Размер доходов и эффективность стимула

                Наша ракета упала в болото
                Какая зарплата – такая работа
                Анекдот



Во всем мире восторжествовала либеральная идеология, краеугольным камнем которой является положение: человек действует экономически целесообразно, для того, чтобы человек хорошо работал, его нужно материально заинтересовать

Кому это выгодно – понятно.
Собственники предприятий шантажируют общество тем, что, если они не будут получать сверхприбыли, их предприятия не будут эффективно работать на пользу общества, а потому с них нужно брать как можно меньше налогов. Мультимиллиардеры лоббируют включение в учебные программы для студентов по экономике положения, что наиболее оптимальное налогообложение – на капитал, а всю прибыль собственник должен оставлять себе. То есть сверхприбыли облагать налогом не надо, прогрессивный налог на прибыль – путь к «неэффективной экономике». Иногда даже это выражается так: «нужно освободить людей от налогового пресса и дать людям возможность больше зарабатывать». При этом они хитро скрывают, что чем меньше налогов поступит в госбюджет, тем меньше останется средств на социальные программы. Они говорят, что богатые люди все равно будут тратить деньги, а потому они вернутся в экономику. Мы знаем теперь, как это работает на практике. Например, переводят деньги в оффшоры. И плакали денежки для страны. А если в стране? На производство предметов роскоши. В то время, как много людей нуждаются в жизненно необходимом. На финансирование государственных переворотов, в результате которых к власти приходят деструктивные силы, ввергают страну в войну, которая разоряет экономику и приводит к неисчислимым жертвам среди людей. Так было с Гитлером – и это лишь самый яркий пример
Но, с другой стороны, разве можно лишить экономику эффективных стимулов?

Японский организатор производства, специалист по управлению качеством профессор Исикава говорит, что это ложный подход. Американский инженер Жак Фреско говорит о том же.

В самом деле, верно ли, что большая зарплата – гарантия высокого качества и усердия в работе?
Вспомним: наиболее тяжелая работа физически у шахтеров (и некоторых других представителей рабочих профессий). А самый большой доход – не у них, а у бизнесменов. Наиболее интенсивная умственная работа – у ученых. Рассеянность их – это следствие огромной внутренней сосредоточенности на проблемах, над кроторыми они работают. Ибо умственная работа поглощает все их внимание, все ресурсы мозга, почти непрерывно, а не 8 часов в день. И эта же работа наиболее плодотворная – они создают нечто новое. Их энтузиазм общеизвестен, не за деньги они работают. Значит, ни самый тяжелый физический, ни самый вдохновенный умственный труд не подкреплены денежными стимулами. Но, может быть, работа управленца, организатора (каковыми являются бизнесмены) требует материальных стимулов? Здесь уместно вспомнить самого эффективного менеджера в истории человечества – Иосифа Сталина. Его враг Черчилль вынужден был признать его заслуги: Сталин принял на управление страну с сохой, а оставил – с атомной бомбой. Под руководством Сталина Советский Союз из отсталой аграрно-индустриальной страны превратился в индустриально-аграрную супердержаву, лидера полумира в экономической, военной, научной и культурной сферах. И что же? Нужно ли говорить, что Сталин был бессребренником, никакой роскошью себя не окружал; вилл, яхт, атомобилей и счетов в банках после себя не оставил. Справедливости ради следует признать, что не окружал себя роскошью и Гитлер, в отличие от его ближайшего окружения. Стоит добавить, что бизнесмены, добившись стабильного большого дохода, норовят нанять управленцев и уйти от дел, превращаясь в паразитов-рантье. Наконец, на Западе в науке, изобретательской деятельности наибольшая отдача – от выходцев из стран бывшего соцлагеря, которых нанимают на зарплаты, меньшие, чем у коренных жителей стран Запада.

Жак Фреско и профессор Исикава, скорее всего, никогда не слышали друг о друге, но высказали одну и ту же истину:
ЧЕЛОВЕКА НЕЛЬЗЯ ЗАСТАВИТЬ РАБОТАТЬ ЗА ДЕНЬГИ.

Жак Фреско отмечает, что все работодатели прекрасно понимают эту истину. И платят своим наемным работникам лишь самый необходимый минимум, чтобы на зарплату можно было едва прожить. Зачем платить больше, если это не приведет к увеличению производительности труда, а значит, прибылей собственника? Поэтому рассчитывать на улучшение жизненных условий, когда минует кризис – бессмысленно. Кризис и бог знает что еще – лишь отговорки. Главная же причина, отчего у работников наемного труда наблюдается массово низкий уровень жизни – то, что работодатели не заинтересованы платить больше.

Профессор Исикава говорит, что имеется богатый опыт в этом отношении. Как только рабочим увеличивали зарплату, это приводило не к повышению качества труда, а к увеличению количества прогулов.

С другой стороны, нынешняя узкая специализация позволяет взять на любую работу человека без особо выдающихся умственных способностей, было бы у него соответствующее специальное образование. Незаменимых людей нет, а безработица позволяет с легкостью найти замену любому. Поэтому квалифицированных специалистов не особенно ценят, жалуют большими зарплатами

Воистину, нет предела цинизма обманщикам от либеральной пропаганды! Лоббируют вдалбливание в головы избирателей и студентов одно, когда на практике руководствуются совершенно противоположным! Но политики-либералы дают бизнесменам возможность платить меньше налогов и меньше зависеть от законодательства, регламентирующего социальную сферу. Тот есть освобождают от социальной ответственности. В результате лозунг «дать людям больше зарабатывать» приводит к тому, что промышленные магнаты и прочие бизнесмены зарабатывают больше, но их наемным работникам улучшить материальное положение шансов не оставляют!

С другой стороны, вспомним массовый энтузиазм первых сталинских пятилеток. Когда благодаря самоотверженному труду людей страна превращалась в супердержаву, а хозяйство восстанавливалось в сроки, казавшиеся немыслимыми западным экспертам. В литературе об этом времени поспешили называть это явление «эксплуатацией энтузиазма». Да только какая же это эксплуатация? В стране не было каких-либо привилегированных классов, пользовавшихся материальными благами за счет труда остальных. Все, что было создано в стране, шло на пользу всем без исключения, все строящиеся объекты были объектами общественного пользования. Неравенство возникло уже после Сталина. Людей вдохновляла идея, что они – строители нового мира. Мира, в котором воплощены лучшие идеи добра и справедливости. Так что нет никакой меркантильной основы в экономическом чуде превращения отсталой России в супердержаву СССР.

Еще одни пример. Дейл Карнеги, автор бестселлеров по психологии, рассказывал, как в США на заводе добивались повышения производительности труда рабочих. Бригада создала за рабочую смену 6 изделий, написали эту цифру мелом на стене. Следующая смена решила превзойти их, им это удалось, и они написали свою, бОльшую цифру. Те решили их превзойти, и так далее. Так люди трудились изо всех сил, не имея  никаких меркантильных мотивов, так как результаты этого импровизированного соревнования специально не оплачивались. Но если для США такой моральный стимул к труду был экзотикой, то в СССР, как известно, понятие «социалистичекое соревнование» было привычным, широко распространенным, явлением.

Можно также упомянуть еще об одном, интересном с рассматриваемой точки зрения, изобретении капитализма. Это компании сетевого маркетинга, или MLM-компании. Они представляют собой посреднические организации, создающие сеть распространителей некой продукции, организованные по принципу «финансовой пирамиды». Каждый стремится привести в компанию новых распространителей и становится «корнем» разветвленного «дерева». Компания организована таким образом, что доход «корня» формируется как из его собственных успехов в продажах, так и из процентов от доходов «ветвей», успешность же «корня» на доходы «ветвей» не влияет, за исключением того, что, чем успешнее «корень» в продажах, тем он более ценен как наставник, источник информации. То есть здесь напрочь отсутствует конкуренция, а потому интриги, «подсиживание», увольнения исключены, атмосфера исключительно дружелюбная. Наоборот, все заинтересованы в успешности всех. «Корни» проводят с «ветвями»регулярные инструктажи, также периодически проводятся и более крупные собрания многочисленных участников данных организаций с целью обмена опытом. А поскольку в увеличении продаж «веток» заинтересованы не только сами «ветки», но и «корни», то такой обмен опытом никогда не превращается в пустую формальность, досадную обязаловку. Все трудятся на благо всех и стремятся одни – научить, другие – усовершенствовать собственные навыки! Да, такие компании – плоть от плоти потребительского общества, определяющим здесь служит материальный стимул, это однозначно тупиковый путь. Однако данный пример показывает, что даже при капитализме конкуренция не всегда двигатель прогресса, а в данном случае – наоборот, помеха ему. Здесь находит реальное воплощение принцип, сформулированный Марксом и Энгельсом для описания коммунизма: свободное развитие каждого является условием развития всех. Этого не было даже на советских предприятиях, которые тиранией начальства и интригами в борьбе за должности ничем не отличались от предприятий капиталистических.

Еще одно изобретение капитализма имеет прямо противоположные свойства. Если MLM-компании – это метод отказаться от конкурентной среды ради прибыли, то фрилансеры часто жертвуют прибылью во имя конкурентных преимуществ.
Фрилансер, как известно, - это человек, который не является наемным работником какого-либо предприятия, а берет работу на дом, находит ее ныне, как правило, через Интернет.
Начинающему фрилансеру нужно заработать репутацию, чтобы в дальнейшем работодатели отдавали предпочтение ему. Репутация определяется количеством положительных отзывов. Для отзывов нужны заказы, а для заказов нужны отзывы – порочный круг! Разрывают этот порочный круг тем, поощряют работодателей делать заказ, отказываясь от оплаты. Работаю бесплатно, за отзыв,- сообщают о себе некоторые начинающие фрилансеры на фрилансерских сайтах.
Итак, человек сам находит себе задачи, которые лично ему представляются интересными, а не те, что диктует наемному работнику начальник, сам себе является хозяином во всем - он не подчиняется никакой производственной дисциплине, работает и отдыхает, когда ему лично удобно - и при этом, как видим, зачастую бесплатно, с одним лишь моральным стимулом в виде отзывов. Здесь широкие возможности для самореализации.
Разумеется, конечной их целью является все же прибыль, имеет место лишь перераспределение доходов (и труда) во времени.
Но в истории можно найти массу примеров, когда то, что становилось определяющей чертой нового строя, присутствовало в виде ростка в условиях старого строя. Примеры с MLM-компаниями и фрилансерами приведены лишь из этих соображений, без претензии на то, чтобы утверждать бОльшее. Однако есть и более интересные примеры.

О причинах экономического чуда Японии, испытавшей невиданный послевоенный экономический взлет, рассказал сам профессор Исикава – из личного опыта.
Это он руководил внедрением так называемых кружков качества на японских предприятиях.
В кружках качества участвуют как инженеры, так и рабочие. На заседаниях кружков они обсуждают проблемы повышения качества продукции. Поощряется дружеская атмосфера, в кружках качества нет начальников и подчиненных, инженеров и рабочих. Участники кружков как делятся собственным рабочим опытом, так и обсуждают специальную литературу. Регулярно представлять доклады по написанным рефератам является обязанностью участников кружка. Это значит, что они много работают и за пределами завода, в библиотеках и дома (Интернета в конце ХХ века еще не было). Результаты?
Во-первых, собственники предприятий довольны тем, что деятельность кружков качества реально способствует повышению качества продукции. Во-вторых, руководители кружков отмечают, что дельных предложений от рабочих поступает не меньше, чем от инженеров. То есть интеллектуальные силы, творческое начало пробуждаются даже в людях, чья профессия к этому, казалось бы, не располагает.
Во сколько же обходятся кружки качества собственникам предприятий, и какие материальные компенсации получают сотрудники за фактически дополнительную рабочую смену (участие в заседаниях, обдумывание предложений к будущему заседанию, работа в библиотеке и подготовка доклада дома)?
Ответ интересный. Профессор Исикава всегда настаивал, чтобы участие в кружках качества было, во-первых, добровольным, а во-вторых, материально не поощрялось! То есть: люди отдают предприятию почти целую рабочую смену – и, может быть, самую продуктивную смену! – из чистого энтузиазма!
Конечно же, приходит на ум мысль о предрасположенности восточных народов к коллективизму. Если японцу сказать: вы опоздали на работу – тем самым вы наносите ущерб интересам фирмы! – то для него это не пустой звук. Американцу же то же самое станет значимым, лишь если эти слова будут подкреплены денежным штрафом. Может быть, этим объясняется энтузиазм членов кружков качества? Сам профессор Исикава говорит: я раньше думал, что кружки качества могут быть внедрены лишь в восточных странах, среди народов, культура которых испытала на себе влияние конфуцианства. Однако мне известны примеры успешного внедрения кружков качества и в странах Запада,- говорит он.

Но что характерно для японских кружков качества, то характерно для отдельных профессий во всем мире. Еще раз хотелось бы напомнить, как работают люди творческих профессий. С каким энтузиазмом забывают они о еде и сне, жертвуют временем и даже деньгами! А нетворческие профессии как правило хорошо автоматизируются, и дело только выигрывает, когда такие задачи перекладывают на плечи машин. В общем, деньги пока еще служат важным фактором общественных отношений, а человек – существо общественное, ему «нельзя жить в обществе и быть свободным от него». Однако как только деньги как часть общественных отношений исчезнут в ходе эволюции общества, человек и не заметит этого. Сами по себе деньги чужды человеческой природе.
Что мы видим уже сейчас.

Хороший пример – нищая, практически лишенная промышленности Куба создала одну из самых совершенных в мире систему здравоохранения. Ее система, по авторитетному мнению экспертов ООН и Всемирной организации здравоохранения, по разным критериям занимает от 5-го до 7-го мест в мире. По богатству же Куба не входит и в первую сотню стран. То есть она опередила сотню самых богатых стран, не имея ни денег, ни дорогостоящего оборудования. Оказывается, кто-то и без денег стремится к созиданию, а кому-то и мировое лидерство по богатству мешает… Разумеется, кубинцев подвигла к созиданию не бедность, а человечная атмосфера системы общественных отношений. Да, это нищая страна, что обусловлено как отсутствием природных ресурсов, так и экономической блокадой, организованная странами Запада. Но благодаря плановой системе распределения и бесплатному здравоохранению там никто не умирает от голода и запущенных болезней. Капиталистических корпораций там нет, поэтому трудиться во имя всеобщего блага ничто не мешает. Система не вынуждает думать о прибыли, о том, как разорить конкурента или  обмануть пациента, не вылечить его, а сделать хроническим больным, и тем самым - «постоянным клиентом». А идеалы оказывают вдохновляющее воздействие. Результаты – особенно по сравнению с имевшимися для их достижения материальными возможностями – просто потрясают.

Но, может быть верно то, что трудолюбивого человека не нужно и заставлять работать, а лентяю нужны все виду стимулов? Действительно, что заставит работать лентяя, как не денежный стимул?
А может быть, все как раз наоборот? Может быть, именно современный мир материальных стимулов плодит лень? Попробуем разобраться…
Если цель труда – не самореализация, а удовлетворения своих материальных потребностей… если человек предоставлен самому себе и вынужден заботиться о себе сам, вместо того, чтобы быть уверенным, что о нем позаботится общество… …То схалтурить при первой же удачной возможности – этот единственно правильное решение! Нет, конечно же, за плохую работу не заплатят. Система устойчива, что доказывается ее жизнеспособностью. Речь не об этом, а о том, что за деньги человек не станет «гореть» на работе. Речь идет о сбоях системы, о лазейках, о ситуации, когда возможность схалтурить безнаказанно ДЕЙСТВИТЕЛЬНО предоставляется.
И в условиях капитализма никто не отменял цель человека как общественного существа – реализоваться как общественно значимая персона. При капитализме это называется быть успешным, а успех при капитализме – это иметь как можно больше ресурсов для себя лично, причем это тем престижнее, чем меньше тех же ресурсов у других.
Получается, что, тратя время и усилия на работу (пусть общественно полезную) как средство, я ворую эти ресурсы у себя как цели (при капитализме). Если я могу сегодня работать не 8-10 часов, а меньше 8, то это время я могу потратить, например, на то, чтобы заработать деньги другим способом, или на ремонт своей квартиры (при капитализме даже капремонт квартиры не делается силами служб жилищно-коммунального хозяйства и на их же средства, а на средства владельца квартиры его собственными силами либо силами наемных работников, нанимаемых опять же из его кармана). Словом, как-то потратить на себя. Пусть не на работу, а на отдых, на восстановление сил, ведь и забота о здоровье лежит на самом человеке, ибо чем дальше от советских времен, тем страшнее становится просто заболеть.
- Мой опыт преподавания подталкивает меня к тому, что нужно написать учебник по моему предмету. С каким увлечением взялся бы я за эту работу! - говорил один знакомый автору преподаватель.- Но мечта так и останется мечтой, ведь работу над книгой мне никто не оплатит, как и ее издание.
Вот так - общество с господствующими в нем товарно-денежными отношениями, оказывается, не стимулирует труд, а удерживает от него тех, кто и способности имеет, и желание! 
А если человек не имеет особо выдающихся способностей, если у него есть успешные конкуренты… а переучиться на дело, к которому он более склонен, нет денег… а выявить, к чему он склонен, никто и не пытался, а  сам он не развит и потому не может… отсюда полное отчаяние, осознание тщетности своих усилий – вот корни лени и пьянства.
При другой системе этот же человек прекрасно выполнял бы функции, к которым он склонен; скорее всего, в коллективе с теми, кого нынешняя капиталистическая система делает его конкурентами, а значит, врагами, источником опасности.
Если человеку не нужно заботиться ни о хлебе насущном, ни даже о масле, то он может отдаваться работе полностью, заниматься ею дни и ночи, как в ХIХ веке, когда продолжительность рабочего дня составляла 14-18 часов в сутки. Впрочем, сейчас в японском языке активно используется слово, означающее: «смерть от переработки». Хоть сверхурочная работа там не поощряется, капиталисты находят способы выжать из трудящихся все соки. Но если человек работает не за деньги, ему несложно контролировать себя. Ведь исчезновение вдохновения, временное охлаждение энтузиазма – лучший (потому что естественный, соответствующий индивидуальной физиологии) сигнал того, что соответствующие участки мозга устали, и нужно переключиться. А работая вдохновенно, человек проявляет чудеса производительности, к тому же охотно идет на дополнительные траты времени, и еще после этого ему требуется меньше времени и прочих ресурсов на самовосстановление.

Неслучайно в психологической литературе, в литературе по менеджменту, первостепенное внимание уделяется проблемам мотивации, а базируется это на понятии самореализации. Секрет энтузиазма на работе не в зарплате, а в возможности для человека раскрыть свой потенциал. Самому человеку нужно немного – другое дело, что он должен быть всем этим обеспечен, а не нуждаться в самом элементарном, но это совсем немного. А дальше… «Я могу обходиться без многого, но не хочу, чтобы об этом знали другие»,- сказал Вольтер. Обеспечьте человека всем необходимым (а не предметами роскоши), дайте почувствовать уверенность в безопасности собственной и близких, не оскорбляйте неравенством… Это вполне по силам хозяйству страны. И дайте человеку заниматься тем, что у него, во-первых, получается, во-вторых, что ему нравится, в-третьих, в чем он чувствует себя полезным. Результаты превзойдут все ожидания!

Так что же, если подвести итог, доказал автор? Какое еще безденежное стимулирование,если во всех без исключения примерах конечной целью является все-таки прибыль?
Но в нынешнем обществе иначе и невозможно. Автор и не думал доказывать что нынешнее общество - уже является коммунистическим.  И, уж конечно, "нельзя жить в обществе и быть свободным от него". Но все эти примеры показывают, что даже в нынешнем обществе имеют место ростки безденежно стимулируемого труда. Эти ростки потому и проросли, что они не противоречат человеческой природе, а используют ее необычным для нынешнего общества способом. Но раз устройство нынешнего общества не является частью человеческой природы, а эти ростки взошли на почве человеческой природы, то, значит, возможно иное общество, где эти ростки разовьются в принципиально новые трудовые отношения.

То, что существует как исключение в виде кружков качества, атмосферы дружелюбия и сотрудничества внутри MLM-компаний, свободного труда фрилансеров и т.д., должно стать повсеместно правилом общественной жизни.

Но система общественных отношений должна быть соответствующей. Примеры, приведенные в настоящей статье, показывают возможность такого общества с точки зрения природы человека. Значит, в формировании такого общества остановка лишь за экономическими (политическими)факторами.

Общество меняется. Уже разработаны модели безденежной экономики академиком Глушковым и Николаем Ведутой. Деньги более не являются незаменимым регулятором производства, более того, они устарели в этом качестве. Но деньги также были при капитализме проверенным временем стимулом к труду. Однако, как видим из приведенных выше примеров, и в этом качестве деньги не являются незаменимыми, и даже не слишком эффективны.
Советский путь обеспечения всеобщей занятости и уголовного преследования тунеядства был путем более гуманным, чем капиталистическая безработица, но тупиковым. Точнее, это имело смысл лишь как временное положение дел на период существования мобилизационной экономики, но консервировать это состояние в послевоенное время было ошибкой.
Идея марксизма о труде из мотивов самореализации и распределении не по деньгам, а по потребностям, еще недавно казавшаяся полной утопией, приобретает черты предметной конкретики


Рецензии