В любви возможно всё! Глава24

Заливая уютную комнату сквозь неплотно прикрытые шторы, яркие лучи воскресного солнца, озорными зайчиками играли на великолепном спящем теле девушки, которую разбудил телефонный звонок. Время 8 утра. Кто может звонить в такую рань в выходной день? Ирина блаженно потянувшись, лениво сняла трубку.
– Алло, – мягко ответила она. – Алло! Алло, вас не слышно!
Владимир, услышав голос Ирины, ничего не ответил и решительно положил трубку телефона. Мужчина подумал, что ещё не время, чтобы дать о себе знать, в таком деле не стоит спешить. Теперь, когда у него есть её телефон, он без труда узнает адрес. Он умеет ждать. Как настоящий хищник он подождёт подходящего момента, чтобы заполучить добычу. Месть – это блюдо, которое едят холодным.
В трубке звучали непрерывные гудки.
Кто это мог быть? Ничего не поняв, Ирина распласталась на кровати и снова подумала о Владимире. Прошло несколько дней после окончания отпуска, но, как не старалась она не могла отвлечься от мыслей о нём, вспоминая о том, как им было хорошо вместе в Сочи, о его невероятной чувственной сексапильности, которая притягивала её, как магнит...
Снова зазвонил телефон.
– Хеппи бёз дей ту ю, – запела радостно Ольга в трубку телефона. – С днём рождения, старушка! – засмеялась она. – Надеюсь, я тебя не разбудила и поздравила первой? Подарки потом, поздравления тоже. Целую, пока, – протараторила Ольга.
Ирина совсем забыла, что у неё сегодня день рождения.

 До презентации косметической линии оставалось несколько месяцев. Предстояла большая работа, в которую она окунулась, как в спасательный круг от своих бесконечных мыслей о Владимире. Друзья и коллеги по работе предложили свою помощь. Вместе с режиссёром развлекательных мероприятий разработали интересную программу презентации, которая будет выполнена в египетском стиле. Все манекенщицы будут одеты в костюмы эпохи царицы Клеопатры.
Спасибо, что Леонид протянул руку помощи.
– Подиум также необходимо оформить в том же стиле, этим займется Леонид Григорьевич, – сказала Ирина режиссёру программы.
Все бегали и суетились. Центр напоминал большой муравейник. Одни идеи имели место быть, другие отвергались, третьи рассматривались, в общем, работа кипела.
– Ирина Николаевна, звонили насчёт костюмов для манекенщиц, они готовы, их можно забрать через пару часов, – объявила секретарь, войдя в зал.
– Вика, отправь за ними…
– Ирина Николаевна, можно я сам их заберу? – предложил стилист.
– Благодарю, Степан, ты моя палочка-выручалочка, чтобы я без тебя делала, – улыбнулась Ирина.
Степан довольно улыбнулся своей очаровательной улыбкой.
– Меня кто-нибудь спрашивал? – спросила она Вику, открывая свой кабинет.
– Губернатор направил к вам своего представителя для уточнения некоторых формальностей, касающихся презентации.
– Через 5 минут в своём кабинете жду в полном составе всех директоров Центра, – объявила Ирина секретарше.
Друзья-коллеги не заставили себя долго ждать.
– Ольга Викторовна, как у нас обстоят дела по подготовке презентации? – Ирина строго посмотрела на Ольгу ни как на подругу, а как на коллегу. В этом была вся она. Работа – работой, а дружба – дружбой.
– Все залы готовы, аппаратура и новое оборудование проверены, – тыкая ручкой в листок, гордо ответила она.
Ирина многозначительно взглянула на Злату.
– В ресторане всё в порядке, – начала она. – Зал подготовят к сроку, над меню работаем, – она протянула Ирине бумаги. – Да, и ещё, для гостиничных номеров постельные принадлежности привезут через четыре дня. Мы успеваем к сроку.
– Леонид Григорьевич, а вы чем меня порадуете? – улыбнулась Ирина.
– Главный зал, в котором будут выступать артисты, почти полностью подготовлен.
– Как почти? – удивилась она. – Вы понимаете, что через несколько дней здесь соберутся важные люди, а вы мне заявляете, что у нас ничего не готово, – разозлилась Ирина. – Зря я, всё-таки поехала в этот чёртов отпуск, убедили меня в том, что поможете, а сами,.. – фыркнула она.
Никто из друзей не обиделся на её выпад, так как сами всё понимали и нервничали не меньше.
– Ирина Николаевна, – обратился Леонид, – мелкие нюансы, уверяю вас, разрешатся за пару дней, я лично этим займусь, тем более, что мы работаем с профессионалами своего дела.
– Какими такими нюансами? – Ирина сжала в руке ручку, по его виду она понимала, что дела идут неважно.
Леонид откашлялся.
– Ирина Николаевна, вы не переживайте, скоро всё исправим, – растерялся Леонид. – Зал будет полностью готов к сроку.
Ирина округлила глаза.
– Что случилось?
В воздухе повисла тишина.
– Ничего страшного, просто из-за новой системы некоторые декорации, которые мы подготовили вначале, не подходят по стандарту, – он взволнованно откашлялся. – Это дело времени, мастер, который занимается установкой декораций, заверил нас в том, что такие не стыковки обычное дело…
– И вы мне об этом так спокойно говорите! – возмутилась Ирина. – Вы хоть понимаете, насколько это серьёзно? Нельзя в нашем деле допускать ни одной оплошности, даже такусенькой, – она показала на пальцах. – Вы обещали меня не подвести. И что я слышу?
Ирина готова была разреветься. Но это отчаяние было вызвано вовсе не подготовкой, а…
– Ирина Николаевна, но это дело одной-двух недель, – ровным тоном произнёс Леонид. – Зато акустическая система и гримёрные полностью готовы, артисты могут начинать выступать хоть завтра, – улыбнулся он.
 Это заявление её успокоило.
– Так, а что с новыми моделями?
Ольга протянула Ирине бумаги.
– Это контракты и договора с модельными агентствами, с девушками уже работают специалисты, завтра пройдут съемки для рекламы нашего журнала, – произнесла Ольга, поправив, выбившуюся завитушку из причёски. – Одна модель прилетела из Франции, ту, что порекомендовал Кутюрье Готье. Говорят, она дочка губернатора Саратовской области. По-моему, её зовут Лера…
– Как губернатора? Это же будет скандал! – взорвалась Ирина.
– Не беспокойся -тесь, – исправилась она, – не будет никакого скандала, папаша сам её отдал в известное модельное агентство во Францию. Правда, ходят слухи, что в последнее время между дочерью и отцом не совсем гладкие отношения, то ли её поймали с наркотиками или что-то в этом духе, вообще она какая-то скандальная особа, – сказала Ольга. 
Ирина, закрыв глаза, хлопнула ладошкой по столу.
– Этого нам ещё не хватало! – сквозь зубы процедила она. – Такое ощущение,  что нас сглазили, всё через одно место, я извиняюсь! – закричала она. – Работать надо, а не надеяться на авось, раз решили мне помочь!
Ирина резко встала и подошла к окну, после чего снова села в своё кресло. Коллеги напряжённо наблюдали за её лицом.
– Простите меня, что-то в последнее время нервишки начали шалить, – извинилась она и посмотрела на своих друзей-коллег, которые сидели, как мышки.
В таком грандиозном деле иначе нельзя.
– Спасибо, дорогие мои, за помощь, всем желаю успеха! У нас, я уверена, всё получится…
Прозвучал сигнал селекторной связи.
– Что Вика?
– Ирина Николаевна, представитель от губернатора ожидает вас в приёмной, – мелодичным голосом произнесла секретарша.
– Пусть входит, – сказала она Вике и отключила связь. – Совещание закончено, спасибо всем, – поблагодарила она всех друзей. – Завтра с отчётом в это же время, – напомнила она. – Леонид Григорьевич, надеюсь, что завтра для меня будут приятные новости.
– Ирина, я постараюсь, – по-дружески ответил он и похлопал её по плечу. – Не напрягайся, а то все силы потратишь до презентации, мы с тобой и всё будет хорошо, – прямо над ухом прошептал он.
– Спасибо дорогой, я в этом не сомневаюсь, – засветилась она.
– Ирина Николаевна, разрешите? – произнёс солидный мужчина, войдя в кабинет.
После долгих переговоров с представителем губернатора Ирина навестила рекламную студию. Возникли некоторые вопросы по оформлению журнала. Отдав распоряжение редактору, она снова вернулась в свой кабинет и тяжело упала в кресло. Последние подготовительные дни проходили крайне напряжённо и раздражённо. Ирина чувствовала себя совершенно разбитой, хотя друзья и подчинённые старались не замечать этого. Она была рада тому, что за эти дни ни разу не вспомнила о Владимире. Скоро она, возможно, совсем забудет о его существовании. Может быть!
Ирина положила в рот пару таблеток валерианы и залпом выпила стакан воды. За весь день у неё во рту не было ни крошки, а дома в холодильнике шаром покати. Девушка поморщилась, думая о том, что ещё надо бежать в магазин. В последние дни они с Ольгой последними буквально выползали из Центра около полуночи и на походы по магазинам просто не было времени.
– Иришка, лапочка, твоя голова ещё не кипит? – замурлыкала Ольга в трубку телефона.
– Ещё как кипит!
– Может, уйдём сегодня пораньше и сходим в супермаркет, а то меня муж скоро выгонит из дома. Зачем ему жена, если он всё время питается в столовой? – горько произнесла она.
– Ты, как всегда проницательна, я только что подумала о своём пустом холодильнике, – радостно произнесла Ирина. – Олечка, если бы не ты, то я умерла от анорексии, талия совсем стала осиная, – весело подметила она, машинально проведя рукой по своей тонкой талии.
Даже коллеги заметили, что Ирина за последние дни сбросила несколько килограммов.
– Хорошо, мой суповой набор, будем тебя откармливать, а то ко дню презентации придется тебя подвязывать к штангам, чтобы не упала, – усмехнулась Ольга. –  Я буду у тебя через час, – она замолчала, – нет, через полтора. Если задержусь, не изменяй мне, обижусь, – рассмеялась она. – Всё, до встречи, меня ждёт работа.
Ирина положила трубку.
– Какой же я суповой набор? – удивилась она и потрогала своё тело. – Да нормальная я, – успокоила она себя и удобно расположилась в своём рабочем кресле.
Повернувшись спиной к двери, она просматривала рекламные очерки своей компании, которые подготовили в её редакции.
– Так вот где вы работаете! – Нарушил тишину раздавшийся за её спиной до боли знакомый голос.
Вздрогнув от неожиданности, Ирина медленно повернулась в кресле.
Глядя на неё с насмешливым выражением на лице, в дверях её кабинета стоял Владимир, одетый в деловой костюм с галстуком. – «Этакий преуспевающий бизнесмен», кем он представился ей в Сочи, – рассмеялась она про себя. Импозантный красавец, неприступный, хорошо знакомый и в тоже время какой-то далёкий. Непроницаемое лицо. Бесстрастный взгляд, по которому нельзя прочесть ничего.
Он здесь с миром или решил объявить ей войну? Ирина не знала, как себя вести, радоваться его визиту или быть начеку во всеоружии?
Прозвучал музыкальный сигнал селектора внутренней связи. Не отрывая взгляда от Владимира, она включила микрофон. Раздался недовольный голос её секретарши:
– Ирина Николаевна, к вам господин… я его…
– Всё в порядке, Виктория, – ровным голосом ответила она.
– Вам принести в кабинет кофе?
– Благодарю, пока не надо. Меня ни для кого нет.
Ирина отключила микрофон.
Владимир не спеша окинул взглядом богатый интерьер кабинета, оформленный в английском стиле, не пытаясь при этом скрыть снисходительного презрения. По всему было видно, что он настроен вовсе не доброжелательно. У Ирины ёкнуло сердце. Что сейчас будет! А может это всего лишь её воображение, как говорится в пословице «собака знает, чьё мясо съела!»
– Неплохо устроились, – угрожающе произнёс он, как показалось Ирине. Он подошёл к стеклянному столу, в форме буквы «Т», за которым сидела она. У девушки бешено забилось сердце в груди, отзываясь в ушах. – Действительно «Клеопатра», этот центр оправдывает своё название. – Ирина встала с кресла и хотела предложить... – Не стоит себя утруждать, я уже ознакомился с вашим Центром, – полным сарказма голосом произнёс Владимир, подойдя к ней вплотную. – Бассейн, спортивный комплекс, салон красоты, салон по пластическим операциям, – он выделил это особенно, – я ничего не забыл? Ах, да, – спохватился он, –  редакция собственного модного журнала «Афродита» для рекламы своей продукции. Неплохой салон красоты, наверное, тяжело быть администратором такого небольшого салона? – ядовито подчеркнул он. Мужчина посмотрел на Ирину ледяным взглядом. – А у вас хорошенькие девушки работают, – ехидно улыбнулся он. – Может, заключим договор работать сообща?
 Ирина слушала его издевательские намёки, словно это происходило не с ней. Это лишь подтвердило её догадку о его «доброжелательном» визите. Он ворвался в её кабинет с чем угодно, только не с миром! – горько заметила она.
– И охрана замечательная, те, что у входа два дельфина, которые меня не хотели впускать даже за зелёненькие, – он помахал перед ней пачкой долларов. – Пришлось показать свои документы, удостоверяющие мою личность, – Владимир распахнул пиджак и показал на внутренний карман. – И дракона в юбке, на редкость замечательную посадила, – он указал рукой на дверь, – такую же, как сама. – Казалось, что он её за брызжет слюнями от злости. – Где раздобыла такую верную охрану? Я себе хочу такую же. – Его слова были полны сарказма. – От кого так бережёмся? Не от меня ли? – издевательски произнёс он.
Владимир бесцеремонно взял сумочку Ирины и вытряхнул всё её содержимое на стол. Найдя ключи от кабинета, он закрыл дверь на замок. Недоумевая, она наблюдала за его непонятными действиями и намерениями.
– Что всё это значит? – резко спросила она.
Владимир проигнорировал её вопрос.
– Для простого администратора салона красоты, этот кабинетик как-то слишком великоват, вам так не кажется, Ирина Николаевна Стрельцова или, как вас ещё, Ирина Станиславовна Липецкая? – ядовито сделал он акцент на отчество и фамилию, разводя руками по сторонам. – Хорошие спонсоры? – он взял кипу бумаг лежавшую на столе и потряс перед её лицом. – Тем не менее, вы Ирина Николаевна, особенно вписываетесь в этот интерьер. – Он оглядел девушку оценивающим взглядом с головы до ног. На ней было кремового цвета платье, не доходившее до колен, отлично гармонирующее с её миндальным цветом кожи. Безупречная причёска и лёгкий макияж придавали немного строгости её завершённому образу. – Платьишко, видимо, от Кутюр? Ни за что не подумаешь, что вы из провинции, быстро освоились, – вставил он со злой искрой в глазах. – И вам, конечно же, не составило труда разыграть отличный спектакль в Сочи. Только вот я не понял, для чего вам понадобился я, у вас и так всё есть? – Владимир, перегнувшись через стол, словно задышал ядом прямо в лицо растерянной девушки. – Знаете, как бы парадоксально это не звучало, но провинциалкам всегда везёт в больших городах. А знаете почему? У вас есть замечательное качество – ваша наивность между ног, которой вы с успехом прокладываете себе дорогу к намеченной цели.
На смену её растерянности неожиданно пришла злость.
– Если бы однажды меня не спустили с небес на землю, я, наверное, не добилась бы всего этого, – ответила она тем же тоном, который изначально установил Владимир.
– Вот как? Ну-ну! – Он смерил её медленным пристальным взглядом. – И кто же спустил ангела на землю?
– Не будем показывать пальцем.
– Выходит, что в вашем успехе вы должны благодарить меня? – его искрящиеся глаза сузились в узкие щёлки.
Краска прилила к её лицу. – Какой самонадеянный и наглый тип, – с отвращением поду-мала она.
– К сожалению, тогда не знала, что я для вас всего лишь очередная случайная игрушка, которой вы успешно наигрались... 
– Хотите услышать кое-что смешное?
– С удовольствием посмеюсь.
– Я никогда не считал вас игрушкой и не собирался с вами играть, более того так серьёзно я ни к кому не относился. И это правда. Вы ещё больше рассмеётесь,.. в тот момент я думал, что это взаимно.
Ирина не могла в это поверить.
– Капелька лести, ложечка раскаяния и море личного обаяния…
– Я никак не мог понять, почему и из-за чего вы так внезапно исчезли, – продолжал он. – Я до сих пор не понимаю, что произошло.
– Жаль, что я поздно узнала о ваших истинных намерениях, – горько ответила она. – Вы причинили мне ужасную невыносимую боль, играя моими чувствами, как на рояли.
– Что вы имеете в виду? – удивился Владимир. – Разве не вы мне причинили невыносимую боль, сбежав от меня бесследно, причём дважды и без объяснений, – возразил он и, взяв девушку за подбородок, приподнял её опущенное лицо. – Я был полностью уверен в ваших ко мне бескорыстных чувствах. Я считал, что вы не из тех женщин, которым нужна моя власть и мои привилегии.
– Но это была правда! Мне нужны были только вы! – возмутилась она. – Иначе я не стала бы женщиной в ваших руках! Вам, конечно, не понять, что это значит для девушки, которая мечтала об одном единственном мужчине. Вы слишком испорчены женским вниманием, и как я успела заметить, не совсем «хорошими», скажем мягко, – сказала она, убрав его руку со своего лица. – Так знайте, для меня стать женщиной в руках любимого человека – очень важно! Этого нельзя исключать! В то время, когда вы прямо перед моим носом строили интриги…
– Не надо. – Не отрывая взгляда, Владимир смотрел на её губы. – Я не верю ни единому слову, слетающему с этих нежных губ. – Он, едва касаясь подушечками пальцев, провёл по контору её губ. – Когда-то я слишком часто верил им. – Мужчина посмотрел на неё пристальным взглядом. – В чём я виноват? Объясните мне. О каких интригах идёт речь?
Ирина тряхнула головой, выйдя из гипнотического состояния, в которое он легко её увлёк.
– Не стройте из себя глупца! – возразила она. – Я была уверена, что вы со мной честны, – ответила она, немного отодвинувшись от Владимира, такая близость мешала ей ясно думать. – Хотя, не скрою, первое время меня терзали сомнения по поводу вашего отношения ко мне. Я часто задавалась вопросами, почему вы стали встречаться с такой наивной и неопытной девушкой, этакой бедненькой провинциалочкой? – сказала она, изобразив глупый вид. – Вы вполне могли найти себе женщину из вашего окружения, – она от волнения сглотнула слюну. – Бедной девушке и так в то время было несладко, а тут вы ещё со своей игрой,  с единственными чувствами, которые согревали, наполняя её жизнь вашим присутствием, тем самым давая ей надежду и веру на лучшее.
О, как же ей хотелось, чтобы он, наконец, обнял её и изгнал из сердца все печали и тревоги, давившие, как камень на душу все эти годы. Ведь она всё ещё любит его! Не подозревая о своём могуществе над нею, Владимир, словно читая её мысли, приблизил свои губы для поцелуя, но поцелуя не произошло. Он почему-то в таком состоянии замер, глядя ей в глаза. Это томительное ожидание сводило с ума…
– Почему вы так смотрите на меня?
– Эти глаза чуть не свели меня с ума в Сочи, причинив впоследствии ужасную боль.
Ирина попыталась отвернуть от него своё лицо, но Владимир словно загипнотизировал своим безумным взглядом.
– Я вовсе не собиралась причинять вам боль, – попыталась объяснить она. – Вы считаете, что в Сочи у меня был специально разработанный план? Это далеко не так, уверяю вас. Когда вы не узнали меня, то я… у меня родилась эта дурацкая идея. Я не думала, что всё так обернётся, – Ирина постаралась объяснить, но у неё это не очень получалось, тем не менее для неё почему-то было важным, чтобы он правильно её понял. – А вы тоже хороши! – смело заявила она. – Вздумали завязать со мной лёгкий роман на курорте, – сказала она, защищаясь от его наглых нападок. – Вы затеяли пустую, ничем не обязывающую интрижку, после чего вы бы мне просто помахали вслед ручкой. Мы уже, знаете ли, это проходили…
– Именно этого я и хотел и, ничего более серьёзного нас с вами не могло связывать, – безжалостно заявил он. – Единственное, чего я хотел, это приятно провести с вами время, – жёстко подтвердил он. – Вы мне показались очень интересной и, как вы утверждаете, мне нравятся интересные женщины. А вы представляете собой некую комбинацию коварства и невинности. Вы весьма опасны, чем кажетесь на первый взгляд, – негромко произнёс он, глядя на неё ледяным непроницаемым взглядом, от которого у девушки пробежал холодок по телу. 
Владимир, вдруг, наклонившись, буквально впился в её губы, властным, почти грубым поцелуем. Этого от него она никак не могла ожидать.
С трудом оторвавшись от его губ, Ирина процедила сквозь зубы:
–  Отпустите, не трогайте меня! Прошу вас, перестаньте мучить меня!
– Чёрт побери! – крикнул он и одним махом руки смёл всё со стола.
Она почувствовала, как заколотилось сердце в его груди, когда в приступе гнева Владимир начал трясти её за плечи, не позволяя ей сказать ни слова.
– Неужели ты не понимаешь, что делаешь со мной! – прошипел он ей прямо в лицо, как словно, если бы это была гадюка.
Ирина смотрела на него, как испуганный кролик. Таким она Владимира видела впервые и её он по-настоящему испугал.
Владимир замер, весь дрожа, с перекошенным ртом, пытаясь наконец-то взять себя в руки. Дыхание со свистом вырывалось из его груди. Взгляд мужчины, казалось, пронзил её плоть, проникая в самую глубину её души. В комнате стояла тишина, если не считать его свистящего дыхания и её громких ударов сердца. Ирина не могла себя заставить оторваться от голубых глаз, которые яростно потемнели.
– Каким же я был идиотом, сходя от тебя с ума, подобно влюблённому мальчишке, – он глубоко вздохнул, собираясь духом. – Как тебе удавалось не рассмеяться мне в лицо?
Её переполняло отчаяние, и она опустила свои трепещущие ресницы, чтобы не расплакаться.
– Я и не думала над вами смеяться, – дрожащим голосом ответила она.
Чувствуя её сожаление, он ощутил прилив сил.
– Знаете, что меня ранило больше всего тогда? – в его голосе снова зазвенели ледяные звуки. Он посмотрел на неё холодным прямым взглядом, в котором искрились гневом глаза. – Когда я узнал у администратора ваше настоящее имя, меня в одночасье переполнили смешанные чувства и радость, и боль, и ненависть… Иришка, я так счастлив, что ты жива! Как же я рад снова видеть тебя! – нежно произнеся её имя, он припал к её ждущим поцелуя губам.
В порыве страсти он снял пиджак и бросил его на стол. Волна трепещущего желания смела годы тоски. Безудержная ярость и злость, разделявшие их, испарилась в один миг. То, что она все эти годы так упорно таила в себе, прорвалось, наконец, наружу. Она желала вновь испытать, как снова быть его. И была готова признаться ему… Как бы он повёл себя, если бы узнал, как сильно она его любит? – радостно подумала Ирина.
Её сотовый, лежащий где-то на полу в сумочке среди бумаг и вещей, буквально разрывался от звонка, но они не слышали этого и того, что рабочий телефон также безответно сигналил на весь кабинет под его пиджаком. Ирина и Владимир не думали в этот момент, где они и что вокруг происходит, для них словно не существовало ничего. Лишь эти губы, эти объятия… Лишь он и она на всём свете! Она восторженно отвечала на его сладостный поцелуй…
Владимир вдруг неожиданно отстранился от манящих губ и почти грубо оттолкнул её от себя. Взяв со стола пиджак, он посмотрел в недоумевающее, слегка раскрасневшееся лицо.
– Ну что, получили удовольствие? – ехидно процедил он.
Что?
Эти ледяные слова привели её в чувство. Она удивлённо наблюдала, как Владимир спокойно одев пиджак, направился к выходу. Она не знала, что сказать и как себя повести, как вообще обращаться с этим безжалостным, властным и жестоким мужчиной, способным в одно мгновение превратиться из пламени в лёд! Она вдруг почувствовала себя униженно и гадко! Ирина была готова провалиться сквозь землю! Да как он смеет! Каков негодяй!
– Это месть? – недоумевая, произнесла она. – Вы мне таким грязным образом – отомстили? – горько произнесла она.
Ком подкатил к горлу, она готова была разрыдаться. Но уж нет! Этот негодяй не должен знать, насколько он её унизил. Никогда!
– А ты что думала? – издевательский тон действовал ей на нервы. Ирина была готова расцарапать его до безумия красивые глаза. – Извиняюсь, вы думали, что я желаю вас, как любимую женщину? – Владимир рассмеялся во всё горло, его ядовитый смех звенел в её ушах.
Ирина попыталась изобразить подобие улыбки.
– В этом весь вы, это меня нисколько не удивляет! – как можно спокойно ответила она. – Я могла бы сейчас возненавидеть вас... – её ядовитый взгляд остановился на его смеющемся лице. – Но я не могу даже этого, ведь вы не оставили мне сердца, вы просто безжалостно вырвали его из моей груди, разорвав на части жестокими руками, – выкрикнула она ему прямо в лицо. – В женщине вы видите только сексуально-эротическое начало. Ограниченный эгоист! – Его поведение и его слова, словно ужалили ее, и Ирина обрушила на Владимира шквал застаревшей от боли злость. – Неудивительно, что в вашей никчемной жизни была целая череда безмозглых секс-бомб! – Ирина нервно провела руками по волосам. – Почему вы так безжалостно поступаете со мной? – жалобным голосом спросила она, глядя в его насмешливые глаза. Он молчал. – Просто для того, чтобы удовлетворить своё мужское «я», вот какой я настоящий мужчина! – комическим голосом ответила она на свой же вопрос. – Вы думаете, что в Сочи я вас унизила? Так знайте, я так поступила потому, что вы меня унизили и оскорбили на вечере у Светы, приведя туда свою любовницу, прекрасно зная, что я буду на этом вечере. Или вы решили меня включить в свой чёрный список женщин, которых осчастливили своим вниманием? Ха-ха, какой молодец! Меня удостоил своим вниманием – Великий Владимир Орлов хвала тебе мой дорогой! Ведь вы относитесь к женщинам чисто потребительски и никого из них не впускаете в свою грязную душонку, это я вам как психолог говорю. – Ирина бросила ему в лицо такие вещи, за которые она могла поплатиться, но она и сама не знала, откуда у неё берётся столько смелости, и не заметила его сжатые кулаки, готовые влепить ей пощёчину. – Я надеялась, что вы стали другим, теперь я понимаю насколько ошибалась. Сейчас вы вызываете во мне только отвращение и ничего более. Мне всё в вас противно!
Чувствуя себя униженной и оскорбленной, Ирина смело выкрикивала резкие слова, надеясь таким образом изгнать из своего сердца раз и навсегда любовь к этому человеку. Но, несмотря на грубость с её стороны, душа рыдала от боли и сожаления.
– Я вас ненавижу!
Он усмехнулся.
– За что боролась, на то и напоролась, моя дорогая, – насмешливо парировал он.
Ирину нисколько не удивила его наглость.
– Скажите, вы не устали от всего этого за долгие годы? – спросила она напрямик. – Мне кажется, что это очень нелегко, с эмоциональной точки зрения. – Владимир удивлённо поглядел на неё. С ним ещё никто и никогда не осмеливался разговаривать в таком тоне, настолько прямо и откровенно. Да, видимо девочка и впрямь повзрослела, – подумал он, – это уже не та наивная Ирина. – Ведь каждый раз, когда вы встречаетесь с очередной куклой, вам приходится не только раскошеливаться, но ещё и приспосабливаться к ней. Каждый раз необходимо начинать всё сначала, задавать одни и те же вопросы, вести банальные разговоры, ухаживать по одному сценарию, как клоун. Я не могу представить себя на вашем месте, потому что у меня одно сердце и душа, а не несколько, как у вас…
– Стоп, стоп, стоп! – Владимир поднял руки и выставил перед собой ладони, словно защищаясь от её нападок. – Так вы развеете по ветру всю мою жизненную философию! – он поправил галстук на шее. – Возможно, мой способ отношений с женщинами выглядит со стороны достаточно неприглядно, но он гарантирует меня от глубоких чувств и серьёзных привязанностей. Кто может бросить в меня за это камень? На свете нет женщин с правдивым подходом в отношении партнёра, каждая хитрит по-своему, чтобы извлечь свою выгоду. Кому-то нужна вилла на Канарах, кому-то нужны машина и брильянты, кому-то срочно надо выйти замуж… По крайней мере, я в своей не маленькой жизни бескорыстных искренних женщин не встречал.
– Да вы пройдёте мимо ангела и не заметите его, даже если столкнётесь с ним лоб в лоб! – взорвалась Ирина. – Человек, который соблазнил невинное создание и использовал ради своего удовлетворения, не может и не имеет права говорить о том, что такой женщины не существует в природе! Это лишний раз подтверждает то, что вы испорченный человек и мне вас по-человечески жаль! Вы, прожив столько лет, до сих пор не знаете, что такое настоящая любовь без всяких выгод и обязательств!
Владимир понял, в чей огород был брошен град камней.
– Хотите сказать, Ирина Николаевна, что вы не такая, как все? – забавлялся он над её запальчивостью. – В ваших глазах я выгляжу каким-то монстром, которого вы так красочно описали. Этакий негодяй и развратник, который даже рядом не стоял с любовью, – рассмеялся Владимир. А сами-то знаете, что это такое? Со стороны вы мне тоже кажетесь слишком коварной и не упустите случай воспользоваться своей великолепной внешностью. Вы сами-то, каким образом, оказались в этом Центре? Завлекли президента архитектурной компании, хозяина этого Центра? – У Ирины округлились глаза. – Что так смотрите? Откуда мне известно? Да все газеты об этом трещат, не умолкая, какая вы примерная бизнес-пара, жених и невеста тили-тили тесто. Только вот когда узнает ваш жених из какого вы теста, то сильно огорчится, – гортанно рассмеялся Владимир.
Ирина кипела, как чайник.
– Теперь знаете, что я о вас думаю? Вы сами на это напросились, Владимир Иванович, – сказала она, защищаясь от нападок. –  Вы низкий и гадкий человек. Вы ни сколько не изменились и продолжаете развлекаться тем, что снова используете меня и топчите моё честное имя в грязи! С меня хватит! – закричала она. – Я вас больше не хочу знать!
– Опять сбежишь? – мягкий упрёк поразил её, как отравленный дротик. – На этот раз на Камчатку?– рассмеялся Владимир, забавляясь её запальчивостью.
– Ничего подобного! – отрезала она. – Я не понимаю, зачем вы сюда явились. Но я не намерена больше терпеть это! Прошу прощения, что не дала вдоволь посмеяться надо мной 12 лет назад! Зато сейчас вы унизили меня дальше некуда!
Наступила пауза. Никогда ещё молчание не казалось ей столь зловещим, как эта затянувшаяся пауза, холодом пронзившая сердце. Сказочный дым рассеялся и перед ней вновь предстал жестокий и ловкий «прожигатель» жизни, который неоднократно использовал её в своих целях, пользуясь её доверчивостью. – Какая же я набитая дура! Он, видимо, получил массу удовольствий от этой наглой мести, – при этой мысли девушка вздрогнула.
– А я подумал, что вам понравилось со мной целоваться, вы ведь и сами этого хотели, иначе оттолкнули бы, – рассмеялся Владимир. – Раз оба уже получили удовольствие, то счастливо оставаться Ирина Николаевна.
С этими словами он захлопнул дверь с другой стороны.
Захваченная водоворотом чувств, смешанных с гневом и злостью на саму себя, Ирина некоторое время недвижно смотрела на закрытую дверь, в которую вышел Владимир. У неё было жуткое ощущение, что это закрылась дверь в светлое будущее, полное надежд и любви. С того момента, когда она впервые услышала по телефону голос Владимира, и по сегодняшний день, он вызывал у неё самые различные чувства, но никогда ещё она не испытывала такого гадкого чувства. За эти долгие годы она построила в сознании надёжные защитные укрепления, охранявшие её от посягательств внешнего мира. И сейчас Владимир воспользовался тем же ключиком, который подобрал много лет назад от тщательно охраняемой двери, широко распахнув её и решительно ворвавшись в её жизнь, перевернул всё вверх дном.
Неужели на неё наложено какое-то проклятие в отношении мужчин? Неужели ей дана доля страдать и терять любимых людей? Ирина закрыла глаза, сердце болело от тоски, которая тенью ходила за ней. По её щекам бесшумно катились горькие слёзы разочарования. Как она могла так слепо вновь поверить мужчине, который её уже однажды унизил. Ирина была уверена, что на неё действительно наложено проклятие – «люби и страдай», и под этими словами подписался мужчина, у которого вместо сердца был гранитный камень. Как ей жить дальше и верить в то, что мужчина – это опора и надёжная стена? Вера в один миг разлетелась на мелкие осколки.
Ирина была настолько сбита с толку и чувствовала себя просто парализованной, осознавая то, насколько сильно он её презирает, и это ей причиняло ещё большую боль. И кто её судит, обвиняя в лицемерии и лжи? Владимир Орлов! Её передёрнуло.
По щеке скатилась одна слеза, затем другая, девушка сползла на пол, присев на корточки, как тяжёлый груз, и облокотилась спиной к ножке стола. – Почему он так жесток ко мне? – подумала она. Ирина закрыла лицо руками, чувствуя себя при этом глубоко несчастной маленькой девочкой.


Рецензии