Рассказ Маши Троекуровой

        Меня зовут Гартунг Мария Александровна. Я старшая дочь Александра Сергеевича Пушкина.
        Заявляю, что любимым женским именем Александра Сергеевича было имя Мария.
        Да, когда-то была Татьяна. Но это было раньше. До моего появления на свет.
        И на вопрос, почему отец дал имя Мария главной героине романа «Дубровский», ответ очевиден.
        Я родилась в мае 1832, и осенью того же года отец приступил к роману "Дубровский". Сомнений, как назвать главную героиню нового романа у отца не было.
        Пушкин был несказанно рад тому, что у него есть дочь. Из писем к Наталье Николаевне, следует, отец считал меня почти другом, поскольку фамильярно называл меня то Машкой, то "беззубой Пускиной".
        В новом романе Александр Сергеевич решил сделать меня счастливой. И он подарил Маше Троекуровой всё, что может пожелать молодая женщина в расцвете: красоту, богатство, почитание окружающих, и грозного защитника в лице Троекурова Кириллы Петровича.

        Меня воспитали домашние учителя и  французские романы. И, хотя господин Троекуров был порядочный негодяй, всё остальное было просто замечательно.
        Александр Сергеевич заглядывал в будущее и видел в нем свою дочь взрослой красавицей.
        Всем известно, что город портит людей. Настоящие красавицы цветут на природе. И отец поселил меня в барском имении. Я стала провинциальной барышней. А мог - ли Пушкин не знать мечты и  тайные пожелания молодых дворянок?
        Девушки из барских усадеб мечтают о высокой и чистой любви, о романтических приключениях. Они много раз читали об этом в романах и готовы поверить, что когда - нибудь, наперекор провинциальной скуке, они получат всё это.
        Такие барышни ждут - не дождутся своих благородных избранников.
        Вот только досадно, что молодежь, какую местность ни возьми, романам никак не соответствует.
        На наших бескрайних просторах очень трудно найти достойного героя. Почти нереально.
        И вот что придумал папа.
        К нам в имение Покровское поступил учитель – француз, который  не знал русского языка.
        Фишка состояла в том, что этот человек как раз всё отлично понимал и французом не был, также, как не был и учителем.
        Он был известный разбойник Владимир Дубровский, полюбивший меня с первого взгляда.
        Все знают, что разбойники – редкие негодяи, однако мне, Маше Троекуровой очень повезло. Этот Дубровский оказался человек порядочный и бывший офицер.
        Всё потому, что разбойником он стал случайно, по вине моего папочки, но так сложились обстоятельства.
        Что характерно. Поступил он к нам только затем, чтобы я на него обратила внимание. А затем Дубровский надеялся получить взаимность и жениться на мне.
        Новый учитель воспитывал моего младшего брата, показывал любезность и образованность. Всё это было и у других соискателей, ведь в меня влюблялись многие. Но Дубровский стал совершать смелые поступки, не заметить которые было просто невозможно.   
        Вот почему я, Маша Троекурова стала испытывать к Дубровскому ответные чувства.

        Не стоит лишний раз напоминать, что в романе папа испытывает симпатии также и к Дубровскому. И наш с ним роман мог бы развиваться, в определенном, всем хорошо известном и желаемом направлении.
        Однако, к великой досаде читателя, нашему счастью помешал случай. Вернее, целый рад событий, главное из которых - нерасторопность Владимира Дубровского.
        Я полагаю, что главный виновник не Владимир, а всё тот же папа - мой любимый Александр Сергеевич. Папа ни за что не мог допустить, чтобы его дочь сбежала с разбойником.
        Самовольные и тайные браки всегда плохо кончаются, вот в чем дело. И поэтому папа прекратил нашу связь.
        В результате роман «Дубровский» получился не совсем романтический. В нем отсутствует как раз то, ради чего читатель открывал книгу и с нетерпением двигался к развязке.
        Концовку «Дубровского» знатоки считают слабым местом и главным недостатком романа.

        Но это их дело. Я же папу оправдываю. Он никогда не писал неправды, и давайте разберемся, почему исход романа не мог быть иным.
        За четыре года до начала работы над «Дубровским», у Пушкиных произошла неприятная семейная история.
        Произошел тайный брак наперекор воле родителей. Сестра Александра Сергеевича, Ольга Сергеевна, влюбилась в некоего Николая Павлищева. Чем он понравился  тётке – непонятно. Но любовь зла и с любовью не шутят.
        Александр Сергеевич не был в восторге от жениха и менее всего хотел видеть Павлищева будущим членом семьи.
        Ещё более категорично против брака выступали мой дед Сергей Львович и бабушка Надежда Осиповна.
        Но тем не менее, молодые обвенчались. Произошло это тайно, в одной из церквей Петербурга.
        А наутро моя тётушка пришла к Александру Сергеевичу, и поставила его перед свершившимся фактом. Она знала характер Пушкина, она была уверена, что получит защиту.
        На долю Александра Сергеевича выпали ненужные проблемы. Ему пришлось срочно улаживать конфликт. Хлопоты дали результат и мир был восстановлен. Не надо сомневаться, что это стоило Пушкину больших усилий. Было это в 1828 году.
        В дальнейшем, как и ожидалось, брак оказался неудачным. К началу работы над «Дубровским» Ольга Сергеевна и Павлищев ещё не стали жить раздельно, но близким было тяжело наблюдать, как трудно складывается жизнь их сестры и дочери.
        Вот почему папа, никогда не обманывавший читателя, не стал обманывать и на этот раз. В таких браках счастья нет, и он построил сюжет так, что самовольный брак двух дорогих для него героев не состоялся.

        Проследуем дальше по роману и заглянем в историю Пушкиных - Гончаровых.
        Как известно, мой отец женился на Наталье Николаевне со второго раза. В первый раз ему было отказано.
        Почему отказано? Потому что у Пушкина было слишком много общего с разбойником Дубровским.

        В конце 20-х Пушкин находится в центре внимания. Он как бы взрывает общественную жизнь обеих столиц.
        Ему сопутствует успех. Его новые произведения и творческие находки возбуждают мысль и чувства, и далеко не всегда получают одобрение сразу. Да оно и понятно. Талант есть талант. Не вся публика доросла до понимания.
        И образ разбойника Дубровского очень верный. Его поступки понимают, одобряют, и в тоже время опасаются их.
        Пушкин, как и Дубровский, недосягаем. Слишком высокую планку задает Пушкин. Небывалое качество написания и постижения сути вещей.
        Как и Дубровский, он разрушает стереотипы и держит в напряжении не только общественность и администрацию, но также коллег – литераторов.
        О том, чтобы кто-то сравнялся с ним по уровню таланта, не может быть и речи. Его коллеги - просто люди средние и это для всех очевидно.
        Пишущие авторы не могут пребывать в восторге, также как помещики из окружения Троекурова.

        И по признаку личного достатка Пушкин, такой-же, как Дубровский. Оба бедны и оба имеют непостоянные доходы.
        Вы будете смеяться, но заработки Пушкина – это лотерея, похожая на доходы от ограблений Дубровского.
        Ведь на что жалуются джентльмены удачи? Риск обязателен, а доход не гарантирован. К тому-же Дубровский благороден. Не грабит кого попало.
        И ещё поэтому доходы Дубровского не могут быть большими.
        Точно так же поступает Пушкина в литературе. Много ли заработаешь на критике наших порядков или тёмных сторон истории? Это всегда риск. Но Пушкин упорно занимается этим.
        Что касается смелости Дубровского, я заявляю, что Пушкин рискует даже более, чем благородный разбойник. Дубровский скрыться может, а Пушкин – нет. Его давно взяли на карандаш и в свои неполные тридцать Пушкин успел дважды побывать в ссылке, причем все считают, что хорошо отделался.
        Мог бы гнить на каторге.
        Впрочем у обоих всё впереди. Дубровский всем надоел, и дни его сочтены.
Также как мода на Пушкина когда-нибудь  закончится. И случится это скоро, потому что в стране закручивают гайки.

        Надо бы тихо себя вести, но Пушкин - человек открытый и никто ему не указ.
        Вот почему моя бабушка, Наталья Ивановна Гончарова не желает иметь такого зятя и в первый раз отказывает моему отцу. А моя мать, Наталья Николаевна, с ней молчаливо соглашается.
        Любовь моей матери к Александру Сергеевичу была и как бы осталась, но восторги давно прошли и предстоит сделать выбор.
        Выбор непростой. Было увлечение модным поэтом, а нужно родство душ. Нужна решимость и твердый характер, но где их взять? И Наталья Николаевна отдает бразды своей матери, уходя от ответственности.
        Внешне всё верно. Так повелось. Девушки не должны спорить со своими родителями. И Мария Троекурова тоже ссылается на свершившееся венчание и отказывает Дубровскому. Между тем это формальность.
        Я не собираюсь осуждать свою мать.
        Всё получилось как получилось.
        Александр Сергеевич разочарован, но всё понимает, и, как будто, не осуждает невесту. У него ещё остаётся шанс.
        Он в растерянности. И чувство недоумения передается читателю при прочтении Дубровского. Так бывает в жизни. Так было.
        А дальше в судьбах Пушкина и Дубровского тоже всё происходит одинаково.
Получив отказ, Владимир Андреевич Дубровский покидает родные места.
        Александр Сергеевич Пушкин, расстроенный, отбывает на Кавказ в действующую армию.

        Продолжение хорошо известно: Пушкин, побывав в Курдистане, снова просил руки моей матери. И на этот раз получил согласие.

        Есть сведения, что у автора было намечено продолжение романа «Дубровский». После долгих странствий Владимир Андреевич снова должен встретиться с Машей Троекуровой. Но нам неизвестно, где, когда и при каких обстоятельствах.
        А перед финалом читателя ждали военные приключения Дубровского в Америке. Он должен бороться за свободу в рядах армии Конгресса или под знаменами Боливара.
        Пушкин собирался «заткнуть за пояс сэра Вальтера Скотта». И в этом он должен был преуспеть, применив (возможно) шаблоны приключенческого жанра.
        Но Пушкин работу отложил и не отдал в печать уже написанные главы романа.

        Пушкину надоели прихоти избалованной бабенки. Он не пожелал рассказывать читателю про спокойную, обеспеченную жизнь княгини Верейской - Троекуровой, изменившей бедному Дубровскому.
        Оставив «Дубровского» неоконченным, зимой того же года отец приступил к новому роману.
        Я снова главная героиня. Маша Миронова – капитанская дочка, человек  другого социального слоя.   
        У меня и возраст такой - же «…девушка лет осьмнадцати, круглолицая, румяная, с светло-русыми волосами, гладко зачесанными за уши, которые у ней так и горели».
        Правда внешность другая, неброская.
        Я выросла в Белогорской крепости и никогда не читала романов.
Другого не могло быть. Романов рядом не было, и домашних учителей тоже. Я училась у служителя церкви и прочитала всего пару церковных книг.
        Но если скажут, что я – девушка необразованная, это будет неправильно.
        Во мне есть особенный дар. Я верю в правду и людскую доброту.
        Те, кто хотя бы немного узнал меня, поняли это и совсем по-другому ко мне относятся.
        Общество со мной было приятно для окружающих. И молодой Гринев, и Савельич, старики Гриневы и даже негодный человек Швабрин, кажется, полюбили меня, каждый по-своему.
        Сама императрица Екатерина, столь искушенная в людях, дав полную веру моим словам, составила выгодное обо мне представление и приказала исполнить всё, в чем состояла моя просьба.

        За мной не было приданого и моя мама беспокоилась, выйду ли я замуж, и тем не менее, я отвергла притязания поручика Швабрина.
        Швабрин - человек образованный, но недобрый. Он отомстит потом. Я знала это. Когда же в крепость прибыл Гринев, я поняла, что Гринев - близкий мне человек. Он был страшно неловкий, зато простой и добрый, а это очень важно.
        Такие как Гринев, остаются в тени, и плохо растут по службе, но на таких можно положиться. А надо ли другое в жизни?
        У нас обстоятельства сложились особые.
        Началась пугачевщина и наша маленькая Белогорская крепость, комендантом которой был мой отец, оказалась в центре восставших провинций.
        В крепости были казаки, сотня солдат и всего одна пушка, а бунтовщиков – целая степь.
        Можно было держаться, но во время атаки нам изменили солдаты, а казаки перешли к бунтовщикам ещё раньше.
        Отца и мать бунтовщики казнили. Гринева тащили на виселицу, но помог Савельич. Слуга напомнил Пугачеву про тулупчик заячий, который подарил ему Гринев. У самозванца всё-таки была совесть и казнь отменили.
        А потом факт чудесного спасения был поставлен Гриневу в вину и спасать его было некому.
        Я проливала слезы и не знала, что делать.
        И я решила отправиться в Петербург на встречу с императрицей.
        Это был немыслимый по смелости поступок, но у меня не было выбора.
        Считают, что мне несказанно повезло. Императрица Екатерина переменила судьбу Гринева.
        Просто так ничего не бывает. Для императрицы навели справки. Мой отец - капитан Миронов - честный русский офицер. Да и Гринев не был изменником.

        Маша Миронова - конечно не я. Пушкин где-то видел капитанскую дочку. Русскую женщину с такими качествами. И не обязательно это было на Южном Урале.
        Для меня важно то, что отец разработал образ сильной женщины и дал ему моё имя.
        Капитанская дочка – как пожелание. Пушкину, в его тревожной деятельности было необходимо, чтобы рядом стоял близкий по духу человек, соратник, разделяющий его мысли и поступки,
        Мне кажется, отец отчетливо понимал, что такого человека в его жизни нет.


Рецензии
Не стала дочитывать. Все, начиная с Ахматовой, отчего-то пеняют, что Пушкину не удалось в "Дубровском" сделать "развлекалово". Но Пушкин этим не занимался в принципе. Этим занимался Фаддей Венедиктович, с которым у Пушкина было на этой почве принципиальное разногласие. Пушкин всё писал - для себя. Для себя и для Бога. Если это было интересно ещё кому-то - хорошо! "Дубровский" вышел таким "по причинам, важным для автора, а не для читателя" (как сказал где-то Пушкин в связи с другим произведением).

Имя Мария - это имя Богородицы. Потому оно и столь часто у Пушкина.

Елена Шувалова   31.12.2019 14:13     Заявить о нарушении
Лена. Так и не читай.
Ковыряй в носу и повторяй хорошо известное.

Владимир Мурашов   31.12.2019 22:34   Заявить о нарушении
Вообще-то Конек-Горбунок - басня примитив. Средняя, проходная.
Присвоить ей авторство Пушкина - оскорбление для АС.

Чайковский почему-то брал для своих балетов немецкие сказки. Как настоящие, более волшебные. Не городите огород, и не доказывайте чушь. Изучите Гримма, Перро, да мало-ли. И внукам почитайте.
А Конек-горбунок - простевич. Непродуманная или недоработанная.

Эта сказка - примитив заслуженно находится во втором или третьем эшелоне, где и положено ей быть. Типа собрание Прозару 19-го века.

С Новым Годом.

Владимир Мурашов   31.12.2019 23:29   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.