Обновление по-итальянски

             
Я в который раз нажимала кнопки пульта, но по всем каналам транслировали что-то невообразимо скучное. Хотя … внешность женщины, участвующей в работе какого-то фонда показалась на миг заслуживающей зрительного внимания. Яркие черты и красивый овал лица, высокая эффектная прическа, статная фигура в строгом костюме. Примерно моего возраста, но как потрясающе выглядит! А почему?!

Я еще пристальнее и придирчивее всмотрелась в экранную героиню, и только несколько позже, прибавив звук, услышала слова комментатора: «Джина Лоллобриджида посетила исторический фонд». Так вот это кто. Мои глаза с цепкостью художника созерцали. Я пыталась понять, что именно делает ее такой привлекательной?

- Всем хороша, но вершина образа – прическа, - решила я.
Опять всколыхнулись уже давно зреющие желания  перемен: внешности, работы, жизни. У меня были густые волосы, но стрижки, которые я, осторожно экспериментируя, делала время от времени, как-то меня не украшали. А так хотелось потрясающего результата, чтобы все увидели и … ах!

И я решилась на первые изменения.
-Была, не была, сделаю «химию».
Денег на «крутой» салон не было, поэтому я договорилась с соседкой, оказывающей около парикмахерские услуги на дому, за более умеренную плату. Все манипуляции, связанные с изменением имиджа, перенесла легко и радостно, предвкушая сказочность. И она, действительно, произошла. Когда последние папильотки были сняты, на меня из зеркала, сначала еще весело блестя глазами, глянула отнюдь не Джина Лоллобриджида, а один из персонажей сказки «Волшебник изумрудного города», а именно: Страшила Мудрый. Поменявшие цвет волосы рыжевато-пегой паклей торчали в разные стороны. Откуда-то взялась и усилилась мгновенная тоска по (не слишком эффектным), но лишенным комизма стрижкам. Да, прекрасное превращение сорвалось. И ЭТО теперь не меньше, чем на полгода…

Следующим этапом плана коренного изменения жизни была работа. Не очень продолжительное время я получала не слишком великие деньги за то, что приводила в порядок (по установленным правилам) гербарий. Эта работа именовалась по-научному не совсем звучно – инсерация. Я открывала пожелтевший газетный лист, читала на вложенной внутрь этикетке о том, что это за вид растений, где он был собран и пр. А так как я работала с иностранным гербарием, то и география сбора материала удивляла изобилием: Япония и Канада, Корея и США. Особенно мне почему-то нравилось звучание штата Массачусетс. Я повторяла его вслух, как бы смакуя. Мечта уносилась вдаль, в неведомый заморский штат, где росла та или иная былинка, прикрепленная сейчас к бумаге…и опять возвращалась назад к насущным нуждам инсерации. И так изо дня в день.

И вот, утром местная радиостанция любезно подкинула информацию о вакантном месте инженера-садовода в одном из ВУЗов нашего города. Отринув все препятствия, я помчалась по указанному адресу и, приложив максимум усилий, добилась намеченной цели. Мои новые владения охватывали довольно значительную территорию. Здесь были и газоны, поросшие специально засеянной травкой, и обилие хвойных и лиственных пород деревьев и кустарников, а также цветники, клумбы и лианы. Все это надлежало поддерживать в живописном состоянии: высаживать, полоть, косить, очищать от мусора, поливать, рыхлить и холить. Так как должность была инженерной, то предполагала руководство. Исполнителями были студенты, отрабатывающие, таким образом, положенную практику.

Пришлось срочно менять экипировку. Прочь деловые костюмы и белые халаты, в которых мы работали в гербарии. Беготня по приусадебному участку требует спортивного стиля.
Брюки и куртка кое-как нашлись, хотя и не такие, о которых мечталось. Подходящей обуви, кроме туфель на каблуках не оказалось, и я помчалась к зажиточной соседке с просьбой одолжить мне на несколько дней хотя бы спортивные тапочки, до момента покупки кроссовок, денег на которые пока не было. Ах, как хотелось под стать новой жизни быть стройной, моложавой, надлежаще одетой, с ухоженной головкой, раскованно и уверенно являвшей себя миру. Предвкушение перемен захлестывало, рисуя радужные перспективы.
И вот оно – утро новой жизни! Я, с прической Страшилы Мудрого, в брюках, рассчитанных на каблуки, но надетыми со спортивными тапочками, а значит, длиннее моего роста, явилась на новую работу. Не знаю, поняли ли окружающие, что перед ними не просто очередной нелепый сотрудник, а тщательно выверенный ИТАЛЬЯНСКИЙ ШИК!!!

Жажда творчества поселилась во мне давно. Поэтому, работа работой, а, находя время, я потихоньку писала рассказы и стихи, складывая их в отдельную папочку. Это продолжалось с давних пор, от случая к случаю и зависело от вдохновения. Иногда я давала прочесть это друзьям, но как-то так получилось, что имея образование биолога, увы, не была окружена людьми, увлеченными литературой. Друзья у меня были чудесные, но все, как один, не литературные. И я рискнула придумать себе псевдоним.

Звонившие мне, теперь слышали ответ: «Мишель Туманова внемлет». Друзья подхватили эту игру, а я вживалась в новый образ. Это оказалось не слишком просто. Стереотипы прошлого, (да и настоящего) заявляли о себе. Моя юная подруга Ника преподнесла мне целый ворох подсказок нового имени. Это были иллюстрированные тарелочки на подставке, открытки и журнальчики с изображением утонченных дам в шляпках, перьях, браслетах и других аксессуарах. Все это она подписывала: « Для истинной Мишель Тумановой».

Увы, дни потекли в прежнем русле. Я поставила открытки и тарелочки на видное место, передвигаясь по дому в розовой пижаме, шерстяных, вязаных носочках и, проходя мимо зеркала, слегка морщилась. Я не находила в себе ничего от утонченной дамы.
- Вы красивы внутри, - пыталась приободрить меня Ника.

Перед самым новым годом, когда молодежь отправляется на корпоративные вечеринки, в нашей квартире раздался звонок. Я открыла дверь и обомлела. Передо мной предстала настоящая Мишель Туманова. Высокая девушка в узких брючках и сапогах на шпильках была окутана в нечто, сотканное из черной тучки и млечного пути. Руки обтягивали жатые перчатки, запястья были унизаны серебряными браслетами, черные тугие локоны спускались до талии. Алая помада и шляпка с перьями и вуалью завершали образ. Роковая красавица являла себя миру. Это была Ника. Продемонстрировав мне наглядный урок, она умчалась, а я еще долго оставалась потрясенной.

На новый год я получила от нее в подарок эту самую шляпку, и это побудило, наконец, меня к действиям. 31 декабря я выполнила намеченную программу по приготовлению праздничных блюд, улучшила интерьер квартиры и приступила к волшебным преобразованиям себя. Ванна. Маски. Косметические средства. Прическа. Черные элегантные вещи из моего гардероба, подходящие, как мне казалось, украшения, перчатки. И, конечно же, шляпка с перьями и вуалью. Капля духов - «дыша духами и туманами»…

В таком стиле «нуар», замирая от предчувствий и восторга, я предстала перед мужем, сидящим за компьютером. Ах, как же хотелось прочесть на его лице что-то вроде: «Я помню чудное мгновенье, передо мной явилась ты»…  Мельком взглянув на меня, он рассмеялся и оценил … иначе: «ШАПОКЛЯК!!!»

«А счастье было так возможно»…



Фото автора.


Рецензии
Спасибо за улыбкy Иринья! Успехов в конкурсе и не только!

Анна Шустерман   29.04.2019 22:09     Заявить о нарушении
Спасибо Вам, Анна.
С весенними праздниками!!

Иринья Чебоксарова   30.04.2019 06:31   Заявить о нарушении
На это произведение написано 30 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.