вот… до Берлина дошёл.
- Молитва матери со дна моря достанет, - вздохнула Мария и, спустя минуту, спросила: «Зовут вас  как?»
-  Рома… Роман…  Старший лейтенант Сидоренко.
- Ромушка…, -  Мария  улыбнулась. Впервые. За долгие годы.
.


Рецензии
Тронуло до глубины души!!!И вера святая, и бескрайняя материнская любовь... просто супер!

Алена Мотыко Можаева   12.05.2019 13:30     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 24 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.