Я хочу вернуться в Ад

    Передо-мной стояла она, ракета, возвышаясь над моим жалким силуэтом. Все вокруг застыло, тонны мусора валялись повсюду, коробки, цистерны, баки и обшивка, все это укрывало плотным настилом поверхность земли. Параболические антенны уткнулись в землю, то разлетевшись на мелкие куски, то – развалившись пополам. Центр передач продувался ветром, через зияющие окна, а провода, свисали внутри, опутав все словно паутиной. Ржавые рельсы текли к подножию последней ракеты. Казалось, ничто на нее не влияло, ни время, ни ветер, не дождь, ни холод, ни полуденный зной – ничего, только лишь серый слой пыли окутал ее, оградив от происходящего вокруг.

    Слабый ветер пробежал по моему телу, всколыхнув футболку и длинную, спутанную челку. Осушив ми губы, он исчез, а небо все больше и больше приобретало серый цвет. «Наверняка сегодня будет гроза, которой я уже не увижу»,промчалась коротка я мысль в моей голове. Состояние траура мгновенно прошло, мой взгляд упал на лежащий рядом костюм, безвольно я принялся его надевать, молча, как робот, бездыханно выполняя заданную мозгом команду; он сел хорошо. Мне повезло что осталась парочка костюмов в полусгоревшем Центре.

    Сомкнув глаза я тяжело вдохнул воздух, легкие наполнились каменной тяжестью, «пора», слетело с сухих губ. Резко развернувшись, я направился вперед, шагая по рельсам к ней, к ракете. Необходимо спешить, пока только собирается наступить вечер, ведь ночью просыпаются «они».

    Под ногами заскрипели ступени, монотонно мой силуэт поднялся к люку. Взобравшись внутрь, я повернул рычаг, разнесся щелчок, что свидетельствовал о герметичности. Поднимается по вертикальной лестнице вверх было еще сложнее, ведь лифт не работал, а шлем занимал всю правую руку, костюм тяготил плечи, возлагая всю тяжесть на одну руку. Вот и кабина, застывшая во времени, три кресла пилотов пустовали, пассажирские места были загружены припасами, провизией и всем необходимым, на тот случай, если город погиб и придется восстанавливать систему жизнеобеспечения.

    Подготовив всю необходимую аппаратуру и безнадежно ( в который раз) проверив что в эфире нет и намека на сигналы, впрочем как и всегда, я уселся в центральное кресло. Мне повезло, все системы были полностью автоматизированы, необходимо было только точно указать правильный курс полета. Женским голосом начался обратный отсчет, и только сейчас, сомкнув глаза, мне стало страшно, я боялся и того что было внизу и того что вверху. Последний раз я летал в космос только подростком, хилым подростком, который после стольких трудных лет превратился в крепкого мужчину. В голове включился собственный счетчик, «десять, девять, восемь, семь, шесть, пять, четыре,» и почему-то, сомкнутые доселе глаза, открылись, в мгновенье пронзив взглядом лобовое стекло. Я увидел низ, и то что я увидел молотом стукнуло меня по голове, зрачки расширились, а тело напряглось – прямо передо-мной, на крыше Центра, прыгая и махая руками, и наверняка крича из всех сил, я увидел силуэт девушки. Ружье слетело с ее плеч и она, изнеможенная бесполезными стараниями, упала на колени…

    Моментально видимость оборвалась, все вокруг начало гудеть, а голову прижало к креслу, вместе и со всем телом. Ракета разверзла тонкий серый слой облаков и вырвалась в чистое небо,пространство озарилось ярким светом солнца, через мгновение ока, она поднялась еще выше, гравитация исчезла, тело как ватное зависло в пространстве, еще немного меня бы и стошнило, но нет, еле расстегнув ремни безопасности, я почувствовал свободу. В кабине пронеслось: «искусственная гравитация автоматически включена». Моментально упав на колени и прикрывшись от удара руками, меня свергли эмоции.

    Горячие слезы полились по щекам, - впервые за все эти годы, за все эти годы ожесточенной борьбы за выживание – я увидел человека. «Человек», как долго я произносил это слово, но не мог, не ведал просто, не знал, что есть еще кроме меня кто-то, кто сумел выжить после конца. Нет! Я не хочу верить в то, что осталась, сама, одна; наверняка услышала мою радиопередачу, сумела добраться, но… опоздала. Почему? Я должен её спасти, должен!

    Очухавшись от шока, я посмотрел в иллюминатор, - корабль все ближе и ближе подлетал к Луне, через минуту прозвучал тот-же женский голос: «внимание! Посадка, пристегните ремни безопасности». Оторвав упершийся в поисках неизвестного взгляд и окаменевшее тело, я поплелся к креслу, автоматически пристегнул ремни и от чувства безысходности закрыл глаза.

    Корабль загудел, мягко сев на поверхность спутника, он произвел вспышку поднятой пыли, укутавшей все вокруг. Уставшие глаза осмотрелись: впереди располагались сотни строений, коммуникаций, зданий и герметичных металлических камер, с виду казавшимися мертвыми. Поселение не подавало признаков жизни. Раньше бы к кораблю автоматически пристыковался бы эластичный коридор, ведущий прямо в Аэропорт, но так было раньше, - сейчас все застыло. Поэтому не медля ни секунды, пришлось освободиться от ремней, быстро надеть шлем и направиться к камере, - шлюзу для выхода. Даже и голоса автомата не заметил, повествовавшего об успешной посадке.

    Сознание пробудило ощущение твердой поверхности под ногами, недолго идя, все же добрался к стенам Аэропорта. Через прозрачные окна было видно, что он был пуст. «Никого», пронеслось внутри. Достав специально подготовленную электронную карту, вставил в ячейку для пропуска, - дверь шлюза открылась и я вошел в промежуточную комнату. Тут-же двери шлюза за мной закрылись Через пару секунд я снял шлем, нос дышал, явно ощутимым запахом, - стерильного кислорода, заполняющего комнату.

- Значит, энергия есть. Системы работают, пусть и освещение выключено…


Рецензии