всё в порядке

      В нашей строительной геодезической бригаде маленький праздник - приехал на грузовике начальник партии Смирнов. Он привёз курево, продукты и свежие новости для нас: бригада меняет место дислокации, база переезжает из района
Обигарм в высокогорный Каратегин. Будем строить на вершинах выше 3000 метров.
      Оборудование переедет на грузовике, лошадей придётся перегнать по тропам,
напрямую это где-то сорок километров, а на грузовике по дорогам - около  двухсот.И всё потому, что в связи с ящуром Обигарм попал в карантинную зону, а со стороны Душанбе дорога закрыта из за случаев холеры.
      Бригадир Салихов поручил перегон лошадей Василию и мне.Василий был самым старшим в бригаде, я самым молодым.

      Утром мы с лошадьми отбыли в направлении Каратегина, остальные занялись погрузкой оборудования в грузовик.
      Василию было уже за сорок, бывший фронтовик. Почти всю войну подвозил на
полуторке, затем на "студебеккере" снаряды на передовую. Небольшого роста худощавый сероглазый мужик держался незаметно в нашей разношёрстной компании.
Но разительно преображался, когда садился на лошадь. Подчёркнуто прямая спина,
особая молодецкая стать, без рисовки. Не богатырь, но добрый молодец.

      Василий ехал по тропе впереди идущих цугом лошадей, я замыкал караван.
Вокруг медленно менялась горная панорама, тело и душа отдыхали, получив выходной от будничной работы. Заканчивался июль. Нежаркий горный ветерок
приносил знакомые и незнакомые запахи. Изредка спокойную благодать нарушали
пересекавшие тропу пугавшие лошадей змеи.
      Незаметный подъём сменился к вечеру спуском. Слезли с лошадей у палатки чабана, пригласившего на чай. У дерева стоял на привязи грустный осёл со страшной раной. Чабан сказал, что прошлой ночью приходили волки, оторвали у осла большой кусок филейной части, сам чабан провёл ночь с винтовкой в руках вместе с овцами в сложенном из камней загоне.

      От палатки чабана тропа ушла круто вниз и привела к мосту через речку Сорбо. Шум воды, стук катящихся по дну камней совсем не пугали лошадей.
Качающийся деревянный мост они перешли спокойно. Перейдя по мосту на крутой скальный правый берег, сели на лошадей и стали подниматься по широкой тропе к скалам.
      Медленный ритмичный ход лошади укачал меня. Я отключился, перестал видеть и слышать.Удар в правое плечо разбудил меня. Открыв глаза, увидел скальный выступ, об который ударился. А впереди ко лбу приближался камень, торчащий вниз из скального козырька надо мной. Потянул на себя повод, лошадь остановилась. Когда огляделся, голове стало жарко. Лошадь стояла на узком настиле овринга. Сквозь ветки настила была видна вода в сотне метров ниже.
Впереди медленно удалялись шедшие по оврингу лошади, Василия уже не было видно за поворотом. Я повесил повод на вьючный крюк грузового седла и медленно сполз по лошадиной попе на поскрипывающий покачивающийся настил,
закреплённый на кольях, вбитых (как?!) в отвесную скалу. Шума воды не было слышно, только низкие звуки перекатывающихся камней.
      Не помню никаких эмоций во время передвижения по оврингу, казавшемуся бесконечным. Я превратился в сплошное чуткое внимание. Смотрел, как осторожно переступает, пробуя копытом путь, моя Серуха, и делал так же, своими копытами. В пустой голове было только одно - желание   или молитва или мысль:
пройти благополучно.
      Овринг кончился неожиданно. Скалы отступили, и мы оказались на широком ровном скальном балконе над речкой. Широкая тропа спускалась с балкона по уже пологому склону ближе к воде. Лошади тихо стояли в начале тропы, обмахиваясь хвостами.
      Василий закурил, я тоже. Затем без перерыва закурили по второй вонючей папиросе. Напряжение сменила бездумная эйфория. Хорошо-то как!..
      Солнце давно ушло,небо темнело. -Ну что, по коням? Василий запрыгнул в седло, а через мгновение стал подпрыгивать на нём, причитая "аяяй-уююй" и
хлопая руками по спине. Потеряв равновесие, он свалился с седла и покатился по балкону. Мелькнуло: сошёл с ума! Я навалился на него и прижал к камню,
чтобы он не скатился в речку. Успокоившись, Василий рассказал, что произошло.
Сев в седло, он понял, что сел на свернувшуюся на седле змею. Та с испуга рванула из-под него и попала под его штормовку, и забилась у него за спиной, пытаясь вырваться на свободу. Похоже, она свалилась на седло во время прохождения овринга.
      Через час пути мы подошли к правому притоку Сорбо - речушке Новаки-Боло. Там нас ждал посланный встретить нас наш коллега. К полночи мы были на новой базе. Бригадир поинтересовался: -Всё в порядке? И получил ожидаемый ответ: -Всё в порядке. Ежедневные приключения были у нас
в порядке вещей, работа такая.


Рецензии
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.