Моцарт и Пушкин. Сходство. Свершения. 5

             
          ГЛАВА 5 СХОДСТВО ПУШКИНА И МОЦАРТА


            ЧАСТЬ 5
    ПУШКИН И МОЦАРТ РАНО УМЕРЛИ, НО МНОГО СОВЕРШИЛИ




      
      Пушкин и Моцарт успели совершить феноменально много за приблизительно 20 лет творческой жизни.
     Они прожили почти одинаковое количество лет и умерли рано.
Моцарт умер в возрасте 35 лет, не дожив одного месяца до 36 лет. Пушкин прожил не полных 38 лет. Это, конечно, невесть какое совпадение, но характерно для подобного типа гениев.

      37 лет - роковой возраст: Рафаэль (37), Шопен (39), Бизе (37), Шуберт (31), Ван Гог (37), Эдгар По (40), Гершвин (37), Модильяни (37), Мендельсон (37), Байрон (36), Караваджо(39), Шелли (30),Велимир Хлебников (37), Маяковский (37), Есенин (30), Мусоргский (42), Лорка (38), Жакелин дю Пре (42), Эварист Галуа (21), Александр Блок (41), Александр Македонский (33) – несколько наиболее выдающихся имен*.

  (*Курьезно заметить, хотя речь идет о печальном факте, что Мэрилин Монро, принцесса Диана и Мария Антуанетта тоже умерли в 37 лет. Никто не застрахован от кризиса в 37 лет).

    Почему умирают гениальные экстраверты приблизительно на подходе к сорока? Об это много пишется и говорится. Есть определение: кризис середины жизни. Но не существует внятного объяснения причин кризиса в 35-40 лет. Наиболее приемлемое объяснение, как мне кажется, заложенный в наших генах - след сорокалетнего среднего возраста жизни человека на протяжении миллионов лет его эволюции. Предположительно, первобытный человек в среднем жил 40 лет. Кризис середины жизни есть, в некотором роде, воспоминание о конце жизни в 40  лет.

    Наши дальние предки, как ни пытается нас уверить Библия, не жили долго, а напротив, умирали очень рано. Для гениев типа Моцарта это генетическое воспоминание происходит значительно сильнее, так как его интеллектуальный контролирующий аппарат играет менее существенную роль, чем подсознательный генетический. Рационально мыслящий Швейцер в 40 лет бросил концертную деятельность органиста, изучил медицину и уехал в Африку, как пример такого кризиса у мыслительного интроверта.*

(*Подробно о психических типах будет опубликовано в приложение к главе «Детскость»)

   Гоген бросил в 37 лет работу брокера, оставил жену с 5 детьми, и занялся серьезно живописью и, в конце концов, уехал на Таити.
   Экстравертные гении менее способны рационально проскочить момент автоматического заложенного в памяти умирания. Кроме того, концентрация жизненного и интеллектуального напряжения у них тоже неимоверно высока.

   За этот исключительно короткий период жизни Моцарт и Пушкин создали невероятно много.
Дмитрий Благой:
    Пушкин – человек «… не только гениальной художественной одаренности, но и гениального ума и... гениального трудолюбия.
Все это дало ему возможность выполнить высокий жребий: в порядке исключительного по своим темпам – сверхскоростного  развития, всего за пятнадцать с небольшим (считая от послания к Чаадаеву) лет своего творческого пути, шагая через века по вершинам мирового искусства слова (Вольтер, Байрон, Шекспир, Гете, Данте) эстетически освоить то, что в истории развития западных стран заняло... свыше пяти столетий».

    Сказать невероятно много все же недостаточно.
Если бы Толстой умер в 36 лет, его знали бы как второразрядного писателя, он бы не написал «Войну и Мир», «Анну Каренину» и «Воскресенье».
Достоевский бы не написал «Униженные и оскорбленные», «Преступление и наказание», «Идиота»  и  «Братьев Карамазовых».
Бетховен тоже остался бы второразрядными композитором, доживи он только до 35 лет.

    Существует мнение, что Моцарт незавершенный гений, полностью проявить себя ему помешала смерть.
    Симонтон (Simonton) в статье “Creative Genius in Music: Mozart and Other Composers” in the book “The pleasure and perils of genius: mostly Mozart” 1993 International University Press высказал довольно спорную мысль.

    (Симонтон выбран мной не случайно,  он – профессор Университета Калифорнии, выдающийся специалист в области творческой деятельности, автор многочисленных статей в журналах и энциклопедиях и 89 (!)книг, в том числе: Научный гений: психология науки;  Гений, творчество, руководство;  Величие: кто делает историю и почему?)
(*Dean Keith Simonton, PhD Distinguished Professor Department of Psychology University of California).
 
      Это длинная цитата, но в ней слишком много несуразностей, чтобы можно было их оставить без внимания.

     «Я полагаю, что будет трюизмом утверждать, что Моцарт обещал стать величайшим музыкальным гением всех времен... Он умер приблизительно 5 лет ранее обычного творческого пика, весьма вероятно, что его лучшие произведения зарождались в его голове как раз, когда он умер... Вполне возможно допустить, что Моцарт, а не Бетховен стал бы композитором, провозгласившим революционную музыку.
Скорее Моцарт, а не Бетховен был бы первым композитором, осуществившим эстетическую миссию освобождения от диктата патрона... И где бы был Вебера вклад, если бы Моцарт имел возможность развить немецкую оперу после Волшебной флейты? Где бы была репутация Шуберта, если бы Моцарт занялся бы созданием песен со всей мощью своего таланта? И чтобы делал Россини, если бы этот предшественник, которым он так восхищался, имел бы возможность продолжить Свадьбу Фигаро с его версией Севильского Цирюльника? Проживи Моцарт достаточно долго, он все еще возвышался бы как колосс, в то время как Бетховен, Вебер, Шуберт, Россини, и многое другие замечательные композиторы начала 19 века сражались бы, чтобы выработать свой персональный стиль. Даже Гайдн, будучи старше Моцарта на 20 лет был бы подвержен влиянию Моцарта...»

      Поразительный текст, более говорящий об его авторе, чем о Моцарте. Симонтон признается в этой статье, что Моцарт не его любимый композитор. Наверное, в этом все дело. Кроме того, я полагаю, что человек такой высокой организованности неизбежно интроверт (мыслительный интроверт), то есть человек противоположный моцартовскому типу, а совпадающий с баховским типом. Отсюда и предпочтения.
Симонтон полагает, что Моцарт не успел стать гением первого класса, (именно так он пишет), потому что умер рано, на пороге своих, возможно, величайших произведений. 

    Учитывая, прежде всего, что любые рассуждения в сослагательном наклонении не имеют никакого смысла, особенно в научной статье, вся оценка моцартовского творчества явно не состоятельна ни с какой точки зрения.
Прежде всего, речь идет о разного типа гениях: в общем виде интровертах и экстравертах, творящих по-разному. А, кроме того, общего правила не существует.
Гайдн прожил длинную жизнь  (1732-1809) , но так и остался Гайдном, условно говоря.
Бах прожил 65 лет 1685-1750, но создал все свои великие произведения до 37 лет, и, в принципе, ничего отличающее его от Баха после 37 лет он не написал.
Шуберт прожил 31 год, написал 9 опер и 9 симфоний, тем не менее, он отчетливо известен своим отличительным шубертовским творчеством, в котором оперы отнюдь не занимают главенствующего места. Шопен писал только для фортепиано, написал только 2 фортепианных концерта. (Незавершенный, обещающий Моцарт написал 27), тем не менее, Шопен создал вполне завершенное шопеновское творчеств. Лорка, расстрелянный в 38 лет, обещавший стать, возможно, самым великим драматургом Испании, тем не менее, успел вполне себя выразить в своих стихах.
Ни жизнь Моцарта, ни жизнь Пушкина, ни жизнь Рафаэля, ни жизнь Ван Гога, ни жизнь Модильяни (никто не пережил порог 37 лет) не кажется мне незавершенной жизнью в смысле творчества.
Они вполне завершенно и законченно себя выразили.

    Эйнштейн сделал все свои открытия в молодости и, в соответствии с  Симонтоном, мог совершить чудеса, но ничего не совершил, то же приложимо к Пушкину и Моцарту. Все что они могли бы совершить, если бы прожили дольше, могло бы вполне оказаться совсем другим по сравнению с тем, что они совершили до своей смерти и что определяет их творчество и вклад в мировую культуру как моцартовское и пушкинское.
   Еще один малоизвестный факт, Россини прекратил всякую композиторскую деятельность в 37 лет, хотя прожил длинную жизнь и умер в 76 лет. Все, что мы знаем, как музыку Россини, было им создано до 37 лет.
   
   Чарльз Мюррей, (Charles Alan Murrey, "The Bell Curve") автор нашумевшей книги «Колокольная кривая», в другой своей книге «Человеческие достижения» (Human Accomplishment) приводит таблицы величия наиболее выдающихся людей человечества во всех отраслях, "гигантов" по терминологии Иоганна Брамса.
Бетховен и Моцарт в этом списке занимают наивысшую позицию с равной оценкой 100, после них идет Бах с оценкой 87 и Вагнер - 80.
Вот  что Мюррей пишет, решая сложную проблему подсчета, по которой Моцарт набрал приблизительно одинаковое число очков с Бетховеном:

   «Я поставил Бетховена на верх графика, потому что качественное прочтение источников показывает, что хотя опрашиваемые ВОСХИЩАЮТСЯ МОЦАРТОМ БЕЗОГОВОРОЧНО (я выделил), Бетховена невозможно поставить вторым после кого бы то ни было».

    Как мы видим, у большинства опрашиваемых никаких сомнений в моцартовском гении и величии не возникло.
   Для Пушкина это более очевидно, и никому не приходит в голову считать его творчество незавершенным.

   Работоспособность Моцарта и Пушкина легендарна,  для Пушкина особенно в периоды ссылок, когда он силой обстоятельств полностью погружался в творчество, (“увы, на разные забавы я много жизни погубил”). Моцарта даже нельзя упрекнуть и в этом. Он работал всю жизнь с полным напряжением. Моцарт написал за свою короткую жизнь  626 произведений. В их числе  27 фортепианных концертов, 41 симфония и 21 опера, в том числе, такие шедевры как «Так поступают все женщины», «Свадьба Фигаро», «Дон Жуан» и «Волшебная флейта».
Последним в списке произведений Моцарта стоит  Реквием  К626.


Рецензии
На это произведение написано 26 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.