Гусева Детский дом Липочка

Марина Гусева.

Родилась в деревне Ливлево Белозерского района Вологодской области,
закончила пединститут. Живет в поселке Кадуй  Вологодской области. Девять лет работала  председателем литературного объединения «Семизерье» при районной библиотеке.
В разное время печаталась со  стихами  и прозой  в периодических изданиях:
в районной газете «Наше время» и кадуйском альманахе «Семизерье»;
в череповецком журнале «Окраина»; в вологодских изданиях «Красный север», «Вологжане улыбаются»,  «Мезон», «Автограф», «Свеча», «Нахаленок», «ЛАД», «Чудь»: в С – Петербургском сборнике   «Ижорские берега»; во  всероссийский журнал «Веселые  картинки»; в журнале (Израиль) «Малыши и малышки», в сборнике (Украина) «Ах, если бы»,  выступала на районном и областном радио.
Вышедшие книги: сборник прозы «Несостоявшийся рассказ», сборник стихов «Бабье лето», стихи детям:  «Котик – обормотик», «Загадки».
С 1993 года является членом Кадуйского  литературно – художественного объединения «Семизерье».
С 2007 года - членом СРП.
С 2011года -  членом редколлегии     литературного портала    «BRAYLLAND» (интернет – издание международного творческого объединения детских авторов).








Глава из книги « Стражи времен»
 Детский дом
 
Сколько бы нас не собралось - Совету всегда мало.
Лика окинула взглядом комнату. Ответила кивком на приветствия.
Пришел даже Замшелый. Давненько не появлялся.  Она встретилась глазами с рассеянным взглядом маленького лысеющего толстяка, по кличке Замшелый, и улыбнулась. Его простодушие и суетливость могли обмануть кого угодно, но в Совете его уважали, а стражи, ходившие с ним на зачистки, откровенно обожали. Лику он дважды вывел с той стороны. Такой безошибочной интуицией и молниеносной реакцией, как у Замшелого, наделен только один страж – Координатор.
Сегодня Лика уходит в паре с новенькой - высокой изящной блондинкой Диной, обладательницей огромных зеленоватых глаз. Колоритная девушка.
Старшей назначили Лику. Она получила пакеты с защитным полем, сокращенно ЗП, перепроверила комплектацию их маленькой группы.
На выходе Лика почувствовала осторожный предупреждающий импульс, она оглянулась. Замшелый и его напарник Шустрик смотрели в след уходящим девушкам. Замшелый тряхнул головой, улыбнулся и помахал девушке рукой. Счастливого пути!
                2
Провинциальный городок встретил дождем и порывистым ветром.
Дина поежилась и чихнула:
-Ну и погодка.
-Да уж.
Отозвалась Лика, рассеяно окинула взглядом привокзальную площадь, на краю которой сбились в кучу несколько коз. Животные уныло провожали взглядом редких прохожих.
Девушек поселили в деревянном старом доме. В комнате было чисто, протопленная печь попыхивала жаром. Домашний уют расслаблял. Дина с наслаждением растянулась на кровати. Тикали ходики, за печкой пел сверчок.
Лику кольнуло беспокойство. Оно возникло из ничего, а не нарастало постепенно, складываясь из мелочей (как обычно с ней бывало), кольнуло, и растворилось в тишине комнаты.
Детский дом оказался современной кирпичной постройкой из трех зданий, соединенных общим переходом. Инспекторов по охране и защите детей, так представились Лика и Дина, встретили у порога, повели в столовую. Вокруг девушек суетились. Персонал был предупредителен и улыбчив.
Дина ела с наслаждением. Лика к еде не притронулась, односложно отвечала на вопросы сидящего рядом директора. Он жаловался на скудное финансирование, формальность, перечислял накопившиеся проблемы. Девушке стало душно. Голоса отдалились, смех замер. Машинально она проводила взглядом куриный окорочок, подхваченный длинными ухоженными пальцами. Динины зубы блеснули и сжались на куске мяса.
Видение затянуло Лику в сгустившийся полумрак. Она лежала одна на холодном кафельном полу, не в силах пошевелиться. В нос ударило зловоние и затхлый сырой воздух. Тишину разорвал скрежет и цоканье когтей.
Неясная фигура выступила из тумана и неторопливо приблизилась к ней.
Это была собака. Глаза ее жадно горели, из пасти капала слюна. Не сводя глаз с жертвы, собака присела, готовясь к прыжку. Мгновение и она прыгнула. Но что-то вмешалось в происходящее. Мир замер, как на остановившемся кадре. Собака повисла в воздухе. Девушку подхватил порыв и всосал в воронку Времен. Осторожное прикосновение руки вернуло девушку в реальность.
- Вам нехорошо?- настаивал мужской голос.
Запахи отдалились, исчез звон в ушах, но появился запоздалый страх.
Как она могла быть такой беспечной? Как случилось, что ее заманили в ловушку и, если бы не это прикосновение руки, она потеряла бы реальность. Ее втянули, а она даже не попыталась сопротивляться. Лика взглянула на спасителя. Усталый взгляд близоруких глаз директора выражал беспокойство. Влажные ладони, в которых он держал руку девушки, подрагивали. Лика осторожно высвободила ладонь:
- Не беспокойтесь, все уже прошло. У вас здесь очень душно.
И хотя голос ее прозвучал неуверенно, улыбка получилась искренней.
Директор почувствовал себя неловко.     За ними наблюдали.
                3
            Стемнело. Ночь неуклонно вступила в законные права.
В кабинете горела настольная лампа, освещая ворох бумаг на письменном столе. Дина время от времени протягивала руку и брала то одно, то другое личное дело. Пролистывала и возвращала на место. Ее острый взгляд из-под пушистых ресниц следил за напарницей. Директор, с трудом подавляя волнение, четко и детально излагал суть проблемы. Лика рассеянно слушала характеристики сбежавших детдомовцев, машинально запоминала детали. Дети убегали и раньше,  но в последние пол года это стало эпидемией. Хуже всего было то, что ни одного из них так и не удалось найти и вернуть. Они исчезли.
Лика снова попыталась связаться с Советом. Никто не ответил. Каналы связи были закрыты. С приближением ночи что-то неумолимо надвигалось.
Лика вышла на общий канал. Эфир был пуст.
Сердце сжалось и затрепетало.
                4
Расположение шестой детской группы насторожило.
Большие зарешеченные окна выходили на заросший бурьяном и крапивой пустырь, за ним чернел лес.
-Почему не привели в порядок прилегающую к зданию территорию?- спросила у директора Лика.
-Мы пытались,- директор отвел глаза – но руки, знаете ли, не доходят. Да-с.
Извините, я на минутку.
Директор торопливо отошел к воспитателю, полной апатичной женщине средних лет. Лика проводила его задумчивым взглядом.
Что здесь происходит? Кто-то осторожно коснулся ее руки. Невысокий худенький подросток жестами позвал ее за собой. Лика кивнула ему, давая понять, что поняла и, немного помедлив, ни кем не замеченная, вышла в коридор.
Дина осталась у окна. Ее потемневшие глаза что-то искали за пустырем. В коридоре тускло горела лампочка. Мальчик заглянул в глаза Лики:
-Вы только не говорите, что я вам это сказал.
-Я тебя не выдам. Даю слово.
-На пустырь никто не идет, там страшно. Дядя Коля, а потом и дядя Паша туда ушли и назад не пришли. Они больше вообще не пришли. Мы туда тоже не ходим. И у окон спать боимся. Игорь спал у окна. Утром встали, его нигде нет. Мы искали, но не нашли. Так страшно! Тетенька, заберите меня отсюда!
-Ну-ну, успокойся. Как тебя зовут?
-Сережа Денисов.
- Хорошо, Сережа. Мы с тобой давай так договоримся. Я сегодня останусь с вами ночевать. А завтра мы все отсюда уедем. Договорились?
-Договорились. Вы нас всех заберете?
-Всех. Но пока про это молчи. Обещаешь?
-Обещаю!
-Вот и договорились. А теперь возвращайся в группу. Я сейчас приду.
Лика осталась одна. Она сосредоточилась и послала сильнейший импульс в центр связи. Ответа не последовало.
                5
-Лика, это блажь! Кто нам позволит остаться здесь на ночь. Завтра придем и все решим. Как говорится: утро вечера мудренее.
Дина подхватила сумочку и направилась к двери.
-Дина! Подожди! Мы не отдыхать приехали!
-Я - отдыхать.
Хлопнула дверь.
-Да, что это такое! Это нарушает все инструкции. Дина!
Лика метнулась за напарницей. Сбежала по лестнице, миновала длинный переход.
-Дина!
Ее голос гулко прозвучал в тишине уснувшего детского дома.
-Кто это шумит? Чего раскричалась?
Из полумрака выступила невысокая фигура. Лика вгляделась в приближающийся мужской силуэт:
- Кто вы?
-Сторож я. А ты, поди, нянька?
-Да.
-Ну и чего расшумелась? Подруга твоя уже давно пробежала, не догонишь. А ты иди к детям, не забывай, что на работе.
-Да, конечно. Извините. Спокойной ночи.
-Спокойной ночи. Уснешь с вами. Бегают тут. Шумят.
                6
Трудно было понять, сколько времени до рассвета. Свет в спальне включить, чтобы посмотреть на часы, Лика не решилась, боясь потревожить спящих детей. Впрочем, спали не все. Она слышала, то справа, то слева осторожное шуршание и вздохи. Время от времени Лика выглядывала в окно. Ночь была лунная и удивительно тихая. Ни шороха. Ни звука. Ни легкого дуновения ветерка. В какое-то мгновение ей показалось, что луна, пустырь и лес не настоящие, а кем-то нарисованы на холсте с удивительной достоверностью. Природа замерла. Или умерла? Что-то нарастало и крепло в сердцевине черного леса. Лика напряженно ждала. Может статься, ее просто пугают, пытаются вывести из равновесия. Всем известно, что нежить не нападает в присутствии стража. Лика тщетно гнала от себя страх, он пронизывал ее холодом, мешал сосредоточиться. Она сделала все, как ее учили – дети и персонал под охраной защитного поля. Оно не проницаемо для нежити, его может отключить только страж. Лика поежилась, как неуютно. Как там Дина?
Нужно только пережить ночь. Утром она уведет от сюда людей. Доложит в Совет. Все будет хорошо.
Боковым зрением Лика уловила какое-то движение. К ней метнулось что-то темное. Уклонившись, девушка быстро повернула выключатель. Свет залил комнату и испуганные лица разбуженных шумом детей.
Одновременно послышался звон разбитого стекла. Через окна заклубился вязкий туман. Как это возможно! Кто отключил защитное поле?
На кровати у окна сидела огромная белая собака. Она смотрела на Лику темными глазами без зрачков. «Промедление смерти подобно», - вспомнила девушка слова Замшелого, инструктировавшего ее на случай непредвиденных обстоятельств, и похолодела от нахлынувшего страха - подобно ее смерти и смерти вверенных ей детей.
-Все ко мне!- закричала Лика. Дрожащие фигурки столпились вокруг, многие плакали. Глухое жужжание подтвердило включение индивидуального поля.
-Это всего лишь собака,- постаралась успокоить детей Лика:- Нам она зла не причинит. Мы ее прогоним. Возьмитесь за руки и сядьте ближе ко мне. Все сядьте на пол.
- Смотрите, она ушла! Ушла!- закричала какая-то девочка, показывая пальчиком в сторону, где сидело чудовище.
Собаки на кровати не было.
-Лика, помоги!
Голос Дины доносился из туалетной комнаты.

-Дина? О, нет! Ради всего святого, что ты там делаешь, Дина?
-Лика! Помо...
Голос захлебнулся, послышался храп. На раздумье не было времени, Дина просила о помощи.
-Дети, сидите тихо! Я сейчас вернусь. Ничего не бойтесь! Сережа Денисов ты остаешься за главного.
Лика выскользнула из-под защитного поля. Ощупью, прокладывая себе путь, она двинулась на голос, стараясь не думать о том, насколько она теперь уязвима.
Кошмар стал явью. Огромная собака взглядом парализовала волю Лики.
Не в силах пошевелится, она лежала на кафельном полу. Жизнь покидала ее тело. Собака приготовилась к прыжку. Это конец. Хорошо хоть детям ничего не угрожает, поле выдержит любую атаку.
-Прости, Дина, я не успела. Если бы с нами был Замшелый, все было бы иначе. Замшелый, где ты?
Собака прыгнула с глухим рыком. Лика закрыла глаза. Послышался глухой удар и рычание. Лика с трудом подняла голову. Собака билось в агонии.
Рядом стоял маленький толстый человек. Он повернулся к Лике:
-Ну, что же ты, девочка, так долго молчала? Все геройствуешь? Как ты решилась уйти из-под защиты поля? Жертвенная овечка!
-Замшелый, миленький.
Туман рассеялся. Замшелый поднял Лику на руки.
-Там дети...
-Я знаю, девочка. О них не беспокойся.
-Дина... я не смогла ей помочь.
Лика оглянулась назад.
-Не смотри!- крикнул Замшелый.
Предостережение запоздало. Лика увидела на полу обнаженное тело Дианы, обросшее белыми клочками шерсти. Она была мертва.
Собаки нигде не было. Девушку затошнило от пронзившей ее догадки.
Она отвела глаза и заплакала:
-Замшелый, как я рада тебя видеть.
-А как я-то рад, глупенькая. Ну-ну, не надо, все позади.
                7.
-Ты бы его видела! Ворвался к Координатору, потребовал немедленного реагирования. Метал и гремел! К кому другому, может, и не прислушались бы. Но к самому Замшелому, да с его знаменитой интуицией. Подлить?

Шустрик ловко наполнил чашку Лики травяным чаем.
После возвращения девушку поместили в изолятор единовременного пополнения сил. Она все еще была слаба, но врачи не сомневались в возможностях молодого организма. И только душевное состояние Лики вызывало некоторое опасение. К ней разрешили посещения. Теперь с утра до вечера в палате было людно.
Заглянул и Шустрик:
-Выглядишь ты неважнецки. Но ничего, наши врачи знают свое дело. Они тебя в миг на ноги поставят. Ты лопай, отдыхай и не о чем не беспокойся.
-Шустрик, как могло случиться, что Дина стала обращенной? Она такая молодая и красивая. Почему это произошло?
Страж бросил на Лику пронзительный взгляд:
-Ты уверенна, что нужно говорить об этом?
-Да. Я хочу знать.
- Видишь - ли, Совет еще толком не разобрался. Кажется, обращение было завершено прежде, чем ее утвердили на зачистки. Теперь перепроверяют ее данные и ломают головы над тем, как ей удалось при вступлении обойти ловушки. Да, похоже, мы были беспечны. Это надо же допустить нежить в Стражи! Замшелый, когда увидел ее, что-то почувствовал, но забеспокоился позже. Это он пытался предостеречь тебя.
- Да. Но я тогда не поняла от чего.
-Он и сам толком не мог объяснить. Ничего определенного, только беспокойство за тебя. Что именно его насторожило, он понял позже.
Когда вы уходили, Дина взяла ЗП прежде, чем ты, как старшая, подошла к сумке. Голову даю на отсечение, у нее уже тогда был готов план. А так как ты не в чем ее не подозревала, она, не опасаясь, смогла выставить таймер отключения поля.
- Она отключила поле?
- Да. И заблокировала связь. И позвала нежить.
-Как - же я сразу не поняла? Ведь я почувствовала, что что-то пошло не так.
Но, чтобы связать это с Диной. Как я глупа.
- Не вини себя. Даже Координатор ничего не заподозрил.
А его, бывалого воробья, на мякине не проведешь.
Замшелый, когда связаться с тобой не смог, всех поднял на ноги. Никто тогда и не предполагал, насколько это было серьезно.
Ну и ты тоже хороша!
-Да уж.
Лика покраснела и опустила голову.
-Нет, я не о том. То, что ты бросилась сломя голову спасать Дину, конечно грубое нарушение инструкции, но не преступление. Да и какой страж пойдет на зачистку, не будучи уверен, что напарник сделает все возможное и невозможное, чтобы вытащить его!- запротестовал Шустрик: - Да, если хочешь знать, я бы тоже поступил также и Замшелый, и другие тоже. Это как не писаный закон. Но я не об этом. Замшелый, когда понял, что у вас что-то не ладно, приказал эфир прослушивать на всех волнах. Вот тогда и засекли твой индивидуальный импульс, отправленный ему. Слабенький такой, но нашим ассам было достаточно, чтобы определить временной пласт. Ну, а остальное ты знаешь. Высадились, зачистили, никто не пострадал. Почти.
Так что получается, если бы не ты, все могло быть значительно печальней.
Ты теперь у всех на слуху. Стажеры тобой восхищаются.
В палату вошла сиделка:
-Ликочка, подошло время приема лекарств.
Шустрик засуетился:
-Поправляйся, девочка. Я еще забегу.
Он галантно раскланялся, шаркнул ногой и, сунув руки в карманы
мешковатых клетчатых штанов, направился было к двери, но остановился и вернулся, что-то сжимая в руке:
-На вот. Это тебе от твоего поклонника Сережи Денисова. Он просил тебя быстрей поправляться. Вот этот фрукт передал и даже проверил его на червивость.
Шустрик развернул пакет и протянул Лике надкушенное красное яблоко.
Она взяла его, поднесла к губам, но не откусила, а порывисто прижала к груди и заплакала.
-Вот и ладненько! Вот ты и выздоравливаешь. Поплачь, девочка, не стесняйся.
Лика улыбнулась сквозь  слезы:
-Спасибо. Знаешь, Шустрик, это яблоко мне дороже всего.

-Знаю, девочка, знаю. Ты кушай его – это целительное яблочко.





















Липочка
         Идет второй час полета. Монотонно гудят двигатели. В салоне самолета душно. Алексей вжался в спинку кресла в безуспешной попытке побороть быстро нарастающую боль. Он приоткрыл свинцовые веки, осторожно пошевелился, пытаясь придать телу более удобное положение.
-         Что? – встрепенулась Регина. – Опять?
Алексей взглянул на расстроенную девушку и изобразил улыбку, которая была настолько вымученной, что не успокоила, а еще больше встревожила его спутницу. Он проглотил очередную таблетку. В голове гигантский колокол, раскачиваемый болью, гудел на высокой ноте. Минут через десять приступ пройдет, а пока нужно отвлечься.
Алексей подумал о предстоящей экспедиции, о предстоящем одиночестве, о предстоящих ... Когда боль, наконец, отступила, он провалился в спасительный сон.
Регина с нежностью поглядывала на уснувшего Алексея. Зная что его болезнь обостряется весной и осенью, она подсказала ему идею экспедиции, надеясь, что смена обстановки и лесной воздух будут благоприятны для него. Она пожертвовала бы многим, да что там многим – всем, только бы Алексей поправился ...
На базу прибыли к обеду. Алексей настоял, чтобы вездеход немедленно доставил его к озеру. В то время, как основная группа проведет геологическую разведку на равнине, он займется изучением небольшого лесного водоема в восьмидесяти километрах от базы.
Алексей почувствовал облегчение, когда вездеход, сердито урча и вставая на дыбы, преодолел бугор и скрылся из вида. Проглотив очередную пилюлю, он постоял, прислонясь к серой стене избы, и, пересилив боль, принялся разбирать ящики с оборудованием.
К концу месяца Алексей почувствовал себя лучше. Редкие приступы не мешали работе, а одиночество компенсировалось общением с природой. Исследуя правый берег озера, он наткнулся на небольшой грот. Почва здесь была илистой, в воздухе висел сильный запах плесени.
Изучая образец, Алексей с удивлением обнаружил частицы отмершей микрофауны, неподдающейся классификации. Он был так захвачен этим открытием, что прозевал начало приступа и вынужден был отложить работу, а образец поместил в стеклянный сосуд, именуемый аквариумом.
Утро следующего дня выдалось ветреное и холодное. Растапливая печь, Алексей прислушивался то к нарастающей, то затихающей боли. Приступы теперь были короткими и не настолько мучительными, как до приезда сюда. Горный воздух явно пошел ему на пользу.
- Черта с два свалишь, - упрямо бормотал он и, чтобы доказать себе и своему недугу кто хозяин тела, сел за стол с твердой решимостью поработать. Пришла пора привести в порядок записи, систематизировать и пронумеровать образцы. Боковым зрением он уловил шевеление в аквариуме. Там двигалось небольшое насекомое.
         «Паук, - решил Алексей. - Наверное, занес с образцом. Почва оттаяла, он и проснулся».
Но, внимательно рассмотрев предполагаемого паука, он засомневался. Небольшое круглое тело скорее походило на комок слизи темно-коричневого цвета с множеством отростков по бокам. Странное существо медленно планировало, едва касаясь поверхности. Это зрелище так захватило внимание Алексея, что он не заметил, когда прошла боль.
         На протяжении двух последующих недель существо вело себя до скучного однообразно. «Паук» не рос, хотя поедал немало ила, который Алексей приносил ему из грота, много спал и не склонен был к движению. При прикосновении сжимался в слизистый шар. Впрочем, трогать лишний раз «паука» не хотелось, вид у него был отталкивающий, а отвратительный запах вынудил Алексея как можно реже поднимать крышку аквариума.
         Вскоре погода установилась, и он возобновил прерванную из-за дождей работу. Особенно его интересовали гроты на правом берегу озера, исследование которых дало много любопытного. Как-то он набрел на пещеру со сталактитами и, обходя ее, забыл о времени. Домой вернулся поздно, едва держась на ногах от усталости. Прошел по сумрачным сеням, тяжело ступая. С усилием потянул на себя скрипучую дверь. С единственным желанием отдохнуть, Алексей перевалился через порог в избу. Шагнул в комнату и замер.
         Аквариум был разбит. Его мелкие куски разлетелись по комнате. Из-под стола выползло Нечто, напоминающее краба.
         Если зрение ему не изменяет, подумал Алексей, то это его «паучок», но увеличенный в размерах раз в пятьдесят! Его «паучок»?.. Но живому существу, каким бы оно не было, вырасти за двенадцать часов до таких размеров невозможно. Тогда это галлюцинация, или плод его воображения. Ведь сходят же люди с ума от одиночества...
         Пока пораженный Алексей пытался разобраться в происходящем, существо приближалось к нему, распространяя запах плесени.
         Нет, это не бред, он здоров. А существо так же реально, как и он сам. И провалиться ему на месте, если это не его «паучок»! Круглое, все покрытое слизью тело, множество отростков по бокам, два из которых длиннее остальных и расположены ближе к спине, были угрожающе подняты и напоминали клешни рака.
         Алексей испугался. Он почувствовал, что Нечто, не имеющее биологического названия, смотрит на него. Изучает! Смотрит?.. Но у существа нет глаз. Алексей попятился. Оно прыгнуло и шмякнулось, забрызгав лицо слизью, на его голову.
         Алексей отчаянно сопротивлялся. Пытался сбросить с головы атаковавшую его мерзость. Что-то шершавое проползло за уши. И все исчезло ... Нет, Алексей ни на мгновение не терял сознание, он просто устало опустился на скамью. Исчезло желание сопротивляться. Исчезло чувство омерзения. Исчез страх ...
         Это Нечто на его голове разве не так же естественно, как шляпа или другой головной убор, подумал Алексей. Он поднялся и медленно пошел к столу. Ничего не произошло. Он мог заниматься своими делами.
         Нечто, что получило название Прилипало, не мешало ему. Правда, легкое раздражение вызывало то, что голова была слегка сдавлена, покрыта слизью и имела неприятный запах . Отучить Прилипалу от привычки использовать его голову, как насест, оказалось непросто.
         Алексей обследовал крабообразного и отметил, что оно больше походило на гриб с отростками, напоминающими дождевых червей. Глаза отсутствовали. В радиусе метра от Прилипалы распространялось вибрирующее тепло, именно оно приподнимало существо над полом и служило средством передвижения.
         Со временем они привыкли друг к другу. Прилипало освоился и все реже пользовался головой Алексея. Наблюдая за ним, Алексей убеждался в его дружелюбии и в какой-то болезненной преданности. Он и сам рядом с этим существом почувствовал себя значительней.
         Длинными осенними вечерами Алексей разговаривал с Прилипалой. Странные это были беседы. Алексей садился на скамью, а в метре от него зависал, втянув в себя отростки, Прилипало. Он оказался прекрасным собеседником, внимательным и чутким. В то время, как Алексей пересказывал события своей жизни, невольно осмысляя и переоценивая их заново, Прилипало выражал свое отношение к услышанному меняя окраску от розового до темно-коричневого. В такие минуты Алексей мог поклясться, что его питомец разумен.
         Алексей обследовал большинство гротов на правом берегу озера, отдавая работе в пещерах большую часть времени. Домой приходил поздно и моментально попадал под неусыпное внимание Прилипалы, трогательная забота которого не переставала удивлять. Перед сном Прилипало, повисая над его постелью, грел простыни. При появлении даже легкой боли, шлепался на голову Алексея и избавлял от приступа. Жаль только, что при этом все кругом оказывалось забрызгано бесцветным желе.
         Алексей ворчал, вытирая стол от слизи. Прилипало суетился рядом, всем своим видом показывая, что его это не касается. Не день и не два пришлось потратить на то, чтобы приучить его к аккуратности. Наконец, Прилипало перестал оставлять следы на столе и одежде, оставил в покое посуду и воду для питья, но ввел в свои обязанности сушку обуви.
         За этим занятием Алексей и застал однажды своего питомца. Он долго наблюдал за тем, как тот снует над сапогами и, не выдержав, рассмеялся:
-         Ладно, Липочка, оставь, девочка. Сами высохнут.
Новое имя прижилось.
Между тем время шло, и предстоящий отъезд не радовал Алексея. Не раз, лежа без сна, и, глядя в темноту, Алексей думал о дальнейшей судьбе Липочки. Он не мог взять ее с собой, но и расстаться с ней, он чувствовал это, будет нелегко ...
Головные боли почти прекратились. Он перестал раздражаться и ворчать. К нему вернулось состояние ранней молодости, когда душа полна надежд и замыслов.
В день отъезда Липочка легким дуновением разбудила Алексея рано утром. Все валилось из рук. Волнение передалось и Липочке. Она жалась к ногам Алексея. Наступил полдень, через час за ним приедут.
Алексей сел на собранный рюкзак и протянул руку:
-         Липочка, иди ко мне, детка.
Руку нежно обволокло теплом.
Он долго говорил, пытаясь убедить не столько Липочку, сколько себя в неизбежности разлуки.
Поверхность грибка заволновалась и потемнела. Алексей физически пережил чувства, переполняющие Липочку, от растерянности и нежелания верить, до смятения и боли. Только сейчас он до конца понял, насколько дорого ему стало это существо. Где-то в глубине души появилась гаденькая мысль, что он попал в зависимость и не сможет жить без грибка. Алексей гнал эту мысль, страшно злясь на себя.
-         Иди же, иди, - торопил он Липочку и плакал.
Наконец, она медленно, с усилием отталкиваясь, поплыла к озеру. Алексей перестал ощущать волны вибрирующего тепла, и сердце его тоскливо заныло. Он вскочил на ноги, еще метр-полтора и вода навсегда скроет от него грибок.
-         Я вернусь, Липочка, я обязательно вернусь!
Липочка замерла на мгновение и скрылась в зеленоватой воде озера. Алексей почувствовал себя совершенно опустошенным. Он опустился на серый камень, густо поросший мхом, и уронил голову на руки. Навалилась усталость. В затылке снова зашевелилась боль.
-         Прости меня, Липочка, я ... предал тебя. Предал дважды… Сначала, когда отослал тебя от себя… потом, когда пообещал, что вернусь…
Алексей говорил и говорил. Он не видел, как чья-то тень появилась справа от камня. Перед тем, как потерять сознание, ученый почувствовал сильный удар по голове.
Очнулся он от холода, покачиваясь, поднялся. Голова не болела, а тело наполнялось небывалым приливом сил.
Регина нашла Алексея на берегу.
Они уходили от озера, крепко держась за руки. Алексей не оглянулся и не увидел в тени серого камня бесформенный грибок, с безжизненно отвисшими отростками.


Рецензии
Два рассказа Гусевой я назвала бы не столько фантастическими, сколько мистическими. Да и мистики в них немного. Потому что автора волнуют проблемы не техногенного плана,а человеческого.Это плюс . А то что много загадок возникает при чтении - жто значит не прописано ка следует.Но для меня сюжет не маяк.В Детском доме например, героиня спаслась, а дети неизвестно, однако же для нее, главной героини важнее все же не ети. а то что бывшая напарница обращенная.В переводе на простой язык -предательница.И вот это предательство здесь заслоняет все остальные линии.И для с амой героини важно, предала она детей ил нет. Главная мысль второго рассказа - полюбить можно что угодно, даже слизь.Хотя герой-то может полюбил серую слизь не просто так - она его вылечила.И в обоих рассказах есть некоторая растерянность и беззащитность добра перед злом. Рассказы хорошие, допускающие разное истолкование. Хотя я лично избрала бы для романа озере несколько другой антураж.

Галина Щекина   01.11.2014 12:15     Заявить о нарушении
Галя, не первый год знакомы, не первый год читаешь то, что я пишу.Ну не торопись же при чтении. Хорошая моя, не торопись!

Марина Гусева   02.11.2014 22:46   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.