Кирсанов Каждому свое

Кирсанов Евгений


1984-го года рождения. Проживаю в Череповце. Воспитан в строгости, характер нордический. В жизни предпочитаю позицию созерцателя, избегаю проблем и известности. Выгляжу моложе своих лет, а чувствую себя старше. Возможно, эмоции старят тело, а мысли — ум. Не имею социально-общественных целей, избегаю вопросов религии, официально христианин. Политические взгляды — монархия, технократия.
Хочу предложить для семинара два фантастических рассказа: «Каждому своё» и «Элвис-5».


Каждому свое (рассказ)

Огромная бесформенная груда шлака озарилась призрачными огоньками радиации. Значит, наступил вечер. Здесь не темнеет ночью, слишком много светящихся очагов радиации. И слепые псы-мутанты целыми сутками без устали носятся стаями в поисках добычи. Свалка никогда не спит.
Чтобы нормально поспать, честному человеку нужно мотаться каждый раз в «Сто рентген», через псевдособачье угодье. Животинки конечно умные и симпатичные – правда, видал я, как один сталкер в обморок шлепнулся от их вида. Только вот не советую моргать, когда берешь их на мушку. Пока моргаешь, могут и в горло вцепиться – шустрые, черти. Я бы завел себе такую, да только они не приручаются, а то ведь они из волков мутировали. Ночью особо опасны, потому как черную шкуру плохо видно, а кидаются они без единого звука. Так что ночью только псих пойдет через угодье. Вон народ и потянулся уже кучками к бару.
Мда, а вот этого наверняка сожрут – чуть в стороне сталкер-одиночка шарит на холме в поисках захудалого артефакта. Сразу видно, еще зеленый, только вылез с кордона. Денег, конечно, нет, мзду платить на проходной за обратный транзит, вот и тычется теперь, пока не залезет зверю в логово, к бандюкам на пикничок или, еще хуже, в аномалию. Небось, наслушался историй стариков, что артефакты в темноте светятся, вот и геройствует. Пристрелить бы его сейчас самому, мне патрона не жалко, а человек мучиться не будет. Но если подумать, славные артефакты из косточек получатся, если все-таки поджарится в аномалии.
Вот так и получается, что артефакты эти проклятые только вокруг аномалий и валяются. Один просчет, лишний шаг – и, как говорится, кишки по веткам собирайте. Не раз наблюдал, как псевдохрюшек плющит в воронке или крутит в карусели – визг стоит, что уши закладывает. А вот чтобы слепой пес попал в аномалию – не доводилось видеть. У них, значит, чутье на аномалии, получше чем у звукового датчика.
К счастью, мне сегодня работенка почище выдалась. Истинное раздолье на Зоне тем, кто зарабатывает контрольным выстрелом в голову. Закона здесь нет, так что, если кто не приглянулся местным воротилам – недолго небо коптят. Такие заказы, конечно, не каждый день сыплются, но если уж себя зарекомендовал – пора собирать лавры.
Моего клиента кличут Святым. Он вроде фанатика с Монолита, все какие-то учения проповедует, честный люд с толку сбивает. О цене я даже не спрашивал – уж если Бармен на кого-то перстом указует, значит, дело серьезное. И оплата, само собой, на уровне. А при случае и к Сидоровичу на кордон наведаюсь, сшибу копеек – Бармен сказал, что Святого оттуда погнали, чтобы новичкам головы не забивал ерундой. Короче, жирный кусок этот фанатик с выжженными мозгами.
Вот и ночь настала, сталкеры ушли в бар. Теперь я наедине с протяжным собачьим воем и холодной луной. На Свалке ночуют только отвязные пофигисты, вот среди таких и следует искать клиента. Первым делом заберусь на пригорок и гляну, не видать ли где костер. Здесь фон нехороший, на виски давит – оглянусь и ходу отсюда. А то, как неделю назад, причудится мне, будто я прикован к стене, а рядом еще народ в рядок стоит, тоже прикованные, и вроде бы ждут, кого на этот раз сожрут. Что ж, пока не к кому на огонек заглянуть, ищем дальше.
Когда на горизонте забрезжил рассвет, наши пофигисты нашлись – присели эдакой святой троицей, греются у костра. Классический, так сказать, сталкерский набор – у одного даже гитара имеется, чтобы от звуков Зоны крыша не поехала рано или поздно. Обойду их кругом, с биноклем каждому в рожу загляну – наш Святой должен быть совсем лысый, без усов и бороды. Жаль, спины сидящих в тени – у клиента на спине должна обнаружиться вышивка в виде орла.
Отдыхают, значит, наши ребята, один жарит грибы на костре, другой бренчит романсы на гитаре, а третий дрыхнет. Вот под шумок бы и снять клиента из моего «Бесшумного» – никто и не заметит. Сейчас посмотрим. Тот, что жарит грибы – имеет кудрявую шевелюру. Тот, что спит  – в капюшоне, не понять кто такой. А вот бренчит-то как раз лысый, сорвался мой план сделать работу и тихо по-английски слинять. Уж если валить, то всех сразу, как стаю зверья.
Тихо подхожу я к гитаристу сзади, как бы ненароком подсвечиваю его фонариком. Золотой орел с расправленными крыльями. На свет фонарика все поворачиваются ко мне, и тут ночь разрывает гулкая очередь из моего «Грома». Кудрявый сталкер роняет грибы в костер, неуклюже подпрыгивает и валится лицом прямо в огонь. Святой медленно заваливается на землю, так и не успев обернуться, а тот, что спал, выхватывает обрез. Сделав шаг в сторону, обезвреживаю последнего. После, «Бесшумный» пистолет издает три щелчка, и дело сделано.
Неспеша перезаряжаю автомат «Гром» и собираюсь обыскать ближнего ко мне Святого, чего же добру припасенному пропадать. Но тут рука лысого фанатика медленно сползает с гитары и сгибается, прижимаясь к телу. Предсмертную судорогу я видал не раз, движения должны быть быстрыми и порывистыми. Но здесь не судорога… Чувствую капли холодного пота на спине. А Святой кашляет и садится, все еще не оборачиваясь. «Гром» падает из моих рук и звенит об ботинки, я выхватываю «Бесшумного». Наконец, Святой поворачивает ко мне свое спокойное лицо, и я всаживаю в это гладкое, покатое лицо всю обойму. Святой падает на спину – нет, скорее ложится, расслабившись. Костер ярко освещает его лицо – никаких видимых повреждений…
Отступаю в овраг, перезаряжая пистолет. Лысый напоследок стреляет в меня несколько раз из «Кольта», чувствую удар в правую ступню, нога немеет. Как он посмел не сдохнуть, кто он такой?! Уже собираюсь высунуться и предпринять новую попытку обстрелять супостата, как слышу его спокойный, ровный голос:
- Я сталкер. Только другой.
- Какой такой? – спрашиваю, лязгая зубами.
- Выходи и увидишь.
Делать нечего, хуже уже не будет – теперь даже дать деру, и то не получится. Ковыляю к этому лысому, он снимает свою куртку и показывает мне круглые рубцы на спине. У меня не остается сомнений, что это моя работа, хотя рубцы выглядят, по крайней мере, как ранения десятилетней давности.
- Хочешь знать, почему первые выстрелы оставили след, а последующие – нет? – спрашивает Святой. – Ты очень хорошо подкрадываешься, и мне осталось только устранить последствия, а это всегда труднее, чем предотвратить. Хочешь, научу так же?
А кто ж не хочет? В ту минуту я забыл обо всем – об опасности, о жирной добыче, которую так и не подстрелил, о том, что я всего лишь человек, который метко стреляет. В тот момент мне предлагали бессмертие! Следуя инструкциям учителя, я должен был найти у себя в голове потаенные мысли, и выкинуть из них мысли о моих ранениях. Оказалось, моя куртка пробита в трех местах, сущие царапины. Так вот, на меня словно спустилось озарение, и я будто бы увидел полочку с маленькими ящиками моих мыслей. Там вперемешку лежали четыре ящика с ранениями и пять-шесть ящиков-схронов. На одном нарисована дозорная вышка, на вершине которой я запрятал ящик с гранатами, на другом – груда бревен у разваленной избы… Я не церемонясь выгреб с полки ранения, вперемешку с парой схронов – до них мне сейчас не было дела.
- Ну как, освоил контроль мыслей? - донесся до меня ровный голос Святого, приглушенный, словно слышимый сквозь сон.
Я ощупал простреленную ступню, ощутил боль и горечь обмана.
- Я выкинул мысли, но ранения все равно со мной. И вот что я скажу, - заявил я, - Мне все равно, в какой аномалии тебя контузило, что ты открыл в себе такие-разтакие способности. На меня твои чудеса не действуют! Стало быть, у каждого свои чудеса, и вот тебе мои!
С этими словами я ловко, не целясь, пальнул с бедра в пролетавшую ворону. Птица спикировала в ближайшую рощу, обретя там свое последнее пристанище. Я поднял «Гром», встал и зашагал прочь, почти не хромая…
Очень скоро моя нога полностью оправилась, кости не были повреждены. Святого я больше не встречал. А где те мои два схрона, я так и не вспомнил.


Элвис-5 (рассказ)

Двадцать второй век в истории Земли ознаменовался непримиримыми идейными спорами и разногласиями. Причиной этих множественных конфликтов послужило великое достижение науки, позволившее полностью механизировать человеческий организм.
Итак, человечество внезапно получило возможность раз и навсегда избавиться от неисчислимого количества проблем. Несовершенный человеческий организм несоизмеримо отставал от своего механического варианта. Искусственный человек не нуждался в дыхании, пище и отдыхе. Ему более не страшны были болезни и травмы. Он мог моделировать свое тело и свой характер по собственному усмотрению. И никакого незапланированного потомства!
Это достижение стало настоящим столпом надежды для погрязшего в социальных проблемах общества. Но оно и разделило общество на движение футуристов и натуралов. Причем последних было больше. Дело в том, что широкомасштабная механизация человеческих существ требовала такой активности производства, что скоро вся планета оказалась бы отравлена токсичными выбросами. Практически никакое живое существо не в состоянии выдержать такую катастрофу. Правда, искусственному человеку к тому времени это как раз-таки не стало бы помехой...

Посреди залитого ласковым июньским солнцем парка, рыжий веснушчатый ребенок стоял перед лавкой сладостей и старательно улыбался. Пухлая молодая продавщица казалась ему доброй, и он надеялся на бесплатный леденец на говорящей палочке. Наконец, отчаявшись получить леденец в подарок, он подумал было выменять его на свою большую зеленую лягушку, пойманную полчаса назад в пруду. Но лягушка была слишком интересной игрушкой, чтобы с ней расстаться за какой-то леденец. Тогда мальчик махнул рукой и повернулся в другую сторону.
Какой-то высокий дядя в коричневом пиджаке уже слишком долго стоял перед расчетным автоматом. Никто обычно не задерживался так долго, даже богатый директор фабрики по производству игрушек. Но этот дядя все стоял и стоял, а цифры на черном табло все мелькали и мелькали. Цифр становилось все меньше, а странный дядя все не отходил от автомата. Наконец, с глухим бряцаньем на табло высветился ноль, и только тогда странный человек вынул свою валютную карточку из отверстия в автомате. Одновременно он вынул другую руку из квадратного окошка внизу, на котором красовалась надпись «Только для ремонта», закрыл окошко и тогда уже пошел куда-то.
Мальчик настолько заинтересовался сказочным богачом, что забыл про леденцы и решил подглядеть за странным дядей. Непривычно помалкивая, он пошел следом. Незнакомец шел быстро, и ребенку то и дело приходилось догонять его бегом. У самых дверей одежного магазина незнакомец подозрительно оглянулся, прежде чем войти, и мальчик не решился последовать за ним внутрь.
Минуты любопытного ожидания шли, а из магазина не выходил никакой дядя в новом пиджаке или в новой шляпе. Выходили оттуда только женщины в шляпах с длинными вуалями, молодые люди в полимерных комбинезонах и пожилые люди в серых костюмах. Еще вышел высокий парень в модных зеленых очках, белой мотоциклетной куртке нараспашку и узких белых брюках, очень широких книзу. Он странно шел, при каждом шаге виляя коленями в стороны, словно модный танцор. Ребенок проводил незнакомца удивленным взглядом и решил еще немного подождать богатого дядю в пиджаке.
Тем временем эксцентричный незнакомец своей танцующей походкой дошел до ближайшей парикмахерской, где заказал себе залихватский клок на лбу, в бессмертном голливудском стиле. После этого целеустремленно наведался в обувную лавку, и его черные ботинки сменились причудливыми туфлями в черно-белую полоску. Еще через некоторое время можно было увидеть модного незнакомца у салона раритетных автомобилей, выезжающим на шикарном антикварном Шевроле вишневого цвета. Теперь уже ни один житель города не мог остаться равнодушным к появлению незнакомого ретромана.
Между прочим, машина шестидесятых годов двадцатого века имела стандартный электрогравитационный двигатель, бесшумный и экологически чистый. Но для шика в механизм был вставлен целый комплекс аудио- и вибросимуляторов, благодаря чему Шевроле азартно ревел и подрагивал под своим владельцем. Удивительный незнакомец поднял вокруг себя буквальный шум, и своей яркой личностью переполошил весь город.

Комиссар полиции Джеймс Джексон всем своим видом соответствовал занимаемой должности. Это был грузный дородный мужчина с обвисшими щеками, в меру суровый и в меру деловой. Его образ завершала вечная сигара в титановых зубах.
- Я сказал им то же самое, Феликс, - лениво сообщил Джексон по видеофону, покачивая сигарой в зубах, - Это еще ничего не значит, если такой-то парень в автомагазине предьявил к оплате карту со счетом, примерно равным балансу с того чертового вскрытого валютного автомата. Я велел им даже не уведомлять этого придурка голливудского, тем паче у него все документы в порядке. Организовал ли я слежку? Ну а ты как думаешь! – взревел Джексон, обильно заплевывая экран видеофона, - Конечно, я велел шпикам присматривать за этим помешанным ретроманом. Такие клоуны быстро колются, Феликс. Вдохни поглубже, и просто жди, как я.
Джексон рьяно разжевал сигару, смачно сглотнул и отключил видеофон, после чего откинулся на спинку кресла и расслабился.

В гоночных клубных магазинах свободно продавалось реактивное топливо. Уличные гонки пользовались настолько большой популярностью, что пресекать эти попытки было слишком хлопотно. Тем более что любой транспорт комплектовался аварийным сенсором, который автоматически отключал движение при достаточно большой вероятности столкновения. Никто не удивлялся, если очередной лихач закупал пару-тройку баллонов и вставлял в свой электропланомобиль. И не было ничего странного в том, что владелец шикарной антикварной машины закупил их целую дюжину.
«А теперь в эфире ваша горячо любимая рубрика новостей «Случайная звезда»! Граждане города, если вы случайно подняли глаза к небу и увидели голубой пневмоплан с серебристой звездой, знайте – вы в эфире, потому что если вы видите нас, то вас видят все! Итак, смотрите нас, потому что мы
Прямо здесь и сейчас
Смотрим сверху на вас!
Сейчас мы видим группу спортивно настроенных подростков, которые выполняют сложные акробатические трюки с помощью электрограв-ботинок. Молодежь слишком занята тренировками, чтобы смотреть по сторонам. Далее, вы видите трогательную ссору двух пожилых горожанок. Какой удар сумкой по шее! Премия Драчливого Петуха обеспечена, а может даже и Индюка! Ну, самую шикарную премию Драчливого Павлина мы оставим на будущее... Тем временем мы продолжаем свою трансляцию. Здесь у нас влюбленная пара, ммм-м, ля амоур! А там – посмотрите на это чудо! Раритет, двадцатый век, цвет спелой вишни, шик да блеск! Машина останавливается под окном офиса сенатора Костровского, а нам становится все интереснее! Давайте ближе рассмотрим этого горячего парня – какой фасон! Крутые зеленые очки, зеленая гавайская рубаха, белая мотоциклетная куртка, белые брюки стиля «Диско семидесятых двадцатого века» - вот это гламур!
Внимание, у нашего героя в руке огнетушитель! Неужели сенатору Костровскому угрожает пожар? Если это так, то мы с вами станем свидетелями уникальных кадров. Парень с огнетушителем вошел в здание. Мы включаем датчик движения, чтобы отследить его действия. И – вот он, наш герой, быстро поднимается по лестнице! Но где же сенатор, неужели он не подозревает об опасности? А вот и сенатор, спокойно читает голограмму новостей за столом. Но нигде не видно пожара! Тепловые датчики ничего не показывают.
Тем временем парень с огнетушителем выбивает дверь ногой! Вот это удар! Бум-тарарах-и-щепки-вокруг! Сенатор вскакивает и сердится на нашего неудавшегося спасателя, однако парень не теряется и направляет на сенатора струю… О боже! Какой ужас! Это не огнетушитель, а огнемет!! Это невозможно! Вы видите, как ярко засветился огонь на экране?!
Сенатор Костровский объят огнем! Убийца! Негодяй! Он сжигает сенатора Костровского заживо! Сенатор еще жив, он отступает к стене и пытается сбить пламя руками… Но поджигатель преследует его… Вот Костровский падает, делая отчаянные жесты своему сгубителю… Безжалостный убийца спокойно направляет струю пламени на лежащее тело, и молча ждет, пока от Костровского не остается лишь горсть пепла! Какая фантастическая жестокость! Это ужасно!
Убийца прыгает в окно, просто выбивая его своим телом… Преступник падает прямо на водительское сиденье своей ужасного цвета машины и сразу же рвет с места на реактивном топливе. Баллон с реактивным топливом и насадка от огнетушителя – вот что послужило орудием жестокого убийства. Внимание, преступник вооружен и очень опасен! Задержите же его кто-нибудь…»
Вскоре над местом происшествия повис наряд полиции. Оглушительный вой сирен всколыхнул спокойствие города и распугал всех жителей на три квартала вокруг. Послышались громкие переговоры по коммуникаторам, и полицейские машины быстро поплыли куда-то.
Тем временем раритетный Шевроле со всего разгону влетел в окно другого правительственного здания, и верхняя часть строения моментально погибла во взрыве и сгустках огня. У машины был явно снят антиаварийный сенсор, а в багажнике оставалось несколько баллонов реактивного топлива.
Водителя в машине не было. Он успел выпрыгнуть за секунду до столкновения, и теперь приземлился перед напуганной горожанкой. Женщина возбужденно указывала на две внушительных вмятины, которые незнакомец оставил после себя на асфальте. Однако никакой дискомфорт в ногах не помешал преступнику сразу же скрыться за поворотом.
Далее человек в белом одним прыжком оказался в чьей-то машине, и водитель вылетел оттуда как тряпичная кукла. Странный человек же завел электропланомобиль в проулок, оторвал крышку капота и извлек электрограв-двигатель. За считанные секунды разобрав и собрав его в нечто другое, зловещий ретроман прикрепил к полученному устройству баллон реактивного топлива. В следующий момент струя плазмы из новоиспеченного плазмомета оплавила полицейскую машину, появившуюся из-за угла. Потерявший управление полицейский врезался в здание и лишился сознания.
Стильный маньяк-убийца целеустремленно пробежал три квартала дворами, после чего был взят в кольцо полицией. Но, поскольку за его спиной находилось еще несколько баллонов реактивного топлива, находчивый ретроман тут же использовал один из них в качестве ракетного ранца и оказался на крыше многоэтажного дома. Затем он просто спрыгнул с другой стороны крыши вниз, причем его ноги по колено ушли в асфальт, а близстоящая машина подпрыгнула от удара. Через секунду ретроман уже снова был на колесах и продолжал двигаться к своей неведомой цели, обильно поливая преследователей плазмой. Скоро ему пришлось заменить топливный баллон другим, но полиция вынуждена была отстать от преступника.
- Сканируй его, Феликс, - посоветовал Джеймс Джексон, сидевший за штурвалом.
Феликс Волкович лишь усмехнулся:
- Спецназ не наблюдает, а действует! – и выпрыгнул из машины, несомый электрогравным ранцем.
Успев только выпустить с десяток пуль из ручного пулемета, командир спецназа пожалел о своем опрометчивом решении. Одна из его пуль пробила топливный баллон, который в тот момент летел в его сторону… Нестерпимо жаркий взрыв метнул героя на десятки метров назад и разбросал строй полицейских машин.
Джеймс Джексон, который вел машину достаточно высоко, лишь поморщился:
- Грязную игру ведешь, парень. А я тебя все-таки просканирую… Так я и знал. Робот.
Он сжевал сигару, затем неспеша развернулся, снизил машину и поднял своего товарища, изрядно помятого и раздосадованного.
- Я же в него попал! – бормотал Феликс Волкович недоуменно, - Я точно в него попал! Он что, железный?
- Вот именно, - подтвердил Джексон. – Железный, Феликс.
Их машина уже мчалась в другом направлении. Джексон разъяснил это просто:
- Теперь только Наката поможет во всем разобраться.

Небольшого роста и очень худой, ученый Наката Минамото глубоко задумался.
- Знаете, я всегда подозревал, что мой бывший друг студенческих лет доктор Пьетро Маринетти однажды выдаст нечто подобное, - грустно рассудил он. – В том, что гуманоидный робот-убийца является его творением, я лично не сомневаюсь, - и ученый вновь впал в глубокие раздумья.
- Ну это ладно, - весомо громыхнул Джеймс Джексон, - А остановить-то этого терминатора как?
Наката Минамото покачал головой, прикидывая что-то в уме.
- Наш общий с Пьетро наставник, академик Отто Кенинберг, говорил: магнитно-статическое поле смертельно для любого электронного механизма. Запаситесь терпением, и через трое суток я смогу предоставить вам с полдюжины гранат – специализированных, опасных лишь для электронных механизмов.
- А где сейчас сам этот доктор… Как там его… - вмешался Феликс Волкович, - Ваш студенческий товарищ?
- Если бы и знал, то не сказал, - тихо ответил Наката Минамото.

Спустя три дня положение в городе было военным. Повсюду выли пожарные и полицейские сирены. В небе грозно носились электрограволеты, а по улицам двигались громады ионных танков и передвижных стрелковых бункеров. Кое-где по всему городу поднимались к небу черные столбы дыма, где-то уже угасающих, а где-то только разгорающихся пожаров.
Население эвакуировалось, а военных все прибывало. На всех уличных экранах красовалось лицо человека в разбитых ретроманских очках, в изорванной и опаленной белой одежде.
«Ситуация с чередой жестоких убийств проясняется, - вещала со всех экранов равнодушная дикторша, - И становится понятен мотив машины-убийцы. За три дня преступной деятельности в городе погибли семнадцать передовых политиков, восемь известных активистов, девять деятелей СМИ, девять полицейских, два военных и около полутора десятка простых горожан, еще двадцать с лишним получили ранения. Если последние являлись случайными жертвами обстоятельств, а стражи закона погибли при исполнении служебных обязанностей, то известные люди были обречены с самого начала. Учитывая, что все они были активными сторонниками так называемого «футуристического» движения, напрашивается вывод об организованном истреблении участников этого течения. Фактически, «футуристы» в нашем регионе остались без руководства с гибелью таких известных личностей, как…»
Откуда-нибудь непрестанно слышались взрывы, одиночные выстрелы и очереди, орудийные залпы. А электрограволет с элитным подразделением спецназа во главе с Феликсом Волковичем тем временем незаметно пробирался через каменные джунгли мегаполиса…
Преступник находился в здании, оцепленном военными. Уже через несколько минут Волкович завел туда свой отряд. Враг был обнаружен и не двигался с места, боевая операция вошла в исполнение. Сам командир Волкович осуществлял прикрытие из ручного пулемета, пока его группа оперативно закидывала врага высокотехнологичными гранатами.
Противник не шевелился. Посреди всеобщей разрухи он непринужденно сидел за столом и неподвижным взглядом за разбитыми желтыми очками встречал спецназовцев, которые осторожно приближались. Волкович снял крапчатый берет, показывая короткие волосы с проседью, и утер им пот с лица. Его большая жилистая рука коснулась плеча робота и извлекла из-под опаленного, некогда белоснежного воротника миниатюрный экран. Среди множества технических сводок Волкович прочел:
«…испытание модели ЛВС-5 прошло успешно, поздравляю Вас, доктор М. Все функции отключены. Спасибо за пользование услугами опытной модели ЛВС-5. Самоуничтожение через 180 секунд…»
- Уходим!!! – резко крикнул Волкович и сам бросился прочь.
Опытная модель боевого гуманоидного робота перестала существовать.

- Это ты, Феликс? – спросил Джексон, как обычно, покуривая перед видеофоном. – Завалил железяку? А, вон оно что. Сразу тебе скажу: я от Накаты, сам он исчез. Только оставил после себя папки с данными о создании всевозможного противокиберного оружия. Что я обо всем этом думаю? Я съезжаю на деревню и бросаю все к чертовой бабушке!
Джексон съел свою сигару и жадно откусил от еще одной.

- Ну, приходите в себя понемногу, Наката? – спросил кто-то, и далекие обрывки звуков постепенно слились в мужской голос. – Вы хорошо подготовились. Вооружились магнитным излучателем и аналоговым сканером, и пришли ко мне в одиночку.
Минамото молчал. Он старался понять, что привело его в такое незавидное положение, и где в его действиях крылся просчет.
- Вы уже ознакомились с моим творением, названным мной Логикой Военно-Симуляторной-5, или сокращенно моделью ЛВС-5, - говорил торжествующий Доктор М. – Признаться, результаты испытания поразительны. Помимо непревзойденных боевых навыков, модель ЛВС-5 каким-то образом унаследовала еще и давно забытое мной пристрастие к стилю семидесятых двадцатого века. Вследствие этого, серия ЛВС будет переименована в Элвис. Правда, созвучно?
Рядом с Доктором М теперь стоял высокий и статный человек-робот, точная копия смертоносной машины, которая в одиночку превратила мегаполис в дымящееся поле битвы. Одет он был уже соответственно своему стилю. На твердом загорелом лице сверкали новые ретроманские очки, а углы белой мотоциклетной куртки щеголевато торчали в стороны на широкой груди. Минамото терпеливо ждал дальнейших разъяснений, лежа на реанимационной койке.
- Вы ожидали встретить на пути еще несколько моделей Элвис-5, - продолжал Доктор М, - И вы не зря этого ожидали – уже более десятка этих моделей ждут своей очереди в моем техническом центре. Но все же, вы просчитались, коллега, и были тем не менее обезврежены и доставлены сюда. Представляю вам свою последнюю разработку, Элвис-6.
Из тьмы вышел чернокожий мужчина среднего роста, ничем не примечательный, и вообще незаметный. На нем был надет неброский старомодный костюм синего цвета. На бесстрастном темном лице виднелись столь же темные ретроманские очки.
- Неудивительно, что вы не смогли обнаружить эту модель, коллега, - самовосхищенно заявил Доктор М, - Это величайший мастер скрытности, он черен как ночь и тих, как смерть. В отличие от модели Элвис-5, эксперта в области ведения боевых действий, яркого воителя, Элвис-6 является скрытым оружием с маскировочной комплектацией. Более того, последняя модель обладает потрясающим ораторским искусством, это психолог, дипломат и шпион одновременно. Элвис-6 тонкой иглой интриги пронзит мир и опутает его невидимыми нитями моего влияния, а потом… Мир рухнет под поступью целой армии Элвисов-5! Именно таков мой грандиозный план.
- А есть ли в этом смысл? – язвительно спросил Минамото.
- Смысл на самом деле огромный, - охотно пояснил Доктор М, - Сам я отъявленный футурист, в отличие от вас, и тем не менее вижу дальше своих единомышленников. Все они объяты неуемным упоением от открывшейся им возможности навсегда изменить себя в лучшую сторону, и совсем не смотрят на последствия. А ведь помимо пагубного воздействия на окружающую среду, стоит отметить и тот немаловажный факт, что конечная форма кибернетического человека будет еще очень далека от совершенства, и может повлечь опасные последствия. Я собираюсь преподать человечеству жестокий урок и пройтись по нему железной поступью своих наглядных роботов-пособий. Человечество должно наконец повзрослеть и более ответственно отнестись к таким серьезным вещам! Когда-нибудь в далеком будущем, я верю, люди смогут осуществить эту мечту, не губя при этом целую планету. Люди не заслужили еще своей идеальной формы, не готовы к таким качественным переменам.
- Благородная цель, - согласился Минамото, - Но каковы средства…
- Коллега, все гении – добрые и злые – это великие учителя, - рассудил Доктор М. – Но злых слушают внимательнее… Я всего лишь делаю свое дело, и цель оправдывает средства. А теперь, что касается вас, почему вы все еще живы. Это очевидно, что человечество не сможет выдержать наступление моих Элвисов, а добровольно уйти в отставку я не намерен. Поэтому, в ближайшие дни можете свободно наблюдать мои дальнейшие разработки, а когда придет срок, я выпущу вас на волю, чтобы вы помогли беспомощным людям противостоять опасности. Но большой форы по времени от меня не ждите – так что, до поры, вы мой невольный гость.
«И почему в жизни так устроено, - думал Минамото, - Почему лютые враги вечно вынуждены идти по ней бок о бок?»
За звуконепроницаемым окном легкий ветерок безмятежно кружил осенние листья в саду, а вдалеке взор ласкала голубая гладь озера. Даже не верилось, что за угроза затаилась в этом месте.


Рецензии
Второй рассказ объемный, с множеством боковых линий, которые можно развить и из малой прозы перейти в более крупные рамки. Хороший смысловой конец рассказа, да и сам язык повествования на хорошем уровне.

Марина Гусева   02.11.2014 23:32     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.