О чём пели американцы

I am a good old rebel now that’s just what I am
I live the land of freedom and I don’t give a damn
I’m glad I fought them Yankees I only wish we won
And I ain’t need no pardon for anything I’ve done

I hate the Yankee nation and everything they do
I hate the Declaration of Independence too
I hate the glorious Union it’s dripping with our blood
I hate the stripped banner, I fitted all I’ve got

I road with Robert E Lee for three years thereabout
Got wounded in three places and starved at point lookout
I caught the Rheumatism while camping in the snow
I killed a chance of Yankees and I’d like to kill some more

Three hundred thousand Yankees are stiff in Southern dust
It took three hundred thousand before they conquered us
They died from Southern fever, from Southern steel and shot
I wish it was three million instead of what we’ve got

I can’t pick up my musket and fight them down no more
But I ain’t  gonna love them, now that is certain sure
And I don’t need no pardon for what I was and am
I won’t be reconstructed and I don’t give a damn

Эту песню в Америке поют с середины 19-го века. Нет, вы не найдёте её в роскошных оранжировках от студий звукозаписи, её не поют звёзды американской эстрады. Но её по-прежнему поёт народ Америки – многочисленные любительские ансамбли, исполнители стиля «кантри», наконец, просто современная американская молодёжь, умеющая обращаться с гитарой. Новозеландский режиссёр Эдди Мерфи дал её в своём фильме “The Last Outlaw”. После чего ему вскоре пришлось из Америки уехать...

Перевод я постарался сделать возможно ближе к тексту, чтобы передать колорит южной речи, и некоторые строфы мне удалось перевести дословно. Это не так сложно, учитывая «повествовательную» манеру бесхитростного рифмованного рассказа, каковым по сути является это старая американская песня. Я сознательно допустил некоторые вульгаризмы, поскольку они есть и в оригинале. Эта песня – не поэтическое произведение, а скорее народный памфлет, ответ на действия американских властей и президента Линкольна, который обьявил запросто «бунтовщиками» половину американской нации, потому лишь только, что конфедерация южных штатов не желала признавать административного диктата из Вашингтона.

Разговоры о том, что северяне выступали-де за отмену рабства, а южане были отьявленные рабовладельцы – не более чем формальный предлог, изобретённый к тому же уже в ходе войны. На самом деле в Конгрессе Вашингтона заседало рабовладельцев ничуть не меньше, чем в Ричмонде, столице южной конфедерации. Сохранившиеся документы говорят о том, что и сам Линкольн был против отмены рабства.
 
В ходе боевых действий северяне с большим трудом, после многочисленных споров сформировали один-единственный полк из беглых рабов. Хотя естественно было бы кликнуть клич и призвать всех чёрных под северные знамёна... Куда там! Даже во Вторую Мировую, сто лет спустя, неграм в американской армии запрещено было давать в руки оружие. Они были в армии, но несли нестроевую службу. Воевали только белые и индейцы... Полк этот был брошен тут же на штурм форта и погиб почти без остатка в первой же атаке. На этом участие чёрных в войне Севера и Юга за своё собственное «освобождение» и прикончилось.

Песня  “I am a good old rebel” популярна среди американцев и по сей день. В Америке есть и сейчас буквально миллионы людей, которые помнят, как их собственный президент обьявил половину нации недочеловеками и двинул против них армию. Помнят и генерала Ли, храброго полководца южан. Когда Линкольн предложил Ли быть главнокомандующим, тот в ужасе отказался, ибо предстояло убивать своих. Вместо этого Ли уехал в родную Вирджинию и возглавил войска южан, чтобы спасти население от надвигавшейся расправы.

Как это всё закомо, узнаваемо! Обьявить «сепаратистами», начать АТО... помощи у Конгресса попросить... заявить что за демократию боремся...

Я бунтовщик заядлый, так Линкольн мне сказал
Но я в стране свободной и на него плевал
Я дрался против янки, и проиграл борьбу
Не надо  мне пощады – я вас видал в гробу

Я ненавижу янки, да разрази их гром
Всю ложь их деклараций и подлый Белый Дом
Я ненавижу знамя, их полосатый флаг
Он весь пропитан кровью расстреляных бедняг

Нас Ли водил три года, наш славный генерал
Я в трёх местах прострелен и лиха повидал
Скрутили ревматизмом ночёвки на снегу
Но я палил им в рыло и я ещё могу

Погибло триста тысяч – из пыли им не встать
Погибло триста тысяч чтоб нас завоевать
Победа лишь даётся за похоронный звон
Погибло триста тысяч – а надо б миллион

Мне не поднять мушкета чтоб срезать подлеца
Но ненавидеть буду до самого конца
Меня не переделать и я на всё забил
Я рад что дрался с ними и многих завалил

Я бунтовщик заядлый, так говорили мне
А мне плевать,  я вырос в свободной стороне
Я дрался против янки, и проиграл борьбу
Я не просил пощады, и  видел их в гробу


Рецензии
Не задумывалась даже, но какой узнаваемый приём. Вот так запросто.
С Уважением

Наталья Квасова-Павленко   13.06.2016 14:29     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.