Утопия

- Но скажите-ка нам, уважаемый. Доводилось ли Вам читать книги Шелдона Пьессо?
- Боюсь, что не могу ответить на Ваш вопрос положительно.
- Может, вы попали в плен предрассудков относительно его разгульного образа жизни, и поэтому отказали себе в удовольствии читать этого прекрасного строкотворца?
- Скорее, я попал в плен незнания того, что есть такой писатель.

На секунды повисла тишина. Затем раздался свист хлыста, чей удар пришелся по распахнутой груди допрашиваемого, связанного на стуле. Бедняга что-то прохрипел и уронил голову на грудь.

- Послушайте, дорогой невежда, что я хочу Вам сказать. Шелдон Пьессо – это человек, открывший новый мир, мир красок и картин, не имеющих аналогов ни в нашей реальности, ни в трудах его коллег по творческому пути. Погружение в его глубины незабываемо! Нельзя так просто взять, прочитать Шелдона Пьессо, и остаться прежним человеком! Он меняет нас к лучшему. А Вы! Вы! Даже не удосужились не то, что прочитать, но даже иметь в виду, что он существует и пишет для Вас с нами!
- Но теперь я знаю о Шелдоне Пьессо. И даже, буду честен, испытываю большое желание приобщиться к сакральному, заложенному в его титанических трудах. И чем быстрее Вы позволите мне покинуть сей скромный дом бесед и увещеваний, тем скорее я окунусь в животворящее чтение.

Щелкнул замок, распались путы, и связанный человек перестал быть связанным. Он встал и принялся растирать затекшие мышцы, разгоняя кровь по тем участкам тела, которым этой крови заметно не доставало весь прошедший час «беседы».

- Но помните, уважаемый. Через два дня на третий вы обязаны приходить в наш дом бесед для того, чтобы делиться мнением о прочитанном. Наш сотрудник, будьте уверены, сумеет поддержать интересную и многогранную беседу о творчестве Пьессо, о характере персонажей, о незаметных интонациях, дающих произведениям двойное и тройное дно… К тому же, беседа будет проходить за чашечкой ароматного чая или кофе! Прейскурант на напитки вон в том углу у выхода, идите и посмотрите.

Бывший пленник развернулся, мельком глянул на прейскурант и решительно вышел вон, месить сапогами бескрайние сугробы во дворе «Дома принуждения к знаниям». Когда удаляющийся хруст снега перестал быть слышимым, проводивший «беседу» крепкий пожилой бородач сел на стул и закурил трубку.

- Слушайте, Михайло. За последний год выявляется существенно меньше людей, которых нужно «увещевать» становиться культурными и начитанными. Раньше мы морозили целые очереди во дворе под конвоем, во всех отделениях «Дома» во всех районах был аврал! А сейчас что? Один два человека в день. Не будет теперь преувеличением сказать, что мы – самое начитанное тридесятое королевство в мире!
- Да, хорошо наши увещевательные патрули поработали. Но какова решительность мер! – останавливали любого прохожего и заводили с ним разговор о любом писателе из списка рекомендуемых. Не ответил, стушевался, замешкался – так добро пожаловать на «беседу» с последующим контролем за ростом начитанности.
- Говорят, скоро и по математике такой контроль введут. Будет так недалекий плоскоум идти по тротуару, а тут патруль его хвать! В руки ему листок с заданием, ручку и две минуты на выполнение. Калькулятор за отдельный прайс. И нам, глядишь, штат расширят, математиками дополнят, заживем!
- Тиболь, а позволь узнать, как у тебя самого то с математикой? Я, конечно, понимаю, что тебя проверять не станут, у тебя удостоверение есть, но…

Крепкий бородач тяжелым взглядом вперился в собеседника, вынул трубку из рта и, неспешно выпустив дым, угрожающе сжал кулак свободной руки.

- Михайло, твою мать. Ты не пил ли сегодня за обедом? Может, мне ещё Шелдона Пьессо почитать перед сном? – бородач расхохотался от своей же шутки, потом опять посуровел и продолжил - Запомни, Миша, если корочка позволяет тебе избегать проверок патруля, значит тебе её ровно для того и дали – чтобы привилегия была. А в чем наша привилегия, Миша? А в том она, что мы можем не читать Пьессо и не понимать уравнений. Иначе какой смысл во власти, пусть даже такой пустяковой? В привилегиях, Миша! В привилегиях…
- Так а… погоди, Тиболь. А думский сход наш, а совет Приближенных…, а… сам Верховный… у них тоже такая привилегия, чтоб не читать Пьессо и, упаси боже, не понимать интегралы с матрицами Крамера?
- Ну, ты ведь понимаешь, что к ним увещевательный патруль не пристанет. И в «Доме» нашем ты много думских сходцев видывал?
Оба затянулись, выпустили облака густого дыма, затем Михайло поставил самовар. Было тепло и уютно.
- Как бы там оно ни было, но национальная идея, в виде всеобщей начитанности, грамотности и уразумении научно-культурных достижений человечества – это прекрасно. Лучше не бывает – прозвучал тихий густой голос какого-то «управца» из дальней светлицы, что ранее не вмешивался в разговор.

Снаружи послышались крики, возня, кого-то тащили по снегу в «Дом».
- Поймали очередного безграмотного – заглядывая в оконце прошуршал Михайло – готовь веревки с плетью, Тиболь, будем приобщать товарища к национальной идее.
- Завсегда уготов – расплывшись в довольной ухмылке пробаритонил бородач.

Смеркалось. Шелдон Пьессо трудился над очередным шедевром. Народ победившей грамотности и начитанности шуршал страницами и томно вздыхал, лелея мысль о неизбежной революции с огромными кострами, в центре самого большого из которых будет Шелдон Пьессо со своим очередным шедевром. Уже скоро к нему, прямиком в соседнем костре, обещал присоединиться и Мишель Планшет – великий математик и просто хороший человек.


Рецензии
Понравилось. Быстро же однако пишете, еще утром одно, а вечером другое. И еще... чувствуется стиль Стругацких, "Трудно быть богом".

Джерри Новотны   13.10.2014 23:23     Заявить о нарушении
Эти две штуки были написаны на прошлой неделе в разные дни. Просто на прозу с тех пор не заходил. А вчера вот зашел, чтобы почитать, что люди пишут. Ну и опубликовал заодно кое-что из накопившегося.
У Стругацких я читал не всё, и вот "Трудно быть богом" как раз таки не читал:)
Кстати, Джерри, хотел вас спросить. У вас многие произведения датированы давно минувшими годами либо же июлем текущего года. Планируете ли обновлять страницу?

Вацлав Яньский   14.10.2014 09:20   Заявить о нарушении
Вацлав, я пишу со скоростью улитки. Замыслы есть, кое-что начато, но ничего в той стадии, которую можно было бы выложить.

Джерри Новотны   14.10.2014 10:11   Заявить о нарушении