Дом с резными воротами

 
Вот они, до боли родные резные ворота… Наконец-то я нашел свой дом!  Осталось пройти всего несколько метров, но ноги  совсем не слушаются: замерзли. Сегодня зима совсем озверела, а ветер подыгрывает ей. Спелись и сживают со свету таких бродяг, как я.

Хотя… Я не всегда был бродягой. Когда-то и у меня был свой дом, и вот теперь до него осталось всего - ничего: несколько десятков метров…
***
Опять суп! Надоело! Сколько можно? Каждый день одно и то же… Ошейник жмет. Сколько раз выныривал из него, освобождался от цепи. Носился по двору, радуясь, что больше ничто не сковывает движения. Но люди  опять ловят и сажают на цепь… А будка моя так надоела, что слов нет…
Но хозяин, правда, у меня хороший: то одеяло принесет, то куртку какую бросит вместо подстилки. Но мне же скучно на цепи, надо чем-то себя занять! Вот и вытаскиваю, рву в клочья все, что найду. Ничего: еще принесут!

А сколько раз хозяин выгонял меня из будки и сам залезал внутрь: ерзал, стучал молотком. Это он оббивал будку изнутри куском ковра. Но я потом этот ковер отдирал вместе с гвоздями. Опять же – от скуки…Так и проходила моя жизнь - на цепи. Сколько помню себя, всегда мечтал вырваться на волю!

Воля… Она мне снится с самого детства. Никакой тебе цепи, можно бегать и прыгать, сколько захочется. Можно представить себя порхающей бабочкой, или прыгающим кузнечиком, или оторвавшимся от ветки листочком. Их никто не сажает на цепь. Они свободны, как ветер, как облака в небе: их никто не держит… Вот бы и мне так!.. Неужели мне суждено всю жизнь прожить на цепи, умереть и не узнать, какая же она, свобода?..
***
Лапы оледенели, совсем чужие… Уши, наверное, скоро отвалятся. Звенят на ветру, как тонкое стекло. Еще чуть-чуть. Ну, последние шаги…
Неужели дошел?.. Калитка заперта. Толкать бесполезно. С той стороны - щеколда. Попробую позвать хозяина… Что-то совсем тихо у меня это стало получаться. Сил нет: давно не ел… Очень давно…

Эх! А в такой лютый мороз мне обычно давали горячий суп с куриными лапками три раза в день. А на ночь в веранду запускали. Там вообще тепло, хорошо… И цепь снимали...Эх, сейчас бы согласился даже на суп два раза в день. Да что там - два, и на один бы раз согласился… И не на суп, а на кусок хлеба...
Никто не выходит. Не слышат? Попробую поднапрячься...
Странно… С той стороны мне ответили на моем, собачьем, языке. Ничего не понимаю. Откуда там другая собака? Она что, живет теперь в моей будке, которую хозяин оббивал для меня… И из моей миски ест?..
Ну, это уже не в какие ворота не лезет. Сейчас я ей задам! Только с силами соберусь…
***
Да! Чтобы сбежать, нужны не только силы, но и сноровка и изобретательность. Сил у меня полно! Кормят –то хорошо, а энергию расходовать некуда. Ну, на почтальона пару раз гавкнуть, на дядьку с большой сумкой, что приносит хозяевам пенсию. Это сущие пустяки. Несколько раз ругнуться - это не занятие. А потом опять тоска, уныние, ничегонеделание…
Новый ошейник расстегнулся легче прежнего…Нет! Больше я по двору не буду носиться. Знаю, поймают и опять на цепь посадят. Я не дурак. Надо сразу на волю выбираться: на будку, с нее – на сарай, а с сарая – через забор и на улицу. И вот она – СВОБОДА!!!
Неужели получилось? Просто не верится! И почему я давно не догадался, что можно так просто сбежать? Молодой был, глупый, бежал в огород. А надо было в противоположную сторону…
Сколько здесь всего интересного! Вот это жизнь! Можно за кошками погоняться. Вот я им покажу! Как они мне все надоели! Пока сидел на цепи, они знали, что я не смогу их догнать, и потому издевались надо мной, как хотели. Надоедали... А теперь! Вот теперь они узнают, что такое Полкан! Я их научу себя уважать!
***
У того, что за забором, получается громче…Я не могу его перекричать. Понятно, его кормят, как меня когда-то,  трижды в день. Сил много. А я… В последнее время только снегом питался. Людей-то на улице в такой мороз нет: не у кого еды попросить. И на помойках все замерзшее - попробуй отдери…
Свобода моя оказалась с подвохом. Не знал я, что летом у воли одно лицо, красивое, милое, улыбчивое, а зимой – и не лицо вовсе, а морда со звериным оскалом…
Летом детвора по улицам бегает, есть с кем поиграть, чем-нибудь, да и угостят. Помойки полны еды. В вот зимой - другое дело: улицы безлюдные, обескровленные, словно вены умершего существа. Ни детей, ни кошек,  прохожие - редкость, да и те спешат.
Наступает момент: не можешь вспомнить, когда последний раз ел. Потом внутри все как будто срастается, брюхо уменьшается. Радуешься даже найденным крошкам. Но постепенно все вокруг становится несъедобным и одинаковым на вкус. Это вкус снега...
Все чаще и чаще вспоминается миска с супом. Потом она начинает сниться. А потом и вовсе становится мечтой всей жизни. Кажется, что все бы отдал сейчас за тарелку горяченького… И если не жизнь, то свою свободу точно...
А холод. Он пробирается внутрь тебя: селится без разрешения, становится полноправным хозяином, диктуя свои условия. И ты больше не принадлежишь себе: подчиняешься ему, выполняешь его капризы. Ты- больше не ты…
***
Калитка заскрипела. Ура! Это хозяин вышел на мой лай.
Но нет! Это какой-то чужой человек. От него и пахнет совсем не так, и выглядит он по-другому…А где же мой хозяин?
Что он говорит? Спрашивает, кто я такой и что мне здесь надо? Прогоняет меня? Говорит, чтобы я шел домой. Но я же уже пришел! Вот мой дом! Он что, не знает, что этот дом - мой? Куда делся мой хозяин? Продал дом и уехал? И теперь он здесь не живет? И теперь этот дом сторожит другой пес? Пес этого человека?
А как же я? Как ему объяснить, кто я? Он не понимает, что его собака заняла МОЮ будку и ест из МОЕЙ миски?
Я устал, выбился из сил. Мой лай похож на тихий скрип. Неужели я научился скулить? Я – гордый свободный пес.
Что это? Он вынес мне кусок хлеба и захлопнул перед моим носом калитку?
Вот и все. Выходит, нет мне пути назад, в свою конуру, теплую и родную.
Если бы я знал, что все так будет! Если бы я знал…
***
И Полкан, подобрав теплый кусок хлеба, пахнущий родным домом и этим чужим человеком, поплелся куда глаза глядят…
Свобода...  Он уже давно не был рад ей... Наверное потому, что она лилась через край, заполняла собой все вокруг, как мертвый снег, и от нее нигде не было спасения...

Родной дом - дом с резными воротами остался позади. Полкан не оборачивался...Зачем? Его там больше никто не ждал. Там осталось его прошлое. Прошлое, от которого он сам когда-то сбежал, а теперь не смог в него вернуться. Зато он обрел свободу, о которой всегда так мечтал...
20.08.2014


Рецензии