Волков. Типы писателей. Убей в себе графомана

Типы писателей.
Волков Олег.
Череповец, Вологодская область, Россия.

Введение.
Каждый автор уникален. У каждого свой стиль, своя манера и свой словарный запас, не говоря уже о собственных вкусах, предпочтениях и взглядах на жизнь. Однако, какой бы огромной не была армия современных писателей, их можно разделить по некоторым признакам.
Конечно, приведённое ниже деление весьма условное, не бывает как чистых текстовиков, так и динамиков. Каждый автор в той или иной степени, в той или иной пропорции, несёт в себе все без исключения признаки.
Но тогда сразу же возникает вполне резонный вопрос: а зачем нужно знать свой собственный тип? Ведь, читатель не будет разбираться кто перед ним: текстовик или сюжетник, динамик или статик. Некое значение ещё может иметь пол автора, но более опытные и продвинутые читатели обращают внимание на жанр книги, может быть серию, содержание и на качество произведения в целом.
Всё верно, спорить не буду. Но знать к какому типу вы относитесь необходимо в первую очередь вам же. Каждый тип имеет свои типовые достоинства и недостатки. Соответственно, можно, нужно и крайне необходимо развивать достоинства и, по возможности, избавляться от недостатков.
Текстовики и сюжетники.
Среди прочих работ по литературному творчеству мне ни разу не попадалось деление писателей на текстовиков и сюжетников. Однако, по моему мнению, это деление существует и, среди прочих, является приоритетным.
Главным достоинством писателей-текстовиков является хороший, качественный текст. Как правило, текстовики пишут ярко, образно, насыщенно. Только начинаешь читать, а перед глазами сразу же возникает лесная поляна, вечер и уставший герой возле жаркого костра, или космический корабль в глубинах космоса, да мало ли что ещё. К сожалению, главный недостаток текстовиков является логическим продолжением их главного достоинства.
Сколько раз бывало: смотрю на книгу ярко выраженного писателя-текстовика, вроде толстая. Но! Чтобы написать подробный синопсис вполне хватит одного листка. Главным недостатком писателей-текстовиков является сюжет. Очень часто он прост и прямолинеен. Но это ещё полбеды.
Самым главный недостатком, я бы даже сказал самым любимым недостатком, является большое количество ляпов, накладок, глупостей и прочих несуразиц. Причём речь идёт не о знаменитой прямоугольной корзине три на четыре метра Сергея Лукьяненко. Нет, как раз подобные ляпы устранить легко, главное их вовремя заметить. Наиболее серьёзные ляпы и накладки вшиты в ткань повествования. Приводить конкретные примеры не буду. Со временем напишу отдельную статью.
Если вы писатель-текстовик, то обращайте больше внимание на моделирование сюжета. В идеале, конечно же, написать подробный пошаговый план, но и коротенький синопсис позволит вам избежать многих досадных глупостей. По ходу повествования не хватайтесь за первое, что вам придёт в голову. Придумайте хотя три варианта развития событий и выберете из них лучший. Не заставляйте вашего героя делать то, что нужно вам. Пусть он действует так, как нужно ему, как подсказывает здравый смысл, а не ваш авторский произвол.
У авторов-сюжетников достоинства и проблемы с точностью наоборот.
Художественные тексты сюжетников не отличаются особой яркостью, насыщенностью. Нередко они эмоционально бедны. Зато сюжет….
Произведения сюжетников отличаются глубокой, тщательной проработкой. Чтобы откопать в них ляпы, глупости и прочие накладки нужно очень, очень постараться. Соответственно, сюжеты авторов-сюжетников отличаются большими размерами, глубиной и разнообразием затронутых тем. Писать синопсис по рукописи сюжетника сущий кошмар. За бортом остаётся добрая половина сюжетных линий, дополнений, особенностей.
Авторы-сюжетники часто затрагивают важные и серьёзные проблемы человечества, разбирают их по косточкам и предлагают собственные варианты решения. По этой причине сюжетников помнят дольше, у них больше шансов оказаться в плеяде классиков. Но!
Для многих начинающих писателей определение «сюжетник» часто звучит как приговор. По себе знаю. Очень, очень сложно начинающему писателю-сюжетники выдать художественный худо-бедно связанный текст. Соответственно и главным недостатком сюжетников является именно текст.
Если вы писатель-сюжетник то вам в первую очередь придётся долго и упорно трудиться над лёгкостью повествования, собственным стилем, повышением эмоциональности текста и его образности. Иначе говоря, учиться писать не инструкции, не пересушенные сценарии, а художественные тексты.
Описывать конкретные упражнения и рекомендации не буду. Для этого у меня написана отдельная статья «Как перевести образы в слова». Отдельно замечу, что при всём старании и упорстве вам вряд ли удастся достичь той лёгкости и того качества, которым обладают авторы-текстовики. Но пытаться нужно всё равно.
Статики и динамики.
Следующий признак, по которому можно разделить писателей, это динамизм произведений.
Да, в каждом без исключения произведении должно что-то происходить. Главный герой должен что-то делать, к чему-то стремиться, чего-то хотеть, чего-то избегать. Даже если он лежит на кровати, то всё равно о чём-то думает и уже в своих думах что-то делает, к чему-то стремится, чего-то хочет и чего-то не хочет. Однако, как ни странно, писателей можно разделить на динамиков и статиков.
С писателями-динамиками понятней всего. В их произведениях, словно в калейдоскопе, события стремительно сменяют друг друга. Главный герой не просто куда-то идёт, а бежит, летит, мчится на всех парах. Именно писателями-динамиками написаны самые лучше остросюжетные боевики, детективы и прочие книги в жанре которых присутствует определение «остросюжетный».
Как не сложно догадаться, именно возможность создавать динамичные сюжеты является самым главным достоинством писателей-динамиков. Однако именно динамики чаще всего забывают о заднем плане. Ни одно действие не происходит в вакууме, обязательно должен быть задний план, хотя бы краткое описание леса, где главный герой отбивается от разбойников; космического корабля, на котором главный герой громит вражескую эскадру; ну или грязного притона в порту, где главный герой выслеживает главного злодея.
За сумасшедшей скоростью повествования так же легко превратить персонажей в картонные подобия людей, которые только и умеют, что драться, убегать или догонять. В экстремальных ситуациях характеры людей проявляются ярче всего. А чтобы было что проявлять, не помешает прежде получше смоделировать главного героя, да и прочих персонажей.
С писателями-статиками ситуация гораздо сложней и печальней. Да, в их произведениях то же что-то происходит, главный герой тоже что-то делает, к чему-то стремится, чего-то не хочет. Вполне могут быть и драки, и погони, и сражения с превосходящими силами противника. Однако по ходу чтения всё равно возникает ощущение, будто повествование топчется на месте. Бывает, бросишь взгляд на количество прочитанных страниц: треть книги уже позади, а главный герой как сидел в подбитом танке, так до сих пор и не вылез из него.
Главное достоинство писателей-статиков – доскональная прорисовка окружающего мира и персонажей. Из-за медленного движения главный герой может быть и не успеет перебить десяток врагов, зато читатель узнает его так хорошо, будто прожил вместе с ним в одной коммунальной квартире лет десять.
Но современный книжный бизнес не благоволит писателям-статикам, что и является их главным недостатком. Очень многие издательства в условиях приёма рукописей указывают: «остросюжетный». Однако если в ваших произведениях мало динамизма, то это не приговор. Пусть и очень редко, но мне встречались книги писателей-статиков, которые можно смело назвать остросюжетными.
Так в книге одного писателя, жаль не могу привести точных данных, по времени действия первая половина книги описывает три-четыре часа. Вторая половина еще день, или два. Однако повествование увлекло меня не хуже ярко выраженного триллера. А впечатление осталось такое, что ярко выраженный триллер стоит в сторонке и нервно курит.
Если вы писатель-статик, то ничего страшного. Главное, не опуститесь в повествовании до занудства. Важно не количество подробностей, а их качество, эмоциональная окраска и та последовательность, в которой вы представите их читателю. Ведь даже описание сборки нового шкафа можно забабахать так, что читателя будет невозможно оттащить от вашей книги. Ну и, конечно же, больше, больше, больше динамизма.
Логики и мистики.
Иногда писателей логиков и мистиков называют физиками и лириками. На мой взгляд, первое определение ближе к истине.
Произведения писателей-логиков выстроены как доказательство теоремы Пифагора: все факты разложены по ящичкам и полочкам, на любое последствие есть первопричина, на все вопросы даны чёткие ответы. Командир сказал хорёк, и никаких сусликов.
Хорошо продуманный логичный сюжет является главным достоинством писателей-логиков. Именно ими написаны самые замысловатые детективы, когда только на последней странице ворох фактов, недомолвок и предположений вдруг, как по волшебству, выстраивается в чёткую картину. Но избыток логики может обернуться главным недостатком.
По сути своей логические рассуждения нагоняют скуку. Нужно приложить немало усилий, чтобы гениальный сыщик остался интересной личностью, а не превратился в учёного-всезнайку. Железобетонная логика напрочь убивает азарт, порождает предсказуемость, что только снижает интерес к книге.
Если вы ярко выраженный писатель-логик, то не стремитесь написать научный трактат под видом художественного произведения. Недомолвки, непонятки в небольших количествах только украсят вашу книгу.
Не нужно думать, будто писатели-мистики совсем уж не дружат с логикой. Нет. Быстрее, они не обращают на неё внимания. Ткань повествования их произведений пропитана непознанным, непонятным, нелогичным и нереальным. Иногда трудно, а то и вообще невозможно, понять, а чего же собственно хочет главный герой? Однако именно такое повествование является главным достоинством писателей-мистиков.
Иногда очень даже приятно просто скользит по волнам бытия и наблюдать жизнь через призму восприятия автора. Среди читателей полно любителей всякой чертовщины, необъяснимого и непонятного. Мистика, в самом широком толковании этого слова и литературного жанра, держится именно на этом.
Но некая хотя бы псевдонаучная основа должна быть всё равно. Если у писателя-мистика в голове каша, то каша будет и в голове у читателя. Необъяснимое и непознанное может легко превратиться в пресловутый поток сознания, в текст без начала и конца, без цели и смысла.
На мой взгляд, труд писателя-мистика самый сложный, зато и результат может получится самый потрясающий. Как минимум не похожий на других, со своим собственным стилем и сюжетом.
Мужчины и женщины.
Я долго думал, включать ли это разделение или нет? Дело в том, что если книгу написал опытный писатель, да ещё издаваемый и признанный, то не всегда получается верно определить его пол. Разве только по фамилии на обложке. С другой стороны, начинающих авторов гораздо легче идентифицировать по половому признаку. Так что разделение на мужчин и женщин пусть всё же будет.
Долго и тщательно описывать разницу между писателем-мужчиной и писателем-женщиной не будут. Лучше напишу отдельную статью. А пока отмечу наиболее характерные достоинства и недостатки обоих полов.
Как я уже указал в статье «Убей в себе графомана!», писателей-мужчин гораздо чаще клинит на крутость и секс. Если не перебарщивать, то это достоинство. У мужчин так же традиционно лучше получаются драки, войны и большая политика.
Но мужчины не любят открыто выражать свои эмоции, из-за чего главный герой нередко получается плоский, законченный салдафон, половой гигант или непобедимый драчун. Нередко внешний вид персонажей описан бедно и блекло, автор-мужчина часто просто указывает наиболее выразительную деталь одежды: тёмно-зелёный бронежилет с прожжёнными дырками, штаны защитного цвета с многочисленными карманами, а то и просто чёрную заляпанную кровью повязку на голове.
В свою очередь женщины не любят писать о войне, о большей политике и не слишком жалуют секс. Другое дело самый любимый, самый главный, самый вожделенный конёк женщин-писательниц – любовь.
У писательниц гораздо лучше и тщательней проработан внутренний мир главных героев и особенно главных героинь. Как истинные женщины, писательницы при описании внешности не упускают ни одной детали. Немало времени и места женщины тратят на прорисовку внешнего мира, внутреннего убранства комнаты, лужайки за окном или старого замка на окраине города. Но во всём должна быть мера.
Два кусочка сахара сделают стакан чая вкусным, а десять – противным. Не нужно перебарщивать с личными отношениями и грузить читателя через чур тонким внутренним миром главной героини. По этой же причине не нужно через чур раздувать побочные сюжетные линии и эпизоды. Другой любимый глюк писательниц – главный герой с женскими глазами.
Мужчины и женщины отличаются не только по половым признакам, не меньше различий в психологии, во взглядах на жизнь, в поведении и привычках. Рассуждать о пресловутой женской логике не буду. О разнице между мужчиной и женщиной начинающие писательницы очень любят забывать.
По началу мне было очень смешно, а потом очень грустно читать, как мужчина самого что ни на есть брутального вида и поведения при взгляде на красивую женщину в первую очередь отмечает не размер её груди или форму попки, а во что она одета, по моде или нет, какой фасон её платья и высота каблуков.
Замечу отдельно и особо.
Милые женщины, если вы пишете любовный роман, так и пишите любовный роман. Кого интересует, тот прочтёт. Обидно, когда детектив, боевик и даже хоррор на проверку оказывается любовным романом. На «СамИздате» мне не редко попадаются произведения в жанре «остросюжетный любовный роман». Правда, я их ни разу не читал, поэтому как может выглядеть остросюжетная любовь понятия не имею.
Заключение.
Ещё раз подчёркиваю: деление на текстовиков и сюжетников, динамиков и статиков, логиков и мистиков и даже на мужчин и женщин характерно в первую очередь для начинающих писателей. Опытные мастера пера при необходимости умеют быть и сюжетниками, и мистиками и даже сымитировать мужчину или женщину.
Когда вы определитесь со своим типом, то сможете предотвратить типовые ошибки и усилить типовые качества. В конечном итоге никогда не знаешь, что именно понравится читателям, и какая именно капля склонить выбор издателя в вашу пользу.
Удачи вам в творчестве.
С уважением.


Убей в себе графомана!
Волков Олег.
Череповец, Вологодская область, Россия.

Введение.
Графоманские произведения обладают своеобразным вкусом. Как синтетическая клубника: вроде и клубникой пахнет, а, всё равно, ненастоящая. Только начинаешь читать, только начинаешь погружаться в мир произведения, как тут же, буквально на первой же странице, понимаешь – графоман писал. Причём, подчас, графоман в самом худшем значении этого слова.
Рискну предположить: наверно по этому самому «синтетическому вкусу» редакторы с ходу распознают графоманов и отправляют их рукописи в корзину. Не уверен, что так оно и есть, но очень вероятно.
В этой статье я расскажу о наиболее типичных графоманских приёмах и методах. Профессиональные авторы, или просто продвинутые любители словесности, редко скатываются до подобных глупостей. Ну а тем, кто только-только взялся за перо, будет нелишним узнать, как не нужно писать.
Личные комплексы.
От хорошей жизни никто просто так за перо не берётся. Это аксиома, даже догма. Все без исключения писатели в той или иной мере реализуют собственные комплексы. Если внимательно и вдумчиво прочитать любую книгу, то при желании можно отыскать шкаф, в котором сокрыт любимый скелет автора.
В принципе, в реализации личных комплексов нет ничего постыдного. В наше время литературным трудом кормятся избранный единицы. Подавляющая часть даже издающихся авторов проводит большую часть дня на основной работе. Коль уж не деньги, то реализация личных комплексов является отличным стимулом для творчества. Главное знать меру и не смущать читателя. Вот как раз этого настоящие графоманы не понимают.
На «СамИздате» много раз сталкивался с великолепными произведениями. Ну вроде всё на месте: качественный текст, оригинальный сюжет, но… любимый комплекс автора торчит как… На каждой странице торчит. Не нужно быть дипломированным психиатром, чтобы с ходу определить, по какому поводу страдает графоман.
Мужчин, особенно помоложе, часто клинит на крутость и секс. Ну очень хочется автору быть крутым. Коль не в реальной жизни, так хотя бы на страницах собственных романов. Чтоб карманы от бабла ломились. Чтоб братва по стойке смирно перед ним дрожала. Чтобы каждая встречная красотка тут же падал в его постель немая от счастья.
Как-то раз нашёл на «СамИздате» великолепную трилогию. Автор мыслит здраво и нестандартно, а так же обладает редкой способностью прогнозировать будущее. Все три книги прочитал влёт. До сих пор обидно, что перепутал последовательность и тем самым смазал общее восприятие. Но… Автора клинит на сексе. Клинит капитально и всё тут. Подробности, уж извините, приводить не буду. В тексте полно фривольных сцен, причём самого дурного толка. От которых не получаешь никого удовольствия, пусть даже низкого, а только одно отвращение. Наверно, по этой причине автору отказали в публикации.
Там же, на «СамИздате» нашёл огромную серию. Автор написал шестнадцать книг и торжественно поклялся довести серию до тридцати двух. Нужно признать: пишет изумительно, ярко, красочно. Читаешь влёт. Сюжет, правда, с дырочками, но сейчас речь не о них.
Автору до дрожи в коленках, до икоты, до изжоги хочется быть крутым космическим торговцем, которому удача не просто улыбается, а сожительствует самым похабным образом. У главного героя получается всё: денег немеренно, бабы обожают. А, главное, космический купец благороден до тошноты. Эдакий рыцарь в белом звездолёте, защитник обездоленных и угнетённых.
С удачей, бабами и благородством автор переборщил, пересолил и переперчил. Ну не бывает в жизни такого! Хоть тресни, а всё равно не бывает. Ну в жизнь не поверю, чтобы богатый торговец расставался с большими суммами наличных денег по первому же зову сердца. Однако, главный герой проворачивает подобные фокусы легко, свободно и регулярно.
Женщин очень часто клинит на любовь. Доходит до анекдота. Произведение может быть заявлено как угодно: фантастика, фэнтези, даже боевик с элементами хоррора, но любовная линия не просто доминирует, а большим и страшным топором забивает и фантастику, и фэнтези и даже боевик с элементами хоррора.
Любовный роман вполне может быть хорошим и качественным произведением. Беда в том, что не долюбившие в реальной жизни графоманки очень часто наделяют главных героев такими нереальными чертами. Такими… Ну не бывает в жизни таких мужиков! Хоть режьте меня на куски, а всё равно не бывает.
Хотя нет, вру, бывают – либо голубые, либо альфонсы высшей категории. Ибо только геи могут быть через чур чуткими и внимательными мужчинами, с очень тонким душевным миром и большими целителями прекрасного. И только альфонсы самый высшей категории умеют создавать для клиенток видимость внеземной, космической, по-настоящему книжной любви. От подобных романов женщины, может быть, и млеют, а вот мужики плюются матюгами.
Личные комплексы нужно беречь и лелеять. Для подавляющего большинства писателей они являются главными и единственными стимулами к творчеству. Другое дело, что держать их нужно под строгим контролем. В первую очередь познайте собственные слабости и навязчивые желания и не сыпьте их щедрой рукой на страницы собственных произведений. Понимаю: сделать это трудно и тяжело, но надо. А иначе приговор вам будет суров и краток: «Ваша рукопись нам не подходит».
Иди туда, не зная куда.
Сюжет произведения можно представить в виде цепочки событий. Само собой разуется, что у это самой цепочки должно быть начало, середина и конец. Повествование целиком и полностью должно работать на финал, на последнюю схватку добра со злом, на победу над злобными пришельцами, на спасение любимой из лап богатого и отвратительного жениха, ну, или о чём там ваша книга.
Я лично никогда не берусь за текст, пока не смоделирую сюжетную линию от начала и до конца. Однако истинный графоман запросто может взяться за очередной «шедевр» не имея ни малейшего представления, а чем он, собственно, закончится. Настоящий графоман свято верит в принцип: раз есть мыслишка, то концовка обязательно будет.
Ну, а если сюжетной линии как таковой нет, то повествование шарахается из стороны в сторону, словно пьяный мужик по проезжей части. От произведения буквально веет неуверенностью. Ведь автор и сам не знает, какой монстр выскочит из-за очередного поворота, стоит ли доверять хитроватому торговцу и как главный герой попадёт в замок главного злодея. Неуверенные колебания сюжета можно легко заметить, как следы на свежевыпавшем снегу.
Истины ради нужно отметить, что хватает весьма успешных авторов, которые именно таким образом и пишут. Да, да, именно так: берутся за очередную книгу, не имея ни малейшего представления, чем она закончится. Но! То, что позволено Юпитеру, то не позволено быку.
Чтобы писать таким образом, нужно быть мастером слова и обладать огромным литературным опытом. Пусть не на бумаге, так хотя бы в голове смоделировать сюжет от начала и до конца. Если у вас нет пяти изданных на бумаге книг, даже не пытайтесь. Тем более таким образом крайне проблематично реализовать сложный сюжет типа детектива или достоверно описать вымышленный мир. Большинство писателей в той или иной мере предпочитают заранее моделировать сюжет на бумаге. Так проще и быстрее, да и качественней.
Чтобы не криулять по дороге к финалу, не тащить читателя через буреломы и болота личной растерянности и неуверенности, лучше заранее смоделировать сюжет с первой и до последней сцены. В идеале написать подробный пошаговый план. Совет особенно актуален для начинающих. Пока нет опыта, мастерства, признания в конце концов, ни в коем случае не беритесь за создание произведения, если понятия не имеете, чем оно закончится.
Фантазия без тормозов.
Настоящий графоман уверен: в фантастике, а особенно в фэнтези, возможно всё. Буквально всё. Сойдёт любая глупость, любая несуразица. Главное, чтоб выглядело красиво. Вот и цветёт фантазия на страницах графоманских произведений огромными внеземными цветами.
Сама по себе буйная фантазия очень даже хорошо. Только она способна породить оригинальные идеи, сюжеты, мысли и подробности. Беда в другом – все эти оригинальные идеи, сюжеты, мысли и подробности не должны противоречить друг другу, воевать не на жизнь, а на смерть. Иначе читатель покрутит пальцем у виска и захлопнет вашу книгу.
Пример фантазии без тормозов вполне можно было бы взять из книг, благо «СамИздат» давно превратился в самое настоящее «поле дураков в стране чудес», но я пойду по пути наименьшего сопротивления и расскажу об улётном голливудском фильме. Жаль, названия не помню. И так…
Башковитые учёны изобрели способ перемещать разум из тела в тело, да ещё на огромном расстоянии. Бравые американцы не придумали ничего лучше, как… путешествовать по стране. Почти телепортация, моментально и дёшево. Самое крутое применение для технологии обмена телами могли придумать только американцы – групповой секс. Не на словах, а на деле поменяться с партнёром телами. Оказаться в теле женщины и наоборот. Каково? А?
Действие фильма разворачивается вокруг кражи у главного героя его тела, и не более того. Может кому из зрителей было интересно, я же плевался.
Создатели фильма напрочь упустили одну мелочь: технология перемещения разума из тела в тело есть ни что иное, как решение давней мечты очень состоятельных людей – бессмертие. Что может быть круче, чем через каждый десяток лет менять изношенное от бурной жизни тело на молодое, здоровое и красивое. Господи! Это же напрочь можно не думать о здоровье. Океан удовольствия. В прямом смысле делай, что хочешь: пьянки, гулянки, наркота, тусовки. Талия через пояс перегнулась, кожа на лице посерела, печень отказала? Плевать! Нажал на кнопку, перепрыгнул в новое тело и… по новому кругу.
Если технологию перемещения разума из тела в тело однажды придумают, то за ней последует крах существующей политической системы. Привычные нам мораль, обычаи, законы улетят к чёртовой матери. Начнется такое, о чём детям на ночь лучше не рассказывать.
Второй пример так же из голивудских «шедевров». Жаль, как и в первом случае, не помню названия.
Фильм так себе: смесь мистики, фэнтези и альтернативной истории. Технический прогресс пошёл по иному пути развития, двигатель внутреннего сгорания так и не изобрели. Зато довели до совершенства паровой. И вот на экране, не поверите, летающий паровоз. Причём не с крыльями и пропеллером. Круче! На реактивной тяге.
У летающего агрегата все атрибуты паровоза: на крыше две трубы, из которых валит чёрных дым; две широкие топки и потный кочегар, который широкой лопатой закидывает в ревущее пламя уголь. Меня буквально убила сцена, в которой пилот со словами «Поехали!» повернул рычаг, и паролёт взмыл в небо на паровом столбе на манер вертолёта. Точнее, ракеты.
Было такое, не вру. Но и это ещё не всё. Со слов персонажей этого же эпохального фильма, паролёт может долететь до… Марса. Главное, чтоб угля хватило. То есть.
В этих двух голливудских шедеврах ярко, красочно и с большим бюджетом показаны возможности фантазии без тормозов. Режиссёры думали только о зрелищности и своей цели они добились. Летающий паровоз ещё только в кошмарных снах не преследовал меня.
Но то, что ещё может прокатить в кино, напрочь загубит книгу. Фантазировать можно и нужно, но с умом. А то и в самом деле угля не хватит, чтобы до Марса долететь.
Стремительный домкрат.
Для начала цитата из классического произведения Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев»:
«– Вы писали этот очерк в «Капитанском мостике»?
– Я писал.
– Это, кажется, ваш первый опыт в прозе? Поздравляю вас! «Волны перекатывались через мол и падали вниз стремительным домкратом»… Ну, и удружили же вы «Капитанскому мостику». Мостик теперь долго вас не забудет, Ляпис!»
Наша страна до сих пор пожинает плоды СССР, в котором, между прочим, была лучшая в мире система образования. Современные российские графоманы худо-бедно помнят, что такое домкрат и почему он не может стремительно падать. Но проблема нехватки «домкратов» всё равно осталась.
Настоящий писатель, прежде чем приступить к новой книге, не поленится собрать как можно больше необходимой информации. Не важно о чём речь и какой жанр. Если роман или повесть на историческую тему, то придётся попотеть над книгами по истории, покопаться в Интернете или спросить знающих людей на форуме. Даже когда пишешь фэнтези, казалось бы самый надуманный жанр, и то приходиться постоянно расширять собственный багаж знаний.
Но! Настоящий графоман довольствуется только тем, что сохранилось в его голове со школьных времён. Несколько выручает телевизор. Благо в научно-популярных передачах можно легко и быстро почерпнуть массу интересного. Жаль, только, что полученные знания так же легко и быстро покидают голову.
Нехватка знаний порождает примитивный текст и снижает достоверность. О каком качестве может быть речь, если на пиратском судне матрос-подросток залезает на самую высокую мачту в деревянную бочку по плетённым канатам, похожим на сеть? Если капитан этого же пиратского судна обнаружит в десяти километрах на юг купеческий корабль с двумя мачтами и высоким задом? Это ещё цветочки.
Хуже, если графоман берётся описывать то, о чём имеет весьма смутное представление. Так на «СамИздате» я нашёл чудное произведение о приключениях первобытного охотника, который был вынужден покинуть родные леса и податься в цивилизацию, благо он ещё в детстве научился читать и писать. А в дальнюю дорогу охотник прихватил кошелёк с золотыми, серебренными и медными монетами.
Если кто не знает, то поясню. Сам уклад жизни первобытного охотника отторгает грамотность. Дикарю совершенно незачем писать и читать. Ни книг, ни газет, ни тетрадей, ни учёных журналов у него просто нет.
Как дикари относятся к деньгами можно судить по многочисленным фильмам. До сих пор вспоминают сцену из какого-то фильма, где ушлый торговец пытался всучить североамериканским индейцам бумажные доллары. Вождь племени упорно не мог понять, на кой хрен ему эти зелёные бумажки?
Графоман, пренебрегая знаниями, лишает собственное произведение многих интересных подробностей. Так, к примеру, из книги о Фиделе Кастро я узнал много чего интересного. Оказывается, революция на Кубе в первую очередь была антиколониальной. Фидель Кастро создал коммунистическую партию Кубы и возглавил её лишь спустя несколько лет после прихода к власти.
Из той же книги я узнал много интересного о легенде ХХ-го века Эрнесте Че Геваре. То, что он по национальности аргентинец, по профессии врач ещё ничего. Но в жизни бы не догадался, что он был астматиком, причём астматиком тяжёлым. Иной бы на его месте из больницы не вылезал, а товарищ Че с автоматом по джунглям бегал. Каково? А?
Пренебрегать сбором информации никак нельзя. Но более подробно этот вопрос я разберу в другой статье.
Нежелание самосовершенствоваться.
Пусть нечасто, но на «СамИздате» можно столкнуться с очень интересной и грустной ситуацией. На странице автора может быть выложено несколько крупных произведений. Действительно больших, не меньше 12 авторских листов каждый. Но!
Часто качество самой первой книги оставляет желать лучшего. В принципе, ситуация стандартная: гениями не рождаются, гениями становятся. Но! Начинаешь читать дальше и выясняется, что и пятое, шестое, а то и десятое по счёту продолжение написано точно на таком же уровне. Автор повторяет одни и те же ошибки, совершает одни и те же глупости, наступает на одни и те же грабли и без конца толчёт воду в ступе.
Опыт, это такая зараза, который копится не в зависимости от желания автора. Если писатель в здравом уме и твёрдой памяти, то он повышает собственный уровень литературного мастерства от книги к книге, от романа к роману, постоянно самосовершенствуется и растёт над собой. Учиться, учиться и ещё раз учиться - это не просто красивый слоган, а суровая необходимость.
Однако истинный графоман так не делает. Не знаю как, не понимаю каким образом, но только истинный графоман может оставаться на одном и том же уровне годами. Качество его произведений ровное и неизменно низкое. Истинный графоман не учится и не желает учиться. Он самодостаточен, он и так всё знает. Советы кого бы то ни было ему по-барабану и вообще не нужны.
Как так можно, я не знаю. Однако можно, сам видел.
Проверить, растёте ли вы над собой или нет, очень просто. Возьмите собственное произведение одно-двухлетней давности. Если при чтении вам становится стыдно, возникает жгучее желание исправить, переделать, а то и сразу выбросить, значит уровень вашего мастерства повышается. Может не так быстро, как хотелось бы, но всё же повышается.
Ну а если вы в восторге от собственной гениальности и не замечаете ни одного изъяна, значит самое время задуматься. Очень серьёзно задуматься. Настоящий мастер тем и отличается от дилетанта, что относится к собственным достижениям весьма критично.
Повышать собственный уровень литературного мастерства нужно постоянно, даже если у вас над столом висит диплом о присуждении нобелевской премии по литературе. Благо материалов в бездонном Интернете масса. Нужно только не лениться читать их.
Но! Важное предупреждение.
Не нужно впадать и в другую крайность – постоянно редактировать и полировать уже написанное. На мой взгляд, лучше всего тренироваться, шагая дальше, писать новые рассказы, романы, повести, а не переделывать по сто раз уже написанное.
Раздутое самомнение.
К нежеланию самосовершенствоваться вплотную примыкает раздутое самомнение. Бывает, между ними много общего, но разница очень существенная.
Большинство писателей, не в зависимости от степени мастерства и признания, вполне адекватные люди. Но не все. Причём, как я давно заметил, раздутым самомнение чаще всего страдают именно графоманы.
Признаки раздутого самомнения очень просты: автор считает собственные творения гениальными, не смотря ни на какие замечания посторонних. Любое критическое замечание, даже вполне объективное и по делу, он встречает в штыки. В ход идут самые разнообразные средства, начиная от полного игнорирования, до агрессивного отпора в стиле «Сам дурак».
Ещё один признак раздутого самомнения – страх перед плагиатом. Автор уверен, что его произведение обязательно сопрут и напечатают под чужим именем. Ведь оно такое гениальное. Скромные замечания, что, дескать, воры не дураки, что попало тащить не будут, а времена грубого плагиата давно прошли, в расчёт не принимаются.
Так на «СамИздате» один товарищ дошёл до того, что начал выкладывать на собственной страничке не сами произведения, а небольшие анонсы и комментарии. Мне повезло, наверно я ему приглянулся и получил по электронной почте файл с его романом. Общий вывод сложился через пару страниц – было бы что красть. Ну это клинический случай.
Раздутое самомнение - верный признак того, что автор уже достиг своего потолка и самосовершенствоваться дальше он просто не может. Да, согласен, по себе знаю: читать критические замечания горько и противно, но нужно. Хорошее критическое замечание очень часто является прямым указанием на какой-либо недостаток, а то и на серьёзную проблему.
Так моим «любимым» недостатком является низкая грамотность текста. Стоит мне только возгордиться собой и ослабить бдительность, как сразу получаю от независимых читателей хороший ушат холодной воды. Отрезвляет. Ещё раньше критические замечания помогли мне разобраться и решить проблему несовпадения времён глаголов. Со стороны подсказали, сам я эту проблему в глаза не замечал.
Лечение от раздутого самомнения одновременно простое и очень сложное. Главное, понять простую истину: идеальных писателей, идеальных людей не бывает. Временами и обезьяна с дерева падает, ошибаются даже самые маститые писатели. Ну, а что касается критики, то ей нужно радоваться, любой, даже самой грязной. А если критическое замечание объективное и по делу, тогда ещё нужно поблагодарить критика. Ведь он нашёл время, чтобы почитать ваше произведение, а потом ещё написать комментарий.
Как гласит русская народная пословица: в чужом глазу сучок видим, а своём бревна не замечаем. Очень часто только взгляд со стороны способен заметить сучки и брёвна в любимом произведении. Осознанная проблема - уже наполовину решённая проблема.
Вредные мелочи.
Четыре последние графоманские особенности не тянут на гордое звание «приём». Они действительно мелочи, но, опять же, грешат ими чаще всего графоманы.
Задний план.
Как-то на «СамИздате» я нашёл несколько исторических романов о Древнем Египте. Вдвойне приятно, что автор великолепно владеет темой и неплохо разбирается в истории Древнего Египта. Книги написаны на богатом историческом материала, читать их было бы очень интересно, если бы не одна досадная мелочь – начисто отсутствует задний план.
Так если действие разворачивается во дворце фараона, то он так и проходит через весь эпизод как дворец фараона. А как именно этот самый дворец выглядит, какие у него особенности, отличия? В тексте ни слова. В другом эпизоде действие происходит на торговом судне финикийцев. И опять совершенно не понятно, как это самое судно выглядит, сколько у него мачт, парусов, команды. Ни гу-гу. Полное отсутствие точек опоры для воображения полностью испортило удовольствие от чтения.
У этого автора на «СамИздате» выложено немало книг. Целые серии, каждая книга нужного объёма. И… Ни одной изданной. Не удивительно: каким бы хорошим не был бы сюжет, но без полноценного описания заднего плана у книги нет шансов увидеть свет в бумажном теле.
Ситуация усугубляется тем, что чем дальше время и место действия от нашего времени и нашей реальности, тем больше и подробней нужно расписывать задний план. Для современного романа вполне достаточно написать «Москва», как перед внутренним взором читателя тут же поплывут Кремль, Красная площадь, забитые машинами проспекты и даже тихая улочка в спальном районе, где дворник из Средней Азии смиренно метёт тротуар.
Взять тот же Древний Египет и его столицу Мемфис. Что «увидит» современный читатель? Ничего. Ладно, если ему довелось смотреть документальные фильмы о Древнем Египте и он имеет хоть какое-то представление. А если нет?
Бороться с этой вредном мелочью легко. Всего и делов, что описывать не только действия персонажей, а так же прочее, что их окружает. Достаточно открыть любого классика, чтобы оценить важность заднего плана. В пособиях по литературному творчеству легко найти рекомендации и совета, как и в какой степени описывать окружающую обстановку.
Кривые пропорции.
Если вы носите ботинки 43-го размера, то вряд ли вам придёт в голову надеть на левую ногу ботинок 41-го размера, а на правую 45-го, хотя в среднем они дадут нужный 43-ий. Точно так же повествование должно быть равномерно насыщено событиями. Специально уточняю: речь идёт не о внутреннем времени произведения, а о количестве событий.
В мировой литературе полно произведений, в которых внутреннее время течёт неравномерно. Так в первой главе может пройти всего один день, а во второй целый год. И ничего. Главное, чтобы в обоих главах количество событий было примерно одинаковое.
Так на «СамИздате» я прочитал роман, где равновесие между частями было нарушено. Первые две трети книги автор описывает феерическую свадьбу главного героя. Очень хорошо описывает, с кучей ярких подробностей. А в последней части этот самый герой с молодой женой спасает целую планету от ядерной войны на уничтожение. Нехотя напрашивается вывод: свадьба в два раза важнее спасение целой планеты. Ведь про неё столько всего написано, а планета спасена как бы походя.
Обидно даже. Ну кто запрещал автору разделить один роман на две книги? И тогда диспропорция исчезла бы. Пусть описание свадьбы слишком длинное, зато читать её очень даже интересно. Пусть спасение целой планеты слишком короткое, зато не менее интересное, чем свадьба. А в итоге две хорошие по отдельности книги слитые вместе испортили друг друга.
Наводить математическую точность при соблюдении пропорции совершено не нужно. Редкая книга может похвастаться подобным совершенством. Но, опять же, диспропорция не должна бросаться в глаза. По возможности насыщайте текст событиями равномерно. Всего и делов.
Торопыги.
Для меня литературное произведение является единым целым от первой до последней строчки. Пока не напишу его целиком и полностью, пока не отредактирую положенное количество раз, не выставлю его на всеобщее обозрение. Редкое исключение только для знакомых писателей, которые владеют литературным ремеслом и котором можно показать даже сырой материал. Но!
На «СамИздате» авторы частенько выкладывают собственные произведения по мере написания. Первая глава, вторая, третья и так далее. К подобным торопыгам я лично отношусь отрицательно.
Предвижу возражения: ни кто не запрещает автору после окончания последней главы пройтись по тексту ещё разок, почистить, подредактировать и выложить полностью готовое произведение ещё раз. Чего же здесь плохого?
Внешне – ничего. Печалит отношение авторов к собственному труду. Понимаю – до жути хочется порадовать мир шедевром собственного приготовления. Но, опять таки, шедевром, а не россыпью полуфабрикатов. Читатель знакомится с тем, что есть. И тогда же, в момент первого чтения, формирует собственное представление о написанном и о самом авторе. Во второй раз, пусть даже скомпонованное, отредактированное и вычищенное, он читать не будет.
Первое впечатление самое твёрдое. Его потом никаким ломом не выдолбить. Вот в чём беда. Это как на рыбалке: мало зацепить крупную рыбу на крючок, её ещё нужно подтащить к лодке и поймать сачком. А если сачок лежит на берегу, то пока приятель до него доберётся, пока передаст… Рыба, между тем, сорвётся с крючка и навсегда уйдёт в тёмную глубину. Рыбак, вроде как, получил кучу эмоций: терпеливо ждал, подсекал, тащил, а в конце концов остался и без улова и без читателей.
Книгу на всеобщее обозрение можно выкладывать тогда и только тогда, когда она целиком и полностью написана и тщательно отредактирована. Чтобы читатель мог оценить её по достоинству целиком, а не маленькими недоваренными кусочками. Преждевременное выкладывание по частям тешит самолюбие, но, в конечном итоге, только вредит.
Без амбиций.
Среднестатическое качество выложенных на «СамИздате» произведений колеблется между двумя оценками – отстой и полный отстой. Да, на нём можно найти золотые зёрна, но для этого придётся перебрать не маленькую кучку навоза на заднем дворе, а горный хребет размером с Урал.
На форуме издательского дома «Лениздат» постоянно действует конкурс «Чёрным по белому». Главный приз – публикация на бумаге. Просматривая выложенные работы, давно заметил интересную особенность – качество представленных произведений заметно выше, чем на «СамИздате». Да, временами попадается откровенная графомань. Но золотых зёрнышек, пусть недозрелых, подгнивших, колотых, заметно больше.
Почему так происходит? Подавляющая часть участников конкурса одновременно являются авторами «СамИздата», и я в том числе. С чего такая разница в качестве? Ответ прост – амбиции.
Если автор выкладывает на конкурсе свою рукопись, значит он хочет, чтобы она была издана. А чтобы рукопись взяли, она должна соответствовать неким критериями и правилам. Раз так, значит эти самые критерии и правил нужно соблюдать. Элементарная логика, не правда ли?
Крайне низкое качество выложенных на СамИздате произведений происходит как от того, что большинство авторов даже не пытаются пробиться на «бумагу». Если нет амбиций, то на критерии и правила можно положить большой и толстый, и писать так, как бог на душу положит. То есть вообще без каких либо критериев и правил.
В качестве примера приведу очень забавный случай. В повести одного самиздатовца я нашёл парочку чудных абзацев:
«Но, как назло, поганая свинья помчалась на восток. Граница между племенем Чёрного Ворона, к которому принадлежал Рей, и племенем Северного Оленя не была чётко обозначена. Всё сводилось к тому, что племя Чёрного Ворона охотилось на западе, ближе к торговому тракту, а племя Северного Оленя - на востоке, около холодного моря.
Рей был так увлечён погоней, что даже не обратил внимания на пограничные знаки. Когда же он догнал животное, его ждал сюрприз. Около мёртвой свиньи стоял Бородатый Сэм.»
Я написал этому товарищу и указал на глупейший ляп. И что, думаете, он ответил? «Мне легче написать что-нибудь новое, нежели отредактировать уже написанное».
Вот так.
Прошли годы. Время от времени я заглядываю на страничку этого самиздатовца, а главный герой всё так же бегает мимо пограничных знаков. Этого автора когда-нибудь опубликуют? Вряд ли.
Заключение.
Никто не рождается великим писателем. Даже Пушкин и Булгаков когда-то осваивали азы литературного ремесла. Даже Лермонтову и Ефремов пришлось пройти через период, который можно смело назвать графоманским.
Не нужно бояться прослыть графоманом. Гораздо важнее пройти через этот этап как можно быстрее. Для чего в первую очередь нужно писать, писать, и ещё раз писать. Писать, набираться опыта и мастерства.
Надеюсь, моя статья поможет вам осознать собственные недостатки и тем самым избавиться от них.
Удачи вам в творчестве.
С уважением.


Рецензии
"Типы писателей" - это несколько надуманный текст, личное изобретенная
автором классификация, которая боьше нигде не встречается. Полезного в ней
то, что она содержит советы другим писателям, как преодлеть гнедостатки
стиля и писать лучше.Если ты сюжетник и умеешь ппсать сюжтеы, но слабо
получаются характеры - преодолевай. И наобюорот, подробно описал характеры, но сюжет хромает - нагоняй. Но схема не универсальна. Например , мне сначала надо понять к какому типу я лотношусь, прежде чем пользоваться советами.
Возмутительны формулировки: "О разнице между мужчиной и женщиной
начинающие писательницы очень любят забывать".

В "Типах писателей" нет ни одного примера. Это серьезный минус.
Серьезной статьей это считать нельзя. Попытка структурировать да. Но не обощать, исследовать, сделать выводы.

"Убить в себе графомана".если снять поучающий тон, но интерсно прочесть, как "автора всегда клинит". Ну это мы и сами знаем. Главное не рпереборщить. Есть смешные меткие фразы - "повествование шарахается из стороны в сторону, словно пьяный мужик по проезжей части". Примеры на сей раз есть но без фамилий. А жаль. Волков практик, кажется, из него мог бы получиться серьезный критик, если бы он рподтвердил свои догадки четкими примерами.
..."хватает весьма успешных авторов, которые именно таким образом и пишут. Да, да, именно так: берутся за очередную книгу, не имея ни малейшего представления, чем она закончится. Но! То, что позволено Юпитеру, то не позволено быку" Дорогой товарищ Волков. а кто Юпитер, а кто бык? Вот тут-то мы и сели.

Галина Щекина   18.10.2014 22:48     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.