Исповедь зеркальной маски

Посвящается N.M. и И.Л.

- Я сволочь. Беги от меня, пока не поздно.
 - Ты не сволочь. И не надо её из себя строить…

 Фрагмент разговора всплыл в памяти, породив сухой смешок. Ответный раздался над левым плечом, уже ноющим под тяжестью облокотившегося на него демона. Я даже не обернулась. Развязная поза приятеля была мне хорошо знакома.
 - С чего бы? – чуть ёрнически поинтересовался он, - Понравилась? Или ты просто её пожалела, решила предупредить?
 - Смешно, - фыркнула я и недовольно поморщилась. Маска, как обычно, отрывалась от лица с неприятным хрустом. В зеркале напротив блеснула в свете единственной свечи ядовитая улыбка. Моя. Мой приятель в зеркалах не отражается, - Ты не хуже меня знаешь это правило игры. Величайший дух противоречия. Теперь она будет доказывать мне, а значит, и себе, что я не сволочь, защищать меня от меня же. Ведь я её предупредила, а это «ах, как благородно, она сама не понимает, какая она хорошая».
 Два смеха слились в один.
 - Значит, на крючке, - заключил демон, отсмеявшись, - Молодец. Я, право, подзабыл, как смешно устроено человеческое сознание. Думаешь, не сорвётся?
 - Не сорвётся, - я повела плечом, стряхивая тяжёлый локоть, и устроилась в кресле поудобнее. Маска, стоявшая на туалетном столике, ответила на моё движение зеркальным бликом. Мой приятель не отражается в зеркалах, поэтому только он видит меня сквозь эту маску.
 - Хороший подарок, - я кивнула на артефакт.
 - А. Оценила, наконец, - проворчал чуть сварливо демон, усаживаясь на подлокотник, - А раньше как возмущалась.
 - Я повзрослела. И пользоваться подарком научилась. Ты инструкции-то не приложил. Пока разобралась, что нужно заставить её отражать только положительные качества собеседника…
 - Мне не могло придти в голову, что есть варианты. Естественно, если люди видят в тебе лучшие стороны себя, они к тебе тянутся. Не утомила ещё, - он хмыкнул, - Популярность?
 - А то она может утомить. Власть в чистом виде, - я вспомнила сразу три чашки кофе, услужливо поднесённые с утра коллегами.
 - А как же «ах, они не видят во мне меня»? – передразнил демон.
 - Ты мне до моей смерти будешь мои детские глупости припоминать? – изогнула я бровь.
 - Ну прости, - он поднялся и отвесил поклон в духе мушкетёров. Даже шляпой несуществующей пол подмёл, - Больше не буду. Только столько же. Что ты с этой девчонкой делать намерена?
 - Поиграюсь, пока не наскучит. Сама в руки идёт, грех не.
 - Грех не согрешить, - фыркнул демон. Сноп искр на миг осветил комнату.
 - Ты фыркай-то полегче, Пламенный мой, - я опасливо отодвинулась, - Мне ещё горячей укладки не хватало.
 - Какие мы нежные, - приятель стряхнул с моего плеча невидимую пылинку и оглянулся на громоздкий аппарат, - У тебя телефон звонит.
 - Пусть звонит.
 - Молодец, малышка. Усвоила мой урок. Никто не должен ничего получать от тебя с лёгкостью.
 - Да, да, чтобы больше ценили, - я бросила взгляд на конспект, царапинами проявившийся на ладони. Лишь на миг. Это шутки восприятия. Зарубки эти сделаны не на теле, а гораздо глубже, там, где одной смены кожи по весне не достаточно, чтобы избавиться от них.
 Демон тем временем развязной походкой подошёл к журнальному столику и взял стопку писем, скопившихся за день.
 - Позволишь?
 - Как будто тебе нужно моё позволение, - бросила я через плечо, заплетая косу. В зеркало мне было видно, как письма воспарили в воздух и несколько раз поменялись местами. Надписи вспыхнули, просвечивая прямо сквозь конверт. Через миг стопка шлёпнулась обратно.
 - Любимый… Милая… Дорогая… Свет мой… - демон прошёлся по комнате, вальяжно растягивая слова, и остановился, положив руки на плечи мужского костюма, висевшего на спинке стула, - Я смотрю, обе ипостаси имеют бешеный успех. Что тебе в этом поклонении? Какая с них польза?
 - Ну, во-первых – самолюбие пощекотать, - я оттолкнулась, развернув кресло, и закинула ногу на ногу, копируя любимый момент моего приятеля из «Основного инстинкта». Забавно, наверное, смотрелось в домашних тапках с бобрами, потому, что демон снова фыркнул. Я полюбовалась на гаснущие перед лицом искры и продолжила, - Во-вторых, там есть пара существ, у которых очень милые отражения. А кое-то разглядел меня сквозь маску. С ними мне просто интересно.
 - Сами не отражаются? – изогнул бровь Пламенный.
 - А сие только твоему начальству ведомо. И некоторым овощам.
 Звонок раздался снова.
 - Эта девочка, - ухмыльнулся демон, глядя на телефон.
 - Я знаю. Пусть ждёт, пока я перезвоню.
 - Ты хоть пряниками-то чередуешь? Не сорвётся?
 - Не сорвётся. Я не позволю, - улыбка в зеркальной дверце бара на этот раз получилась хищной.
 - Хочешь её помучить? – облизнулся демон.
 - Хочу. Но ты помнишь, я только один вид мучений признаю.
 - Страсть, - теперь и он хищно улыбнулся, словно пробуя это слово на вкус.
 - Да. Пусть горит. Я люблю смотреть на огонь.
 Свеча затрещала, и пламя отразилось в моих глазах, придав моему отражению демонический облик.
 - Не балуйся, Пламенный, я не твоих кровей. Я только учусь.
 - Уверена? – он усмехнулся, - Пламя к пламени… А когда она перегорит или сгорит дотла?
 Я небрежно кивнула на стопку писем.
 - Вот мой запас мотыльков-камикадзе.
 Демон понимающе улыбнулся, и тут ему попалось на глаза письмо, лежащее отдельно.
 - Она тоже тебе пишет? – хмыкнул он, протягивая к конверту руку.
 - Не смей! – видимо, голос мой прозвучал убедительно. Он отдёрнул руку и посмотрел на меня с удивлением.
 - Она тоже от тебя в восторге?
 - Она сильнее масок, Пламенный. Она – свет.
 Демон передёрнул плечами и отодвинулся от письма подальше. Свет ему был опасен.
 - Хочешь света? Или просто шалишь? – прищурился он.
 - Не смей даже произносить этих слов. Тебе не понять, - я поднялась, взяла со стола Её письмо и спрятала в шкатулку, - Этот свет – особенный…
 - Неприкосновенный, - едко подхватил Пламенный, - Просто она – единственная, кто нужен тебе, а не кому нужна ты. Вот и всё.
 - Боишься меня потерять, Пламенный?
 - Нет. Потому, что она не ответит тебе. Хотя ваша дружба для меня неприятный сюрприз. Я на тебя столько сил потратил… Впрочем, ладно. Если что, я хоть посмотрю на вас, - он скабрезно ухмыльнулся и ловко поймал брошенную мной подушку, - Пора мне, я и так задержался. Мне ещё там, - он указал вниз, - Отчитываться.
 - Удачной дороги, Пламенный.
 - И тебе не хворать. А кстати, - он замер в дверях и посмотрел на моё правое плечо, - Где этот… весь в белом?
 - Забыл? Два года назад он шагнул с обрыва. Вместо меня.


Рецензии