Лабиринты, глава 3

ГЛАВА 3.

2014 год. Россия, Москва.

           Кротов Сергей Анатольевич вышел из своей дорогой недавно купленной иномарки, нежно закрыл дверцу и, несмотря на свои внушительные габариты, легко двинулся ко входу в здание, украшенному красивым гербом с причудливой птицей. Дверь плавно качнулась, и так же плавно закрылась за проникшим внутрь Сергеем Анатольевичем.

          Он деловито закивал в знак приветствия десяткам сослуживцев, бегущим на свои утренние совещания, натянуто улыбнулся строгой секретарше и нырнул в свой кабинет. Кабинет встретил хозяина сосредоточенной рабочей тишиной. Деревянные добротные панели тут же обступили Сергея Анатольевича, стоило ему разместить свою фигуру за столом – массивным дубовым сооружением, занимавшим добрую треть кабинета.
          Сергей Анатольевич поерзал в кресле, устраивая свое тело поудобнее, промокнул платком наметившуюся лысину, почесал снова задергавшееся веко и посадил на нос тонюсенькие очки в почти невидимой золотой оправе. В завершение этого странного ритуала он издал отчаянный вздох, больше похожий на вопль смертельно раненого лося, и положил перед собой дорогой кожаный портфель с документами.
          Но сосредоточиться на делах ему не дал деликатный, но достаточно громкий, чтобы его можно было проигнорировать, стук в дверь. Затем дверь приотворилась, и в проеме показалась серьезное лицо секретарши.
 - Пришел Завральский. Говорит, что открылись новые обстоятельства дела…
          Сергей Анатольевич не дал ей договорить:
 - Зови! Зови! – замахал он нетерпеливо руками и начал протискиваться из-за стола. Его массивная шаровидная фигура, в округлости которой Сергей Анатольевич разумно винил нервы и сбившийся гормональный фон, оттеснила кресло.
          Дверь снова отворилась, и в кабинет вошел высокий седовласый мужчина в дорогом с иголочки костюме и кипой бумаг под мышкой. Мужчины молча пожали друг другу руки, после чего Сергей Анатольевич небрежно махнул рукой в сторону свободного кресла и сам вернулся на свое место.
 - Андрюша, говори! – потребовал Кротов  и зафиксировал взгляд своих небольших пронзительных глаз на собеседнике. Тот начал без предисловий.
 - Мои агенты выяснили, каким образом был взломан компьютер с документами. Некто запустил в компьютер файл с прикрепленным вирусом – разновидность трояна. Вирус не распознала защита компьютера, потому что эти шпионские программы в скрытом режиме не заметны антивирусным программам и не фиксируются брандмауэром, - Завральский говорил негромко, четко, быстро, словно читал по бумаге.  Кротов внимательно слушал, хотя плохо представлял себе сложный компьютерный механизм.  – Зараженный файл мог быть прикреплен к любому документу и отправлен по почте. Вирус проникает в систему при скачивании или простом открытии файла, и начинает копировать все документы с компьютера-цели по очереди. Скопированные документы он фиксирует в определенном месте в сети, где его может найти заказчик, который знает, где искать. То есть документы пропали не случайно, кто-то нанял настоящего профессионала, чтобы до них добраться.
          Завральский замолчал, чтобы дать Кротову время переварить информацию. Сергей Анатольевич обмяк в кресле и интенсивно зажевал губами, что указывало на крайнюю степень сосредоточенности мысли.
          Ситуация складывалась, мягко говоря, не очень. Несколько месяцев назад произошло нечто, что заставило все спец-группы СУ ФСБ по особо важным делам активизировать свои реальные и потенциальные силы: пропали (точнее, были скопированы) очень важные документы с исследованиями ведущих ученых в области ядерной физики. Несмотря на всю нелепость и кажущуюся невозможность ситуации, факт оставался фактом: исследования, связанные непосредственно с обеспечением национальной безопасности (да и более-менее прочного равновесия в мире, обусловленного разумным распределением сил) оказались под угрозой! Дело нельзя было придать огласке – это повлекло бы за собой массовую панику, но было необходимо установить, кому и зачем понадобились эти файлы.
          Удивляло и то, как терпеливо вор выжидал удачного момента: файлы были скопированы с домашнего компьютера ученого. Забирать информацию и выносить ее из института, где проводились исследования, естественно, было запрещено. То, что оказалось в домашнем компьютере, было лишь малой толикой наработанного материала. Но и это, с другой стороны, настораживало: значит, укравший хорошо разбирается в подобных вопросах сам и сможет при желании восстановить недостающее. Факт пропажи обнаружился случайно: хозяин компьютера заметил, что с документа была сделана копия, но при этом точно помнил, что он никаких копий не делал. Подозревая утечку информации, он обратился к сотрудникам, отвечающим за безопасность компьютеров в институте. Они заподозрили вирус, тут же предупредили ФСБ.
          Завральский потер руками веки и продолжил:
 - Специалисты прикинули, каким образом можно выйти на компьютер, с которого был отправлен вирус. Не хочу утомлять Вас сейчас бессмысленными подробностями, но процесс трудоемкий. И не любому взломщику по силам. Здесь нужен настоящий хакер. А это уже целая отдельная культура. У них своя философия. Хакер – это своего рода гений, который занимается не пресловутым взломом (это обычные кракеры), а решением сложных задач. У нас нет таких людей – мы приравниваем хакеров к взломщикам и всячески защищаемся от контактов с ними.
          Лицо Кротова стало еще грустнее.
 - Что же делать, Андрюша? – тихо спросил он. – Может, если какие-нибудь внештатники, - с едва заметной надеждой в голосе спросил он.
          Собеседник помолчал, потом ответил:
 - Я уже думал об этом. Конечно, хакеров у нас на примете нет, но есть один человек, который может найти на них выход. Он сейчас живет в Вене, несколько лет назад он участвовал в одном нашумевшем деле – помог выйти на торговца детьми.
 - А, это «дело о детях-рабах»? Там фигурировал какой-то журналист.
 - Да. Журналист этот неслабо насолил их мафии, и ему пришлось даже уехать из страны и поменять имя, чтобы обезопасить своих родных и себя самого.
 - А как он может нам помочь?
 - Я не держу его за внештатника, чтобы лишний раз не подвергать его опасности обнаружения, но он выполняет для нас кое-какую работу. Он неплохо разбирается в компьютерах, раздобыть информацию или отследить компьютер по сигналу или IP-адресу для него не проблема. Но самое главное, у него есть нужные связи.
 - Но он же в Вене, а мы в России. Как он сможет заняться этим?
 - Через интернет. Поскольку утечка информации была через сеть, он сможет подключиться к расследованию. Ему доставят компьютер со всеми данными. Если необходимо, он приедет сам – всегда можно придумать, под каким предлогом вызвать эмигрировавшего гражданина на первую родину. Да и может этого не понадобится.
          Кротов посмотрел на Завральского долгим испытующим взглядом. Этому человеку, который уже восемь лет руководил спецгруппой по решению вопросов особой государственной важности, можно было верить.


Рецензии