Осень

   Подходит осень и тихо, незаметно забирает у природы согревающие взгляд и душу, воздушно-изумрудные летние одежды… Оголяются деревья, теряющие листву, и оттого в самой душе происходят некие метаморфозы, словно и с нее сняли одежды, оголили… Деревья  осиротело, и, кажется, удивленно смотрят заострившимися верхушками в холодное, свинцовое небо. Как, должно быть, им холодно! Но они молчат, не нарушая предписаний природы. И люди тоже, глядя на оголенные веточки, безмолствуют. Я уверена, что многим тонким, чутким душам их жаль, но ведь всех деревьев  не обнимешь и не согреешь…. И потому душа в это время сама холодеет и замирает, отчего еще, сама не понимая. Но согретая светящимися, летними красками и солнечными брызгами, она уже в преддверии чего-то необъяснимого и, в то же время, предопределенного …
Похолодание в воздухе как бы проясняет подсознание- и вот уже откуда-то, из каких-то сокровенных, потайных глубин души, как колокол звенит грусть и тоска, сжимающие грудь…. Отчего, почему? Чего ждет сердце, чего ожидает от перемены климата? Перемены событий? С потрясениями, что происходят в увядающей природе- и своих потрясений? Быть может- и в себе, и вокруг себя, и в жизни своей?
А, быть может, видит, ощущает себя  на распутьи… В любом случае, чувствуя себя в ожидании перенастройки жизненного тонуса, своего физического и нервного состояния, ты вдруг понимаешь, что еще одна осень постучалась в твое сердце, растревожив душу. Душу, которая слышит, внимает  шёпоту умирающей листвы, и далекому, уходящему в эхо прощальному крику птиц, покидающих свой край в поисках теплых земель. И, может быть, видит себя той же листвой и той же птицей, и серым, холодным небом, и оголенными, словно исхудавшими ветками… И подобно им, тоже ничего не может вымолвить, кроме одного-единственного — прощай.

   О нет, она, душа твоя, никуда не уйдет, не улетит… И, пока сердце стучит, и душа, как бы не хотела выпорхнуть вслед за стаей перелетных птиц, выпорхнуть не может,… нет у неё крыльев, чтобы улететь или скрыться в теплом и уютном уголке лета… Но не оттого ли ей так тревожно, что время показывает свои границы именно осенью….
  Воздух чист и прозрачен. Переболев осенью, становишься другим. Это  как прививка к более суровой поре — зимней. Но о суровой Зимней поре ты пока ещё,  совсем и не помышляешь. Постепенно успокаиваешься и начинаешь принимать сероглазую красавицу-осень, как навестившую тебя гостью,- подзабытую тобой подругу. Ты сживаешься с ее резкими ветрами и колючими дождями. Освежает! Приводит в тонус. Исчезает душная лень и томная расслабленность.
   Осень, именно осень — как сероглазая, златокудрая Ферония, чарующая  ароматами своих даров,  что разносит осенний ветерок с полей,  садов и огородов,с  проливными дождями и, наконец, с вновь нахлынувшим теплом бабего лета, приводит тебя к обострению чувств, погружает в глубину эмоциональных перемен, чтобы многое увидеть по-другому, признать суровую реальность жизни, и, наконец, принять ее. А вместе с нею, с этой новой, преображённой реальностью, принять и новую, творческую волну вдохновения. Это время, когда понимаешь, что земное время циклично, изменить уже ничего нельзя, но пережить можно, и нужно, чтобы в свой срок, вновь увидеть то самое Время, несущее на своих сильных крыльях, поначалу, животворящую, приветливую Весну-Красну, а вослед за нею  и  радугу, возвещающую о приходе  цветастого лета, на ладонях которого  красуется и изливает свои золотые лучи Солнце, согревающее наши хрупкие души...


Рецензии