Джеймс и Персик-великан. Главы 1-10

Роалд Дал
ДЖЕЙМС И ПЕРСИК-ВЕЛИКАН
(Повесть-сказка для детей)
Главы 1-10
Пересказ с английского Александра Пахотина


1.
До четырех лет Джеймс Троттер был веселым и счастливым мальчиком.
Он жил со своими родителями в красивом доме на берегу моря и наслаждался жизнью. Бегал, играл в футбол, купался. Одним словом, Джеймс жил нормальной и спокойной жизнью до тех пор, пока не случилось жуткое несчастье.
Однажды его родители поехали в Лондон за покупками и попали в аварию. Джеймс осиротел. Вы, конечно же, можете себе представить, как ужасно чувствовал себя бедняжка Джеймс, оставшийся один на один с этим большим и непонятным миром.
Прекрасный дом на побережье был продан, а маленький Джеймс оказался на попечении двух своих теток. Все его наследство состояло из маленького чемодана, в котором лежали пижама и зубная щетка.
Теток звали мисс Мымридж и мисс Злынди. Надо сказать, что обе они были подстать своим именам: жадные, ленивые, жестокие, сварливые. С первого же дня они стали наказывать и ругать Джеймса по малейшему поводу и без повода. С утра и до вечера на мальчика сыпались тумаки и подзатыльники. По имени его никто не называл. "Отвратительный мальчишка", "гадкий выкормыш", "жалкое ничтожество", "ленивый бездельник" - так обращались к нему мисс Мымридж и мисс Злынди. Само собой разумеется, Джеймсу никогда не покупали никаких игрушек и сладостей. Жил он в маленькой, совершенно пустой комнате, похожей на тюремную камеру, потому что на единственном окне была толстая решетка.
Мисс Мымридж и мисс Злынди жили в старом доме на самой вершине большого холма. Холм был таким высоким, что из любой точки сада, окружавшего дом, Джеймс мог видеть поля и леса. А иногда, в ясную погоду, он даже видел свой собственный дом, в котором он когда-то жил со своими любимыми родителями. Правда, с такого расстояния дом казался всего лишь крохотной серой точкой у тонкой линии, соединяющей небо и море.
Джеймсу никогда не разрешалось не только спускаться с холма, но даже выходить за ограду сада. Тетки грозили ему самыми страшными наказаниями, если он посмеет перелезть через забор.
"Мы тебя запрем в темном сыром подвале и пусть тебя сожрут крысы!" Так они запугивали мальчика.
Сад вокруг дома был совершенно запущенным. В нем росли лавровые кусты, трава и маленькие высохшие деревца. Единственным нормальным растением в саду было персиковое дерево. Правда, оно не плодоносило, потому что было уже слишком старым. В саду не было никаких развлечений: ни качелей, ни песочницы, ни беседок. Тетки никогда не держали домашних животных и не пускали в дом других детей. Джеймсу совершенно не с кем было подружиться. Целыми днями он работал по дому или в саду. День ото дня он становился все мрачнее и печальнее. Все чаще и чаще он подолгу смотрел тоскливыми глазами на запретный мир, в котором шумели леса, пели птицы, плескалось море и играли дети. И невольно из глаз его выкатывались маленькие, похожие на прозрачные бусинки, слезы.

2.
Вот так Джеймс и прожил три года в доме своих теток.
Трудно сказать, как бы сложилась судьба мальчика, если бы однажды с ним не произошло одно очень странное событие. Стоял жаркий летний день. Джеймс и обе тетки находились в саду. Мальчик, как всегда, работал (в этот раз он коло дрова для камина), мисс Мымридж и мисс Злынди сидели в удобных плетеных креслах, попивали холодный шипучий лимонад и следили за тем, чтобы Джеймс ни на одну минуту не прекращал работать.
Одна тетка, мисс Мымридж, была очень толстой коротышкой с маленькими поросячьими глазками. Впалый рот, отвислые жирные щеки и тройной подбородок придавали ее лицу совершенно отвратительное выражение. К тому же на ее носу красовалась большая корявая бородавка, из которой торчали два длинных черных волоса. Другая тетка, мисс Злынди, была длинной тощей и сухой, как палка. На ее крючковатом носу висело пенсне, а когда она кричала на Джеймса своим трескучим голосом, изо рта у нее брызгала слюна и разлеталась во все стороны.
Бедный Джеймс, не переставая, колол дрова. Жара стояла невыносимая. Пот ручьями стекал по лицу и спине. Руки ныли, потому что колун был слишком большим и тяжелым для маленького мальчика. Джеймс представил других детей. Они сейчас, наверное, купались в море или ходили в прохладном лесу и собирали ягоды, или сидели в кафе и ели мороженое, или катались на велосипеде. А уж его-то друзья наверняка сейчас плещутся в море…
В глазах Джеймса заблестели слезы. Он перестал работать и присел на колоду.
- Это что такое? - закричала на него мисс Злынди, сверкая стеклами пенсне.
Джеймс громко заплакал.
- Прекратить! - заорала мисс Мымридж. - Ну-ка, работай, гадкий мальчишка!
- Миленькие тетушки, - взмолился Джеймс. - Давайте хоть один разок съездим к морю. Это недалеко. Мне так жарко и одиноко…
- Что-о-о?!! - взревели разом обе тетки.
- Ах ты, дрянной мальчишка! - завизжала мисс Мымридж.
- Ах ты мерзкое ленивое создание! - подхватила мисс Злынди.
- Наказать его! - кричала мисс Мымридж.
- Обязательно! - отвечала мисс Злынди. - Только пусть сначала спадет жара. А ну, проваливай с глаз моих долой!
Джеймс повернулся и побежал в самый дальний конец сада. Он забился в лавровый куст и разрыдался...
Именно в этот момент и произошло то странное событие, о котором упоминалось выше. Сквозь рыдания Джеймс вдруг услышал шорох листьев и треск. Он обернулся и перестал плакать от удивления. Перед ним стоял, опираясь на тонкую кривую тросточку, крошечный старичок в зеленом пальто. У него была совершенно лысая голова и густые бакенбарды. Он стоял и смотрел на Джеймса своими небольшими черными глазами. И тут, к еще большему удивлению мальчика, старичок заговорил тоненьким скрипучим голоском.
- Подойди ко мне, малыш, - сказал он, маня Джеймса указательным
пальцем. - Не бойся. Я покажу тебе что-то удивительное.
Джеймс стоял, не двигаясь. Ему казалось, что он видит сон наяву. Старичок сделал еще несколько маленьких шажков вперед, потом сунул руку в карман пальто и извлек оттуда небольшой бумажный пакет.
- Ты знаешь, что в этом пакете? - Старичок подошел совсем близко
и протянул Джеймсу пакет. - На. Посмотри.
Джеймс осторожно взял пакет в руки, развернул верхнюю часть и заглянул внутрь. Там он увидел массу мелких зеленых кристалликов. Они блестели, вспыхивали огоньками и были необыкновенно красивыми. Он даже услышал легкое шуршание. А когда внимательнее пригляделся, то увидел, что кристаллики медленно передвигались, переползая друг через друга словно букашки.
- Эти кристаллы обладают волшебной силой, - сказал старичок. - Бери их. Они твои.

3.
Джеймс стоял, сжимая в руке пакет, и продолжал неотрывно смотреть на таинственного старичка.
- Тебе нужно взять большую чашку воды, высыпать туда кристаллы, а потом выдернуть из головы один волосок и бросить его в чашку. Ты увидишь, как вода начнет шипеть и пениться. В этот момент ты должен выпить из чашки всю воду. Всю до последней капли. Ты почувствуешь, как в желудке у тебя забурлит, а изо рта пойдет пар. И вот тогда начнутся чудеса. Станут происходить небывалые, удивительные события, и ты больше никогда не будешь одинок. Ведь тебе сейчас одиноко? Не отвечай мне. Я и сам про тебя все знаю. А теперь иди и сделай, как я сказал. И ни слова своим ужасным теткам! Ни единого слова! Будь осторожен, не рассыпь кристаллы. Их волшебная сила начинает действовать на первое, что им попадется. Так что держи пакет крепче и иди. Иди быстрее. Не трать понапрасну время.
С этими словами старичок повернулся и исчез в глубине лаврового куста.
В следующее мгновение Джеймс уже бежал со всех ног к дому. Сейчас он прибежит на кухню и все сделает. Только бы тетки  не заметили его! Он весь дрожал от волнения. В голове его звучали слова старичка. Трава хлестала его по ногам, крапива жалила кожу, но Джеймс совершенно этого не замечал. Главное было проскочить мимо теток. И вот он уже увидел их. Они сидели спиной к нему, и Джеймс быстро свернул в сторону, чтобы обойти дом с другой стороны.
И тут произошло самое ужасное, что только могло произойти. Когда Джеймс пробегал под старым персиковым деревом, он запнулся об корень и упал. Пакет выскочил из рук, разорвался,  и тысячи  волшебных зеленых кристаллов высыпались на землю. Джеймс быстро вскочил на четвереньки и попытался собрать кристаллы. Но не тут-то было! На его глазах кристаллы с невероятной быстротой стали залезать под землю. Он видел, как они извивались и ввинчивались в твердый грунт, исчезая из виду. Он начал лихорадочно хватать руками кристаллы,  но они были быстрее и уходили в землю прямо из-под его пальцев. Через несколько мгновений на земле уже не осталось ни одного волшебного кристаллика.
Джеймс от отчаяния чуть снова не расплакался. Что же он наделал? Как теперь быть?
Теперь ему уже никто не поможет. Что же будет? Что же теперь будет?


4.
- Ну-ка поднимайся, бездельник! - услышал Джеймс противный голос мисс Злынди. Она возвышалась над ним грозно сверкая стеклами пенсне. - Немедленно за работу!
Тут же подскочила мисс Мымридж.
- Надо его посадить в ведро и опустить в колодец. Пусть он там посидит до утра, - предложила она. - Это быстро отучит его от лени.
- Очень хорошая мысль, - подхватила мисс Злынди. - Только пусть он сначала наколет дрова. Ну-ка быстро бери колун!
Джеймс поднялся и уныло побрел к колоде. Ах, если бы он не споткнулся! Если бы он только успел выпить эти кристаллы. И тут он услышал, как мисс Злынди сказала мисс Мымридж:  - Ты только посмотри, Мымридж!
- Что там?
- Персик.
- Что?
- Персик. Видишь. На самом верху.
- Ты ошибаешься, Злынди! На нашем дереве уже давно ничего не растет.
- Да ты сама посмотри! Вон он. На ветке.
- Погоди-погоди. Кажется, я что-то там вижу. Бог мой! Действительно персик!
Джеймс положил колун и повернулся, чтобы видеть теток. Обе они стояли под деревом, задрав головы.
- По-моему, он уже созрел, - сказала мисс Злынди.
- Тогда надо его съесть, - предложила мисс Мымридж, жадно
облизывая свои толстые губы. - Эй ты, негодный мальчишка! Ну-ка, быстро сюда и лезь на дерево.
Джеймс подбежал к теткам.
- Сейчас ты должен залезть на дерево и сорвать вон тот персик на самой верхней ветке. Видишь?
- Да, мисс Мымридж, вижу.
- И не вздумай откусить от него хоть один кусочек. Мы съедим его с твоей тетушкой Злынди. Половина ей, половина мне, понял? Лезь!
Джеймс подошел к стволу и хотел уже подпрыгнуть, чтобы зацепиться за нижнюю ветку, когда жуткий голос мисс Злынди остановил его.
- Стой! - Она таращилась на персик с таким удивлением, как будто видела приведение. - Смотри, Мымридж, он растет.
- Ты шутишь.
- Да посмотри сама!
- Но, дорогуша, это просто смешно. Это невозможно…это…  это… Не может быть!!!
- Он уже стал в два раза больше! - продолжала говорить мисс
Злынди. - Видишь, он растет прямо на глазах!


5.
Две тетки и маленький Джеймс стояли, не двигаясь,  и неотрывно глядели на удивительный плод. Глаза мальчика буквально горели от возбуждения, как две звездочки. Он с удивлением наблюдал, как персик разбухал и увеличивался в размерах с невероятной быстротой. Через пару минут он был уже размером с арбуз, а еще через две - в два раза больше. Казалось, будто кто-то надувает его, как воздушный шар.
- Эй, Мымридж, отойди оттуда, - сказала мисс Злынди. - Он сейчас сорвется. Наверное, он уже весит килограммов двадцать.
Ветка, на которой появился персик, стала клониться к земле. Она почему-то не ломалась, а опускалась все ниже и ниже. А персик продолжал расти. Теперь он уже был размером с мисс Мымридж и весил никак не меньше. Прошло еще несколько минут, и персик стал размером с автомобиль. Ветка уже была на полпути к земле...
Тетки стали радостно хлопать в ладоши и выкрикивать всякие глупости.
- Грандиозо! - кричала мисс Злынди.
- Супериозо! - кричала мисс Мымридж. - Что за персик! Нам его хватит на целый год.
А Джеймс стоял в стороне, зачарованный плодом, и только тихонько бормотал: - Какая красота! Это самый красивый персик в мире.
-  Ну-ка замолчи, негодный мальчишка! - зашипела на него мисс Злынди.
-    Ты тут ни при чем, - подхватила мисс Мымридж. - Это наш персик. Ты держись от него подальше.
А персик все рос и рос! И только когда он стал размером с небольшой дом и мягко улегся на землю, его рост прекратился.
- Теперь он не отпадет! - закричала мисс Мымридж. - Как ты думаешь, мы можем его потрогать? Он неопасный?
- Не знаю. Надо с ним поосторожней. Мало ли чего. Вдруг он ядовитый.
Они стали медленно обходить Персик по кругу и внимательно его рассматривать. Плод был таким громадным, что тетки рядом с ним казались просто гномами.
Шкурка у Персика была сочного желтого цвета с большими розовыми и красными пятнами. Мисс Мымридж подошла вплотную к Персику и осторожно прикоснулась к нему кончиком указательного пальца.
- Он совершено спелый, Злынди. Почему бы нам не взять нож и не отрезать себе по большому куску на пробу.
- Нет, - возразила мисс Злынди. - Еще не время.
- Ну почему?
- Потому что мне надо подумать, что с ним делать.
- Но мне ужасно хочется попробовать. Я просто умираю!
- Не умрешь. Послушай, Мымридж, мы сможем заработать на этом Персике целое состояние.
Мы станем самыми богатыми  в мире.


6.
Новость о гигантском Персике распространилась по округе с небывалой быстротой. На следующий день множество людей взбиралось по крутому холму, чтобы поглазеть на невиданный плод.
Мисс Мымридж и мисс Злынди быстро позвали плотников и велели им обнести Персик высоким забором. А над воротами в сад они повесили объявление:

Гигантский Персик! Спешите  увидеть! Вход платный.
Детям до трех недель - скидка 50%. Такого вы еще не видели!

Рядом с дверью стояли стол и два стула. На одном стуле сидела мисс Мымридж, принимала деньги и выдавала билеты, а на другом - мисс Злынди отрывала от билетов контроль и впускала людей в ворота.
- Не толкайтесь! - покрикивала мисс Злынди. - По одному. Встаньте
в очередь! Все успеете.
К обеду у холма и на склонах уже кишела огромная толпа из мужчин, женщин и детей. Люди шумели, толкались, кричали, стремясь поскорее увидеть собственными глазами Чудо-Персик. На холм то и дело приземлялись вертолеты, из которых, как из волшебной коробочки, выскакивали группы журналистов, обвешанных фотоаппаратами, камерами, блокнотами, и разной другой аппаратурой. Естественно, за съемки Персика мисс Злынди и мисс Мымридж брали отдельную очень высокую плату. Деньги текли в карманы теток сплошным потоком.
Все это время Джеймс сидел взаперти в своей комнате и только сквозь решетку на окне с тоской смотрел на толпы людей внизу.
Поздно вечером, когда ворота закрылись, а посетители разошлись, тетки выпустили Джеймса из комнаты и велели убрать весь мусор, оставленный визитерами за день.
- Можно я сначала поем? - спросил мальчик. - Я не ел весь день.
- Нет! - завопили обе тетки в голос. - Некогда нам тут тебе готовить.
Надо подсчитать, сколько мы заработали. А ты иди, собирай мусор!
- Но ведь уже темно.
- Пошел вон и не возвращайся в дом, пока все не вылижешь.

7.

Голодный и дрожащий от обиды и страха Джеймс стоял на улице и не знал, что ему делать. Вокруг была ночь. На темном небе плыла круглая, как лепешка, луна. Стояла полная тишина.
Большинство людей, а особенно маленькие дети, очень боятся оставаться ночью одни на улице. Кругом жуткая тишина. Страшные черные тени кажутся чудовищами, готовыми прыгнуть на вас в любую секунду. А при каждом шорохе или треске сердце сжимается, и в горле встает ком.
Джеймс был обыкновенным мальчиком и чувствовал себя сейчас ужасно. Боясь шелохнуться и едва дыша, он смотрел прямо перед собой. Неподалеку темнел громадный шар Персика. Его замшевая поверхность серебрилась под лунным светом, придавая плоду еще большую таинственность и загадочность.
И тут Джеймс почувствовал, что его тянет к Персику, как магнитом. Он подошел, прикоснулся к шкурке и ощутил мягкую и теплую ворсистую поверхность. Он провел ладонью сверху вниз, как будто гладил некое животное. Он слегка прислонился к плоду щекой, потом наклонился и вдруг увидел на боку Персика у самой земли отверстие.
Оно было достаточно большим, как будто его проделала лиса или барсук. Джеймс встал на четвереньки, просунул в дыру голову, затем плечи, потом он забрался туда полностью и пополз. Он двигался вперед все дальше и дальше, понимая, что это была не дыра, а ход. Стены вокруг были влажными, а в воздухе стоял густой запах свежего персика. Пол под коленями прожимался, со стен и потолка капал ароматный персиковый сок. Джеймс открыл рот, высунул язык и поймал большую каплю. Сок был сладким и ужасно вкусным.
Ход шел слегка вверх и Джеймс решил, что скоро попадет в самый центр Персика. Теперь уже через каждые несколько секунд мальчик с удовольствием откусывал кусочек стены и съедал его, ощущая вкус свежайшего спелого персика.
Он полз вперед еще некоторое время, пока голова его не ударилась обо что-то твердое, стоявшее прямо у него на пути. Он вытянул руку и пощупал препятствие. Можно было подумать, что это деревянная стена, только она была неровная с какими-то бороздками.
И тут до него дошло, что это была косточка. Джеймс продолжал ощупывать стенку и обнаружил дверную ручку. Он потянул за нее, и дверь открылась. Едва он прополз внутрь, как услышал:
- Посмотрите, кто к нам пришел! - А другой голос произнес: - Мы уже давно тебя ждем.
Джеймс замер и посмотрел на говорящих. Лицо его стало бледным от ужаса. Он попытался поползти обратно, но от страха никак не мог нащупать дверь.

8.

Испуганный Джеймс смотрел на непонятных существ, сидящих перед ним на стульях и на диване. А они все, как один, уставились на него.
Существа походили на насекомых. Правда, насекомые, обычно, бывают маленькими. Ну, например, кузнечик. Он же небольшой. А как бы вы назвали кузнечика величиной
с собаку. Большую собаку. Вряд ли такого кузнечика назовешь насекомым.
Именно такой кузнечик сейчас сидел на стуле прямо перед Джеймсом. Рядом с ним находился огромный паук. А недалеко от паука располагалась гигантская божья коровка
с девятью черными пятнами на алой спине. Все они удобно сидели на стульях. А на диване чуть поодаль отдыхала сороконожка, рядом с ней, свернувшись калачиком, лежал земляной червяк. На полу в дальнем углу, лежало нечто толстое и белое, похожее на шелкопряда. Но оно спало, и никто из присутствующих не обращал на него ни малейшего внимания.
Все эти существа были размером с самого Джеймса. А в необычном зеленоватом свете, идущем откуда-то сверху, они представляли ужасающее зрелище.
- Я голоден! - произнес неожиданно паук, глядя прямо на Джеймса.
- А я просто умираю от голода! - объявил кузнечик.
- И я тоже! - подхватила божья коровка.
Сороконожка, слегка выпрямившись, добавила:
- Мы все ужасно проголодались. Нам надо срочно поесть.
Четыре пары черных круглых блестящих глаз сосредоточенно смотрели на Джеймса. Сороконожка изогнулась, как будто собиралась слезть с дивана, но осталась на месте.
Наступило долгое молчание. Наконец, паук открыл рот, облизнулся тонким черным языком и, склонившись прямо к Джеймсу, спросил:
- А ты разве не голоден?
Бедный мальчик прижался к стене, не в силах от страха произнести ни слова.
- Что с тобой? - спросил кузнечик. - Ты как будто болен.
- Он сейчас упадет в обморок, - добавила сороконожка.
- Ах ты, бедняжка! - воскликнула божья коровка. - Мне кажется, он подумал, что мы хотим съесть его.
Раздался взрыв хохота.
- Какой ужас! - сказали они. - Наверное, ты испугался. Мы вовсе не собираемся тебя есть. Ты теперь один из нас. Мы одна компания.
- Мы прождали тебя весь день, - сказал кузнечик. - Думали, ты уже
не придешь. Я рад, что ты все-таки до нас добрался, Джеймс. Тебя ведь так зовут?
- Да.
- А я кузнечик Струни. - Он галантно поклонился. - Это -  мисс Бетти,
божья коровка. А это - паучиха Полли. На диване лежит земляной червяк Хмури, а рядом с ним сидит сороконог Сэм.
- Не робей, Джеймс! - сказал Сэм. - Лучше помоги мне снять ботинки. 

9.

Джеймс счел, что возражать в такой ситуации было бы неосмотрительно и, подойдя к дивану, встал на колени перед сороконогом Сэмом.
- Спасибо, Джеймс.
- У вас так много ботинок, - удивился Джеймс.
- У меня много ног, - гордо ответил Сэм. - Сорок, если уж быть точным.
- Ну вот, опять он за свое, - впервые заговорил земляной червяк Хмури. - Не может не говорить о своих ногах. Да у него не сорок ног, а сорок две. Просто людям лень сосчитать. Они все верят Сэму на слово. И вообще, чем тут гордиться. Подумаешь, много ног.
- Бедняга слеп, - прошептал Сэм на ухо Джеймсу. - У него нет глаз, и он не может видеть, как я красив.
- По - моему, - продолжал Хмури, - удивительно другое. Можно вовсе не иметь ног, а все равно ходить.
- Ты называешь это ходьбой? - возмутился Сэм. - Да ты же ползаешь!
- Я скольжу, - поправил его Хмури с достоинством.
- Значит, ты скользкий тип.
- Я не скользкий тип, а очень полезное и уважаемое существо. Спроси у любого фермера и садовника, и они все тебе подтвердят это. А вот ты…
- А я - вредитель! - объявил Сэм, широко улыбаясь и гордо оглядывая всех присутствующих.
- Он так гордится этим, - проговорила божья коровка Бетти, обращаясь к Джеймсу. - Хотя мне совершенно не понятно почему.
- Я - единственный вредитель в этой комнате, - заявил сороконог Сэм. - Если, конечно, не считать  кузнечика Струни. Но он уже давно не способен быть настоящим вредителем. Он слишком стар.
Струни обратил снисходительный взгляд своих огромных черных глаз на Сэма и произнес низким голосом:
- Молодой человек, к вашему сведению, я никогда не был вредителем. Всю свою жизнь я отдал музыке. Я - музыкант.
- Правильно, Струни, - поддержала его божья коровка Бетти. - Нечего тут хвастать.
- Джеймс, - обратился Сэм к мальчику. - Ты когда-нибудь видел такую гигантскую сороконожку?
- Конечно, нет. А как это вы стали таким большим?
- Все произошло довольно странно. Я проползал под старым персиковым деревом, и вдруг прямо передо мной проскочила, извиваясь, какая-то забавная зеленая штучка. Она была яркая, блестящая и очень красивая.
- О, я знаю, что это было, - произнес Джеймс, грустно вздохнув.
- Со мной произошло то же самое, - сказала божья коровка Бетти.
- И со мной, - добавила паучиха Полли. - Этих зеленых штучек было полным-полно.
- Я одну проглотил, - заявил земляной червяк Хмури.
- И я тоже, - сказала Бетти.
- А я съел целых три! - громко произнес Сэм. - Но вы не
перебивайте. Я же рассказываю, как было дело.
- Сейчас не время для рассказов, - сказал ему кузнечик Струни. -
Уже поздно. Пора спать.
- Я не собираюсь спать в ботинках! - возмущенно закричал Сэм. -
Сколько там еще осталось, Джеймс?
- По-моему, я уже снял двадцать ботинок.
- Значит, осталось еще двадцать.
- Не двадцать, а двадцать два, - поправил Сэма червяк Хмури. - Опять
он сочиняет.
Сэм весело рассмеялся, божья коровка Бетти сказала ему: - Не надо пускать пыль в газа.
Эти слова вызвали новый приступ веселья у Сэма
Извиваясь от смеха и показывая на Хмури, он проговорил: - В какие глаза я пускаю пыль? Покажите мне, пожалуйста.
- Нет, нам действительно уже пора спать, - снова сказал Струни. -
Завтра предстоит трудный день. Мисс Полли, обратился он к паучихе, будьте добры, сплетите нам постели.



10.
Через несколько минут первая постель была готова. Она свисала с потолка на четырех плетеных веревках и была больше похожа на гамак, чем на кровать. Веревки, из которых была свита постель, блестели на зеленом свету, словно шелк.
- Надеюсь, вам будет удобно, - сказала паучиха Полли  кузнечику Струни. - Я постаралась сделать ее помягче.
- Премного вам благодарен, мисс Полли, - сказал Струни, забираясь в гамак. Вот о чем я мечтал весь день. Как хорошо! Всем - спокойной ночи.
Следующая постель была приготовлена для божьей коровки Бетти. После этого Полли пришлось повозиться подольше с постелью для сороконога Сэма. Еще дольше ей пришлось плести постель для червяка Хмури. Но вот, наконец, очередь дошла и до Джеймса.
- А тебе какую постель сделать, - обратилась к нему мисс Полли, - помягче или пожестче?
- Мне, пожалуйста, помягче, - ответил Джеймс.
- Ради всего святого, не отвлекайся, - сказал Сэм. - Мы так с тобой провозимся до утра.
И не бросай ботинки как попало, а ставь их аккуратно в ряд.
Джеймс снимал ботинок за ботинком, но дело осложнялось тем, что шнурки были очень туго затянуты и надо было их расслаблять, да к тому же  узлы были очень сложными, и над каждым из ему приходилось возиться несколько секунд. С начала разувания прошло никак не меньше двух часов, когда Джеймс, наконец,  добрался до последнего ботинка. Сэм к тому времени уже дремал.
- Проснись, Сэм, - прошептал ему мальчик и слегка толкнул в мягкий живот. - Пора спать.
- Спасибо, Джеймс, - сказал Сэм, открывая один глаз. Он перебрался с дивана в свой гамак. Джеймс с удовольствием забрался в свой. Он сладко зевнул, удивляясь тому, насколько мягкой и удобной была постель. В доме своих теток он всегда спал на жестком полу.
- Гаси свет, - пробурчал Сэм.
Свет продолжал гореть.
- Выключи свет! - крикнул Сэм громко.
Джеймс оглядел комнату, пытаясь сообразить к кому обращался сороконог, но все обитатели комнаты уже спали. Кузнечик Струни негромко храпел. Божья коровка Бетти посвистывала. Червяк Хмури, свернувшись кольцами, пыхтел. А паучиха Полли, сделавшая себе постель в верхнем углу, видимо, уже видела какой-то сон, потому что шевелила губами и слегка дергала лапками.
- Ты что, не слышишь? Погаси свет! - еще громче закричал Сэм.
- Сэм, это ты мне говоришь? Где у вас выключатель? - спросил Джеймс.
- Что за глупости ты говоришь. Эта Лампия заснула с включенным светом.
Впервые за все время пребывания в комнате Джеймс поднял голову вверх. Ему открылось удивительное зрелище. Нечто, вроде длинной гигантской  бескрылой мухи сидело в центре потолка. Конечная часть ее тела буквально сияла, заливая всю комнату ярким зеленоватым светом.
- Это светлячок? -  спросил Джеймс. - А почему он без крыльев?
- Не он, а она. Это светлячиха, поэтому у не нет крыльев.
Однако свет продолжал гореть, а светлячиха никак не реагировала на происходящее. Сэм потянулся за одним из башмаков, поднял его и запустил в потолок.
- Эй! Гаси коптилку! - крикнул он опять.
Светлячиха медленно приоткрыла один глаз.
- Ну, зачем же грубить. Можно и нормально попросить. О, здравствуй, Джеймс, - она улыбнулась мальчику. - Я и не заметила, как ты пришел. Меня зовут Лампия. Добро пожаловать и спокойной ночи.
Раздался щелчок - и свет погас.
Джеймс еще некоторое время лежал в темноте и думал о своих новых знакомых. Они уже не казались ему такими страшными. Наоборот, они ему нравились. Особенно Сэм. Он, конечно, был грубияном, но Джеймсу нравился его заразительный смех и веселый характер. Все его новые друзья были добрыми и помогали друг другу, несмотря на мелкие ссоры и споры.
- Спокойной ночи, Струни, - прошептал он. - Спокойной ночи, мисс Бетти. Спокойной ночи мисс Полли. Спокойной ночи...
Он заснул, так и не успев пожелать спокойной ночи всем своим новым удивительным друзьям.

Продолжение на
http://www.proza.ru/2014/09/30/1734


Рецензии