Византийская империя

                Византийская империя   
 
   29-го мая 1453 года войска султана Мехмеда II штурмом взяли Константинополь, столицу Византийской империи. Государство,  престало существовать. Константинополь был переименован в Стамбул и стал столицей новой империи, Османской.
  Захват столицы Византийской империи стал не причиной её гибели, а завершением. Крах тысячелетней Византии определялся, в первую очередь, разладом во внутренним мире населявших её людей, искажением идеологии.
   Византийская империя имеет «день рождения»: 17 января 395. В этот день  Римская империя раскололась на Западную Римскую и Восточную Римскую.
  Византийская империя получила свое название от небольшого городка Византий, на месте которого в 324—330 гг. император Константин основал новую столицу Римской империи, ставшую затем столицей Византии, — Константинополь.
  В состав Византии вошла вся восточная половина распавшейся Римской империи.
  Византия была единственной в мире страной, простиравшейся на огромном пространстве между Европой и Азией.
  Земли империи были преимущественно областями с высокой земледельческой культурой. Во многих из них плодородные почвы позволяли выращивать по 2—3 урожая в год. Везде, где допускали условия, выращивались зерновые культуры — пшеница и ячмень. Остальные поливные или орошаемые земли были заняты под садово-огородные культуры, более засушливые — под виноградники и оливковые плантации. На юге была распространена культура финиковой пальмы. На пойменных лугах, а главным образом на покрытых кустарниками и лесами горных склонах, на альпийских высокогорных лугах  было развито скотоводство.
   Богата была Византия и природными ресурсами. Воды Адриатики, Эгейского моря, Черноморского побережья Малой Азии, особенно Понта, Финикии, Египта изобиловали рыбой. Значительны были и лесные массивы; в Далмации имелся превосходный строевой и корабельный лес. Во многих областях империи были огромные залежи глины, применявшейся для производства керамических изделий, песка, пригодного для изготовления стекла, строительного камня, мрамора, поделочных камней. Империя располагала и значительными залежами полезных ископаемых. Добывалось железо, медь, свинец, цинк. Настоящей кладовой полезных ископаемых являлись балканские провинции, где добывалась основная масса потреблявшихся в империи золота, серебра. Железом и золотом империя была значительно богаче всех соседних стран. Однако олова и отчасти серебра ей не хватало: их приходилось ввозить из Британии и Испании.  Византия могла обеспечивать свои потребности почти во всех основных продуктах, а некоторые из них даже в значительном количестве вывозить в другие страны (зерно, масло, рыба, ткани, металл и металлические изделия). Все это создавало известную экономическую устойчивость в империи, позволяло вести  широкую внешнюю торговлю как продуктами сельского хозяйства, так и ремесленными изделиями, ввозя преимущественно предметы роскоши и драгоценное восточное сырье, восточные пряности, ароматы, шелк. Территориальное же положение империи делало её монопольным посредником в торговле между Западом и Востоком.
В Византийской империи  издавна жили греки, армяне, сирийцы, копты, евреи. Позже к ним присоединились воспринявшие греческую культуру малоазийские племена, фракийцы, иллирийцы, даки, южные славяне. В империю вторгались и расселялись в ней новые народы, готы, славяне, арабы, печенеги, половцы  и другие. Разнородность населения не создавала национальных проблем, т.к. все жители Византии воспринимали себя как «ромеи», римляне и это их сплачивало. Ведь государство образовалось как Восточная Римская империя. Кроме того, объединяла людей общая религия – православие.
  Преобладающую роль в экономике, политической жизни и культуре Византии на западе страны играло греческое население, а на востоке— армянское.  Государственным языком Византии в IV-VI веках  был латинский, с VII века до конца существования империи —греческий.
   С IV века начались активные миграционные процессы, так называемое великое переселение народов. Оборона страны стала актуальной. Ответом на вызов стало строительство основных оборонительные сооружений столицы — стен Феодосия, ограждавших город с суши а также со стороны моря. Вместе со старыми стенами, выстроенными Константином, они образовали мощный, тянувшийся на 16 км оборонительный пояс стен, укрепленных 400 башнями и надежно защищавших Константинополь в течение многих столетий. Стены Феодосия представляли собой сложный комплекс оборонительных сооружений, выстроенных по последнему слову тогдашней техники.
  В  VI веке годы  правления Юстиниана I стали яркими страницами в истории Византийского государства, достигшего в этот период своих максимальных размеров. Была проведена кодификация всех указов, начиная с Андриана (римский император времён до разделения империи на Западную и Восточную) и до Юстиниана. Законы были сведены в 12 книг "Кодекса Юстиниана". Понятие «правовое государство», которое так привычно для нас сегодня, сформированное на основе римского права, было создано именно здесь, в Византии, 1500 лет назад. Юридическая система, являющаяся базовой основой для всех типов законов в большинстве современных государств, – это колоссальное творение византийской юриспруденции. Было завершено строительство и освящен собор Святой Софии.
  Северная Африка и Италия были выделены, в составе империи, в военно-административные единицы – экзархаты, которые управлялись императорскими наместниками – экзархами, имевшими изначально всю полноту власти.
  В Византии люди выдвигались руководящие посты, как правило, из-за их деловых качеств и воинских доблестей. Обязательным при назначении на государственные должности было только православное вероисповедание. Национальная принадлежность человека не имела  значения. Одним из многочисленных примеров может служить факт армянского присутствия в управлении обоими экзархатами. Первым экзархом Италии был назначен талантливый полководец-армянин Нерсес. Победа Нерсеса над франками и алеманами определила захват Византией юго-востока Испании. Он же возглавлял византийские войска в войнах с Персией. Нерсес восстановил и благоустроил многие города Италии, в частности, построил храмы в Венеции  и столице экзархата Равенне. В ту пору Равенна находилась в 5 км от моря, где находился порт. Стратегически важный объект охраняло конное подразделение соотечественников экзарха, а место их расквартирования по сей день сохранило память в топонимах (улица via  Аrmentario, квартал Armeniorum). И это не удивительно, ибо данное подразделение находилось там, как минимум, около ста лет и упоминается во времена правления еще одного экзарха-армянина Исаака Айказна. Им была построена церковь в Венеции а похоронен он в Равенне в построенной Нерсесом церкви св. Виталии.
   VIII век ознаменовался успехами Византии на море. Он определялся и наличием у византийцев «огненосных кораблей», исторгавших так называемый «греческий огонь»,  который невозможно было тушить водой. (Его секрет не известен и по сей день). Окончилась экспансии арабов. Началось новое усиление Византийской Империи.
   В IX-XI в.в.  империя достигла своего величайшего расцвета. Эти века ознаменовались подъёмом грекоязычной культуры. В середине IX в. был основа Константинопольский университет, один из первых в Европе. Развивалось школьное образование. В этот же период расцвели архитектура, живопись и литература, были созданы великолепные иконы. Многочисленные церкви украшались  фресками. Среди других народов, преимущественно славянских, активно велась миссионерская деятельность. Примером тому могут служить братья Кирилл и Мефодий, проповедовавшие христианство и создавшие славянскую азбуку и церковнославянский язык.
  Византия стала и оставалась на протяжении веков средоточием культуры, материальной и духовной и даже бытовой, а Запад Европы – конгломерат  полугосударственных образований – задворками, где царили грубость нравов, грязь. Ещё во время д,Артаньяна даже европейские короли мылись дважды в жизни: при рождении и положении во гроб. «Рыцари-крестоносцы» во время боевых действий  сутками были закованы в латы, которые они не могли  снять без посторонней помощи. Разумеется, всю свою нужду благородный рыцарь справлял… прямо в латы. Во время войн противники-арабы  легко находили христианские лагеря: по запаху. А Византия переняла у императорского Рима и развила культуру бань. Только в одном Константинополе действовали сотни общественных бань, и неисчислимое множество частных.


В Византии было особое соотношение между церковной и государственной ветвями власти.  Была декларирована «симфония» между церковью и государством. Суть симфонии составляет обоюдное сотрудничество, взаимная поддержка и взаимная ответственность, без вторжения одной стороны в сферу исключительной компетенции другой. При симфонических отношениях между Церковью и государством высшие представители государственной и церковной власти получают двойную санкцию – и от Церкви, и от государства. В то же самое время на Западе шла постоянная борьба, часто вооружённая,  между Папой и действительными или номинальными главами государственных образований.
   Несмотря на окончательное политическое размежевание Восточной и Западной империй, христианская церковь оставалась единой. Но на протяжении  веков постепенно накапливались разногласия между Римской, папской, и Константинопольской, патриаршей, церквями. Наконец, в июле 1054 года произошёл их окончательный разрыв, взаимное анафемствование, отменённое лишь во второй половине XX века.
  Ни одна другая империя в истории человечества не прожила столь долго как Византия. Она просуществовала 1123 года. Для сравнения: великий Рим рухнул через 800 лет после основания, Османский султанат распался через 500 лет, китайская империя Цин – через 300, Российская империя просуществовала 300 лет, Британская – 150, Австро-Венгерская – около 100 лет. На территории Византии в период расцвета проживала шестая часть населения земли. Империя простиралась от Гибралтара до Евфрата и Аравии. В нее входили территории современных Греции и Турции, Израиля и Египта, Болгарии, Сербии и Албании, Туниса, Алжира и Марокко, часть Италии, Испания и Португалия.
Положение в стране, её внутренняя политика, цели и перспективы всегда зависят от ситуации вокруг страны. Страна с отличным географическим положением, с плодородной землёй, богатая полезными ископаемыми, населённая многочисленным трудолюбивым населением, скопившая трудом многих поколений несметные богатства, была лакомым куском для всех. Врагами  Византии на Западе были Венеция, Генуя и папство, которым хотелось первым по экономическим соображениям, а Риму — по экономическим и религиозным — восстановить Латинскую империю. Сильными врагами были  крепнущий мусульманский мир  и Персия, с которой постоянно шли с переменным успехом войны за захват, или, по крайней мере, за влияние, в Закавказье.
   Кроме прочего, Византия не всегда умела распознавать врагов. Когда полчища «христианских» крестоносцев подошли к Константинополю, византийцам показалось, что это подоспела помощь против мусульман и они фактически не защищали город. Это была трагическая, историческая, непоправимая ошибка. Крестоносцы и не помышляли воевать с мусульманами. В 1024 году   они разрушили и разграбили Константинополь так, что он уже не смог оправиться. Только драгоценной монеты было вывезено сотни тонн, и это притом, что годовой бюджет самых богатых стран Европы составлял тогда не более 2 тонн золота. Венеция. Собор святого Марка. Все колонны, мрамор, драгоценное внутреннее убранство были похищены именно тогда. Известные  кони имперской квадриги, украшающие собор, украдены крестоносцами из Константинополя.
   Все соседние страны вели активную борьбу с Византией. Борьбу экономическую, дипломатическую а также вооружённую. Они, особенно мусульмане, вели активную и, зачастую успешную, дипломатическую работу, широко использовали подкуп,  в  Балканских и арабских провинциях империи провоцировали «освободительные войны» против Константинополя. Возглавлявший арабов Саладин в 1187 году отвоевал у Византии Акру, Бейрут, Сидон, Яффу, Хайфу, Кесарий и Аскалон, а потом и Иерусалим.
   С конца XIII века турки-османы начали сильно теснить небольшие остававшиеся еще в руках Византии малоазиатские владения, вся Сирия и Палестина перешли в руки мусульман. Турки-османы сделались господами положения в Малой Азии.
   Наконец, рядом с Константинополем обосновалась и укрепилась экономически сильная и политически почти независимая генуэзская Галата, ставшая серьёзным конкурентом Византии.
   Хотя частные поселения турок в Европе давно уже существовали, однако, они не казались особенно опасными, так как подчинялись, конечно, византийским властям. Но в начале пятидесятых годов на Херсонесе Фракийском, около Галлиполи, в руки турок попал укрепленный замок. Кроме того, турки заняли на Херсонесе несколько городов, в том числе Галлиполи, который они, выстроив стены, соорудив сильные укрепления и арсенал, поместив большой гарнизон, превратили в высшей степени важный стратегический центр, сделавшийся опорным пунктом для дальнейшего продвижения по Балканскому полуострову. Утвердившись в Галлиполи турки стали продолжать свои завоевания на Балканском полуострове. В конце XIII века вся болгарская территория вошла в состав Османской империи. После занятия целого ряда укрепленных городов в ближайших окрестностях Константинополя, турки овладели такими крупными центрами, как Адрианополь и Филиппополь. В Адрианополь даже была перенесена столица турецкого государства.
  Константинополь постепенно окружался турецкими владениями.
Параллельно с османской опасностью Византии в первой половине XIV века грозила опасность со стороны Сербии, ставшей  к этому времени мощным государством.
   Очередная внешняя агрессия поставила перед страной выбор: рассчитывать на Бога и на свои собственные силы или поступиться вековыми принципами, на которых основывалось их государство, но за это получить военную и экономическую помощь латинского Запада. И трагический выбор был сделан. В 1274 году император Михаил Палеолог решился на крайнюю меру: коренную уступку Западу. Впервые в истории посланцы византийского императора  признали главенство Римского папы. Он потребовал, чтобы Византия полностью изменилась, перестроилась по образу и подобию Запада. Когда ожидаемых Западом изменений не произошло, папа отлучил своего новоиспеченного духовного сына императора Михаила Палеолога от Церкви и призвал Европу к новому крестовому походу на Византию. Обращенные в униатство православные были объявлены плохими католиками. Византийцы должны были зарубить на носу, что Западу нужно только полное и безусловное религиозное и политическое подчинение. Непогрешимым для византийцев должен был стать не только папа, но сам Запад.
  Весь XIV век империя неуклонно шла к гибели. Даже внешний облик Константинополя красноречиво говорил о закате его славы – императорские дворцы разрушены, дома вельмож похожи на развалины, улицы и площади в запустении – все свидетельствовало о том, что пора его процветания миновала. В начале XIV века побывавший в Городе арабский географ писал: «Внутри города находятся засеянные поля, сады и много разрушенных домов». В самом начале XV века испанский путешественник писал: «В городе Константинополе есть много больших зданий, домов и церквей, и монастырей, из которых большая часть в развалинах. Однако ясно, что раньше Константинополь был одной из самых благородных столиц мира». При незначительности территории восстановленной после разгрома крестоносцами империи и при ее постоянном уменьшении, при непрекращающихся угрозах со стороны Рима, турок, сербов, венецианцев, генуэзцев и др., империя перешла в разряд второстепенных государств и уже не могла жить правильной, налаженной внутренней жизнью. Расстройство во всех частях государственного механизма и упадок центральной императорской власти являются отличительной чертой этого периода. Длительные династические усобицы, заискиванья, с одной стороны, перед папами в виде заключенных уний, никогда не находивших одобрения народных масс, заискиванья и унижения перед турецкими султанами, то в виде платежа ему дани, то в виде вынужденных пребываний при его дворе и выдачи императорских принцесс замуж за мусульманских правителей – все это принижало и ослабляло в глазах народа власть византийского императора.
   После турецких и сербских завоеваний на Балканском полуострове во второй половине XIV века, Константинополь с его ближайшими владениями  был окружен турецкими территориями. Это затрудняло сношения с землями, составлявшими пока еще часть Византии. Искусно налаженный центральный государственный аппарат стал постепенно ослабевать. Временами центральным ведомствам и делать было нечего, настолько все было разъединено владениями турок. Финансовые силы и возможности страны, в корне подорванные латинским завоеванием, окончательно истощились.  Налоги из опустошенных немногих остававшихся в руках императора провинций не поступали. Все денежные остатки были истрачены, императорские драгоценности проданы, солдат кормить было не откуда, нищета царила повсюду.
   Города, которым особенно угрожали турки, начинали пустеть. После захвата  Галлиполи турками, часть населения Константинополя эмигрировала на Запад. В 1425 году много людей уехало из Фессалоники, а некоторые из них отправились в Константинополь в надежде, что столица более безопасна, чем Фессалоника. Время было действительно критическим: Фессалоника была занята венецианцами и турки были близки к захвату города, что и случилось в 1430 г.
   Сильно уменьшившаяся территория империи и незначительность населения делали невозможным содержание большой национальной армии. В результате стали привлекаться наемники, представители разных национальностей. Появляются испанские дружины, турки, генуэзцы и венецианцы, сербы и болгары. Были, также как и раньше, англосаксонские наемники, так называемые варяги. Не имея возможности хорошо оплачивать наемные иностранные части, правительство должно было выносить иногда их высокомерное своеволие и ограбление целых провинций и более или менее крупных центров недовольными иностранцами, как то было, например, с кровавым прохождением по провинциям империи испанцев. При слабом состоянии сухопутного войска власти  тщетно старались иногда хоть немного возродить пришедший в упадок византийский флот. Острова Архипелага, находившиеся под контролем империи, не были более защищены от пиратских нападений. Греческие корабли ничего не могли сделать против хорошо оснащенных и сильных флотов Генуи и Венеции или даже против турецкого флота, который тогда только зарождался. Черное и Эгейское море оказались полностью вне византийского контроля, и в XIV веке и в первой половине XV века итальянские торговые республики были здесь полновластными хозяевами.
      Сейчас Венеция и Генуя – это туристические центры современной Италии, не играющие роли в мировой политике, но тогда они были сильными государствами, «владычицами морей». Венеция была Нью-Йорком XIII века. Здесь тогда вершились финансовые судьбы народов. Поначалу большая часть награбленного спешно свозилась морским путем в Венецию и Ломбардию. От наименвания этого города в обиход вошло  слово «ломбард».
   Когда  ситуация вокруг Константинополя резко обострилась, в Рим были отправлены послы с просьбой о немедленной помощи. Отклик на это был прохладным. Было послано посольство и в Венецию. Но в ответе венецианского сената говорилось лишь, что сенат глубоко опечален полученными с Востока известиями и что если папа и другие государства будут что-то предпринимать, то Венеция охотно присоединится к ним. Даже тревожные сообщения от венецианской колонии в Константинополе, не смогли побудить их предпринять конкретные действия. Посланец, направленный в это же время в Геную, получил обещание прислать один корабль.
  Император Иоанн VIII в середине XV века предпринял последнюю отчаянную попытку. Он выехал в Рим и, в надежде получить взамен действенную помощь, согласился признать римское главенство. Император и Папа провозгласили декрет об унии, удовлетворявший всем католическим требованиям. Уния стала страшным ударом для Византии. Формально это было подчинение Православной Церкви Римскому папе в чисто прагматических интересах.
   Папа  не был склонен связывать себя слишком большими обязательствами до тех пор, пока не станет очевидно, что объединение церквей действительно осуществлено. Наконец, из Рима пришло сообщение о том, что папа намерен послать на Восток пять галер.
  Только 19 февраля 1453 г., когда турки уже стояли на пороге Константинополя,  венецианский сенат, получив новые тревожные известия с Востока, вынес решение послать в Константинополь два транспортных корабля с 400 солдатами на борту каждого и переоснастить 15 галер для последующей отправки вслед за кораблями.  Генуэзские власти продолжали держаться двусмысленного нейтралитета. Русский великий князь находился слишком далеко и был занят своими собственными проблемами; обращения к нему оставались без ответа. Кроме того, Россия была глубоко возмущена распространявшимися Римом планами провозглашения церковной унии. Запад практически ничего не сделал, чтобы защитить христианство от турок. Папа собрал лишь небольшое войско из венгров, поляков и румын под командованием венгерского короля Владислава, но оно было разбито, и этот шаг был единственным.
   Непростым было и внутриполитическое положение. Социальные отношения между высшими и низшими классами были весьма напряженными. Сельское хозяйство, всегда составлявшее реальную основу экономического благополучия империи, было в упадке. Многие плодородные провинции были утрачены, оставшиеся были разорен почти непрекращающимися гражданскими войнами и фатальным по своему характеру продвижением испанских наёмных отрядов. В Малой Азии экономическое процветание пограничных поселенцев, также базирововавшееся на сельском хозяйстве, было подорвано победоносным продвижением турок.
   Вскоре в Константинополе поняли, что час решительного сражения близится. Между тем в Городе царил раскол, охвативший как правящие круги, так и горожан. В столице почти все время шла острая борьба между латинофильской частью знати и партией противников унии из самых различных слоев общества. К религиозно-политическим распрям, которые не прекращались в Константинополе все то время, пока Мехмед планомерно готовился к осаде, прибавлялась военная слабость византийской столицы. Помощи извне получить не удалось. Папа Николай V ограничился отправкой в марте 1453 года продовольствия и оружия, которое доставили три генуэзских корабля. Правительство Генуи никак не решалось оказать помощь Константинополю, но в январе в византийскую столицу прибыли отряды генуэзских добровольцев. Самый крупный отряд из 700 отлично вооруженных воинов возглавлял наёмник Джованни Джустиниани, имевший большой опыт обороны крепостей. (И сбежавший в решительный момент штурма Константинополя). Что касается венецианцев, то они так долго обсуждали вопрос о военной помощи императору, что два их военных корабля — помощь явно символическая — двинулись к Константинополю лишь через две недели после начала осады. Таким образом, византийской столице надо было рассчитывать на собственные силы. А они были ничтожны. Когда была проведена перепись жителей, способных с оружием в руках защищать город, выяснилось, что их число не превышает 5 тыс., причём значительную их часть составляли воины-армяне. Вместе с отрядами иностранных наемников, преимущественно генуэзцев и венецианцев, и добровольцами защитники Константинополя составляли не многим более 7 тыс, воинов. Блокированный в Золотом Роге византийский флот едва насчитывал 30 кораблей.
Осенью 1452 г. турки заняли последние не взятые ранее византийские города.   Во время подготовки к защите Константинополя выдающийся ученый литейщик, венгр Урбан, предложил императору создать большие артиллерийские орудия, которые могли бы разметать турецкое войско. Но казна была пуста, а константинопольские богачи денег не дали. Не получив платы, оскорбленный Урбан предложил свои услуги султану Мехмеду. Султан ухватился за этот шанс, который давал ему возможность разрушить неприступные стены города. Он открыл неограниченное финансирование проекта и пушки Урбана, лучшего ученика византийской школы баллистики, во многом способствовали успеху штурма Константинополя.
Флот византийцев, насчитывавший не более 30 судов, немного значил в сравнении с противостоявшей ему армадой Мехмеда. Силы противников были поразительно неравными: на одного защитника города приходилось более 20 турок. Греческие военачальники ломали голову над решением очень трудной задачи — как растянуть имевшиеся в их распоряжении войска по всей линии укреплений. Надеясь, что турки не будут штурмовать город со стороны Мраморного моря, византийцы наименьшее число воинов выделили для защиты морских стен. Оборона побережья Золотого Рога была поручена венецианским и генуэзским морякам. В середине Феодосиевых стен находились ворота св. Романа. Их защищали, в основном, генуэзцы. Остальные участки обороняли смешанные отряды византийцев и наёмников. У защитников города практически не было артиллерии, ибо те несколько пушек, которыми они располагали, оказались непригодны: при стрельбе со стен и башен у них происходила такая отдача, что наносились серьезные повреждения оборонительным сооружениям.
 Между тем положение в стане защитников становилось все более бедственным.
 И дело было не только в недостатке воинов и продовольствия. Император 
Константин XI Палеолог, последний император Византии, окружил себя генуэзскими и венецианскими военачальниками, все надежды возложив на наёмников. Греки и армяне были раздражены тем, что в столице фактически хозяйничают иноземцы. Масло в огонь страстей подливало предательское поведение константинопольских генуэзцев, которые не раз оказывали поддержку султану, доставляя его войскам сведения и припасы. Кровопролитные стычки происходили в византийской столице между традиционными соперниками — венецианцами и генуэзцами. Ко всему этому прибавилось раздражение византийского духовенства императором, посягнувшим на церковное имущество в поисках необходимых для обороны средств. Часть византийской знати встала на путь измены и начала искать милостей султана. Среди придворных росли пораженческие настроения.
   В такой, практически безвыходной для защитников, ситуации султан предпринял штурм Константинополя.
Константинополь был сильно укреплённым городом. Поэтому всё внимание султана Мехмеда было сосредоточено на оснащении его армии осадной техникой. Напротив ворот св. Романа султан расположил основные силы артиллерии, в том числе, гигантскую пушку Урбана, а также наиболее боеспособные части, над которыми сам принял командование. Кроме того, турецкие батареи были расставлены по всей линии осады. Правое крыло осаждающих, тянувшееся до Золотых ворот, составляли войска, собранные в Малой Азии. Эти силы, насчитывавшими около 100 тыс. воинов. Полки, собранные в европейских владениях султана, примерно 50 тыс. воинов, образовали левое крыло осаждающих, тянувшееся до берега Золотого Рога. В тылу своих войск султан поместил конницу. На окружающих город холмах  расположились отряды,  задачей которых был контроль над входом в Золотой Рог. С этой же целью часть турецкой эскадры стала на якоря в Босфоре в месте его слияния с Золотым Рогом.
   Мехмед приказал доставить по суше часть своих кораблей в Золотой Рог. Для этого у самых стен Галаты был сооружен громадный деревянный настил. В течение одной ночи по настилу, густо смазанному жиром, турки перетащили на канатах 70 тяжелых кораблей к северному берегу Золотого Рога и спустили их в воды залива. Можно себе представить ужас, охвативший защитников Константинополя, когда утром 22 апреля их взорам предстала турецкая эскадра в водах Золотого Рога. Никто не ожидал нападения с этой стороны, морские стены были слабейшим участком обороны. Вдобавок под угрозой оказался флот византийцев, стоявший на страже у входа в залив. Греческие и латинские флотоводцы решили сжечь турецкий флот. Византийский корабль под командованием венецианца Кокко попытался незаметно приблизиться к месту стоянки эскадры султана. Но Мехмед был предупрежден о замысле противника, ему донесли о нем генуэзцы. Корабль Кокко был обстрелян и потоплен. Часть спасавшихся вплавь смельчаков из его экипажа была схвачена турками и казнена на виду у защитников города. В ответ император велел обезглавить 260 пленных турецких воинов и выставить их головы на городских стенах. Султан продолжал искать все новые технические средства для осады. Одно из них появилось у стен города 18 мая. Из толстых бревен была сооружена  громаднейшая осадная машина, имеющая многочисленные колеса, весьма широкая и высокая. Изнутри и снаружи она была покрыта тройными воловьими и коровьими шкурами. Сверху она имела башню и прикрытия. Придвинуты были к стенам и всякие другие машины, которых никогда не строили для взятия крепостей. Сначала, впрочем, турки выстрелили из  страшного осадного орудия Урбана и снесли до основания башню, что близ ворот св. Романа, и тотчас же подтащили  осадную машину и поставили ее поверх рва.  Между тем близился час последней битвы. Вечером 28 мая султан объявил, что утром следующего дня начнется решающий штурм. Назначая день решающего штурма Константинополя, султан говорил,  что он «не ищет себе никакой другой добычи, кроме зданий и стен города». «Другое же всякое сокровище и пленные пусть будут вашей добычей»,— сказал Мехмед, обращаясь к своим воинам. Главный удар султан решил нанести на том участке, где стены более всего пострадали во время бомбардировки. Капитаны турецких кораблей получили приказ начать обстрел укреплений побережья Золотого Рога, а затем бросить экипажи на штурм. На рассвете 29 мая 1453 г. оглушительные звуки турецких рожков, литавр и барабанов возвестили о начале штурма. Завязался рукопашный бой, в котором защитники города сражались с отчаянием обреченных. Первые атаки турок со стороны суши были отбиты. Был момент, когда казалось, что совершится чудо и защитникам города удастся выстоять перед яростным натиском превосходящих сил врага. Тогда Мехмед бросил в бой самые отборные части и приказал усилить огонь артиллерии. Наконец, гигантская пушка Урбана разрушила стену ещё в одном месте. Ряды генуэзцев, защищавших этот участок, дрогнули. Их командир Джустиниани покинул свой пост, он бежал на корабле в Галату, к соотечественникам. Его дезертирство вызвало замешательство среди защитников как раз в ту минуту, когда Мехмед ввел в бой своих лучших солдат. Вскоре ворота св. Романа были открыты и над стенами Константинополя взвилось первое турецкое знамя. Император Константин находился на этом участке обороны, пытаясь собрать остатки защитников и преградить дорогу туркам. Это ему не удалось. Константин погиб, сражаясь с врагами.  Через ворота св. Романа турецкая армия хлынула в Константинополь, как бушующая река, все сметая на своем пути. Затем десанты с турецких кораблей, атаковавшие морские стены со стороны Золотого Рога, также прорвались в столицу. Турецкие войска проникли в город через несколько ворот и на других участках. Через два часа после начала штурма турки рассеялись по улицам и площадям Константинополя, беспощадно уничтожая его защитников. Три дня и три ночи находился Константинополь во власти войска Мехмеда. Узнав о том, что турки ворвались в город, стоявшие у входа в Золотой Рог корабли итальянцев и византийцев начали сниматься с якорей, спеша найти спасение. Толпы горожан хлынули к гавани, лелея надежду попасть на борт отплывающих судов. Удалось это, однако, немногим. Около 20 судов сумело пройти блокированный выход из залива, воспользовавшись тем, что моряки турецкой эскадры устремились в город, чтобы не опоздать к долгожданному грабежу. Разграблению в эти страшные дни подверглись все константинопольские храмы и дворцы. Многие из них сильно пострадали от пожаров. Не меньший ущерб памятникам архитектуры и искусства причинило варварство захватчиков. В грязь и пламя летели бесценные рукописи, рушились мраморные стены и колонны, разбивалась великолепная мозаика. Победителям досталось огромное богатство, 60 тыс. человек было уведено в неволю, турецкие корабли были забиты драгоценным грузом. Но главной добычей, ценность которой была поистине безмерна, стал сам город. Кстати во время этой последней турецкой осады олигархи не только не дали ни монеты на оборону города, но и расхитили те скудные средства, которые еще оставались в казне. Захватив Константинополь, молодой султан Мехмед, потрясенный богатствами некоторых горожан и в то же время полным отсутствием средств у защитников города, призвал к себе самых богатых граждан и задал им простой вопрос: почему они не дали деньги на защиту города от неприятеля? «Мы берегли эти средства для твоего султанского величества», – льстиво ответили те. Мехмед тут же приказал казнить их, им отрубили головы, а тела бросили собакам.
  Почему же рухнула процветавшая в течении многих веков Византийская империя?
  Захвату Константинополя способствовал, прежде всего,  кризис государственной идеологии. Он привел к тотальному пессимизму и безразличию к судьбе государства и Города. В обществе стали царить духовно-нравственный упадок, неверие. Рушилась душа: в великом народе, давшем миру грандиозные образцы полета духа, теперь повсеместно царил сплошной цинизм и склоки.
  Способствующую разложению страны идею нации, Византия позаимствовала у Европы.  Европейцы жили в небольших национальных государствах, построенных на этническом принципе. Например, Франция, немецкие государства, итальянские республики. Национальное устройство было правильно и хорошо для них, но все дело было в том, что Византия была не этническим государством, а многонациональной империей – и в этом заключалось принципиальное отличие. Предательство имперской идеи не прошло даром: националистическая лихорадка разодрала империю, и она быстро была поглощена соседней исламской державой.
  Империя перестала заниматься воспитанием народа. Но свято место пусто не бывает. Добровольно отказавшись от своей тысячелетней идеологической функции воспитания народа, византийцы допустили влияние на души и умы своих граждан целенаправленной агрессии, нацеленной на разрушение основных устоев государства и общества. Нелепо говорить, что в неудачах и падении Византии виноваты внешние силы. Исторические поражения Византии происходили тогда, когда  византийцы изменяли сами себе, основным принципам, на которых держалась их империя. Примером такой измены может служить церковная уния с Римом. Страшнейшей потерей от предательства веры стало утрата доверия народа к власти. Византийцы были потрясены предательством их высшей ценности – Православия. Они увидели, что и с главным в жизни – истинами веры – оказывается можно играть. Смысл существования византийцев был потерян. 
Захват турками Константинополя знаменовал собой крушение Византийской империи. Падение Константинополя имело важные исторические последствия: дальнейшее наступление турецких полчищ на Балканах, угрозу их вторжения в Центральную и Западную Европу, новые завоевания турок на Востоке, враждебную политику султанов по отношению к Руси, государи которой объявили себя прямыми наследниками Византии — рухнувшего оплота православия. Разгром Константинополя турками нанес невосполнимый ущерб общеевропейской культуре.
  Мехмед II Завоеватель вступил в Константинополь через три дня после его захвата. Приказав прекратить грабежи, султан двинулся к центру города. Султанский кортеж достиг храма св. Софии. Мехмед осмотрел собор и повелел в ознаменование победы мусульман над «неверными» превратить его в мечеть. Завоеванный город Мехмед сделал столицей своей державы, Османской империи.
   Только после падения Византии Европа осознала угрозу для себя со стороны турок. Переход в руки турок торговых путей через проливы в Черное море, а также торговых связей с Ближним и Дальним Востоком нанесли удар по европейской торговле. Это стало одним из стимулов, заставивших европейцев искать новые торговые пути на Восток, в частности,  вокруг южной оконечности Африки.
   Великая Византия, существовавшая больше тысячи лет и процветавшая большую часть этого исторического периода, пала. Много веков Византия была мировым центром развития материальной и духовной культуры. Ни Древняя Греция, ни Древний Рим, не знали живописи. Живопись, которая расцвела в Европе в Позднее средневековье, восприняла многие уроки у византийской иконописи. В частности, она повторяла разнообразие красок и сюжеты икон.
  Византия явила миру беспрецедентный пример совместного проживания и процветания многих десятков этносов, народностей и народов.
  Византия пала, но она оставила нестираемый, распознаваемый след в истории, культуре и религии всего человечества.
  Именно от Византии Россия восприняла Православие. 











   


Рецензии