Монах в миру

Юрий критически разглядывал себя в зеркале :
- Лоб, увы, - не высокий, глаза - нельзя сказать, что выразительные, волосы - жидковатые, черты лица - мелкие, ничем не примечательные. Если к этому добавить его скромный рост, то станет ясно, почему актёра с такими внешними данными не берут на главные роли, даже несмотря на его талант.
Вспомнилось гадкое предательство друга, и молодой человек тяжело вздохнул : ну кто бы на его месте не впал в уныние?
А тут ещё и переживания родителей, их безуспешные старания вернуть душевное спокойствие сына - обращения к врачам, психологам, экстрасенсам...
А теперь новая - вовсе отчаянная попытка - визит к какому-то самодеятельному монаху.
"Ну что ж, - думал Юрий, - придётся потрафить родителям, хотя я ни на иоту не верю в успех этого дела."
Юноша посмотрел на часы, пригладил волосы, и в последний раз взглянув в зеркало, направился к двери.
Сидя в вагоне метро, он живо представлял себе этого чернеца : низенький, очень неприятный, с хитренькими глазками, настырно лезущий в душу и задающий нескромные вопросы.
Юрий заранее складывал в голове остроумные, хлёсткие ответы этому типу, и на лице молодого человека рождалась довольная улыбка...
Он был немало смущён, когда увидел перед собой нечто, совершенно не похожее на его фантазию.
Перед ним стоял высокий благообразный мужчина, лет пятидесяти на вид, в чёрной рясе и в такой же камилавке. У него была смоляная вьющаяся шевелюра с проблесками седины и такие же борода и усы. Из-под густых бровей на гостя с любопытством глядели два голубых глаза.
"Хороший исполнитель на роль героя-любовника," - мелькнуло в голове Юрия.
- Отец Никодим, - предствился монах.
- Юрий, - отозвался юноша.
- Проходите, пожалуйста, -  пригласил хозяин.
Молодой человек огляделся. Его глазам представилась довольно просторная комната, скудно обставленная мебелью : стол, шкаф, кровать, полки с книгами, несколько табуреток. В углу он разглядел небольшой иконостас.
Усадив гостя за стол, хозяин предложил :
- Чай, кофе?
- Нет, спасибо, - отозвался Юрий,- давайте сразу к делу. Задавайте ваши вопросы.
- Какие вопросы, - удивился монах, - Я хочу с вами познакомиться, и для начала расскажу о себе.
Молодой человек смотрел на него удивлённо. Он никак не ожидал такого поворота.
А инок сел на табурет, оправил рясу и неторопливо заговорил своим приятным тенором :
- Моё имя в миру - Денис Клёнов. Я рос и воспитывался в семье образованных москвичей. Всё как обычно : детский сад, школа, домашний учитель музыки...
Когда моё школярство приближалось к концу, отец познакомил меня со своим братом. Он был монахом и обитал в подмосковном монастыре, основанном много лет назад старцем Ферапонтом.
Дядя, назвавшийся отцом Павлом, оказался на редкость интересным человеком.
Отец Никодим подошёл к Юрию, положил руку на плечо, и глядя куда-то в пространство, продолжал :
- От этого монаха исходило какое-то сияние, рядом с ним становилось тепло и радостно. Он говорил , вроде бы, обычные вещи, но его язык был так красочен, голос так мелодичен, а речи столь просты и одновременно мудры, что не верилось, что перед вами обыкновенный смертный. Я слушал его с упоением, словно музыку Бетховена.
- Отец Павел подробно рассказал мне о своей многотрудной жизни : как его родителей посадили, и он остался один на свете, как его приютили божьи люди, как позже он сам был пострижен в монахи, как затем их монастырь разогнали, и он несколько лет бродяжничал и жил подаянием до тех пор, пока монастырь не был возрождён.
- Старец произвёл на меня неизгладимое впечатление, - подытожил отец Никодим, -и после первой встречи захотелось видеть его ещё и ещё.
Мы стали встречаться, примерно, раз в месяц. Отец Павел рассказывал о жизни Христа и других святых, о библейских заповедях, о монашеских обетах и о самоотверженном труде монахов во славу Божию. Он снабдил меня религиозной литературой, с которой я с интересом познакомился.
- Вот тогда впервые зародилась у меня мысль пойти тем же путём. Я был увлекающейся натурой, и меня привлекало всё, что связано с жертвами, самоотречением и беззаветным служением идее.
Отец Никодим обратил взор в открытое окно, помолчал немного, а потом вновь заговорил :
- Как раз в это время тяжело заболела моя горячо любимая мать. Врачи сказали, что у неё остаются считанные дни. Я был в отчаянии.
Замечу, что моя родительница - глубоко верующий человек, поэтому она попросила меня сходить в церковь и поставить свечку "за здравие".
Я выполнил её просьбу, а когда посетил храм, мне вдруг пришла мысль обратиться к Богу.
Впервые в жизни я опустился на колени и умолял Всевышнего спасти мою мать. Я был в таком состоянии, что ради сохранения жизни родного человека, был готов на всё.
И я пообещал Христу, что если мать выздоровеет, то я приму монашество.
И свершилось чудо - Бог спас её.
Я тут же явился к отцу Павлу, который к тому времени стал архиереем, и сказал старцу, что решил стать монахом, отречься от мирской жизни и служить Богу и человечеству. Только, понаблюдав за монастырской жизнью, я не хочу находиться в стенах этого заведения, если так можно, конечно...
Отец Павел задумался, а потом сообщил, что есть такая возможность. В годы , когда большевики особо свирепствовали в отношении религии, бытовала такая практика, что священники благославляли верующих на монашество в миру, и те служили Богу, оставаясь в своих домах.
- Так я был пострижен  и благословлён моим наставником на монашество в миру под новым именем, - заключил отец Никодим.
- Я раздал своё скромное имущество, - продолжал он, -уединился в своей однокомнатной келье, стал помогать больным и страждущим слова Божьего...
Юрий слушал монаха с неослабевающим вниманием, почти физически ощущая на себе мощное влияние этой сильной личности.
Уходя, он спросил :
- Когда мы увидимся?
- Вы придёте ко мне только если почувствуете в этом необходимость, - произнёс монах. - Телефон вы знаете.
                ----------------------------------------------
Молодого человека потрясла эта встреча. Под влиянием личности и рассказа монаха, Юрий открыл в собственной душе какую-то новую, неведомую раньше страницу. Ему вдруг захотелось поделиться своим горем с этим светлым человеком, услышать его мудрое мнение.
К тому же, после такого искреннего рассказа инока о себе, он чувствовал, что обязан ответить ему столь же чистосердечной исповедью.
И вот через несколько дней юноша уже звонил отцу Никодиму.
Он хотел навестить его утром, но монах извинился :
- Простите, любезный, но в первую половину дня я помогаю одному инвалиду.
Юрий предложил вечернее время, и опять ответ :
- Извините, ради Бога, но в эти часы я занят исповедью.
Пришлось договориться на середину дня...
Юноша прибыл раньше назначенного и решил провести остаток времени на лавочке, во дворе дома старца.
В этот момент из подъезда вышли два человека - один постарше, другой помоложе. Они сели на скамейку возле Юрия и продолжали начатый разговор.
- Какой замечательный этот отец Никодим! - восхищался молдодой. - Я разговаривал с его подопечными, и все в один голос удивляются : вроде бы он им говорит одни и те же слова, а каждый в его речи находит утешение по поводу именно своей личной проблемы!
- Да, да, это чистая правда, - подхватил тот, что постарше. - И суть не в том, что он говорит, а в том, что исходит от него, - в духе, заключённом в его словах. Этот монах напоминает мне музыкальный инструмент, настроенный самим Богом.
- А как он проводит исповеди! - восклицает молодой. - Ты без колебаний раскрываешь ему все тайны своей жизни и уходишь от него утешенным и просвещённым. Возвращаешься к своим делам и, тем не менее, всегда остаёшься со своим наставником. Как-будто какая-то духовная пуповина связывает тебя с удивительным монахом
- Абсолютно точно, - соглашается тот, что постарше. - А какой он самоотверженный и бескорыстный!  Вы знаете, после аварии, в которую я попал, он две недели, не отходя, ухаживал за мной. А потом снёс меня на руках со второго этажа (он, между прочим, очень сильный челдовек) и часами прогуливал в инвалидной коляске. И представляете, я предлагаю ему деньги, - а он ни в какую...
Слушая их разинув рот, Юрий едва не пропустил назначенный час, но вовремя спохватился и поспешил к подъезду.
Когда они с манахом уселись за столом друг против друга, Юрий торжественно произнёс :
- В ответ на вашу откровенность, отец Никодим, я хочу рассказать вам собственную историю.
-  Спасибо вам, друг мой. Я весь внимание, - сердечно ответил монах.
- Я родился в семье актёров,- медленно начал юноша. - С детских лет витал в царстве театральных кулис, киношных декораций, переодеваний и перевоплощений. Когда мне было три года, родители пристроили меня в какой-то фильм, где я исполнял роль их сына. Дебют был успешным, во мне заметили актёрский талант и стали приглашать на детские роли в театр и в кино. Кого я только не играл : и вождя краснокожих, и Тома Сойера, и гайдаровского Чука... Потом пошли юношеские роли - молодые герои-подпольщики, воины Красной армии, юные борцы за справедливость...
- Я без проблем поступил на актёрский факультет, и некоторое время приглашения продолжались. Но в какой-то момент я заметил, что мне стали предлагать только роли второго плана.Сперва я не придал этому значения, а потом насторожился. В чём дело? Так можно докатиться до официантов и швейцаров. На мои недоумённые вопросы мне ответил мой лучший друг, Стас Паршин.
- А ты загляни в зеркало! - посоветовал он.
И тогда я всё понял. По мере взросления мой внешний вид изменился, и , как вы можете заметить, не в лучшую сторону : из смазливого мальчика я превратился в молодого человека весьма заурядной наружности, совсем не соответствующей бытующему представлению о главных героях.
При этих словах Юрий взглянул на монаха, ожидая подтверждения.
Но тот отрицательно покачал головой и сказал :
- Продолжайте, пожалуйста, дорогой.
- Так вот, вскоре предложения вовсе прекратились, и я впал в уныние. С помощью критиков, прессы и родителей я уверился в том, что с моим актёрским даром мне по силам сыграть кого угодно - хоть Ромео, хоть Дон Жуана, хоть Гамлета, и вот - такой результат!
Родителей обеспокоило моё настроение, и они бросились на помощь. Обзванивали режиссёров, просили, унижались - всё бестолку.
Но однажды отец пришёл из театра в приподнятом настроении и сообщил :
- Поздравляю, сынок, я только что разговаривал с N - дальше он назвал имя известного режиссёра - и он обещал взять тебя на главную роль в новом фильме по повести одного забытого русского писателя. Ну, разумеется, после обычных проб.
- Я ужасно обрадовался, - продолжал Юрий, - разыскал сочинения этого автора, перечитал их от корки до корки, выучил почти наизусть эту самую повесть, и когда получил приглашение на пробы, явился в полной боевой готовности.
- Играл я вдохновенно и получил одобрение режиссёра.
Вскоре я узнал, что на эту же роль претендует и мой друг Стас. Надо сказать, что в отличие от меня, это был весьма обаятельный молодой человек. Он даже считался секс-символом нашего актёрского факультета. Такое соперничество внушило некоторое беспокойство, но потом мне сообщили, что по решению режиссёра меня утвердили на роль. И надо сказать, что Стас пришёл ко мне и благородно заявил :
- Юрка, я посмотрел видео твоих проб и подтверждаю : эта роль по праву твоя. Клянусь тебе, ели бы мне даже предложили её взять, я бы отказался, так как безусловно у тебя получилось лучше.
- И я с благодарностью обнял друга...
После этих слов молодой человек опустил голову и некоторое время молчал. А монах терпеливо ждал продолжения.
Юноша набрал воздуха и вновь заговорил :
- Прошёл месяц. Я активно готовился к съёмкам, представляя, как с этой интересной и трудной роли начнётся мой взлёт в актёрской карьере, и я всем докажу, что для артиста внешность - это не главное, главное - талант. Ведь сумела это доказать одна наша замечательная актриса, которая с самыми скромными внешними данными может сыграть любую красавицу. Мне рисовались такие перспективы, что кружилась голова...
- И вдруг в один несчастный день отец приходит после спектакля какой-то смущённый. Обходит меня стороной, прячет глаза. Почувствовав неладное, я обращаюсь к нему :
- Что случилось, папа? Я вижу - что-то не так.
Он отвечает , по-прежнему пряча глаза :
- Присядем, Юрочка, нужно серьёзно поговорить.
Усадив меня в кресло, он нерешительно начинает :
- Понимаешь, сынок, у твоего режиссёра вдруг что-то изменилось во взгляде на главного героя. Ты же знаешь, что у этой капризной братии такое бывает.  Он вдруг надумал сместить некоторые акценты в характере твоего персонажа, и решил, что в этом случае нужно заменить актёра, - из последних сил выдавил из себя отец.
При этих словах я весь напрягся, руки мои дрожали.
- Да как же так можно! - возмутился я. - И кем же он хочет меня заменить?
- Он ставит на роль Стаса Паршина.
- Да Стас ни за что не согласится! - рассмеялся я.
- Паршин уже дал согласие,- с грустью произнёс мой папаша.
- Вы знаете, отец Никодим, - Юрий приблизил лицо к внимательно слушающему его монаху. - Если первая новость безжалостно сбила меня с ног, то вторая буквально раздавила. В моей голове молнией пронеслись отчаянные мысли : " Я брошу эту неблагодарную профессию, навсегда уйду из этого ужасного артистического мира, полного негодяев и предателей! Оставлю мой актёрский факультет! Я никогда в жизни не прощу Стасу этой подлости!"
Юноша без сил опустил руки и долго сидел молча.
Отец Никодим подошёл к молодому человеку и, ласково положив ладонь на его склонённую голову, произнёс :
- Любезный сын мой Юрий, я поведаю тебе одну библейскую историю.
Герой её по имени Иосиф в ту пору был ненамного моложе тебя. Он рос в семье Иакова, у которого было ещё несколько сыновей. Иосиф был любимцем отца, и братья завидовали и ужасно злились за это на него. Их злоба была так велика, что они сначала избили, а потом продали родного брата в рабство проезжим египтянам. Иакову же они сказали, что его любимого сына растерзали хищники.
С этими словами монах достал с полки солидную книгу и произнёс :
- Взгляни, Юрий, на эти чудесные иллюстрации к истории Иосифа.
- Так вот, - продолжал рассказчик, - попав в Египет в качестве раба, наш герой прошёл огонь, воду и медные трубы.
- Посмотри на эти картинки : здесь он усердно работает в доме своего хозяина, который со временем оценив его способности, делает раба управляющим своим хозяйством.
Здесь жена хозяина пытается соблазнить красавца Иосифа, а потерпев неудачу, добивается того, что его сажают в тюрьму, где он хватил достаточно лиха. Но и тут Господь не оставил сына Иакова. Начальник тюрьмы, заметив редкий ум арестанта, делает его своим помощником.
- Надо сказать, что Иосиф обладал необычайным даром : он умел объяснять сны. Об этом узнал египетский фараон и однажды призвал его к себе. Иосифу удалось расшифровать сон властителя и тем самым спасти народ египетский от голода. Поняв, что Господь открывает Иосифу свои замыслы, фараон делает его начальником над всей египетской землёй и всем своим добром, которое с этого дня умножалось и умножалось.
- А на этой картинке, - продолжал монах, - ты видишь как явились к Иосифу его братья. Они прибыли в Египет за хлебом, так как на их родине свирепствовал голод.
Он их узнал, а они его - нет.
Иосиф открывает своё имя, обнимает жестокосердных братьев и великодушно прощает их.
- Ты можешь себе представить, Юрий, - обращается монах к юноше, - что тебя продали в рабство, обрекли на тяжелейшие испытания, а ты прощаешь своих обидчиков?
И видя, что молодой человек потрясённо развёл руками, отец Никодим произносит: - Дело в том, что благородный Иосиф воспринимал акт прощения как великую благодать. Душа его пела от этого деяния. Он чувствовал себя при этом богоподобным. Не всякому дано постичь такое, не на любого снисходит подобное благословение Господне. Но может быть, придёт время и ты, Юрий, постигнешь великое счастье прощения, забудешь предательство друга твоего и докажешь - ему и себе , что ты не злопамятен,что ты выше и благороднее обидчика.
                -------------------------------------
Во время очередной встречи Юрий попросил отца Никодима :
- Расскажите мне, пожалуйста, о сути монашества.
Инок устроился поудобнее и начал :
- Монах - это тот же христианин. А брань или битва, как выражаются в миру, у всех христиан одна : со своими немощами, грехами, гордыней. Просто у монаха эта брань идёт на другом уровне. Если обычный христианин старается удержаться от греховных дел и слов, то монах призван одержать победу в самом источнике греха, там, где рождаются мысли и решения, одним словом, в собственном разуме.
- Монах отрекается от жизни по страстям и вступает в Небесное Воинство, стремясь к христианскому совершенству.
Монашеское делание относится к самому сокровенному, самому важному и прекрасному, что есть в человеке - к его душе. Оно направлено на преображение всего человека, или, как говорят святые отцы, к его "обожению".
- Вот главные наши обеты : отказ от жизни по своему хотению, отказ от личной собственности и отказ от семейной жизни.
Разрыв этих связей с "миром" даёт человеку свободу для достижения духовного совершенства.
Юрий не только внимательно слушал отца Никодима, а ещё и записывал что-то в блокноте, пристроившись на краешке стола.
Когда монах замолчал, молодой человек спросил :
- А скажите, пожалуйста, отец Никодим,что такое мирское монашество и является ли оно таким же полноценным, как обычное монастырское?
- Вот что сказал по этому поводу Святой Макарий, - монах открыл книгу и прочёл : "Не пострижение и одеяние делают монахом, но небесное желание и Божественное житие." - В этих словах исчерпывающий ответ на твой вопрос. Добавлю, что мирское монашество подразумевает высокорелигиозных людей, ведущих монашеский образ жизни, выбравших девство и чистоту духовную, соблюдающих монашеский устав вне стен монастыря.
- Ещё я хотел бы услышать, - произнёс Юрий, - о занятиях монахов.Что они должны делать?
- Монаху положено, - объяснил отец Никодим, - служить в мирских приходах,больше общаться с людьми, проповедовать, вести спор с сектантами, смотреть за немощными и больными, помогать воспитывать детей в приютах, и всё это время молиться и молиться. Без молитвы - это не монах...
- Рассказывая об отце Павле, - проговорил Юрий, - вы сказали, что от него исходило какое-то сияние, и рядом с ним становилось тепло и радостно. Так вот, то же самое я замечаю и у вас, отец Никодим. Вы тоже обладаете какой-то аурой, излучающей благодать и силу. Откройте тайну, как вы этог достигаете? Может быть, это следствие каких-то церковных обрядов?
Монах задумался на минуту, а потом развёл руками :
- У меня нет ответа на этот вопрос. Может быть, это даётся от рождения, а возможно, передаётся по наследству - от наставника к ученику, - и он, взглянув на юношу, лукаво улыбнулся.
                _______________________________
Юрий никак не мог встретиться с отцом Никодимом : то у него проповедь в соседней церкви,то уход за больным, то исповеди подопечных...
 Юноша позвонил как-то в субботу и попросил принять его завтра. Монах помолчал. а потом стал извиняться :
- Прости, сынок, опять не получится : завтра со своими помощниками я везу в Третьяковскую галерею группу инвалидов-колясочников.
И тут молодой человек предложил :
- А возьмите меня с собой. Я вам помогу.
Монах даже обрадовался :
- Отлично! Помощь нам очень нужна : можем лишнего колясочника захватить...
И вот они - человек десять вместе с монахом- едут в специальном автобусе, оборудованном устройством для подъёма инвалидных колясок. Объезжают дома подопечных отца Никодима, загружают их вместе с колясками в автобус и едут дальше. В некоторых домах коляски не влезали в лифт, и тогда людей приходилось выносить на руках. В этой процедуре активно участвовал и сам монах.
Наконец, добрались до Третьяковки. Выгрузили группу безногих вместе с их транспортом и двинулись в здание галереи.
Тут их ожидало первое препятствие. При виде колонны колясок, работница музея в ужасе закричала :
- Да  вы что! Разве я могу пустить столько транспортных средств в залы! Вы же будете мешать нормальным посетителям!
Пришлось разговаривать с главным администратором. Тот долго сопротивлялся, но потом позвонил кому-то и, положив трубку, со вздохом произнёс :
- Разрешили. Но при одном условии : группу разобьёте на две части.
Пришлось согласиться.
Но когда после экскурсии инвалиды собрались в автобусе, их благодарности не было предела. Один из них, художник-любитель, со слезами на глазах повторял :
- Спасибо вам, отец Никодим! Я и мечтать не мог о таком счастье...
                --------------------------------------
 Вскоре, однако, в жизни Юрия произошло событие, которое заставило его забыть и об отце Никодиме и о помыслах относительно монашеской жизни. А свои переживания по поводу киношной роли и поступка Стаса он теперь не мог вспомнить без саркастической улыбки : и как только такая ерунда могла довести его до такого плачевного состояния?...
Итак, как-то раз он и его однокурсник Пётр Соколов, отстояв большую очередь, купили билеты в кинотеатр "Центральный" на только что вышедший на экран итальянский фильм и прогуливались в скверике на Пушкинской площади.
Заметили сидящих на лавочке двух симпатичных девушек и стали делать круги около подружек. Юрий сразу выделил одну из них - светловолосую, с манящими карими глазами, стройной фигуркой и красивыми ножками. Как-то она сразу его затронула, и он глаз с неё не сводил. Она заметила это и как-будто отозвалась на его сигнал.
Молодые люди уж было собрались подойти и познаколмиться, как девчонки глянули на часы и спорхнули с лавочки. К счастью, они тоже направились в кинотеатр.
Потом приятели пересеклись с ними в фойе. Юрий опять не сводил глаз с приглянувшейся девушки, и она отвечала тем же обворожительным взглядом, который напомнил юноше известную легенду о русалке, заманивающей своими чарами путников.
Прозвенели звонки, и публика устремилась в зал.
Двум кавалерам опять повезло : девушки заняли места прямо перед ними. Юрий сверлил глазами светлый затылок своей русалки, как он уже её именовал, и она, к его радости, несколько раз с улыбкой оглянулась. Между ними возникла невидимая связь.
Начался фильм. Но юноша ничего не видел, кроме копны волос незнакомки. Набравшись духу, Юрий облокотился на спинку переднего сидения и приблизил лицо к головке девушки. Ощутив дурманящий запах свежего сена и аромат духов, он замер, наслаждаясь лёгким прикосновением локонов к своей щеке.
Так он и просидел весь сеанс, радуясь, что русалка не отстранилась от него.
Выйдя из кинотеатра, молодые люди подошли, наконец, к девчонкам и предложили познакомиться.
"Русалку" звали Тамара, а её подругу - Света. Они тоже были студентками, и молодым людям было о чём поговорить.
Компания вышла на бульвар к памятнику Пушкину, который стоял тогда ещё на старом месте, и двинулась в сторону Никитских ворот.
Юрий шагал рядом с Тамарой, порой с замиранием сердца касаясь её руки, и никак не мог решиться взять её подруку.
Расставаясь, договорились о свидании, и Юрий еле дождался этого дня, так запала в его сердце новая знакомая.
Потом они встречались буквально через день. Говорили обо всём на свете : о прочитанных книгах, об институте и лекторах, о музыке и театре, о планах на будущее...
Их взгляды, на удивление, сходились абсолютно во всём.
Юрий понял, что впервые в жизни влюблён, что эта девушка стала ему родной.
Невозможно описать сказочное чувство, которое охватывало молодого человека, когда он глядел на весело, вприпрыжку приближающуюся к месту встречи Тамару! Душа его в этот миг ликовала...
Девушка щедро отвечала ему взаимностью, и вскоре они прошли все начальные стадии любви : первые прикосновения, первый поцелуй, первые объятия...
Надо сказать, что любовь Тамары заставила Юрия вновь поверить в себя.
"Значит, я не  дурён, - рассуждал он, - раз такая девушка полюбила меня."
Как-то раз молодые люди заговорили о религии. Тамара высказалась довольно оригинально.
- Я , вроде бы, не верю в Бога, - сказала она,- но когда размышляю о мироздании или ещё о чём-то очень сложном, вроде устройства человеческого организма, не могу себе представить, чтобы такое было создано без вмешательства разума. Может, это и есть религия?
А Юрий поведал, что ещё недавно, до встречи с ней, совсем было решил податься в монахи.
-Замечательно! - воскликнула Тамара. - Тогда я тоже пойду в монастырь, и мы согрешим с тобой во славу Божью!
- Не богохульствуй! - остановил её юноша.
И ещё одну необычайную мысль высказала однажды его "русалка".
- Помнишь, Юра, - сказала она, - как мы впервые обменялись взглядами - тогда, на Пушкинском скверике? Знаешь, в тот момент мне привиделось, что проказник Амур подкрался к нам, дважды вложил стрелу в свой лук и выстрелил - сначала в твоё сердце, потом в моё. И я очень благодарна этому шалуну...
Со временем Юрий пришёл к выводу, что Тамара - необыкновенная девушка - умная, красивая, благородная. И то, что она полюбила его - это просто чудо. Со дня встречи с ней он ходил, переполненный счастьем, с неизменной улыбкой на лице.
Шло время. Их любовь была столь сильна, что им стало тяжело жить друг без друга, и они решили пожениться. Но родители заявили : "Только после института." Пришлось подчиниться.
И вот настал тот страшный день, который Юрий будет помнить до гроба.
Как всегда, они встретились с Тамарой у памятника Пушкину.
Был тёплый летний вечер. Они взялись за руки и медленно шли вдоль бульвара. Юрий увлечённо рассказывал о только что прочитанном романе.
И вдруг к ним подходит какой-то парень и, перебив его на полуслове, просит :
- Позвольте мне прогуляться с вашей девушколй. Всего пять минут.
Юрий не успел ничего сообразить, как тот взял Тамару под руку и пошёл с ней вдоль аллеи.
Через минуту молодой человек понял, что дал маху, бросился вслед за ними, но было уже поздно. С ближайшей лавочки поднялась рослая девица с короткой стрижкой и метнулась за удаляющейся парой. Она догнала их , и Юрий увидел, что в руке её сверкнул нож.
Почувствовав неладное, Тамара оглянулась и жалобно вскрикнула : "Юра!"
И в тот же миг преследовательница вонзила в её спину своё оружие.
Когда юноша подбежал, девушка уже лежала на земле. Он дико закричал, повалился рядом с ней и потерял сознание.
Очнувшись, он узнал, что Тамару увезли на скорой помощи...
Его "русалка" умерла, не приходя в себя.
Трудно передать, что творилось с Юрием. В его ушах страшным эхом звучал последний крик Тамары. Он с ужасом думал, что  добровольно отдал свою любимую в руки злодеев. Молодой человек часами сидел неподвижно и выл, словно зверь, потерявший свою подругу.
Жизнь потеряла смысл, и он пытался покончить с собой, но и тут ему не повезло - его спасли.Что же было делать? Повторить попытку было невозможно, так как родители не сводили с него глаз. Тогда Юрий бросился к отцу Никодиму.
Он рассказал ему о своей трагедиии и на коленях просил посвятить его в монахи.
Молодой человек, словно в бреду, не переставая, причитал :
- Всю оставшуюся жизнь я буду делать добрые дела в память о моей любимой и молиться, молиться, молиться...
И отец Никодим внял его заклинаниям и благословил на монашество в миру. А как напутствие, сказал Юрию :
- Если, сын мой, ты хочешь провозгласить Иисуса Христа своим спасителем,то повторяй такую молитву : "Боже, я знаю, что согрешил и заслуживаю возмездия. Но Иисус Христос понёс моё наказание, чтобы через веру в Него я мог быть прощён. Я отрекаюсь от своего греха и верю, что Ты - моё спасенье. Спасибо Тебе за милость ко мне и прощение! Аминь."
И теперь новоиспечённый монах засыпал и просыпался с этой молитвой.
Так продолжается до сих пор.
Правда, ослушавшись своего наставника, молодой человек в конце своего обращения к Всевышнему  добавляет :
- Господи, Боже мой, забери меня к себе, избавь от этих страшных мучений...


Рецензии
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.