Каким должен быть учебник истории?

Министерство образования и науки России 27 августа этого года отказалось от идеи ввести в школах единый учебник истории. Вместо него планируется разработать единый историко-культурный стандарт, на основе которого будут разработаны новые пособия.
Напомним, в марте 2013 года президент Владимир Путин дал поручение разработать единые учебники истории России для средней школы, которые будут написаны хорошим русским языком и будут лишены внутренних противоречий и двойных толкований. «Должна быть каноническая версия нашей истории. Если действительно мы будем на востоке изучать одну историю, на Урале — вторую, в европейской части — третью, это в целом может разрушать, и наверняка будет разрушать, единое гуманитарное пространство нашей многонациональной нации», — заявил Путин.
Как показал опрос ВЦИОМ, 58% опрошенных тогда россиян поддержали создание единого учебника, 16% было против, а треть затруднились ответить. Причём, наибольшую поддержку единому учебнику по истории высказали граждане с высшим образованием (62% от числа поддержавших инициативу). Большинство из тех же, кто выступил против и не поддержал инициативу властей, затруднились мотивировать свою позицию (89%!). Только 4% опрошенных заявили, что должны быть учтены разные мнения, 3% было уверено, что произойдет искажение фактов, и 2% предрекали навязывание автором своего видения.
Опубликовавшая эти результаты год назад «Российская газета» дала такой комментарий: «Почему же подавляющее большинство россиян (особенно образованные люди) выступают за единую историческую концепцию, тогда как любому мало-мальски интересующемуся историей человеку понятно, что одной интерпретации исторических событий быть не может? Как, например, возможно привести к одному знаменателю разные оценки деятельности Сталина или эпохи "брежневского застоя"?».
Нетрудно было предугадать, что в ходе общественных обсуждений идея Путина встретит отчаянное сопротивление, в первую очередь, со стороны либеральной интеллигенции, выступления представителей которой были сродни комментарию «Российской газеты». В результате были подвергнуты критике установка Путина на политическую историю, уходящую корнями в имперскую и советскую школу. Предлагалось рассказывать школьникам не о большой истории и политике, а сместить акцент на повседневную жизнь людей той или иной исторической эпохи.
Например, Комитет гражданских инициатив опубликовал заявление, в котором утверждалось, что единый учебник создать невозможно, поскольку «исторический факт» не может существовать в отрыве от различных и подчас противоречащих друг другу оценок, и что создавать его не следует, так как попытка такого рода может привести к расколу общества.
Напомню, что Председателем Комитета гражданских инициатив является Алексей Кудрин, а членами – такие известные либералы, как Леонид Гозман, Юлий Гусман, Андрей Нечаев, Николай Сванидзе, Марк Урнов и др.
Утверждалось также, что у каждого региона России должен быть свой учебник истории. А в интервью телеканалу «Россия-24» доктор исторических наук (?!) И.Н.Данилевский заявил, что единого учебника быть не может, так как история всегда субъективна. Кстати, подобную оценку высказали также ряд российских академиков-историков.
И это становится уже неудивительным для нашего времени (начиная с перестройки), когда именитые учёные не стесняются показывать свою безграмотность (или корысть?). Ведь история, как и любая наука, не может опираться на мнения и быть субъективной по определению: «Наука - сфера человеческой деятельности, направленная на выработку и систематизацию объективных знаний о действительности» (Википедия). 
И на самом деле уже давно в исторической науке разработаны определённые критерии объективности, которым должны удовлетворять учебники истории и любые исторические исследования. Но, выясняется, что этого, как будто, не знают наши «доктора с академиками». Давайте разберёмся.
Считается, что история как отрасль знания возникла около 2500 лет назад.
Однако древние греки историю относили к сфере искусств. Покровительницей истории стала одна из муз древнегреческой мифологии – Клио, которая изображалась молодою женщиной с одухотворенным лицом и свитком папируса или пергаментом в руках.
В целом, древнегреческие авторы под историей понимали художественный рассказ о достопамятных событиях и лицах. Задача историка состояла в том, чтобы передать слушателям и читателям вместе с эстетическим наслаждением и ряд нравственных назиданий. Те же цели преследовало и искусство.
При таком взгляде на историю, как на художественный рассказ о прошлом, древние историки держались и соответствующих приемов изложения. В своём повествовании они стремились к правде и точности, но строгой объективной мерки истины у них не существовало. Мало этого, античный историк, верный своим художественным задачам, считал возможным украшать повествование сознательным вымыслом. Многие историки того времени влагали в уста своих героев речи, сочинённые ими самими, но при этом они считали себя правыми, поскольку, мол, они верно передают в измышлённой форме действительные намерения и мысли исторических лиц.
Таким образом, стремление к точности и правде в истории было до некоторой степени ограничено стремлением к художественности и занимательности. Несмотря на это, стремление к точному знанию уже в древности от историка требовалось, и своей главной задачей историки видели «отыскание истины». И в целом исторические изложения наиболее известных историков того времени отличаются высокой степенью объективности.
Функция истории античными авторами видится в том, что «уроки, почерпнутые из истории, наиболее верно ведут к просвещению и подготовляют к занятию общественными делами».
То есть до нового времени история определялась как художественно-прагматический рассказ о достопамятных событиях и лицах.
С развитием западноевропейской философской мысли (XVII–XVIII века) стали слагаться новые определения исторической науки. Стремясь объяснить сущность и смысл жизни человечества, мыслители обращались к изучению истории или с целью найти в ней решение своей задачи, или же с целью подтвердить историческими данными свои отвлечённые построения. Сообразно с различными философскими системами, так или иначе, определялись цели и смысл самой истории.
Большая часть учёных понимали историю, как изображение тех мировых событий, в которых с особенною яркостью выражались пути Провидения, руководящего человеческой жизнью в своих целях, изображение тех одинаковых состояний, которые суждено переживать всем народам.
То есть в это время сложилось следующее представление об истории, как науки: история должна изображать не все факты прошлой жизни человечества, а лишь основные, обнаруживающие её общий смысл.
Этот взгляд был шагом вперед в развитии исторической мысли, – простой рассказ о былом вообще, или случайный набор фактов различного времени и места для доказательства назидательной мысли не удовлетворял более. Появилось стремление к объединению изложения руководящей идеей, систематизированию исторического материала. Однако историю того времени справедливо упрекают в том, что она руководящие идеи исторического изложения брала вне истории и систематизировала факты произвольно. От этого история не становилась самостоятельной наукой, а обращалась в прислужницу философии.
Наукою история стала только в начале XIX века, когда из Германии распространились идеи национализма, деятельно изучалась национальная старина и стало господствовать убеждение, что жизнь человеческих обществ совершается закономерно, в таком порядке естественной последовательности, который не может быть нарушен и изменён ни случайностями, ни усилиями отдельных лиц.
С этой точки зрения главный интерес в истории стало представлять изучение не случайных внешних явлений и не деятельность выдающихся личностей, а изучение общественного быта на разных ступенях его развития. История стала пониматься как наука о законах исторической жизни человеческих обществ.
Вот, например, определение, которое дал русский историк С.Ф. Платонов (1860 – 1933): «История есть наука, изучающая конкретные факты в условиях именно времени и места, и главной целью её признается систематическое изображение развития и изменений жизни отдельных исторических обществ и всего человечества».
Определение истории как науки о прошлом кажется очевидным, но сегодня оно единодушно отвергается.
Прошлое охватывает слишком широкий массив явлений, событий и процессов, чтобы быть объектом изучения одной науки. Ясно, что прошлое, взятое во всех его проявлениях, не является предметом только исторического исследования, как не является оно объектом только философского, социологического или геологического изучения.
Объектом исторической науки может считаться лишь человеческое общество во всём многообразии его прошлого, в его развитии и изменении. История есть наука о человеке, исследующая прошлое общества как процесс, творимый людьми, проявление и результат человеческой деятельности, человеческой субъективности.
Интересно, что объект науки и сама наука обозначаются единым термином. Прошлое человеческого общества называют историей, но историей именуют и науку, это прошлое изучающую.
Специфика исторической науки в том, что историк лишён возможности наблюдать объект изучения непосредственно. Прошлое общества отделено от него временем, оно не дано ему в полном объёме, в богатстве реальной, многообразной социальной жизни. Оно всегда доходит до него в искажённом виде, разница лишь в степени и причинах искажения.
Когда-то считалось, что выдержавшие испытания источники дают определённую сумму фактов, которые отражают историческую реальность прошлого. Задача историка поэтому сводилась к добросовестному изложению добытых фактов, сообщению их читателю в полном, точном виде, свободном от субъективности интерпретаций и оценок. Однако сегодня вера в то, что объективная истина составляется из фактов, данных в источниках, прошедших процедуры строгого и пристрастного анализа на достоверность, общепризнанно опровергается.
Пассивному следованию имеющейся информации противопоставляется активная мыслительная деятельность исследователя. То есть, то, что в марксизме называется использованием историзма - принципа подхода к исследованию и объяснения действительности, требующего изучать предметы и явления в конкретно-исторических условиях их становления и развития. Принцип историзма, который в настоящее время никем научно не опровергнут, позволяет не только правильно объяснить прошлое и настоящее, но и выделить тенденцию будущего развития предметов и явлений.
Исторические факты – это объективно существующие факты действительности, находящиеся в определенных пространственно-временных рамках: события, процессы, явления как таковые. Содержание их не зависит от толкования их свидетелями.
Исторические факты доступны историку только в качестве фактов, отражённых в источниках. Они сообщают информацию о событиях, всегда, впрочем, неточную и неполную. Анализ, сопоставление, преобразование этой информации приводят к тому, что рождается научный исторический факт. Он отражает реальность прошлого, реконструирует факты прошлого на основе почерпнутой из источников информации, осмысленной, преображенной ЛОГИКОЙ сознания учёного-историка.
То, что я изложил, является общепризнанным. Однако значительная часть наших «докторов-академиков», как видно, этому не следует. Более того, они не стесняются показаться безграмотными, заявляя, что, мол, история субъективна и, мол, каждый видит её по-своему. К тому же нет сегодня общепризнанной ЛОГИКИ (кроме формальной логики, что недостаточно), нарушение постулатов которой было бы доказательством ошибок в исторических и иных исследованиях. Точнее, такая ЛОГИКА есть (ЛОГИКА Муравьёва), я о ней уже неоднократно заявлял, но большая часть наших учёных её «не замечают».
Почему так происходит? А потому, что история сегодня используется сильными мира сего в своих интересах, как информационное оружие. История стала оружием после того, как она стала частью политики, когда на основании исторических ссылок стали приниматься те или иные политические решения.
Как мы показали, научная история является одной из важнейших наук, так как формирует у человека реальную картину мира. Именно поэтому любое государство уделяет такое большое внимание истории и её переписыванию в свою пользу, зачастую формируя при этом исторические мифы. Так, буквально на наших глазах произошло переписывание истории Второй мировой войны, где главными действующими лицами стали англо-американские солдаты, полководцы и политики, а Сталина и Гитлера, СССР и Третий рейх поставили на одну доску, назвав главными источниками войны.
Очень наглядным примером переписывания истории в пользу правящих режимов являются учебники истории в бывших республиках СССР. О том, что представляют собой учебники истории в сегодняшней Украине, мы все достаточно информированы. А вот выдержки из учебника “История Казахстана” Жамбыла Артыкбаева и Сакена Раздыкова, изданного в 2007 году и рекомендованного Министерством образования РК для начальных и средних учебных заведений:
“В начале ХХ века территория Казахстана была одной из колоний России. Естественное течение этнического развития было прервано. Политическое устройство казахов было уничтожено, нарушено территориальное единство, затруднено формирование нации и единство культуры. Стало невозможным создание в то время общей экономики, ее инфраструктура складывалась в угоду интересам метрополии. Колониальное господство приостановило самобытное развитие этноса...
Национальное пробуждение казахского народа в зародышевом состоянии было прервано Октябрьской революцией, ввергнувшей Казахстан в состояние хаоса. А затем наступили десятилетия террора и геноцида, приведшие казахский этнос к страшным трагедиям...
Советская власть…, стремясь сохранить империю, начала проводить борьбу против интеллигенции из национальных меньшинств, и в том числе казахов. В течение семидесяти лет постоянно уничтожались лучшие представители свободолюбивого народа, репрессии проводились каждые двадцать лет, чтобы ликвидировать гордость нации в последующих поколениях. Параллельно советская власть стремилась выжить из памяти народа его героическую историю…
И когда народ отчаялся, когда многие казахи превратились в манкуртов, наступил 1991 год”.
Оставим это «историческое» повествование без комментариев.
Мы видим, что история используется в определённых интересах как ключевое информационное оружие, которое позволяет воспитывать поколение за поколением, формировать будущее.
Вот почему сегодня история стала полем битвы. Но, тем не менее, историческую истину выявить относительно просто: неправы все, кто не следует разработанным содружеством учёных и упрощённо изложенным мною научным критериям достижения исторической истины. Нужно понимать, что такие лжеучёные, скорее всего, защищают чью-то корысть.
История – особая наука, которая служит средством самопознания человечества, этноса, государства, социальной общности, личности, цивилизации. Чрез неё человечество ищет в прошлом себя, собственное настоящее. История связывает прошлое, настоящее и будущее, в прошлом находя смысл настоящего и открывая завесу будущего;
Она обеспечивает сохранение и передачу социальной памяти, этических норм, обычаев и традиций - всего, что делает возможной преемственную эволюцию общества.
И она воспитывает чувства, открывает смысл вечных истин - верности, долга, любви к Родине, преданности, ответственности и честности и формирует особый вид общественного сознания - сознание историческое.
Сегодня историю используют как один из самых главных инструментов управления обществом. Она позволяет белое делать чёрным и наоборот. И если историки не следуют по каким-то причинам канонам собственной науки, по существу отказываясь от науки, что мы видим в современной России, тогда в общественном сознании могут преобладать ложные представления, искажённые факты, подтасованные оценки, оно может опираться на ценности и «истины», по сути своей являющиеся антиценностями и лжеистинами. Такое сознание порождает агрессию и нетерпимость, становится фактором разрушительным и опасным.
Одновременно исторические мифы позволяют разделить общество, чтобы оно утратило единство и силу. Так, с помощью отрицательных мифов было разделено русское общество. Одни являются сторонниками «Новой России»: мол, до этого были только «совки» и угнетённые царизмом крестьяне, а «свободу» человек получил только с 1991 года. Другие считают, что идеальным государством был СССР. Причем они делятся на «сталинистов» и сторонников позднего СССР — «эпохи застоя». Третьи идеализируют Российскую империю и династию Романовых, поют сказки про «Россию, которую мы потеряли». Четвёртые вспоминают про «золотой век» времён языческой Руси. В результате общество расколото на враждующие группы, у каждой есть свои герои и антигерои, аргументы и контраргументы. Так, для одних Сталин - герой, а для других - «кровавый мясник». Для одних император Николай II никчемный правитель, для других — святой и великий государственный деятель.
И, повторюсь, происходит это потому, что многие современные учёные-историки считают возможным в своих исследованиях игнорировать существующую методологию научных доказательств. Чьи-то интересы оказываются сильнее научной порядочности. И уже это обстоятельство является убийственной характеристикой нашего общества.


Рецензии
Ну вот и поклонник Джона Локка образовался.
Правда не до конца правила исторического объективизма соблюдаются.
Нужно в предложении: Для одних император Николай II никчемный правитель, для других — святой и великий государственный деятель, кавычки выставить как в предложении: Так, для одних Сталин - герой, а для других - «кровавый мясник».
Вот тогда исторический объективизм возобладает у автора над историческим идеализмом и все смело могут поднимать его на щит.

Бивер Ольгерд   07.11.2017 15:06     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.