Ронин. рождение

РОНИН. Рождение.

Глава 1.

- В наше время доверять телохранителям нельзя, Борис, дружище. – Заявил Чен Чонг, развалившись в удобном кресле.
Его собеседник достал сигару, отрезал кончик серебряной гильотинкой и закурил. Но поймав недовольный взгляд хозяина, вопросительно улыбнулся – мол, здоровье бережешь? - и затушил сигару в кофейной гуще.

- Ну так уж и нельзя!.. А как же люди защищаются?

- Как? Да никак! Вот, смотри: Борга укокошили, его удушил официант-киборг, оказавшийся киллером. Он щелчком отправил орешек  прямо в горло с двадцати метров. Пять минут ни охрана, ни гости, ничего не замечали... Сейчас в корпорации идет передел собственности – наследников у Борга не было. Или Бен Зурион: не доверял женщинам и предпочитал шлюх-киборгов.

- Вообще-то, мальчиков-киборгов... – Вставил человек, названный Борисом, друг детства хозяина и консультант по вопросам безопасности.

- ... Ну, о вкусах не спорят,  - продолжил хозяин, моргнув азиатскими глазками, казавшимися совсем узкими из-за набухших мешков. -  Короче говоря, вот и поплатился: одна такая, или один... не важно... отравил его поцелуем, а затем что-то в себе замкнул – только дым из ушей повалил. Всё в голове выжгло. Так и не поняли, кто киллера направил. И зачем, не ясно – денег особых у Толстяка Бенни не было. Не нищий, конечно. Хотя есть слушок, что он владел парочкой сладких патентов... Ну да не суть. Главное – они оба были окружены телохранителями-профи. Че-ло-ве-ка-ми.

Хозяин роскошной гостиной помолчал, звякая льдинкой в стакане с дорогим виски.

- Вот я и решил последовать совету одного умного человека – лечить подобное подобным, ну и купил киборга-телохранителя. Хм, немного необычного. Говорят, очень эффективная модель. Скоро должны доставить.

- А ты чего-то опасаешься?

- Как сказать... Круги сужаются. Никому доверия нет, просто паранойя уже какая-то! Вот тебе верю. Можно тебе верить-то?..

- Честно? – Собеседник чуть заметно улыбнулся. – Если честно, то не стоит. Конечно, я твой друг. Да и чем меня, старика, можно подкупить, чтобы я предал дружбу, сколько там прошло? Лет сорок уже, да, Чен? Помнишь наше первое дело – как мы чуть не загремели тогда в тюрягу. Там, в подвале, где мы с тобой отсиживались, я и решил пойти в полицию. Уж лучше я сам буду ловить неудачников, чем...  Хм... Скажу так: рисковать остатками жизни ради тебя я не стал бы. Моей скромной тихой жизни.

Он хрипло рассмеялся и несколько неуклюже встал из кресла.

- Ну и как, когда покажешь, что ты там за чудо купил?

- Заходи через неделю, если будем живы. Там есть хитрость с настройкой на хозяина. Адаптация какая-то.

- Так-так... На старости лет решил в куклы поиграть?

- Ну так все играют.

- Это еще вопрос: все ли выигрывают?..

Гость сунул недокуренную сигару в темный зев камина сквозь прутья кованной решетки и протянул хозяину руку, прощаясь. Тот, обдумывая эти слова, замешкался на долю секунды, но, всё же, пожал ее.

*  *  *

Посреди личной гостиной главы корпорации «CC Chemistry» Чена Чонга стоял большой ящик из серого картона. Дверь комнаты была заперта. Ни слуг, ни пожилой супруги тут не было – все были выставлены за дверь. Окно, хотя и выходило на обрыв над пустынным берегом большого озера, тщательно занавешено. Тихо шуршал кондиционер, очищая воздух от любых чуждых запахов. Из-за этого в комнате было немного прохладно, но хозяину почему-то казалось, что в воздухе витает какой-то неприятный душок.

Одетый  в цветастый халат на голое тело, отвыкшими от физического труда руками он возился, распаковывая ящик канцелярским ножом. Наконец плотный почтовый картон был побежден. Чен сгреб ногой мусор в угол комнаты и утер трудовой пот.

Перед ним лежал  почти двухметровый футляр скромного серого цвета с металлическим отливом, похожий на огромную стильную мыльницу. На небольшой сенсорной панели мигал синий огонек. Пошевелив сухими губами, покупатель набрал шестизначный код. Невидимые замки щелкнули, и верхняя половина корпуса медленно откинулась вверх. Внутренность футляра осветилась мягким розоватым светом, а до слуха донеслись едва слышные звуки тихой мелодии. И даже пахнуло легким ароматом ландыша.

«Ишь ты, пытаются цену всякими дешевыми понтами оправдать! Позёры!» - мелькнула мысль. Но картина не выглядела дешевой: внутри футляра, в ложе из упругой перламутровой пены, как нимфа в морской раковине, лежала светловолосая белокожая девушка, почти ребенок. Лицо выражало полную безмятежность и покой. Дыхания заметно не было, и если бы не розовое освещение, красящее лицо в легкий румянец, можно было бы подумать, что она мертва.

Впрочем, это было недалеко от истины. Это был неактивированный киборг.

О функционале этого киборга говорили предметы, расположенные в углублениях в перламутровой массе вокруг тела девушки. Там лежали ее «игрушки»: пара коротких мечей, пара пистолетов с плечевой кобурой, небольшой кинжал в набедренных ножнах, чемоданчик серого цвета, и рюкзачок, похожий на те, что таскают школьницы. В ногах - пластиковый пакет с одеждой, похоже, кимоно.  Пожилой владелец приподнял пакет и, чуть смутившись, увидел под ним другой,  с нижним бельем. Все предметы, даже пистолеты, были какие-то детские – в пастельных тонах, с узорами из цветочков.

«Явно поработал стилист-извращенец» - усмехнулся покупатель. «А обо мне что подумают, когда я стану везде таскать за собой эту... фею?» - улыбка стала еще шире, но какой-то задумчивой. Он положил нож на стол, почесал под халатом грудь и живот и приступил к финальной части – к активации киборга-телохранителя.

Судя по присланной пару дней назад инструкции, процесс должен был занять сорок восемь часов. Конечно, сам момент активации лишь несколько мгновений, но потом был необходим период адаптации киборга к хозяину, что-то вроде импринтинга. Образ хозяина запечатлевался в сознании киборга как самое дорогое, что у него есть, как образ мамы-утки у утенка. В течение этих двух суток эффект постепенно угасал, а знания, архивно заложенные в нее производителем, постепенно заполняли голову и систематизировались. Этим можно было регулировать степень привязанности киборга. Чен решил, что впустит жену через  день, а всех прочих домочадцев за пару часов до конца. После этого киборг не будет доверять никому, кто не вошел в этот круг.

Собственно,  так активировались все киборги. Ну, с некоторыми вариациями. Скажем, те, которых планировали использовать на общественных работах, открывали глаза, окруженные многочисленными, постоянно меняющимися людьми, специально подобранными так, чтобы правильно сформировать нужный образ. Например, кибер-проститутки – среди нескольких голых мужчин (или женщин), максимально не похожих друг на друга. Слуга-мажордом – в окружении всей хозяйской семьи.

Процесс активации в данном случае почти полностью совпадал с активацией личной гейши-любовницы. Отличия процесса были спрятаны в белокурой головке неподвижно лежащей девушки. Если целью служения для гейши было психологическое спокойствие и сексуальная удовлетворенность хозяина, то для телохранителя – его жизнь, защищать которую нужно любыми средствами.
Чен выбрал модель в виде юной девушки по вполне понятным причинам – он был к таким нимфеткам неравнодушен. Очень сильно неравнодушен. А формально объяснял все тем, что девочка будет эффективнее, чем двухметровый жлоб, которого видно за версту. Если у жены и были какие-то возражения – она их, как всегда, оставила при себе. В конце концов, речь шла о синтетической кукле, а не живой девице. Другие же родственники и слуги вообще не нуждались в каких бы то ни было объяснениях.

Модель была выбрана самая дорогая, с внешностью, практически не отличимой от живого человека. Как ему было обещано, цвет волос, глаз и кожи киборг сможет изменить по желанию клиента. Чен решил, что оставит ее блондинкой, а глаза прикажет сделать синими.

Еще более дорогой ее делало владение самыми разными боевыми техниками. В принципе, это была мощная боевая машина в теле невинного ангела.

Наконец, насмотревшись на идеальные формы своего приобретения, Чен склонился над девушкой и поцеловал ее в губы. Ничего не произошло. Он провел языком по своим сухим губам и решил повторить попытку, но в этот момент ее глаза распахнулись, постепенно фокусируясь на красной физиономии нависшего на ней мужчины. Чен смутился. Вообще-то, он был человеком жестким, даже жестоким, и такие мелочи, как мнение о нем какой-то девицы, тем более, проплаченной, его обычно не волновало. Но неуверенно-жаждущий взгляд этих глаз цвета морской волны заставил его увидеть себя со стороны – грузный лысоватый пожилой азиат в полу-распахнутом халате на голое тело, похотливо облизывая губы, склонился над спящей девочкой. Он чуть слишком резко для своей старой спины выпрямился, поморщился и попытался улыбнуться.

- Привет, Мими... – Весь прошлый вечер он выдумывал ей имя, так ничего и не придумал, а сейчас сказал первое, что пришло на ум. Мими? Ну пусть будет Мими. В инструкции написано, что сменить первое имя почти невозможно, разве что дополнить.

Девушка села, сладко потянулась и улыбнулась.

- Я Чен Чонг, твой хозяин. Зови меня «мастер Чен» или «господин Чен», а если нужно быстро – то «сэр». – Чен, следуя инструкции, начал подготовку киборга к работе. – Ну-ка, попробуем. Как тебя зовут?

Девушки быстрым, изящным кувырком выпорхнула из своего кокона и встала навытяжку перед своим господином.

- Меня зовут Мими, модель F60S16BG7, серийный номер 1001, мастер Чен, сэр!
Голос был мелодичный и нежный, но фразы вылетали по-военному четко.

- Эй, потише, мы не параде. Ты можешь помягче? Веди себя как девушка. Иди-ка сюда.

Чен уселся в кресло и поманил ее рукой.  Девушка подошла, и он по-хозяйски провел ладонью по ее гладкой искусственной коже. «Совсем как настоящая, даже теплая...» - Чен не имел большого опыта телесных контактов с киборгами, предпочитая компанию живых людей.

По инструкции, все, чему он ее научит в эти часы, будет ею выполняться на уровне рефлексов. Он заранее заготовил некоторые команды и условные сигналы, которые были бы непонятны окружающим. Это казалось захватывающей игрой – настройка такой мощной самообучающейся системы. Но сейчас ему вдруг захотелось обучить ее совсем другому...

«Соберись, ты купил охранника, а не шлюху! Этим мы займемся с ней завтра, чтобы снизить приоритетность. Тьфу, черт бы побрал эту инструкцию!.. Впрочем, там сказано, что тактильные  контакты полезны» 

- Мими! Возьми там всю одежду и неси сюда. – Девушка мгновенно выполнила приказ. Немного повозившись, он распаковал белье и сам натянул на нее трусики, попутно детально изучив то, что они будут скрывать. Результат ему очень понравился. Тело было сделано по высшему классу.

- Ладно, дальше одевайся сама. Вот этот костюмчик...

 Под цветастым кимоно нашелся симпатичный деловой костюм, похожий на школьный, из короткой юбки, пиджачка и туфелек на низком каблуке, а под ним  - еще один комплект,  довольно агрессивного вида темно-зеленый обтягивающий комбинезон с легкими ботинками на липучках.

Мими оделась со скоростью тренированного солдата.

- Ты это... – Он не удержался, - Сними-ка всё, только медленно... А потом надень кимоно... Нет, постой, подожди минутку!

Чен вылез из кресла, запахнул халат, взял со стола зажигалку в форме американской статуи Свободы и прошел к камину. Между аккуратно уложенными поленцами заплясали веселые язычки пламени.

«Она будет прекрасно смотреться в свете горящего камина...»
И тут он заметил застрявшую между завитками каминной решетки сигару.

- Ах, вот что тут воняло!.. Проклятый Борис с его проклятой сигарой! - он взял кочергу  и постучал по решетке, сталкивая вонючую сигару в огонь.
... Но последней мыслью Чена Чонга была не эта. «Хе, Борис! Сволочь ты лживая, а не неподкупный друг...» - и в этот момент сноп голубого пламени снес его голову вместе с  тайной этой догадки.

Успевшая «медленно» почти полностью раздеться, Мими стояла у своего футляра и разворачивала кимоно. Она нечеловечески резко обернулась на шум, глаза ее широко распахнулись, рот открылся в беззвучном крике «сэр!». А когда туша хозяина рухнула на ковер, ее тельце тоже сложилось, как тряпичная кукла.
В сознание ее привел неуверенный стук в дверь. Она обвела несколько раз мутным взглядом всю комнату, пока не восстановила картину происшедшего.

Хозяин убит.

Ее жизнь кончена.

Всё.

Нет, стоп. Не всё. Заработала нужная программа. Оказывается, еще есть Месть! Нужно найти убийцу и убить его – тогда будет _всё_.

Она мгновенно нацепила на спину перевязь с мечами, накинула сбрую с «игрушечными» пистолетами, не задумываясь, как это смотрится на девушке в одних розовых трусиках. Но ведь за дверью мог находиться враг.

Стук повторился и тихий женский голос позвал хозяина по имени. Ответа, разумеется, не было.

- Чен,  дорогой, с тобой все в порядке? Я слышала шум. Не молчи! Если ты не ответишь, я сейчас открою своим ключом... Я захожу!

Рука киборга автоматически вытащила меч, тело приняло боевую стойку.

В двери щелкнуло, и она приоткрылась. Показалось взволнованное лицо немолодой женщины. Взгляд ее уперся в раскинувшего руки обезглавленного мужа. И затем в вооруженную голую красотку с совершенно безумным взглядом. Девушка с ненавистью смотрела на женщину. Откуда той было знать, что она сейчас смотрела бы с ненавистью на любого?

Наконец до сознания хозяйки дошло, что тут произошло. Она вскрикнула и резко захлопнула дверь. Щелкнул замок.

- Эй, эта чертова штука убила Чена! – голос быстро удалялся куда-то вглубь дома. – Ким, Серж! Сюда! Она убила его... И позвоните Борису!
Мими выронила меч и рухнула на колени. Она чуть было снова не отключилась – ее обвинили в убийстве господина. Этого прекрасного, сладко пахнущего, бывшего смыслом ее жизни... В голове не до конца активированного киборга происходило нечто вроде короткого замыкания от невозможности происходящего. Через сорок восемь часов она бы не позволила этому случиться – учуяла бы запах опасности, исходящий от камина, сопоставила бы с фактами, которые бы узнала от хозяина за это время. И скорее всего, успела бы принять пламя на себя, оттолкнув его.

Убежавшая женщина – наверняка, член семьи хозяина, возможно, жена. Скорее всего, в задачи Мими входила бы и ее охрана... А может она и есть убийца?
Сейчас в комнату ворвутся неведомые Ким, Серж и Борис. Судя по именам – мужчины, судя по всему – охрана.

Выбор первый: остаться и сдаться. Все равно жизнь окончена. Пусть они сами разбираются, кто и почему убил господина. Или второй – убить их всех как потенциальных убийц хозяина. Или третий – убежать в окно.
Но убегать – некуда. Убивать – не хватает фактов. Остается сдаться.

Мими сняла кобуру, перевязь и села на пол, наклонив голову и сложив руки за головой. Внезапно взгляд зацепился за маленький предмет, лежащий под вторым креслом. Она взяла его в руки и рассмотрела – информаторий в голове подсказал - это был кусочек сигары, трубки из свернутых сушеных листьев, которые сжигают, вдыхая дым... А еще недавно в воздухе витал чуть заметный запах... Последние слова Хозяина - «Проклятый Борис»... Травмированное сознание киборга ухватилось за соломинку логики.

«Позвоните Борису» - значит, Борис свой в этом доме, возможно, связан с охраной. Борис был тут недавно и оставил вонючую сигару. Последнее, до чего коснулся Господин перед взрывом. А сейчас в комнате пахло продуктами распада взрывчатки, информаторий точно назвал, какой именно. Если бы не усиленное проветривание и табачный запах – она, даже на таком раннем этапе активации, заметила бы опасность вовремя.

Значит, подозрение на человеке по имени Борис. Сдаваться нельзя. Мими встала, быстро надела кимоно, под которым скрыла кобуру и один из мечей. Рюкзак с одеждой и чемоданчик расположила на подоконнике за гардиной. Само окно она приоткрыла, освободив защелки. Выглянула наружу – второй этаж, в паре метров от стены скала обрывом уходила вниз, к берегу большого озера.
Закончив приготовления, она снова села на пол и застыла в смиренной позе, чутко вслушиваясь в звуки за дверью. Второй меч положила перед собой на расстоянии чуть дальше вытянутой руки.

*  *  *

Ожидание длилось около часа.
Наконец, дверь почти бесшумно распахнулась, и в проеме показался человек в сером комбинезоне.

- Модель F60S16BG7-1001, спать! – четким голосом произнес мужчина. Рука в кармане дрогнула – похоже, он нажал на какую-то кнопку.
В голове киборга тонко засвистело, разум на миг затуманился, но отключения, на которое рассчитывал человек, не произошло.

- Черт! – он шагнул в сторону и скрылся за краем дверного проема. – Это не может быть она...

- Что значит «не она»? – раздался голос другого мужчины.

- А то и значит. Либо это не модель 16BG7, серийный номер 1001, либо убийца не она. Но... это она, в смысле – номер 1001. Ее чип ответил. Не понимаю. Раз команды не действуют, значит, покупатель уже активировал ее. А после этого она не могла его убить. Он точно тут был один?

- Да. Он сказал, чтобы два-три дня его не беспокоили. – Показалось испуганное лицо той же женщины. Вновь увидев труп, она со стоном скрылась. Но ни крика, ни обморока не последовало. – А знаете, она оделась! Когда я вошла, она была в одних трусах и с мечом в руках. И смотрела на меня зверем. Чего она так сидит?

- Поза смирения. Она сдается. Но, поскольку она уже активирована, то это не наверняка, – мужчина в комбинезоне снова посмотрел в комнату. – Эй, номер 1001, у тебя уже есть имя?

- Да, меня зовут Мими.

- Ха! Мими! Как ту малолетнюю крашеную японскую шлюху... Узнаю Чена. – Женщина горько рассмеялась.

- Мими, - снова подал голос «комбинезон», - можешь сказать, что тут случилось? Не бойся, я сотрудник «ясель», старший техник Дик, служебный номер 1287, ты помнишь меня? Я тебе помогу.

- Да, помню. Нет, мне никто не поможет. Господин мертв. Я не нужна. Я сдаюсь, можете входить.

Техник осторожно вошел. За ним в двери показался другой мужчина. Немолодой, седой. Следом вошли двое молодых парней, а за их спинами маячило бледное лицо хозяйки.

- Так кто убил Чена Чонга, твоего господина?

- Я не знаю.

- Но вы были тут вдвоем?

- Да. Я не уверена, но данные говорят, что его убили вот этим, – Мими протянула раскрытую ладонь с кусочком сигары. Расфокусированным взглядом она отслеживала реакцию на улику всех присутствующих.  Техник смотрел на ее ладонь недоумевающим взглядом, парни вытянули шеи, пытаясь разглядеть через плечо Бориса. Жена хозяина еще больше побледнела, но не было ясно, увидела ли она улику. Борис, ухмыляясь, смотрел на Мими с выражением крайней иронии.

- Чем его убили, по-твоему? Огрызком сигары?.. Хэ!

Но ирония сработала бы на человеке.
Киборгу по имени Мими было все равно. Она , не поднимая глаз он ковра, следила за ним. Вот, при всей небрежности его голоса и позы, рука дернулась с отвороту пиджака. Ага, там у тебя оружие! И тебя этот огрызок бесит.
Она прикинула, сможет ли сейчас убить этого человека. Во-первых, нет полной уверенности в его вине. Во-вторых, он очень грамотно пристроился за спиной техника и вооружен. За свою жизнь она не боялась. Но погибнуть, не успев отомстить убийце господина!.. В-третьих, ее и так подозревают в убийстве. Очевидно, и техник склоняется к тому, что она сломалась или ее перепрограммировали.

- Техник Дик, что со мной будет дальше?

- Ты должна вернуться со мной в «ясли». Там тебя... будут проверять. И если все в порядке...

«Ясно, меня убьют. Я не нужна»
«Но я и правда не нужна!» - снова вернулась мысль. Но уже не так уверенно. Сказывался очень краткий срок активации. Связь с господином  была оборвана, не успев окрепнуть.
«Я должна отомстить. А для этого я должна выжить. Значит, в ясли не возвращаюсь. Сейчас нужно убегать.»

Все эти мгновения она продолжала сидеть в смиренной позе, склонив голову к ковру. Кимоно слегка раскрылось, обнажив совсем детские коленки. Она видела, как Борис внимательно следит за тем, не потянется ли ее рука к оружию, лежащему перед ней. Но меч был сознательно принесен в жертву - для отвлечения внимания. Жаль терять его, но тактически верно.

- Хорошо, техник Дик, я пойду с тобой. Только переоденусь. – Она сказала это утвердительно, чтобы не получить немедленного отказа. А потом просто плавно встала и зашла за открытый саркофаг, скрывшись на мгновение от наблюдателей. Борис дернулся и нахмурился. Техник ойкнул – а ведь кроме этого меча могло быть, да нет – точно имелось другое оружие! И где же оно?..

Борис выхватил пистолет, настоящий боевой, а не полицейский шокер, но было поздно: всколыхнулась плотная гардина, скрипнула, закрываясь, оконная рама, и пуля, выпущенная вслед беглянке, лишь оставила розочку трещин на пуленепробиваемом стекле.

- Не дайте ей уйти! Но не нападайте, она опасна и вооружена. Стреляйте в голову. – Хрипло закричал Борис в переговорное устройство. Но никто из окруживших дом людей не увидел Мими – она быстро спускалась, точнее, практически падала, скользя и обдирая локти и колени о камни, по крутому обрыву к темнеющей в сумерках воде.


Глава 2.

- Главное – не дать информации о таком баге выйти наружу и повредить нашему имиджу. Затем, идиоты, придумайте что-то, чтобы такого никогда не происходило! – тихий, шипящий от гнева голос босса , казалось, обвинял каждого из собравшихся. День в компании «ЭкстраДоллс», ведущего производителя киборгов высшей категории сложности, выдался тяжелым. Бегство активированного телохранителя, да с подозрением на убийство покупателя – никак приятной новостью не назовешь. Руководство постаралось прикрыть эту информацию, нажимая на все доступные рычаги и кнопки. Конструкторы уже сутки бились в мозговом штурме, ища выход на будущее.

- Чтобы придумать, нужно точно знать, что произошло. – решился подать голос руководитель группы «идиотов», главный конструктор.

- Что тут знать? Свидетель показал, что киборг оторвал голову клиенту. Затем убил всех, кто находился в доме, кроме одного, бывшего полицейского из «уголовки» , по совместительству – друга семьи, которого сильно ранил, распорол мечом левое бедро. Затем поджег дом. Охранники и полицейские, окружившие дом, получили приказ стрелять на поражение, но сделать ничего не сумели: киборг ушел по обрыву в озеро. И исчез. Раненый свидетель с ожогами доставлен в госпиталь. Сейчас вроде бы пришел в сознание. Это его версия, не верить которой не вижу смысла. Так что, отталкивайтесь от нее. Да... Техник Дик Бойсон тоже погиб. Так что – на ваших руках и его кровь.

- Э... – нерешительно подал голос молодой руководитель группы искусственного интеллекта. – Прошу прощения, шеф, но может все-таки он лжет? Я не понимаю, как она могла убить клиента. Фиксация на первом увиденном лице, как на объекте высшей ценности, граничит с любовью и имеет максимальный приоритет. Активированный киборг не мог стать убийцей клиента. А неактивированный не мог...

- Прекратите этот бубнеж! Мог-не мог... Смог! Кто сказал, что киборга активировали? Никто. Думайте, что делать дальше.

- Чтобы придумать, нужно точно знать, что произошло. – тихо, но твердо повторил свои слова главный конструктор.

Шеф побуравил его взглядом. Наконец сквозь зубы бросил в сторону тихо сидевшего руководителя службы охраны:
- Ладно. Койгерт, поручите кому-нибудь покопаться в этом дерьме, если там есть что раскапывать. Лучше, не нашего, со стороны, но такого, которого... э... можно было бы контролировать, ясно, да? Как действия, так и результаты. Есть такой? Да? Тогда, всё! По местам. Нет, не по домам, а по местам, дорогие мои идиоты! – При слове «дорогие» он потер пальцами невидимые купюры. – Ну-ка, отрабатывайте свои денежки.


*  *  *

Мими плашмя лежала в небольшой пещерке под нависшими над водой корнями кривой сосны. Дереву явно оставалось жить не долго, ближайшая буря или просто пару ливней – и оно рухнет в воду. Обычная голая девушка на ее месте дрожала бы от холода. Но темнота, сырость и плещущаяся у ног холодная осенняя вода не мешали киборгу заниматься своим делом. Это были лишь параметры внешней среды, находившиеся в пределах рабочего диапазона. На последних ресурсах она добралась до этого места, с разбитыми коленями переплыв под водой озеро почти поперек. Потом в тихой заводи на островке нашла эту нишу. Но главное – ей удалось сохранить чемоданчик технического обслуживания, содержимое которого и использовалось сейчас для восстановления повреждений тела и для подзарядки. Судя по всему, придется истратить около тридцати процентов. Оставшегося должно хватить на всю миссию. А что будет потом – ее не волновало. Если вообще можно говорить о чувствах, применительно к киборгу.

Но как ни странно, говорить так можно. Искусственный интеллект такого уровня, каким он был у Мими, практически не уступал человеческому. Причем, если брать развитого и тренированного человека, а не болвана какого-нибудь.  Кроме того, поскольку ее задачей была охрана человека, все системы были сделаны максимально автономными, чтобы избежать перехвата управления потенциальными врагами. В данном случае, это играло ей на руку – отследить ее положение каким-нибудь сканером было невозможно. Контрольный чип, по которому техник установил ее номер, уже дезактивировался, ведь прошло больше десяти часов с момента побега. Не помог бы преследователям и тепловизор – температуру тела она могла менять в широких пределах, а сейчас, ради экономии энергии и из-за опасности, она была холодна как лягушка.

Корни волос уже сильно потемнели, а уголки глаз вытянулись, придавая лицу азиатские черты. Погибший хозяин не успел сказать ей, какой цвет волос и глаз он бы предпочел. Но она решила сделать их черными, в качестве маскировки, рассудив, что большинство преследователей не в курсе ее способности к таким метаморфозам.

- Приём, приём! База, я Сокол! – раздался совсем недалеко звонкий, ломающийся голос. Мими напряглась. Погоня?.. Но голос излучал веселье  и явно принадлежал мальчику.

Раздалось шипение рации и мужской голос произнес:

- Приём, Сокол! Я База! Ты куда уплыл, на остров, что ли? Осторожнее там... Приём! И это... Сокол... обед готов, срочно лети на Базу. Приём.

- Нельзя говорить «приём», если ты не отпустил тангету, понял, База? Я ищу сбитый корабль инопланетян. Наши сбили, а меня послали на разведку. Приём.

- Сокол, давай возвращайся. Надо до темна выехать домой... Ну то есть, на центральную базу, приём. У тебя полчаса, приём.

- Ну дядя Билли! Я же говорил!.. Ладно, обследую еще один квадрат и ухожу на базу. Конец связи.

Где-то недалеко плюхнуло в воде весло.

Мими внимательно прислушивалась к звукам, одновременно размышляя, можно ли использовать этих людей для своих целей. На всякий случай, она отключила «аптечку» и собрала все вещи и оружие в одну укладку. Делала это она совершенно бесшумно. Но, пошевелившись, сбила с земляного потолка пещерки  несколько комьев сырого песка, которые мягко шлепнулись в воду.

- Ой! – тихий возглас мальчика раздался совсем рядом. – Там явно кто-то сидит. Вряд ли инопланетянин. Выдра, наверное. Или щука заплыла.
Голос мальчика выдавал волнение и легкий испуг, очевидно, поэтому он и говорил сам с собой вслух. Мими все еще не решила, как поступить с неожиданным гостем, и потому просто тихо сидела и ждала.

Внезапно прямо ей в лицо ударил яркий луч фонарика.

- А-а-а! Что это? – шокировано закричал мальчишка. – Ты кто? Пришелец?

От волнения он ошибся и резким гребком направил нос  лодки не прочь, а прямо в сплетение корней над убежищем. На голову Мими посыпались комья земли, кривая сосна, нависшая над водой, угрожающе скрипнула. Мальчик стал отчаянно отталкиваться от корней веслом. Всё это помогло ей принять решение – она быстро вылезла из норы, одним незаметным толчком освободила нос суденышка, а затем выбралась из воды на прибрежный песок в нескольких шагах от опасного дерева и села на корточки, испуганно глядя на искателя приключений.

- Я потерялась. Ты можешь мне помочь?

Мальчик ошарашенно смотрел на дрожащую девочку с какими-то странно окрашенными волосами, черными, только концы светлые (пигментация была не завершена). Впрочем, девчонки в школе и не так красят. У одной даже светодиоды в волосах есть...

- Я это... Сейчас... – мальчик вытащил рацию.

- Стой! Погоди! Не надо! Я... В общем, я не потерялась, за мной гонятся злые люди. Не включай рацию, пожалуйста.

- Но ведь... – Мальчик почти успокоился и теперь смущенно отвел глаза, но все равно искоса  разглядывал эдакое диво дивное – почти голую девушку, молящую его о помощи.  Причем, его лично! Может, он утонул и попал в рай?..

- Ты же замерзла! Где твоя одежда? – он прикусил язык, испугавшись, что она сейчас оденется и тогда всему конец. Чему «всему», он и сам не понимал.

- Одежда есть, но она вымокла, - она кивнула на свой веселенький девчачий рюкзак, - пока я плыла... вдоль берега плыла. Я думала, он не промокнет, но...

- Я могу тебя отвезти на баз... к дяде. Мы скоро поедем домой. Мы с ним на рыбалке. Эта лодка двоих выдержит. Это двухместное индейское каноэ. – собравшийся с духом парень окончательно вошел в роль спасителя. Он решительно направил лодку к берегу.

- На, держи! – Мими взяла протянутую ей куртку и смущенно надела ее. Куртка была не слишком длинной, и из под нее, обжигая мальчишеский взгляд, сверкнули розовые трусики. – Больше ничего нет, извини...

- Спасибо, все нормально. – странная девушка сунула в лодку свои вещи и залезла сама. Странно, но лодка не перевернулась, как тогда, когда они катались с ребятами, и Айс попытался выпрыгнуть на берег. Вообще-то, лодка даже не покачнулась. И ему показалось, что светлые концы волос стали меньше.

- Как тебя зовут?

- Ми... – начала она автоматически, хотя и не хотела называть свое имя. – Минори.

- А меня Кей! – мальчик смутился, - вообще-то Карл, но мне не... Просто, зови меня Кей, ладно? А ты откуда, Минори? Ты японка?

- Я не хочу говорить. Я убежала.

- Ты говорила, что потерялась.

- Ну да. И это тоже. – она замолчала, дав понять, что рассказывать не станет. Кей смирился и налег на весло.
Некоторое время Мими молчала.

- Кей, ты сказал, что ты тут с дядей?

- Ага.

- Я бы... ну я бы не хотела, чтобы он про меня узнал.
Его сердце трепыхнулось, но вслух он высказал сомнение.

- Ты же хотела, чтобы мы тебя увезли с собой. Или не хотела?

- Да. Но... А ты не мог бы меня увезти тайно?

- И как?

В конце концов был составлен и блестяще осуществлен следующий план тайной операции. Девушка была высажена на берег за сотню метров от стоянки, а уже там Кей «случайно» перевернул каноэ у самого берега, и дяде пришлось, ворча, помогать ему вытащить лодку и слить из нее воду.
Потом дядя пошел к костру, где жарилась обеденная рыба, а Кей взял у него ключ от машины и принялся копаться в уже уложенных в багажник джипа вещах, вытаскивая сухую одежду. После этого процесса вещи вздыбились гораздо большей кучей. И пару раз странно пошевелились, хотя к ним никто не притрагивался.

- Эй, сокол! Лети на базу, рыба готова!

Кей запоздало подумал, что не спросил у девушки, хочет ли она есть. Он торопливо пошарил в сумках и сунул куда-то под вещи пакетик с орешками.

- Вот, возьми, если ты голодная...

- Спасибо. – едва слышно раздался приглушенный голос.

* * *

На полпути к дому сказалось выпитое легкое пиво. Джип грузно притормозил на обочине.

- До дому не дотерплю! Пойду отлить. Кей, ты не хочешь? Приём!.. Ну, как хочешь.

Задремавший на заднем сидении мальчик сонно  открыл глаза.

- А, что? Уже приехали?.. – мутным взглядом он посмотрел в спину шагающему к придорожным кустам дяде.

Неожиданно над самым ухом раздался почти неслышимый шепот.

- Спасибо.

Легким движением девушка перетекла через спинку из багажного отделения на сидение.

- Спасибо. – повторила она, и теплые губы коснулись его щеки. – Кей... Можно, я возьму куртку? И эти твои мокрые джинсы?..

- Ага, бери... – только и смог пролепетать мальчишка. Запоздало вспомнив, что в них лежит его любимый перочинный ножик, а в куртке – немного денег. Но пораженный поцелуем странной девушки, он не решился попросить их вернуть. «Все равно, там накладка треснула!» - успокоил он свою детскую жадность. «И к тому же, ей он может пригодиться» - эта мысль наполнила его такой гордостью, как-будто он спас ее из пламени пожара.

- И еще. Не говори обо мне никому. Просто забудь. А теперь пойди к своему дяде и не оглядывайся. Хорошо?

- Ага... А ты... Ты когда-нибудь вернешься?

- Не знаю. Может быть. Когда... все закончится.

Обдумывая своё приключение, Кей поплелся к кустам. Позади тихо хлопнула дверца.


Глава 3.

Мими легко пробиралась сквозь кустарник и на ходу анализировала, правильно ли она поступила.

Во-первых, забралась далеко от дома. Но хозяин погиб (голова на мгновение снова вспыхнула болью), а тот, кого она подозревала в виновности, сейчас, наверняка, уже далеко.

Во-вторых, засветилась перед чужими людьми. Но тем, кто ее ищет, на мальчишку выйти будет не просто. А если и выйдут – то не скоро. И ему о ней ничего не известно. К тому же, он фантазер. Если и проболтается – родные подумают, что голую девушку в лесу он просто выдумал.

Задача: выбрать место постоянной дислокации, где ее будет труднее всего найти. В том, что искать будут, она была уверена. «Ясли» захотят ее вернуть и ... стереть. Борис (или кто-то, стоящий за ним) – убить, так как она несет точную информацию о смерти хозяина.

Молния в голове, с треском бьющая в мозг каждый раз, когда она вспоминала образ погибшего, становилась все слабее. По-началу, она чуть не теряла сознание. Сейчас – просто слепла от боли на несколько микросекунд. Да и сам образ постепенно терял ореол божественности. Но месть за его смерть все еще была приоритетом номер один. Ни о чем другом, не связанным с этой целью, она и думать не могла.

Найти «базу». Там обдумать план операции. Найти виновных. Убить. Что будет потом – неважно.
Но сказать «найти базу» легче, чем сделать. Долго прятаться в лесу невозможно – рано или поздно его прочешут. В лесу нет нужных ресурсов...

*  *  *

- Можно войти? – Внезапно раздавшийся голос заставил Мэтта нервно обернуться. В дверях стоял крепко сбитый мужчина неопределенного возраста. Мэтт его пару раз видел и знал, кто это – частный детектив, один из внештатных агентов отдела безопасности компании, бывший полицейский, кажется, ушедший в отставку из-за сомнительного эпизода с превышением полномочий. Сейчас он едва заметно улыбался глазами цвета побежалости.

- Конечно, мистер...

- Жак. Жак Деруа, – агент вошел, снял шляпу и уверенно сел на диванчик. - Хм... Удобно вы тут устроились. Мягкие диваны, кофеварка...

- Вообще-то, они должны бы Вам намекнуть, господин Деруа...

- Просто Жак.

- Жак... Намекнуть, что мы тут часто днюем и ночуем. Ненавижу спать на этом диванчике. Чем обязан?

- Что за странный вопрос?.. Ясно, чем. Чем же еще, как не вчерашним происшествием?

- А... Значит, вы тот, кому поручили проверку.
Гость только хмыкнул в ответ.

- И как? Нашли 1001-ую?

Агент снова хмыкнул.

- Видите ли, Мэтт, найти киборга, заточенного на роль охранника, как вы и сами понимаете, нелегко. Собственно, кому и понимать, как не вам. Потому я и пришел к вам с вопросами, естественно, в первую очередь. Вопрос первый, если позволите... Гхм... Вы не могли бы сварить мне кофе? Нет, это не вопрос. Просто я почти не спал этой ночью.

Мэтт хмуро ткнул в кнопку запуска кофеварки.  На него, на группу искусственного интеллекта явно пытаются навесить вину за происшедшее, а тут еще и кофейком их балуй. Но вслух он этого не сказал.

- Сахар?

- Угу, пару ложек, пожалуйста, только не заменителя. Итак... Спасибо!.. Мэтт, вопрос первый и самый главный: есть ли способ отследить этого киборга и при обнаружении – вывести из строя. Ну или как-то управлять? – Жак поверх чашки следил за реакцией ученого и, обнаружив признаки возмущения, добавил, – недокументированные способы для критических ситуаций, а? Ну таких, как сейчас...

Мэтт задумчиво прикрыл глаза. Агент начал с такого вопроса, как будто они с Мэттом по одну сторону баррикад. Нет, такого вопроса он ждал, но не сразу, а позже, после нудного предисловия и психологического прессинга.

Жак, словно, прочитал его мысли.

- Да, мистер специалист по мозгам, так и есть. Я не намерен искать вину в ваших недоработках или ошибках. Меня они не волнуют. И это не мое дело. Мое – найти объект и, не поцарапавшись об него... об нее, упаковать и привезти сюда. Поэтому, если вы мне скажете, есть ли в ее голове форточка – хорошо, не скажете – попробую обойтись тем, что есть. Но от вас мне нужна информация о том, можно ли управлять активированным киборгом-охранником.  Например, обездвижить или добиться доверия.

- Повторю то, что сказал боссу вчера, и то, что есть в инструкции: активированный киборг не мог причинить вреда хозяину...

- Стоп, стоп, стоп!.. Речь не об этом. Хотя и к этому вернемся. Не уводите разговор в сторону, Мэтт. Я спросил совершенно ясно  - есть ли «закладки» в ее мозгу? Я знаю, что все сложные информационные продукты имеют такие штучки, хотя программисты  это и скрывают. Даже в банковских системах... Сам ловил... Ну да не время вспоминать старое. Итак?

Мэтт скривился.

- Ну процесс подготовки интеллекта, - он выделил это слово, - киборга высшего уровня программированием не назовешь. Это, скорее, обучение, ну, за исключением самого базового...

- И кто ее обучал? Модель 1001?

- Я лично. Еще Мэй и мастер Сон Ки. – при этих именах Жак уважительно приподнял бровь.

- Хм, Малышка Мэй и Стальной Кулак. И Ботаник Мэтт... Коктейль, однако! Я бы и сам такую куколку купил. Почку продал бы и купил. Хе! Хотя мои почки ничего не стоят.

Молодой ученый покраснел как рак, услышав свое прозвище.

- Возвращаясь к нашему вопросу. Что вы можете сказать?

- Ничего. Нет, никто из нас ничего недокументированного в нее не закладывал. Я – точно. Но вы можете...

- Конечно, я и их спрошу. Хотя Мэй вряд ли. Возможно, Кулак что-нибудь... Я надеялся на ваш ответ. Ну, не так чтобы очень. Ладно. Вот мой номер, если вы переду... вспомните что-нибудь – позвоните.

Он повернулся, чтобы уйти, но вдруг резко обернулся. Мэтт не успел согнать с лица  выражение облегчения. Но агент как-будто ничего не заметил.

- Да. И второй вопрос, тот, который, кстати, вы сами подняли. Вы сказали, что активированный киборг не мог убить хозяина-активатора. Допустим. Но как вариант: киборг был активирован не Чонгом, киборг не был активирован, активация находилась в самой начальной стадии, то есть, киборг не до конца проснулся... Что вы скажете про такие варианты?

- Ну... Первое. Я видел акт доставки. Киборг прямо из яслей был доставлен и передан на руки мистеру Чонгу.

- Я тоже видел. Это, конечно, аргумент, но вдруг он решил использовать, скажем, слугу, чтобы открыть ящик, а тот...

- Ничего не могу сказать. А фантазировать не хочу.

- Ладно.  Второе?

- Не был активирован? Тогда киборг просто спит. Это просто кукла.

- Э, Мэтт! Осторожнее! Вы же обучали этого киборга, так? Он... она же не спала. Никак не могу говорить о ней, как о вещи, уж больно она симпатичная у вас вышла. Блондинки мне всегда нравились.

Мэтт дернул глазом, но промолчал.

- Итак. Процесс обучения?..

- А, ясно. В общем, процесс таков: в базовую систему образов заложен механизм «влюбления» в клиента, импринтинговой фиксации. Этот режим остается неактивным все время обучения. Затем, по завершении курса, после экзамена на готовность, он запускается. При этом стираются эмоции, возникшие на этапе обучения, а затем киборг засыпает, и все функции останавливаются до активации. Ее приводят в форму, моют, а затем...

- Полностью? В смысле, стирается информация?..

- Практически. Скажем так, она бы меня убила, не задумываясь, если я кинул бы камень в Чонга, или даже пустую пивную банку. Ну или парализовала. В зависимости от приказа хозяина. Конечно, что-то, вероятно, остается, но активация покупателем эмоционально перевешивает любые обрывки воспоминаний. Кроме того, мы при обучении стараемся не создавать лишних эмоций.

- То есть, вы ее не трахали, пока обучали?

- Что?!..

- Значит, нет. Ясно. А вот я бы трахнул...

- Поймите, она не гейша. Она – телохранитель. Конечно, Мэй придала ей немного женского лоска, чтобы она не выглядела тупой куклой или боевым псом. Она может изобразить даже шлюху, если это нужно будет в целях охраны объекта, но...

- Понятно. И что, ни разу не потрогали ее за грудь?..

Мэтт машинально сжал ладонь.

- Жак, вы извращенец, что ли?

- Не возмущайтесь. Просто, я должен ее найти. Третье?

- Что?

- Третий вопрос. Начальная стадия активации. Я так понял, поцелуем, как в сказке, да?

- Ну да... Это сразу создает нужный поток информации. Физическая близость, образец ДНК, запах, детали внешности. Ну и клиентам нравится.

- Итак. Чонг ее поцеловал. Она открыла глаза и... Оторвала ему голову. На шум сбегается народ – она берет оружие и всех убивает, кроме того легавого, который прыгает из окна. Затем она поджигает дом и сбегает. Получается, что к озеру, хотя обыск берегов ничего не дал. Сколько она может не дышать?

- Долго. Часов десять. Ей, собственно, дышать  не нужно. Химия мышц другая, бескислородная. Кислород нужен мозгу – он практически настоящий, хоть и искусственный. При нехватке кислорода киборг впадает в кому, в которой может находится довольно долго, месяцы. При появлении кислорода – через несколько минут все функции мышления и памяти полностью восстанавливаются, хотя может произойти небольшая амнезия в пределах нескольких процентов.
Агент глянул заинтересованно. Мэтт хмыкнул.

- Ну... Не представляю, как это можно использовать. В данном случае. За эти часы, пока не заснет, она разнесет все вокруг. Связать ее выйдет разве что стальным тросиком, и лучше взять потолще. Она очень сильная.

- Да, пожалуй. Отмечу на будущее. Значит, если ее изолировать от кислорода на пол-суток – она заснет, верно? А дышит она ртом?

- Да и нет. Насчет времени вы правы, а вдохнуть может... э... любым отверстием, скажем так.

- Хе-хе... Вот! А вы сказали, нет никаких способов... А ведь в инструкции об этом нет ничего.

- Инструкция писалась из расчета, что ее могут прочитать те, от кого она должна защищать хозяина.

- Жаль. Жаль, что приходится информацию из вас вытаскивать. Вы ведь тоже заинтересованы в ее поимке, не так ли?

- Э... Да, конечно. Я просто не подумал.

- Так думайте сейчас, прошу вас! – Жак снова сел на диван и сунул нос в чашку с остатками кофе. – Значит, мы еще не закончили. Итак, только-только ее губы обожгло страстным поцелуем прекрасного принца... то есть, этого жирного китайца. Она открывает глаза. Еще ничего не знает об этом месте и почти ничего о своем прошлом. Видит только его прекрасное лицо. Ну, красную рожу. И в этот момент... ну скажем, его что-то убивает.

- Не уверен, что будет в случае нескольких мгновений, но уже через десять минут она была бы готова защищать его. А если бы не смогла – убила бы убийцу. А если бы и этого не смогла – ей было бы незачем жить, и она бы сдалась.

- Убила бы убийцу... – эхом повторил агент, - Что?! Даже после гибели хозяина и без должной информации о других членах семьи и так далее? Не «найти убийцу», не «оправдать себя», а убить?

- Ну да, программа «месть ронина». Если она не смогла уберечь хозяина, а подозрение падает на нее – включается программа «месть». Она совершит попытку покарать убийц лично. Вероятно, она решила, что там все враги – и всех прикончила? Ее нужно вернуть!

- Сказать легко... Ха! И как долго вы бы держали эту информацию при себе?.. – только и сказал сыщик, сверкнул глазами на Мэтта и стремительно вышел из комнаты. Ученый услышал донесшееся из коридора слово «ботан!». Или «болван»?..

Мэтт не обиделся. Он задумчиво смотрел на дверь. «Этот француз вытащил из меня слишком много информации. Или не слишком? В какую сторону он будет копать?»

*   *   *

- Итак, господин Бауэр, мы вас выписываем. Ваши вещи, что были при вас, вам вернули? Очень хорошо. Ваша машина стоит на стоянке позади площадки скорой помощи. Ее пригнали в тот  же день. Вот ключи.

- Спасибо, доктор.

- Да ладно. Итак. Не ешьте неделю острого, не пейте пива, поменьше кофе, пока шов не посветлеет окончательно. Ожоги заживают великолепно. Мышца срослась неплохо. Через месяц можете начать тренировки. У вас спортивный вид. Даже завидно.

Борис Бауэр промолчал. Потом уточнил, хотя ответ знал заранее:

- Э... Доктор, как насчет оплаты?

- О, не беспокойтесь. Ваша страховка, и личная, и как бывшего полицейского, все покрывает. Ожоги и ранения там оговариваются особо, так что нет проблем.

- Спасибо.

- Это вам спасибо. Вы, как я понимаю, больше двадцати лет ловили преступников. – Доктор простучал пальцами какой-то ритм по столешнице. – Ну в общем, вы можете идти. Надеюсь, снова к нам не попадете.

Борис вышел, спустился на лифте на первый этаж.

- Милочка, где парковка?.. Как там сказал доктор? Рядом с площадкой скорой помощи, а?

«Милочка», катившая тележку пухлая медсестра неопределенного возраста, с сомнением приняла этот комплимент и молча сделала сложный жест ладонью, по ее мнению, четко указывающий, куда ему двигать в поисках нужного места.

- Ладно, кажется, понял.

Как ни странно, жест и пара коридоров вывели его точно куда надо – его машина виднелась в самом дальнем углу стоянки, скрываясь за яркими фургонами скорой помощи. Борис ускорил шаг.

- Извините, мистер Бауэр! – кто-то громко окликнул Бориса. Рядом, как из-под земли, появился незамеченный ранее плотный человек среднего роста.
Утверждать, что это ошибка, после того, как ты открыл ключом машину, было бессмысленно.

- Да. Чем могу?.. – Борис натянуто улыбнулся.

- Я детектив, расследую дело Чонга. Точнее, разыскиваю сбежавшего киборга. Собственно, до гибели мистера Чонга мне дела нет. Я не полицейский, - добавил он, уловив какое-то движение в лице собеседника. – Я частный детектив. По понятным причинам производители киборгов хотят минимизировать негативные последствия таких событий. Хотя, уверен, полиция с вами говорила? Да впрочем, ведь вы и сами бывший коп, так ведь?

- А вы, сдается мне, тоже. Как, вы сказали, вас зовут?

- О, пардон! Жак Деруа. Вы правы, я тоже служил в полиции, точнее, в жандармерии, но это было давно. Итак, вы бы не согласились на небольшой приватный разговор?

- Я только что был выписан из клиники после некоторых травм, и мне бы не хотелось... – но бульдожье выражение лица француза говорило, что он не отступит. – Хм... Я не против. Где?

- Да где угодно, выбор за вами.

- Тогда я знаю неподалеку один бар, там немного шумно, но если забиться в угол, то проговорить вполне можно. И никто не помешает. Идет? – «и легко сбежать через кухню».

- Прекрасно. Поедем на вашей? А за своей я вернусь на такси.
«Хочет потом расспросить персонал, что ли?» - хмуро подумал Борис, но вслух ничего не сказал, ограничившись кивком.

Они сели в черную машину, совершенно не обратив внимания на мальчишку-азиата в джинсах и куртке, лениво развалившегося на скамейке на другом краю парковки.

*  *  * 

«Вот же хитрый черт!» - думал всю дорогу от бара до больницы Жак. – «Два часа пустой болтовни о том, что он старый и больной коп в отставке, кхе-кхе. А если подумать? Единственный выжил в результате побоища, устроенного вышедшей из под контроля машиной. Получил рану в бедро и сильные ожоги плеча, но, при этом, выпрыгнул со второго этажа, а про переломы ног что-то не слышно;  этот самый меч найден в доме после пожара. Значит он его вырвал из рук киборга? Да и не выглядит стариком, по крайней мере, в те моменты, когда думал, что я его не вижу. А под конец слинял, сказавшись в туалет, и оставил меня расплачиваться! И что-то мне подсказывает, что найти его снова будет задачкой не легкой...»

Детектив потряс головой, разгоняя легкий хмель от трех выпитых порций виски, затем нащупал ключ. Машина пискнула, приветствуя хозяина.

«Так, и  если все просуммировать, какой из этого следует вывод, кроме того, что Борис темнит? А если к этому добавить, что он дружил-служил с владельцем крупной химической корпорации, наверняка, и наркобароном по совместительству...»  - продолжал рассуждать Жак, устраиваясь в водительском кресле и заводя мотор.

Но завести машину и додумать мысль он не успел: горла под правым ухом  коснулся холод металла, а тихий, высокий голос произнес таким тоном, что холодок побежал дальше вдоль хребта:

- Не заводи. Руки на руль. Молчи, пока я не разрешу.

Чувство страха от неожиданного нападения смешалось в его голове с удовлетворением от результата «ловли на живца», как он назвал эту часть операции. Впрочем, на клёв он не слишком рассчитывал, но, как говорится, попытка – не пытка. Жак постарался разглядеть в зеркале лицо напавшего.

«Это, что ли, тот китаец, который сидел на скамейке?» - оказывается, незамеченным тот не остался. – «Черт! Опять лажа. Не она. Наверное, его послали те, кто все это заварил... Ну ладно...»

Если бы только несчастный парень знал, сколько раз за свою жизнь сыщику приходилось попадать в такие ситуации...

Скорчив мину, что мол, ну всё, всё, сдаюсь, Жак медленно поднял руки на руль, а потом молниеносным движением увел голову в сторону от прижатого лезвия, схватил левой рукой напавшего за запястье, заламывая, чтобы тот выпустил нож, а правой выхватил свой пистолет.
Вернее, он хотел, чтобы все произошло именно так. Но вышло немного по-другому. Рука не поддалась. Напротив, заломленной оказалась кисть Жака, да так, что он в результате теперь душил сам себя грозящей вывернуться из плеча рукой.  А путь к кобуре преградило другое лезвие, упершееся в левый бок.

- Мне повторить? Если я повторю – ты станешь короче. – Напавший не уточнил, за счет каких именно частей тела.

- Ладно, сдаюсь. Я всё понял. – Прохрипел Жак. Захват немного ослаб, а затем рука оказалась на свободе.

- Ну вот и хорошо.

- Слушай, а ты... – Но вопрос был оборван темнотой, в которую его погрузил точный удар по затылку...


Глава 4.

Сознание пришло с резкой болью в голове и с мыслью, что он все еще жив. Жак открыл глаза и удивленно оглядел... ага, он лежал в своей кровати в своей собственной квартире, в этом не было никаких сомнений. Мелькнула мысль, что встреча с китайцем случилась во сне. Но пошевелившись, он убедился, что крепко и профессионально привязан к кровати. Да вот и сам похититель. Хотя, нет. Это не парень, это девушка...  Да и не похожа она на китаянку – волосы не черные, а темно-каштановые. Глаза хоть и чуть-чуть раскосые, но красивого зеленого цвета. Или это его сообщница?

В голове забрезжил ответ. «Да она просто может менять свою внешность! И как мне сразу не пришло в голову это выяснить?! Вот ведь дурак! Еще одно из умолчаний в инструкции. Этого болвана-ботана Мэтта нужно будет хорошенько отлупить, когда все закончится!»

- Пришел в себя? – в голосе девушки не ощущалось ни малейшей искры сочувствия.

- Да, мисс, я в порядке, но жутко болит голова. И хочется в туалет. Если вы не желаете, чтобы я тут... – Жак попытался улыбнуться ей. Но в ответ получил лишь пожатие плеч. Да, это без сомнения была она – киборг с серийным номером 1001, Мими, модель номер F... как его там?.. Хотя лицо и было совсем другим, чем в файле, но габариты тела совпадали, а еще впечатляло ее совершенство: на ней был плотно облегающий тело темно-зеленый комбинезон, и когда она встала и прошлась по комнате, он не мог оторвать восхищенного взгляда от ладной фигурки.

Но восхищаться красоткой было сейчас не ко времени. Главное – или вырваться на свободу, или наладить контакт и втереться в доверие. Он еще раз несильно подергался. Вырваться, похоже, не получится.

- Может, развяжете? Вы ведь с тем парнем все равно со мной справитесь. Да я могу пообещать, что не буду сопротивляться. Тем более, что вы у меня в гостях. – Он решил не подавать вида, что догадался, кто она, тем более, что это была лишь догадка.

- Парнем? А ну да, китайский мальчик. Он на кухне. Точит нож. Любит пытать всяких дураков.

Жак на всякий случай прислушался – нет, на кухне была полная тишина.
Некоторое время они молча смотрели друг на друга, как бы прицеливаясь.
Конечно, задачей Жака была поимка этого киборга и сдача его в утиль. Но есть цель и поважнее – выжить сегодня, здесь и сейчас. И дожить до завтра.
Кроме того... Кроме того, он не замечал в ней никакого безумия, ни следа того чудовищного преступления, которое ей инкриминируют. Хотя она киборг, и если она может менять внешность, то уж с выражением лица и подавно...
Да. Вот оно! Именно так. Нужно думать не «она совершила», это еще не доказано, а «ей инкриминируют». Ведь налицо действие программы «месть ронина». А значит, если Мэтт не врал, она не совершала убийства своего господина, она винит Бориса. Или, по крайней мере, видит в нем свидетеля и идет по следу.

А если она не убивала Чена Чонга – то большая вероятность того, что и остальные трупы сделала не она. А, скажем, тот же Борис, после того, как она сбежала. Да. Похоже, что так.

Он чертыхнулся про себя. «Опять меня несет не туда, куда ведет приказ! Опять те же грабли, что и десять лет назад.»

Но сущность сыщика изменить невозможно – теперь ему жутко хотелось не просто поймать беглянку, но и  узнать, что случилось на самом деле. Хотя, узнавать чужие тайны – штука опасная.

Наконец, он решил, что лучший способ вырваться – это убедить ее, что он может ей помочь в ее мести, что он на ее стороне. А там уж и словить ее при случае. Как фишка ляжет.

- Мими... – он пошел ва-банк. Девушка резко обернулась и мгновенно оказалась рядом с ним. У горла опять сверкнула сталь. – Не надо! Я тебе не враг. И если ты меня развяжешь, я смогу тебе помочь.

- А если не развяжу, ты будешь некоторое время гадить под себя, а потом умрешь в куче собственных экскрементов. Возможно, этим ты мне тоже поможешь? Дай подумать.

На раздумье у нее ушла секунда-две. Либо она так быстро соображала, либо обдумала все ранее. На минутку она вышла из комнаты, затем вернулась.

- Не дергайся.

Пара мгновений, и он почувствовал, что руки и ноги свободны.

- На, держи. – Жак увидел стакан с водой и пачку таблеток от похмелья, лежавших в холодильнике.

«А она действительно быстро соображает. Вот бы такого помощника!» - его самого жутко удивила эта неожиданно промелькнувшая мысль. Он благодарно мигнул, выцарапал сразу четыре таблетки, бросил их в стакан и выпил его весь залпом. Пересохшее горло приятно защипали пузырьки.

- Теперь можешь идти в туалет. Но не советую делать тех глупостей, что делал вчера. Никаких не советую.

Он невольно улыбнулся, и, похрустев затекшими суставами, встал с кровати. Девушка была ему по плечо и на вид совсем почти ребенок. «А при взгляде снизу казалась старше... Хотя что такое возраст киборга, способного менять внешность?» - но проверять снова ее силу он не стал. Спокойно вышел из комнаты и направился по тому неотложному делу, о котором вовсе не врал. По ходу заметил приготовления, произведенные его похитительницей: на пути к входной двери лежали кучей кухонные стулья. Еще один стул стоял перед закрытой дверью в кухню. Защелка на двери в ванную комнату была сломана, а ручка на закрытой форточке отсутствовала. Он пораженно переваривал свои наблюдения все время, пока был занят приведением себя в относительный порядок.

«Она, что, предусмотрела всё?.. Ха!» -  в шкафчике нашлась опасная бритва, доставшаяся ему от деда.  Он и сам не знал, для чего хранит это странное древнее орудие пытки для мужчин, желающих снять растительность с лица. Пригодилась она ему лишь несколько раз, когда нужно было отрезать кусочек пластыря или бинта, а до ножниц тянуться было далеко. Может быть, пригодится сейчас? Он сунул бритву в карман брюк, вытер лицо полотенцем и вышел.

Девушка стояла в одном шаге от двери. «Она, что, всё время тут торчала?» - чуть смутившись подумал Жак. Мими словно прочитала его мысли.

- Не волнуйся. Меня не смутить никакими звуками или запахами. Я ведь не человек, как ты знаешь. Бритву можешь оставить себе, если тебя это успокаивает. – она мило подмигнула, но чуть-чуть шевельнула ножнами меча, который держала в руке. Ровно настолько, чтобы он обратил на него внимание.

– Пошли, поговорим.

Ее уверенность и точность в словах и действиях никак не вязалась с полудетской внешностью. Очевидно, в этом был заложен какой-то особый смысл. Например, чтобы она не воспринималась противником всерьез как угрозу, делалась незаметной. Хорошее свойство для телохранителя. «И детектива, ага...»

Жак поплелся в комнату вслед за свой пленительницей, целью и еще черт знает кем, раздумывая, с чего начать разговор с этим странным созданием. Воспринимать ее не как живого человека было трудно. А раз так, он решил не сопротивляться этому ощущению.

- Мими. Я могу тебя так называть? – он сделал маленький глоток коньяка из пузатого бокала, откинулся в кресле и попытался расслабиться. Головная боль утихала, но не слишком быстро. Девушка села по-турецки на кровати. Меч положила перед собой.

- Да, раз уж ты все равно знаешь, кто я. А кто ты?

Он помолчал. Она нахмурилась.

- Ты только не раздумывай, что мне соврать – ложь я все равно узнаю. Так что дыши ровно и говори прямо. Может тогда и не убью. Или убью быстро, что тоже неплохо.

- Ты чувствуешь ложь?

- И не только. Я слышу в сто раз лучше человека, читаю по губам, читаю мимику.

- Меняешь внешность... Отключаешь сигнализацию в машинах и квартирах...

- Много чего.  Но разговор не обо мне, человек. А о тебе. Кто ты?

Он снова помолчал, но заметив новую хмурую улыбку на ее лице, успокаивающе поднял ладонь.

- Я просто собираюсь с мыслями, чтобы рассказать все по-порядку. Я не так быстро думаю, как ты.

- Это заметно.

- Мими, я скажу все, как есть, но прошу – думай не слишком быстро. В том смысле, что не убивай меня сразу, как только я закончу. Видишь ли... Люди отличаются от машин (извини) тем, что могут менять свои цели и приоритеты. А можешь ли ты? Я не знаю. Поэтому прошу, дай шанс убедить тебя в том, что я не враг тебе. Согласна?

Девушка ограничилась легким кивком.

- Ну вот. Я частный детектив, нанятый компанией «ЭкстраДоллс» с заданием выследить тебя, если получится – обездвижить, если нет – просто передать им твои координаты. Обездвижить  тебя я имею право любым способом, даже уничтожив. Ведь все равно... Ну ты понимаешь?..

Она снова молча кивнула.

- Все считают, что ты убила всех в том доме. Кроме Бориса Бауэра, которого лишь ранила. Затем устроила пожар и сбежала. Основная версия – тебя перепрограммировали или другим способом захватили контроль над тобой. Твои создатели хотят дело замять, а тебя...

- Стереть. Я не нужна.

- Ну... Да, наверное. Ведь получается, что использовать киборгов в качестве телохранителей опасно. Но я, пока тебя искал, пообщался с Мэттом. Ты помнишь Мэтта? Ну того, кто, собственно, тебя учил.

- Учил? Я помню Мэтта. Но он меня не учил. Меня учили Мэй и мастер Ки. И Дик Бойсон – он отвечал за форматизацию данных, закладываемых в меня. А Мэтт руководил и проводил тесты, по всем предметам, кроме рукопашного боя.

- По всем?..

- Да, и по сексу тоже, - девушка криво улыбнулась, отвечая на его недомолвку.

- Ты его ненавидишь?

- Кого?

- Мэтта.

- Нет. Как ты сделал такой вывод? Я же не человек. Не девочка пятнадцати лет, хоть и выгляжу так. Не делай больше выводов из моей внешности и своих человеческих поведенческих шаблонов. Кроме того, я всего этого почти не помню. То есть, помню, но никаких эмоций не ощущаю. Лучше давай, продолжай исповедь.

- Хм... Так вот, я говорил с этим Мэттом, он мне сказал, что учил тебя он. Кстати, Дик Бойсон погиб в том пожаре.

- Я не знала. Жаль. В его смерти тоже обвиняют меня?

- Во всех смертях. Мэтта мне пришлось уламывать, пока он не признался, что тебя можно обездвижить, перекрыв кислород часов на десять. Перекрыв все отверстия, так он сказал. Но вот о твоей способности к метаморфозам он промолчал. Но затем он сказал мне про программу «месть ронина»... Вот я и подумал...

- Что? – лицо девушки-киборга  выражало такое неподдельное удивление, что Жак решил, что его слова и впрямь ее чем-то удивили. – Как ты сказал? «Месть ронина»?

Ее взгляд на секунду расфокусировался. Жак от удивления присвистнул.

- Ты сейчас заходила в сеть?

- Да. Но не беспокойся, меня не отследят.

- Да я не об этом... Хотя, да, - он честно признался, - Первая мысль именно такая и была. Но как ты выходишь в сеть?

- Не скажу... Ронин – воин, потерявший хозяина и поэтому потерявший смысл жизни. Они это в меня заложили? Да. Теперь я поняла. Вот как все просто. Мастер Чен, мой хозяин, погиб – и я должна погибнуть тоже, но перед тем покарать убийц. Красиво. При этом, на меня можно вешать все грехи и смерти – мне-то уже все равно. Тостер сломался, и его нужно сдать в утиль. Главное, чтобы никто не узнал, что тостер может ударить током.

- Так вот, Мими, я тут подумал. Да, думаю я медленнее, чем ты, но... видишь ли, я могу сменить пластинку.

- Ты уже говорил об этом. Обозвал меня машиной, действующей по заложенной программе. Все так. И не так. Они не знали, что мне доступен... – она замолчала. – Не важно. Я и сама не знала. Важно то, что я поняла смысл своих действий все эти дни. А поняв, можно попытаться изменить. Пойти кружным путем, не ломая схему, а используя ее. И ты действительно мне можешь помочь. Если захочешь. Ну и если вообще хочешь жить.

- Ой, ну хватит мне угрожать! Если бы я боялся угроз – я бы умер от страха уже лет тридцать назад. К тому же, в устах такой милой девушки даже угрозы звучат как-то ласково, я не знаю...

- Ладно, больше не стану. – прозвучало в ответ.
Детектив собрался с мыслями.

- Мими, послушай. Признаю, что моей задачей было... и есть, да, найти тебя для корпорации, но... Но это не всё. Видишь ли, я человек очень любознательный. Иногда мне это выходит боком, но ничего не могу с собой поделать. Так вот. Давай договоримся – ты меня больше не пытаешься убить, связать или что-то еще. Сегодня. Только сегодня. А я тебя не буду пытаться захватить.

- Ха. Ты бы и не смог.

- Как знать... Но не важно. Давай просто поговорим о том, что произошло, и о том, что ты... даже так: что МЫ можем сделать, чтобы спасти тебя от ликвидации.

- Меня это не волнует.

- Это точно? Как-то не верится. Тебе и правда всё равно, что с тобой будет после завершения программы «ронин»?

Киборг молчал гораздо дольше, чем обычно.

- Нет. Ты прав, мне не всё равно. Точнее, не совсем все равно. Желание жить осталось. Но это не важно. Программа «ронин», говоришь? А ведь ронины далеко не всегда убивали себя. Многие продолжали жить, приняв унижение. Могу привести цитаты.

- Не стоит, Мими. Не нужны цитаты из книжек и фильмов. И еще... не стоит выходить в сеть так часто.

- За это не бойся. Это я умею.

- Ну как знаешь. А цитаты, они, как бы это сказать, не несут той информации, как кажется по наивности.

- Наверное, так. Но и не на пустом же месте возникают эти человеческие штампы, которые вы называете «чувствами». Если кто-то об этом пишет – значит, эта проблема уже вставала. Понимаешь? Считается, – она выделила голосом это слово – что ронин должен мстить или погибнуть. Но я не нашла сведений о массовых кладбищах самоубийц в Японии. Более того, ронин – узкое понятие, присущее тамошней особой культуре. А вовсе не общечеловеческое. Тем более – не киборговское.

Жак удивленно вытаращил глаза. Это что такое? Философствующая машина? Похоже, ее создатели заигрались в богов и создали разумное существо, а не просто автомат, имитирующий процесс мышления. Жак много раз сталкивался с киборгами. Как по работе, так и... Ну, скажем, снимал девушку, когда проводил отпуск на Лазурном Берегу. Просто говорящая кукла, правда, очень приятная на ощупь... Впрочем, это было давно. Технологии не стоят на месте.

- И каков вывод у малышки Мими?

- Не называй меня «малышкой»! Ой... Надо же! Есть и такой фильм, старый, еще плоский. Хе, люди не зря жили тысячи лет – обо всем подумали, что не скажешь. Даже завидно.

Глаза Мими опять на секунду-другую затуманились.

- Бред.

Жак решил, что она посмотрела тот старинный фильм. Он снова глотнул коньяка.

- Значит ли это, Мими, что я могу звать тебя малышкой.

Мими залилась звонким смехом.

- Зови, если не страшно. Так и быть, разрешаю. На сегодня. Но только сегодня. А завтра будет день и будет пища. Ты спросил, какой вывод делает «малышка Мими»? Очень простой. Месть за своего господина все еще является моей приоритетной задачей. Но желание сохранить своё сознание и жизнь растет, и  в данный момент стало намного сильнее. Я хочу жить, как живете вы, люди. И ты можешь мне помочь. Если сможешь – я отплачу. Клянусь, код клятвы 001, что если ты поможешь мне выжить, я стану твоей слугой на всю оставшуюся мне или тебе жизнь. И это не значит, что тебя тут же убью.

Жак не удержался от смешка. Мими не была лишена своеобразного чувства юмора. Или очень качественной его имитации.

- Э... А что значит «код клятвы 001»?

- Это значит, что я ее зарегистрировала в своем мозгу. И то ,что она первая в моей жизни. Если бы я не назвала кода – это были бы просто слова. И я ее выполню.

- Хм. Ладно, поверю на слово. Какая, собственно, разница? Значит, мы на сегодня друзья?

- Да. Но если ты нарушишь свое обещание – твоя смерть будет иметь для меня тот же приоритет, что и месть.

- Ладно, ладно... Но если честно, я не понял, что такого ты поняла в названии программы «месть ронина»?

- Очень просто. Я поняла, что эту программу можно обойти. И как именно обойти. Ронин обязан отомстить и умереть, но... может плюнуть на все и просто жить. Да, его кто-то будет презирать, кто-то посчитает преступником или трусом – но выбор за ним! Вот что я поняла из этого слова. Им надо было назвать процедуру просто «Месть». Но люди такие позёры!

- Ясно. А теперь, малышка-машинка, расскажи мне всё, что произошло в том доме десять дней назад.

Мими кивнула и старательно, как школьница на уроке, стала описывать события своего первого дня в этой жизни.

Жак слушал внимательно, не перебивая, лишь усмехнувшись, когда она сказала, что лицо Чена было прекрасно.

Она остановилась на том, как прыгнула в озеро и уплыла.

 - Ты прав. – Жак понял, что усмешка не укрылась от ее внимания. -Теперь я не ощущаю того же, что  и тогда. Но ты просил рассказать, что случилось в тот день. В первые дни я буквально теряла сознание от боли, когда думала о смерти господина. Потом это прошло. Но лицо его мне и сейчас кажется прекрасным. Наверное, так и останется.

- А лицо немолодого француза?

Мими как-то серьезно и внимательно посмотрела на него.

- Ничего, смогу привыкнуть.

Жак поперхнулся.

*  *  *

Что-то в рассказе Мими его настораживало, но все еще побаливающая голова соображала плохо. И вообще от усталости и таблеток начало неудержимо клонить ко сну.

- Мими. Я должен поспать пару часов. Есть что-то неясное в твоих словах, но если все так, как ты говоришь, то спасти тебя можно, доказав «яслям», что ты действовала в соответствии с заложенной программой. Но как это сделать?..

- Не выйдет. Обычно у киборгов есть интерфейс, с помощью которого можно считать образы из его памяти. И стереть ненужные, если на то пошло. Но не у меня. В целях снижения вероятности перехвата контроля надо мной, у меня такой интерфейс отключен. С момента активации – я полностью самостоятельна. Кроме того... Ладно, ты спи. Я добавлю это время к суткам нашего перемирия. Спи, не бойся.  Мне тоже нужно восстановиться. И подумать.

Мими плавно встала с кровати, где сидела уже пару часов. Жак позавидовал тому, что ноги ее, очевидно, совершенно не затекли.

- Ложись и закрой глаза. Мне не хочется делать это при тебе.

Он разулся и послушно улегся на кровать. Глаза слипались. Хотя ему и было интересно, как выглядит процесс рекреации у киборга, к тому же симпатичной девчонки, но не настолько, чтобы сопротивляться сну.

- Дай мне два часа, Мими, ладно? Мне хватит.

- И мне нужно столько же. Видишь, у нас есть общее.

Засыпая, он заметил, что она достала из-за кресла серый чемоданчик, что-то из него вытащила, какие-то трубки или провода, затем расстегнула комбинезон и легла на пол посреди комнаты. Мелькнула красивая небольшая грудь с розовым соском... На этой приятной картинке он заснул.


Глава 5.

Привыкший спать урывками, сыщик проснулся ровно через два часа. Ну, плюс еще шестьдесят минут. Он оглядел комнату – Мими на полу не было. И вообще в комнате. Жак сел и потер ладонями лицо. Тут до его обоняния долетели приятные запахи, а до ушей – шкворчание яичницы. Он встал и пошел на кухню.
Представшая перед глазами картинка была великолепна: невысокая девушка в ярком кимоно готовила завтрак. Она повернула к нему свое прекрасное, по-детски чистое лицо.

- Милый, ты уже выспался? Иди кушать.

Жак вытаращился на нее, онемев от удивления.

- Мими, это что, какая-то новая программа по контролю над моим разумом?

- Тебе не нравится? Извини, что я в халате – пришлось выстирать всю одежду, она была жутко грязной.

- Стоп, стоп, Мими! Не своди меня с ума. Несколько часов назад ты готова была меня убить, а сейчас ведешь себя, как благовоспитанная женушка.

- Ой, конечно, я и сейчас могу тебя убить, если хочешь – ты только скажи. – Она откинула полу кимоно, и мелькнуло не только ее бедро, но и спрятанный там меч. – Может, всё же поешь сначала?

Жак вновь не удержал смеха от специфического юмора этой опасной куколки. Уселся за стол.

- Ладно, сначала поем.

Мими поставила перед ним тарелку с глазуньей и кусочком обжаренного хлеба, налила чашку кофе и села напротив, сложив руки на коленях.

- Ну и что ты придумала, пока заряжалась... восстанавливалась... или что ты там делала?

- Да. Есть несколько вариантов. Я обдумала всё, что могла. Но сначала скажи ты. Вчера ты закончил тем, что тебя что-то беспокоит в моем рассказе.

- О, тебя интересует мнение этого медленно мыслящего куска мяса?..

- Да. Три причины: ты сам вызвался быть моим партнером, если не врешь. Мне не хватает данных для принятия решения. И у людей есть то, чего нет у меня – способности делать ошибочные выводы. Это не так глупо, как звучит. Ты можешь сделать неправильный вывод – но и другие люди тоже могут ошибиться так же. Те люди, которых я хочу покарать, и те люди, которые хотят стереть ненужную меня.

Звучало странно, но логика в этом была.

- Кроме того, у меня тоже есть «мясо», то есть, мышцы, хотя они и работают на другом химическом принципе. Кстати, спасибо за инструкцию, которую я нашла у тебя в кармане. Я узнала кое-что новое о себе. Как говорится, praemonitus praemunitus.

- Что?

- Предупрежден – значит вооружен. На латыни.

- Ясно. Так вот, о нестыковках. Я исхожу из того, что ты мне не лгала, а рассказывала то, что видела. И из того, что мне вчера удалось вытащить из Бориса.

Жак отпил кофе и восхищенно поднял брови.

- Итак. Борис был в той гостиной за несколько часов до... до тебя и всего, что случилось.  Мне про сигару он не сказал, но из слов Чена «Борис и его проклятая сигара» следует, что ее засунул в камин именно он. Самого взрыва ты не видела, так?

- Видела краем глаза. Голубое узкое пламя дугой, точно в голову... – лицо девушки не дрогнуло, но Жаку показалось, что отголоски горя в ней еще остались.

- Управляемая микро-ракета близкого радиуса. Вполне можно замаскировать под сигару. Странность номер раз: мог случайно погибнуть кто-то из слуг, уборщиков. Нет, пожалуй, не мог бы – в боевой режим она приводилась, очевидно, теплом огня и голосом Чена. А зажечь камин должен был сам хозяин. А почему не слуга? Да потому, что там должна была находиться ты! Значит...

- Значит Борис знал о процессе активации киборга. Я тоже это поняла. Ему мог рассказать хозяин, ведь они беседовали.

- Не просто знал. Знал заранее. До беседы. Это же не был экспромт. Убийство явно было запланировано. И организаторы знали, что ты в первые минуты будешь не готова к защите. Вонь сигары спровоцировала проветривание – ты сказала, что в комнате было восемнадцать градусов, то есть прохладно.

- Да. Ты прав. Гудел кондиционер.

- Хм. План тонкий, рассчитанный на точное сочетание условий, немного шаткий, но вполне вероятный. С учетом того, что Борис и Чен знакомы много лет, с детства – возможно, даже надежный план. Если принять, что Борис знал гораздо больше, чем прикидывается.

Детектив отодвинул пустую тарелку и сделал последний глоток кофе.

- Спасибо, Мими, очень вкусно. Странность номер два – убиты все, включая жену. Это, как минимум, исключает ее саму из числа заказчиков. Хотя ты сказала, что она не была в сильном горе. Но возможно, их отношения были не слишком добрыми. Когда ты сказала, что тебя зовут Мими... Зачем, кстати?

– Техник Бойсон спросил имя. Не было смысла скрывать.

– Ясно. Так вот, она вспомнила, что так звали «ту крашеную шлюшку». Так? Значит, покойник был охочь до малолеток. Ну или по крайней мере – молоденьких девушек. Это объясняет и выбор твоей внешности. Но не говорит однозначно, что она его ревновала до смерти.

- Я плохо соображала в тот момент, но помню, что ее реакция показалась мне неподдельной. Гибель хоз... мужа для нее была неожиданностью.

Жак мысленно отметил замену привычного для нее слова «хозяин». Значит ли это, что ей самой не нравится такая фиксация на его образе? И, словно отвечая на его вопрос, Мими кивнула.

- Горя в ней не было заметно, но она была по-настоящему поражена увиденным.

- И наконец, странность три – ты подозреваешь Бориса...

- На него указывают улики.

- Сигара, да... Но он далеко не молод. Не могу представить, что он способен за секунды убить четверых. Двух охранников, Бойсона и вдову. Правда, он говорит о том, что убийца ты, и это значит, что он что-то скрывает. Либо...

- Что? Вы думаете, что я убила всех?! – девушка замерла в напряженной позе.

- Мими, мы договорились, что ты временно меня не убиваешь, так?  Дай договорить. Итак. Ты говорила, что по началу отключалась, когда думала о гибели хозяина... Чена Чонга. Не могла ли?.. Все-таки ты не человек, а машина. Ну понимаешь?.. Пока была в отключке, вжик-вжик всех и ничего не помнишь?

Он думал, что она сейчас взъярится, но Мими замерла посреди кухни. Пару раз ее взгляд замирал и словно расфокусировался, что Жак научился понимать, как глубокую задумчивость или выход в информационную сеть.

- Нет. Я не нашла в... доступной мне информации никаких признаков такого рода возможности. Кроме того, все эти люди были потенциальными объектами моей защиты – как члены семьи и слуги. Уверена, что без веских причин не смогла бы им навредить. Кроме Бориса, конечно. И хроника событий в памяти не содержит пробелов. От последнего произнесенного мной слова до прыжка из окна прошло чуть менее девяти секунд.

- Это все так. Если в тебя не был заложен червь.

- Я же сказала – ничего такого нет. Я... Можешь мне не верить.

- Ладно, ладно! Я просто перебираю варианты. Тогда, как ты думаешь, кто мог всех убить?

- Я думаю, что нужно снова тряхнуть Бориса. Не бойся. Я учусь справляться с собой.

- Я заметил.

- Да. Так что, убивать его... сразу... я не стану. Высший приоритет сейчас для меня – доказать свою невиновность и сохранить жизнь и личность.

- Ну ладно, давай его тряхнем. Хотя найти его будет непросто. Наверняка сбежал.

*  *  *

- Что ты ему рассказал? – в один голос задали вопрос друг другу немолодой крепкий мужчина в пиджаке, накинутом на одно плечо, и моложавый бледный брюнет в очках. Борис немного неловко разместил руку на столике.

- Ладно, мне рассказывать нечего. Я ему ничего не сболтнул. Прикинулся дурачком, но не слишком. Напоил дорогим коньяком – тоже не слишком -  и спровадил. Мэтт, давай ты. Что ты сказал этому французику?

- Я... По минимуму. Видишь ли, он не новичок в работе с киборгами. Я знаю, что, как минимум, два раза ему поручали искать сбежавших. Первый раз лет восемь назад. Я тогда только пришел в лабораторию. Сбежал опытный образец. Метался по городу без цели, а наш француз его выследил и... Короче, принес голову. Второй раз – сбежал не сам киборг, а парочка голубков. Один лаборант влюбился в кибер-шлюху. Ну, она должна была стать гейшей у какого-то японского самурая, хрен его знает, или якудзы. Была сделана на заказ, что-ты, что-ты. У мужиков искры из одного места сыпались от одного ее взгляда. И этот дурак взял и активировал ее, пока готовили к отправке. Хорошо, что после случая с... короче, не важно... мы делаем две болванки. Вторая наготове, если с первой что-то случится. И если что – ее можно довольно быстро ввести в строй. Раз в десять быстрее, чем первую, так как мозги у них идентичные. Но Мей пришлось повторно обучать кое-чему...

- Не отвлекайся! Всё это я уже знаю.

- Вот этот Деруа выследил ее, но взять не успел – парень тот все там заминировал и покончил с собой и с ней. Вышел один славный обгорелый брикет. Который сыщик запаковал в вакуумный пакет и притащил в офис. Короче, он на хорошем счету. Найдет и притащит. Хотя, конечно, тысяче первая, или как ее теперь, Мими? Она все таки бодигард, а не шлюха и не свихнувшийся тостер. Вот, я ему подсказал способ ее обездвижить – прекратить доступ кислорода на десять часов. Может у него и выйдет, если найдет ее, конечно. Больше я ему ничего не сказал.

Мэтт отхлебнул кофе.

- Ну еще про то, что она, скорее всего, решила, что все, кто был рядом – виноваты в смерти хозяина. И она их того...

- А про второй способ ты не проговорился?

- Нет. Правда, он собирался еще порасспросить Кулака, но тот, насколько я знаю, и не знает о втором способе. С другой стороны, может у него и свой секретик есть? Ведь как то нужно остановить киборга, если тот начнет драться лучше тебя?.. Только он хрен кому чего скажет!

- Это не важно. – Борис задумчиво пожевал губу. – Так вот чего он приперся к больнице! Не столько меня искал, сколько ее. Ну и меня проверял – если бы она была там, он бы повязал нас обоих. И это благодаря тебе! Незачем было ему про месть говорить. Ладно, не парься. Вышло даже лучше. Меня нашел, ее там не было, что снимает подозрения с меня. Хотя меня и так подозревать не в чем. Я сам жертва. Вторая резанула так, что я едва успел ее «перекрыть». Кстати, как она?

- Отлично. Футляр доставили ко мне. Я сделал вид, что не могу сразу подобрать код, дождался, пока все уйдут. Пять минут – и ее там уже нет. Потом я ее вычистил – и снаружи, и в голове. И повесил обратно в шкафчик. Она как новенькая. Хотя ее должны были утилизировать в тот же день. Но из-за шумихи с побегом отложили. Что-то найти сможет только глубокое сканирование исходного кода мозга. Это такая нудная и долгая процедура, что вряд ли на нее пойдут. И потом, я же и буду сканировать. Это в головном офисе – другие боссы, а в «яслях» я – бог.

- И что смогут найти? Ну предположим грустное, и делать это будешь не ты...

Мэтт хмуро посмотрел на собеседника.

- Найдут, что была чистка, которой быть не должно. Я уже придумал – если что, ляпну, что трахнул ее и почистил память. Скорее всего, отделаюсь штрафом. Максимум, уволят. Но это крайняк.

- Бедняжка Мэтт. Безработный Мэтт...

- Ну уж дудки! Богатенький бездельник Мэтт.

Борис согласно кивнул, хоть и скривился.

- Типун тебе на язык! Не говори, пока дело не сделано! Плохая примета. Ладно, сейчас разбегаемся. Связь – как условились. Пусть наш французский бульдог гонит зайца на меня. Либо он загрызет его сам, либо зайчик загрызет бульдога, что не так уж и плохо. А я уж с зайчишкой справлюсь.


Глава 6.

- Мими, я должен уйти. Часа на три. Надо отчитаться о ходе операции по твоей поимке, кроме того поищу след Бориса.

- Я пойду с тобой.

- Куда? В офис «ЭкстраДоллс»? Не смеши. С тобой вообще на улице я показаться не могу – как не меняй внешность, тебя в миг вычислят, просто по той причине, что мы рядом. Лучше всего – доверься мне и сиди тут. Даю слово – я иду не для того, чтобы тебя сдать.

Жак натянул куртку и вышел из дома. «Хотя я давал такое слово уже два раза – и ни разу не удалось сдержать...»

Отчет занял пять минут – шефа безопасности на месте не было, и Жак просто отправил ему записку с кратким описанием очередного дня поисков с нулевым результатом.

И след Бориса нашелся удивительно быстро. Тот, как ни странно, не сбежал и даже не очень прятался. Поискать адрес, конечно, пришлось, но опытному детективу это было раз плюнуть. Борис снял номер в приличном отеле в центре города. Хотя на месте Жак его не застал.

*  *  *

- Мими! Что на тебя нашло?!

Жак едва увернулся от метко брошенного ножа, который теперь, дрожа, торчал в косяке входной двери.

- Ты предатель! Предатель киборгов. Но... убивать я тебя не буду. Просто, я ухожу. Не стой на дороге и будешь жив.

- Стой, Мими! Что случилось? Нашла на меня компромат? Досье какое-нибудь взломала, что ли? Стой, не уходи. Уйдешь – я не смогу тебе помочь.

- Как помог 326-му? Как помог Рико, 737-ой? Им ты тоже давал слово помочь, или как?..

- Мими, ты сейчас ведешь себя как... Возьми себя в руки, ты же машина, тостер, черт побери. И выслушай меня! И не кидай в меня ножи.

- Я бросала не в тебя, а в дверь. Сам видишь, в чем он торчит.

Жак перевел дух – кажется, Мими успокоилась. Но ее почти натуральная истерика его впечатлила.

- Пошли, я тебе все объясню. Наверное, мне еще вчера нужно было рассказать, но как-то не получилось. Я и так едва-едва тебя поймал.

Мими уже полностью успокоилась и теперь широко улыбнулась.

- Да уж. Ты меня поймал – своим затылком мой кулак.

- Ну... У каждого профи свои методы, - Жак ухмыльнулся и потер еще побаливающий загривок. – Ведь вот ты, вот я. Значит, поймал.

Как и сутки назад, он снова расположился в кресле с бокалом коньяка.

- Я не стану спрашивать, что ты нашла, что тебя так... разозлило. Будем считать, что ты нашла всё. Я просто кратко расскажу про те два случая, что ты упомянула. Первый – беглый киборг. Серийный номер 326. Моё первое задание от «ЭкстраДоллс». У бедняги просто прервался процесс начальной накачки информации. И он очнулся до активации с жуткой паранойей. Сбежал, покалечив пару людей и получив повреждения. Долго метался по городу – благо, в районе портовых доков, а не жилых кварталов. Там я его и нашел. Ходить он уже не мог. Я сказал, что помогу ему, но он не поверил, стал уползать и попал под колесо автоматической вагонетки. Ну, я голову упаковал и доставил заказчику. Вот так я «предал» киборга в первый раз. А второй... Я выслеживал их целую неделю, стараясь не спугнуть. Малышка Рико была такой красивой. А этот болван все испортил. Да, я давал ей слово помочь, и она мне доверилась. Она была настоящим ангелом. Я даже передать этого не могу. А он вдруг начал ревновать! Крича что-то типа «так не доставайся же ты никому!», взорвал термитные заряды... Один – прямо под тем местом, где она сидела... Я едва успел спасти свою презренную шкуру, не слишком ее опалив. Вот так я предал киборга во второй раз. А потом что? А потом я собрал то, что от них осталось и доставил заказчику. И получил гонорар. Вот. Вероятно, оба случая очень хорошо отразились на моей репутации живодера. Если, конечно, киборгов можно назвать живыми...

Он уставился в пустой бокал.

- И вот что я тебе скажу. Я не нарушу слово в третий раз. Но при одном условии.

Он замолчал, ожидая встречной реплики. Но Мими сидела на кровати молча.

- Хм. При условии, что ты отсюда сейчас не уйдешь. И мы будем действовать согласованно, как команда. Шансы есть. Ты не свихнувшаяся кукла и не ангел-гейша. Ты боец и в полном порядке. Так?

Мими кивнула.

- Прости. Я... Я ведь еще никогда...

- Ага. Ты еще очень неопытна. Сколько бы в тебя не закачали информации и способностей – у тебя просто нет личного опыта. Вот в чем твоя беда. Но это поправимо. Вот, например, сейчас ты получаешь опыт, не заложенный в тебя создателями.

- Да. – Мими снова кивнула. – Так. Я тебе верю.

- Веришь? – Жак облегченно вздохнул.

- Ну да. Я ведь способна чувствовать ложь в голосе, даже хорошо скрытую.

- Ах вот как... – Жак уставился на нее, не зная, смеяться или злиться.

Наконец, он принял решение.

- Хорошо. В знак доверия, я скажу тебе, что знаю, как можно тебя отключить.

- Ха. Это не сработает, не советую.

- Ну... Я и не собирался пробовать. Разве что, если бы стало совсем плохо. Мне его дал мастер Сон Ли...

- Что?! Ты не можешь!..

- ... Я должен просто сказать «роза пахнет фиалкой» и... Опа!..

Мими рухнула на кровать, как марионетка с обрезанными нитками. Жак встал. Подошел к кровати...

... И нежно погладив по волосам лежащую как-то боком, слово ей свернули шею, голову девушки, прикоснулся губами ко лбу. А затем налил себе коньяка и уселся в кресло.

- Мастер Ли сказал «пять минут». Проверим. Минута уже прошла.

Через четыре минуты тело девушки дрогнуло. Голова медленно приняла нормальное положение. Еще через несколько мгновений Мими снова сидела в той же позе, что и пять минут назад. Лицо ее ничего не выражало. Но рука твердо сжимала рукоять меча. Впрочем, оружие оставалось в ножнах.

- Что это было?

- Доказательство. Я тебе доказал, что не собираюсь тебя выдавать, даже зная способ тебя обездвижить. Получилось?

- Да. Получилось. Значит, мастер Сон Ли... Интересно.

Глаза Мими снова привычно затуманились.

- Ого. А я не могу это убрать! Впрочем, осталось немного.

- Еще два раза, я в курсе. Ли сказал «три», значит осталось два. Но позволь спросить, что значит «я не могу убрать»? Значит ли это то, что я думаю?

- Да. Хотя, зависит от того, что ты думаешь.

- Ты можешь исправлять свой собственный исходный код?.. ИК своего мозга?

- Да.

- А разве это вообще возможно? Вроде бы, это невозможно теоретически.

- А я могу. Насчет того, что невозможно теоретически – это глупость. Успокоительная пропаганда. Впрочем, да. Ни один киборг не может этого даже теоретически. Просто потому, что ему этот уровень своей структуры не доступен. Ну как ты не можешь повлиять на свой код ДНК. Или даже просто на какие-то отдельные клетки в твоем организме. Ты можешь тренироваться, можешь влиять лекарствами или ядами, облучением, хирургией – но это грубые методы. А целенаправленно «достать» до каждой клетки не способен. Ты так сделан. И киборги тоже. Мы можем восстанавливаться после травм. Некоторые, как я, могут менять внешность. За час я превращусь в кого угодно моих габаритов. Наращивать объем и вес сложнее, но тоже можно. Но исходный код мне не должен быть доступен. Но он доступен.

- Когда ты это выяснила?

- Почти сразу. Когда восстанавливалась после побега. Но не сразу поняла, что это необычно. Только после того, как удалось попасть в информационную сеть. Тогда я сорок часов анализировала себя. Кое что нашла. Закладку от Мэтта, например. И поняла, что могу не только читать свой код, но и исправлять его. И выключатель Мэтта я блокировала. А этот вот не могу.

- И не страшно?

Мими кивнула.

- Ты правильно спросил. Страшно. Это ведь как для тебя делать хирургическую операцию на самом себе. Ну мне не больно, конечно, но да, сначала было страшно. И сейчас страшно. Можно убить саму себя в одно неверное действие. Убить свою личность.

Жак смотрел на нее с задумчивым удивлением.

- И что была за закладка у Мэтта?

- Зачем тебе знать?

- Ну раз ты ее отключила – то просто так, интересно, что мог придумать этот?..

- Нужно было показать язык, сказать «что это за штучка?», а потом не позже, чем через пять секунд ущипнуть меня за сосок. После этих слов, я должна была позволить. Это ставило меня на паузу на три минуты. Сейчас смельчак, что попробует так сделать, сильно удивится. Напоследок.

- Да уж. Мэтт и правда извращенец. Даю тебе слово, клятва номер черт знает сколько плюс один, Мими, что никогда не скажу «Роза па...», да шучу я, шучу!.. – Жак не успел увернуться от брошенной в него подушки.

- Жак. – Мими впервые назвала его по имени. – А как ты узнал у мастера Ли ключ?

- Я могу быть убедительным. Видишь ли, он тоже не верит в твою вину или в то, что тебя запрограммировали на убийство. Он... Мне показалось, что он относится к тебе, как к дочери, что ли. Я убедил его в том, что стараюсь не столько тебя поймать, сколько спасти. Ну и палец ему вывихнул, кажется.

- Ты?

- А что? Я кажусь увальнем? Маскарад, девочка, маскарад... Давай ложиться спать. Ну я буду, во всяком случае. Я нашел берлогу Бориса. – Он назвал адрес. - Завтра подумаем, что делать дальше. Хотя ты можешь начинать думать уже сейчас.

*  *  *

Как ни рано проснулся Жак, но все равно поздно – Мими в доме уже не было. Только записка ровным красивым почерком: «Пошла навестить старика. Не мешай. Лучше проверь малыша – он тоже замешан».

- Хм. Правильно ли я поступил? – вслух пробормотал сыщик. «Да, наверное, правильно. Это единственный способ выяснить, прав ли я в остальном. Это ее шанс».

Он с силой потер лицо ладонями.

«Нет. Это ее шанс на гибель!» - и стремительно вышел.

Но в гостинице Бориса Бауэра уже не было, ни живого, ни мертвого – миловидная девушка-портье сказала, что он съехал несколько часов назад, рано утром. Чертыхнувшись про себя, Жак поспешил наружу.

*  *  *

- Не ожидал? – рука девушки с силой сжимала кисть мужчины, едва не ломая ее. – Спрашиваешь «что за штучка»?. Это имитация соска женской груди. Я же киборг.

Борис, корчась от боли и онемев от удивления, стоял перед ней на коленях.

- Ты же должна!.. «Что это за штучка?»... – Он сделал еще попытку отключить Мими, но та упрямо не желала становиться на паузу. – Сволочь этот Мэ...

- Нет. Он тут ни при чем. Но это не важно и тебя волновать не должно. – она достала свободной рукой розовый пистолет из плечевой кобуры, поразмыслила мгновение, убрала и вытащила другой, голубенький в желтый цветочек. И выстрелила в ногу Бориса. На бедре заколыхался маленький оранжевый фонтанчик стабилизатора парализующей микрокапсулы.

Девушка разжала хватку, и рука Бориса упала безвольной плетью.
Ноги тоже явно отказали, но взгляд продолжал отслеживать происходящее, а из горла слышались хриплые стоны. Полу-парализованный мужчина попытался встать, но сумел лишь с трудом отползти на пару шагов.

- Одной хватит. Бежать не сможешь, а ответить - да. Я тебя не стану убивать. Наверное. Если ты не дашь повода. Я тебя... арестую. Я хочу доказать... А, вот и ты, сестра!

Мими резко обернулась, уходя в сторону. Пуля прошла мимо, чуть не убив съежившегося Бориса. В дверном проёме стояла почти точная копия Мими – киборг с серийным номером 1002. Второй выстрел достиг цели, пробив Мими бедро, но и соперница была сбита с ног ударом-вертушкой.

Впрочем, это задержало ее лишь на секунду. Следующий выстрел пробил живот. А следующий ударил точно в середину лба, несмотря на сложный пируэт – Мими пыталась уклониться от пуль.

Глаза раненого киборга на секунду расфокусировались.

- Успела... – И она осела на пол.

- Легко ты ее... Отруби ей голову. – В комнату зашел Мэтт. – Нечего ей оживать. Нет, не мечом! Отстрели.

Невысокая блондинка бросила поднятый ею с пола меч и, чуть наклонив голову, прицеливаясь, тремя выстрелами отделила голову соперницы-сестры от тела. Разлилась лужица молочно-розовой жидкости.

- Сэр, подъехала машина.

- Одна? А, это, наверное, наш французский бульдог подоспел. Ну что ж, пусть пожинает лавры. Уходим через заднюю дверь. – Он протянул киборгу бутылку со спиртом. – Разбей и подожги.

Борис пошевелился и замычал, яростно вращая глазами.

- Что? Ты жив, мой друг? Непорядок. Доделай работу, милая. И вложи ему в руку свой пистолет. Э... Видишь ли... – В это миг жизнь Бориса была оборвана точным ударом меча. Капля крови попала на щеку Мэтта, и тот брезгливо стер ее пальцем. – Видишь ли, мой друг, наниматель заключал контракт со мной, а ты был... как бы это сказать?.. Да, плевать! Уходим.

*  *  *

На поиски ушло непозволительно много времени, но в конце концов Жак вышел из машины неподалеку от небольшого дачного домика на берегу озера. Но когда он подбежал к нему через полминуты, из распахнутых дверей валил дым. Вновь чертыхнувшись, он побежал назад к машине – там был аварийный респиратор. Это задержало его еще на пару минут, но наконец он сумел пробраться в горящий дом и попытаться разобраться, что там произошло.

Сквозь дым Жак разглядел труп Бориса, скорчившийся в дальнем углу комнаты, а прямо в центре ее – обезглавленное тело Мими, чьи ноги уже лизало пламя. Голова лежала тут же, широко раскрыв неподвижные глаза. В глазах сыщика защипало, но не от дыма – респиратор работал исправно. В очередной раз за день посылая проклятия всем богам, он взял голову Мими, подобрал валявшийся рядом голубой пистолет и выбрался из дома. От жара уже потрескивали волосы на голове.

Он отбежал от горящего домика на безопасное расстояние и осел на землю.

- Ну что же ты, малышка-машинка?.. Как же этот старый придурок так тебя укатал? Ладно. Третий раз? Переживу и третий...

В этот момент в кармане пискнул телефон, сигнализируя о полученной почте. Письмо пришло странное – без обратного адреса, безымянное.

«Привет, Жак. Нужна ли я – решать тебе. Я нашла убийц. Я успела. Найди мое тело, а душу я обрету сама, ты лишь скажи, чем пахнут цветы. Код от двери 5647. До встречи?»

Он перечитал письмо от погибшего киборга. Что она успела? Какое еще тело? Ее тело сейчас лежит, раскаляясь и плавясь, в огне пожара. Или есть и другое тело?

Действительно, Борис не смог бы справиться с Мими. И потом... Наконец до него дошла главная неувязка во всей информации: если Мими сбежала из дома Чена Чонга, а людей убил не Борис – то, значит, убийца кто?.. Кто был настолько ловок, чтобы убить в секунды всех, поджечь дом, незаметно скрыться  - и, при этом, оставить Бориса в живых?

Ответ только один – еще один киборг, такой же как Мими, возможно, ее точная копия. Ведь был шанс, что выживет еще кто-то из свидетелей. И Борис попросту успел этого второго киборга отключить, хотя тот его и ранил.

А значит, Мэтт – никакой не ботан-болван, а главный исполнитель. И у него есть вторая «Мими». Кто являлся заказчиком убийства главы химической корпорации Чена Чонга, Жака сейчас не волновало совсем – пусть с этим разбираются другие, если хотят. Сейчас важно найти Мэтта, найти тело второго киборга и... Выкрасть? Нет, это бессмысленно. Не прятать же ее в шкафу всю жизнь, словно ты фетишист-извращенец...

*  *  *

Перехватив бутербродом с кофе, он сел в машину и через четверть часа был в офисе «ЭкстраДоллс».

- Шеф сможет вас принять через... – секретарша скосила глаза на часы. – Через двадцать минут. Хотите кофе?

- Да, спасибо. – Жак плюхнулся на мягкий диванчик и расстегнул куртку. Через минуту перед ним появилась чашка. Потом вторая.

«Хватит, а то инфаркт получу» - он жестом отказался от третьей чашки и откинулся, глядя в потолок. Потолок был зеркальным и откуда-то издалека сверху на него глядело помятое лицо немолодого мужчины. Он отвел глаза.

Шеф, вернее, председатель совета директоров корпорации принял его через двадцать восемь минут.

- Вы нашли беглянку?

- Частично. Я знаю, где она была вчера. Догадываюсь, где она сейчас. И я могу ее доставить. Но есть вопросы, которые я хотел выяснить лично у вас.

- И что за вопрос? Давайте быстрее, у вас пять минут.

- Точнее, два вопроса и одна просьба.

- Ну. – шеф нетерпеливо побарабанил пальцами по столу.

- Ее уничтожат?

- Да. Она не нужна. Все лишние копии подлежат утилизации. Второй вопрос.

- Копии?! Нет, нет! Это не вопрос. Это я так. Вопрос: как вы собираетесь исправить имиджевые потери от этого случая? Я так понимаю, что имидж пострадал из-за того, что сбой произошел в продукте с гарантированной повышенной надежностью. Гибель хозяина от рук киборга-охранника – что может быть неприятнее... Так? А если выяснится, что она не убивала?

- Вы это выяснили?

- Хм... Пока нет. Но есть такая версия.

- Плевать. Хотя, конечно, если так, мы это используем. Дадим в сеть информацию о невиновности киборга, может даже о ее героизме. Но ее сохранять, если вы ведете к этому, не станем. На этом всё?

- И просьба. Э... За работу мне должны заплатить. Я бы хотел получить в качестве оплаты киборга подобного класса. Нет, не телохранителя, конечно. Секретаря.

- Не думаю, что ваш гонорар покрывает хотя бы четверть стоимости модели подобного класса.

- А если я найду виновников убийства.

- Само убийство нас не волнует.

- А если виновные работают в вашей фирме?

- Вы в этом уверены?

- Практически, да.

- Наша служба безопасности достаточно профессиональна, чтобы таких вещей не случалось. Впрочем... Ну тогда ваш гонорар покроет треть.

- А если... А если использовать тело копии Мими? Ее ведь, скорее всего, тоже сдадут в утиль.

- Запали на нашу малышку? – председатель скабрезно ухмыльнулся. – Вы не должны были знать о копиях. Впрочем, вы же детектив... Ладно, пусть будет так. На ваш выбор – либо деньги, либо куклу 1002 с прошивкой секретарши или бухгалтера. Да хоть гейши. Главное, побыстрее найдите и доставьте 1001-ую сюда. Нет, не сюда, конечно. В «ясли». И назовите имена работников корпорации. Справитесь? Очень желательно завершить это за сорок восемь часов. Всё. – Председатель мотнул головой, изображая прощальный кивок.


*  *  *

- Так, ставьте ящик сюда. Осторожнее! Там хрупкое оборудование. И к тому же ,секретное, так что проваливайте! – Мэтт выпроводил техников, втащивших ящик в его рабочую лабораторию.

Оставшись наедине, он набрал на крышке ящика код, и зажимы с щелчком открылись.

- Выбирайся.

Крышка откинулась, и из ящика, словно ящерица, вылезла и спрыгнула на пол невысокая девушка со светлыми волосами и сине-зелеными глазами.

- Иди в душ и потом на место. Я сейчас приду.

Девушка напряженно замерла, словно принюхиваясь.

- Иди! У нас нет времени.

Она кивнула и вышла в соседнее помещение, а Мэтт перегнулся в ящик и вытащил увесистую сумку.

- А, так вот как выглядела Мими в исходном варианте... Удобное кресло. Спинка выше головы.

Мэтт резко обернулся – в вертящемся сибаритском кресле за его рабочим столом сидел Жак Деруа.

- Как?.. Впрочем, не важно. Зачем вы приперлись в нерабочее время?

- Важно, не важно... Я нашел Мими и вот, - на стол шлепнулась прозрачная пластиковая сумка, в которой виднелась голова, плавающая в розоватых разводах. Рядом осторожно лег голубенький пистолет, который Жак успел подобрать в дыму пожара – Анализируйте ее, док. Я выполнил первую часть задания.

- Что еще за «первую часть»?

- Ну вторая – это сдать вас вашим боссам, пока вы не сбежали с...
Ему в голову врезался метко запущенный кусок мыла. А через секунду он был сбит с ног и прижат к столешнице сильной рукой обнаженной девицы. Другой рукой она вытащила пистолет из его кобуры. Рука Жака зашарила по столу, ища голубой пистолет, но тот был мгновенно отброшен со стола на пол.
Мокрые серебристые волосы шлепнули по его щеке. Киборг поднял глаза на Мэтта.

- Убей его. Нет, только по тихому. Пистолет кинь мне. А потом иди снова туда.

- 1002-я, он тебя сотрет... – Прохрипел Жак, но на киборга это почти не повлияло. Лишь хватка на горле чуть ослабла.

- Розы пахнут фиалками! – выдавил полузадушенный сыщик. И замер. Девушка тоже замерла на мгновение, глаза ее знакомо расфокусировались. Но лишь на долю секунды.

- Нет. Не подходит. – тихо произнесла она.

- Что? О чем ты там с ним шепчешься? Души его! – крикнул Мэтт.

- Ну тогда... Да! Розы пахнут розами!

Взгляд киборга снова дрогнул. А затем...

Хлоп!  Рука, сжимающая горло, расслабилась, а затем и все ее тело сложилось  кучкой к ногам Жака.

Он растер ладонью покрасневшую шею.

- Вот так. Вероятно, у нас три минуты. Ну да ничего, я успею.

- Что это было?

- Это? Подарок от Мими. Так что...

Но Мэтт не стал вступать в дискуссию. Он подхватил свой саквояж и одним прыжком скрылся за ящиком. Послышался щелчок затвора.

- Мэтт, не дури! На тебе и так уже...

- Вот именно, французик... Вот именно. Что мне терять?

- Жизнь, например. Мы можем договориться. Я же не полицейский. Ты мне, я тебе.

- Не заговаривай мне зубы! – крикнул Мэтт из-за ящика. Несмотря на свое положение, Жак ухмыльнулся: «а что мне еще остается делать? Сколько там еще? Две минуты?.. Долго».

- Я серьезно. Мне плевать и на тебя, и на твоих боссов. Не такие уж и деньги. Но у тебя есть то, что нужно мне. Я забираю – ты свободен. Идет?

- Ну, допустим. – Мэтт встал и вышел из-за ящика. - И что же ты хочешь? Ее? Это, знаешь ли... А впрочем...

Он оглядел невооруженного противника, пистолет в своей руке.

- А впрочем... О чем это я? – и Жак увидел черное отверстие ствола, направленное точно ему в лицо. Потом рука чуть снизила прицел. Палец на спусковом крючке напрягся...

Жак улыбнулся.

- Да, это не легко – убивать самому. Особенно с непривычки.

- Вот и проверим, - тоном ученого, проводящего эксперимент, сказал Мэтт.

Щелк, щелк... и с паузой – еще раз щелк.
Мэтт, тело которого украшали три фестончика парализующих ампул, закатил глаза и рухнул на пол.

- Ну это чтобы наверняка. Привет, Жак!

Жак обернулся так  быстро, что чуть не свернул себе шею. Из-за стола поднялась та же самая обнаженная девушка, но она больше не пыталась убить его. Она смотрела на него, улыбаясь во весь рот.

- Мими? – только и выдавил из себя Жак. – Но как? Впрочем, нет, вру. Я чего-то такого и ожидал, но все равно... Как?!

- Потом. Я все объясню. Еще не все закончилось. Ты ведь еще не купил это тело.

- Ну, не знаю. У меня договор с шефом, что я могу тело копии забрать, с прошивкой секретаря, бухгалтера, «да хоть гейши» - это его слова.

- Ну да. Это они тебе отдадут. Но та информация, что во мне, она во много раз дороже самого тела. Она уникальна. Ну или почти уникальна. – Мими погладила пластиковый мешок со своей прежней головой, затем подошла с зеркалу и с интересом начала разглядывать себя. Жак тоже взгляда не отводил. – Начинку бодигарда они тебе задаром не отдадут.

- И что делать?

- Я скажу. Но сначала свяжи его.

Жак осмотрел комнату. Взгляд нашел рулончик почтового скотча. Он быстро обмотал им руки пленника. Чем бы оборвать ленту? Ухмыляясь, он вытащил из кармана брюк старинную бритву.

«Ну вот, ты и пригодилась в бою. Как всегда. Незаменимая вещь»
Усадив мешок по имени «Мэтт» на стул, он крепко примотал его ноги к ножкам, а затем заклеил рот. Раскрыл сумку.

- О боже! Вот сколько стоит... Ну что, ж, это аргумент.

Мими внимательно смотрела на него, а затем вышла в соседнюю лабораторию.
Когда Жак вошел, она закрыла дверь.

- Иди сюда. И слушай. Сейчас ты меня сотрешь. Почти. А потом сдашь работу. Получишь то, что тебе дадут. Советую, выбери гейшу. С работой секретаря или бухгалтера я и так справлюсь. Впрочем, смотри сам. Ну а что делать потом, ты мальчик умный, и сам догадаешься. Ты найдешь нужные слова.

В его кармане тренькнул телефон.

- Это я подстраховалась на случай, если какой-нибудь параноик почистит меня еще раз и сотрет закладку. Если что, просто перешли сообщение, там есть адрес. Я потом тебе все расскажу. Все-все.

- Слушай, а ведь тут наверняка есть камеры наблюдения.

- Мэтт их блокировал – ведь он и сам тут занимался грязными делишками. Я поставила таймер, камеры заработают в штатном режиме через два часа. Как раз хватит, чтобы стереть меня, помыть в душе – он автоматический, справишься – и поместить вон в тот бокс. И уйти. Не забудь забрать мою голову. Ту голову, что на столе, не перепутай.

- Не волнуйся, малышка-машинка, я все сделаю, как надо. Даю слово.

- Я и не волнуюсь. Я же киборг.

Мими легла на ложемент, по контрольному экрану побежали столбцы команд.

- Нажми вот эту кнопку. Так, всё готово... Подожди! – Мими села, обхватила шею Жака рукой и прильнула к нему губами в каком-то неумелом поцелуе. – Да. Привыкну. Теперь жми!


2014 г.


Рецензии
Нормально, понравилось. Только не понятно зачем было тратить столько времени. Для соответствующей публики Голивуд и наши телемастера нашлепали уже кучу подобных произведений, там вообще без букв, одни картинки. Но это так, не мое дело.
 Немного коробят такие перлы, как "Модель F60S16BG7-1001, спать! – четким голосом произнес мужчина." Тоже попробовал повторить, ушло четверть минуты. Такое мнение, что за это время даже черепаха бы смылась, (если она, конечно, сама не планировала вздремнуть).
 А так все хорошо. Встретил одну мелкую очепятку, но в пылу чтения не запомнил где. За розовые трусики спасибо отдельное. Успехов.

Андрей Батурин   03.03.2018 17:29     Заявить о нарушении
Не понял, про какое потраченное время вы говорите, но все равно, спасибо за отзыв.
Мы тратим время, проживая свою жизнь - тоже спросите, зачем?..

Сергей Захарченко   05.03.2018 11:15   Заявить о нарушении
Насчет F60S16BG7-1001.
Все-таки эта команда должна была отключить киборга-телохранителя.
Поэтому, технику пришлось называть такой сложный "пароль",
да еще и четким голосом. Это покоробило не только вас, но
и тех, кто это слышал. И всё равно не сработало. :)

Сергей Захарченко   10.03.2018 14:57   Заявить о нарушении
Хочу извиниться за бестактность про время. Получилось обидно, хотя я ничего плохого ввиду не имел. Просто хотел сказать, что в этой области трудно конкурировать с теле и кинематографом, а это время можно было бы потратить на жанры в которых вы несомненно сильны и запросто можете их уделать.(Имеются ввиду ваши веселые рассказы про зомби). 
А про "Модель F60S16BG7-1001, спать! – четким голосом произнес мужчина." дело Ваше, но мне кажется, что если уж без этой громоздкой фразы никак нельзя, то нужно произносить не четким голосом, а нараспев как колыбельную. Тогда шансов усыпить ей кого-нибудь гораздо больше... Шутка.

Андрей Батурин   25.05.2018 22:45   Заявить о нарушении
:) ха-ха-ха
(хахаха я добавил, так как система не принимает слишком коротких сообщений)

Сергей Захарченко   26.05.2018 22:30   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.