Удачный день

      День как-то сразу не задался. Хотя не задался, это ещё мягко сказано. Гриппанул инженер Лодочкин, затемпературил, закашлялся, засморкался, одним словом - забюллетенил. Он так обрадовался этому событию, ну ещё бы: долой заводские
заботы, ежедневное тюканье по макушке относительно плана. Точнее, его регулярного невыполнения. И не то, чтобы он был безграмотным специалистом, или бездарным руководителем, или рабочие были сплошь да рядом лентяи, или, ещё чего
хуже, саботажники. Нет. Но вот что-то, где-то, как-то, почему-то, даже странно, не клеилось. Хотя клеиться оно вроде и клеилось, а вот окончательно склеиться - ну, ни в какую! На выходе - брак, который ОТК безжалостно фиксировал. Устал Василий Андреевич, как ездовая собака на соревнованиях. И тут такой подарок. Видно, кто-то над ним сжалился. То ли сам Господь, видя его суицидальные настроения, приложил к этому перст, то ли старушенция в автобусе.
      Ранним утром, в самый час пик, сама судьба их столкнула лицом к лицу. Куда бабуся пёрлась в такую рань - неизвестно, видно, как все преклонные люди - в поликлинику. Там их общий сбор. Не особо церемонясь, все спешат, затёрли бабушку
в самую гущу. И её, конечно, почётно усадили бы, у нас люди добрые и отзывчивые, где-то в глубине души, но проделать это не представлялось возможным. Один молодой человек, у которого, видимо, душа плавала по мелководью, даже несколько раз порывался встать, но грозная лапа висящего над ним сталевара всё время указывала тому его место в жизни,на данном её этапе. Объяснения и просьбы,типа - пусть бабушка сядет, или - мне пора выходить, в счёт не принимались. Так он и ехал до первой разгрузочной остановки.
       И вот в этой сутолоке судьбинушка и пригвоздила инженера к старушке намертво. И как Лодочкин ни корчился, как он ни кочевряжился, а своего лица от бабусиного отвести не мог. Нет, он, конечно, голову отворачивал, но мышцы шеи стягивала судорога, и голова принимала первоначальное положение. А старушенция, к слову сказать, в поликлинику ехала не зря. Как результат, по выходе из автобуса одним носовым платком от такой инфекции не ототрёшься, и к концу рабочего дня работник заводского медпункта констатировала грипп последней стадии. Что сие означало, и сколько их всех, этих стадий, Лодочкин не знал. Но он знал точно - это свобода! Пусть с температурой, пусть с кашлем, пусть с соплями, но свобода, и чихать теперь он хотел на главного инженера, а заодно и директора, своими гриппозными бациллами. Пусть отдувается зам.
      Открыв бюллетень и  закупив уйму лекарств, первый день свободы он провёл в жутком состоянии, поглощая купленный в аптеке товар. Вечером жена сделала укол, проделав эту процедуру на профессиональном уровне, - она работала в сатирическом журнале и делать уколы гражданам умела колко и язвительно, что очень нравилось главному редактору, и что совсем не нравилось "пациентам". В чём имел неудовольствие убедиться сам Лодочкин. Как оказалось зря. Утром он себя почувствовал намного лучше. Но любящая супруга, чуть ли не силой,проделала процедуру вторично, на что Василий Андреевич выразил свою благодарность, назвав её ехидной. Жена совсем не обиделась и жеманно улыбнулась. Она работала в журнале под названием "Укол ехидны". Осторожно чмокнув мужа в щёку и назвав заразой, убежала на любимую работу делать гражданам болезненные, а иногда и ядовитые, уколы.
       После того, как отправил дочь в школу, а сына отвёл в садик, Василий вернулся домой и вздохнул воздух беззаботности и независимости. Надо сказать, что подобное случалось крайне редко, - уж очень добротным здоровьем отличался инженер, что даже удивительно, если учесть,что физическим спортивным занятиям он предпочитал просмотр спортивных телепередач и чтение газеты "Прессбол". Никак, генное наследие отца, который работал грузчиком и слыл силачом округи, и не только своей. Так и умер, не выпив ни одной таблетки. А когда случались мелкие бестемпературные чихания, покашливания и загруженность носового отверстия, не приводящие к усугублению положения, Василий Андреевич считал посещение поликлиники, в надежде на авось, делом унизительным и постыдным. А уж покупать бюллетень для него значило полной потерей достоинства. И тут в самый разгар лета... Судьба!
      Больничный выгодно отличается от обычных выходных тем, что беззаботен и независим только ты, а все остальные-то на работе. Именно это придаёт больничному листу особый запах свободы, сравнимый разве что с запахом денег, и то только крупных купюр.
       Василий приготовил лёгкий завтрак, так как вместе с женой попил только кофе, включил телевизор, и с вожделением посмотрел на диван. Правда, телевизор вскоре надоел, - он лишь нарушал гармонию уединения, и Лодочкин направился
к книжным полкам. "Как только люди перестанут читать, - подумалось ему, - они перестанут по особому мыслить, по особому говорить, и по особому мечтать. К этому идёт." Минуя отдел технической литературы,слегка коснувшись взглядом
русских классиков, потрепав обложки авторитетов детективного жанра, он остановил свой выбор на разделе детской литературы. "Да,- следующая умная мысль посетила его голову. - Мы всю жизнь остаёмся детьми, хоть и очень тщательно это скрываем и маскируем, порой в очень жестокие формы."
      Два часа погружения в прекрасный, романтичный мир Жюля Верна абстрагировали инженера от всяких меркантильных забот, и натолкнули на необходимую прогулку по родному городу. Захватив в качестве спутника исключительно носовой платок,
Василий Андреевич покинул своё трёхкомнатное заточение и вышел во двор. Поздоровался с двумя пожилыми соседками по подъезду, и объяснив причину своего бесцельного шатания, вместо того, чтобы зарабатывать деньги, он пошёл к
исторической части города, к его истокам, если можно так выразиться.
      Он двигался в направлении замка, возле которого совсем недавно, к предстоящему празднику "Дожинок", уже прошедшему, был сооружён прекрасный водоём на месте захламлённого пустыря. Проходя мимо гостиницы, Василий заметил небольшую толпу, среди которой выделялся человек с видеокамерой. Как праздный гуляка, он решил полюбопытствовать и выяснить причину собрания. Как оказалось, всё только начиналось. Репортёр, довольно милая девушка, собиралась проводить какой-то опрос и настраивала граждан на правила поведения в кадре и за кадром. Оператор как мог ей в этом помогал. Ну вот, наконец, всё было готово и процесс, как говорил Михаил Сергеевич, пошёл. Инженер скромненько примкнул к толпе.
 - Где вы покупаете фрукты и овощи?- такой общий вопрос всем собравшимся, очень злободневный в это время.
      Первой, как впоследствии выяснилось и последней, вышла дама лет пятидесяти.
 - Я всегда покупаю овощи и фрукты на рынке или в магазине. Но чаще на рынке. Там дешевле и всегда есть выбор и уверенность, что товар проверен. Что он хорошего качества. Что в нём не содержатся радионуклиды.
      После последнего предложения было видно, что женщина очень довольна собой. Будто сделала какое-то интересное открытие, до которого другие, бестолочи, никак не могут додуматься.
 - А у бабулек, торгующих без разрешения, вы покупаете эти же продукты? - очень настойчиво спросила девушка-репортёр.
 - Нет. Я никогда у бабок ничего не покупаю. Неизвестно как и на чём они всё это выращивают.
       Попахивало заказом и инженеру стало неловко и, почему-то, даже стыдно. Стоявший рядом с ним мужчина средних лет, хорошо одетый и также хорошо выбритый, сказал:
 - Очень здравая мысль. Никогда ничего не покупайте у старушек.
       Видимо, эти слова пришлись очень по душе девице с микрофоном, и она дала отмашку оператору переключить внимание на говорившего. Гражданин продолжил.
 - Женщина абсолютно права. Раньше все знали, что овощи бабушки выращивают на земле, и даже знали как - трудолюбием. Теперь нам в этом приходится сомневаться. - Притихли все, в том числе две вороны, ходившие по газону, вдруг остановились и посмотрели хитрыми и недоверчивыми глазами. - Был недавно в деревне и сам видел, как бабушка с ведром и кружкой поливала радионуклидами помидоры. Черпает из бочки, носит и поливает. А на рынке, конечно, все продавцы выращивают сами, по всем требованиям санэпидемстанции. Знаете, сколько стоят эти требования?
      Наконец, все поняли: и девушка-репортёр, и умная женщина, и толпа, и даже оператор сообразил, хотя его дело только снимать. Все поняли, что перед ними провокатор, а с ними, провокаторами, нужно держать ухо востро. Они, провокаторы,
до добра не доведут. И девушка дала отбой оператору. А мужчина разошёлся:
 - Почему же вы выключили видеокамеру? Где плюрализм мнений? Вас посмотришь, послушаешь, аж тошнить начинает от сладкого вранья. Я понимаю, все дорожат работой, тем более такой, как у вас. Но нельзя же так нагло, бесцеремонно говорить то, чего нету. Вы думаете народ не видит? Он же живёт среди этого. Вы доказываете рабочему человеку, что он на своём заводе зарабатывает 600 долларов. И он уже почти верит, но достаёт расчётный лист и видит цифру в переводе на американскую валюту - 300. А ведь делается всё просто. Любой номенклатурный работник, а их очень много, зарабатывает допустим от 800 до 2000 долларов, включая директора. Вот суммируйте зарплату директора и зарплату слесаря, разделите на два, и получите очень привлекательную цифру.  Таким образом выводится средняя зарплата на любом предприятии. - Он говорил прописные истины, которые известны каждому школьнику. Может он работал учителем? - И на бумаге всё выходит красиво. И отчётность наверх поступает в полном ажуре. Я согласен, разница в зарплате должна быть, но нельзя допускать такие колоссальные разбежки. Это же целая пропасть! И это не считая того, что они наворуют.
       Василий всё это знал не понаслышке, но свои деньги он отрабатывал честно, и в аферах не участвовал. В толпе кто-то робко возражал, кто-то поддерживал, кто-то уже призывал к бунту, а кто-то уже куда-то звонил. Толпа увеличивалась и
клокотала, а мужчина говорил. Наверное, очень долго ждал такого момента.
 - Уже дошло до беспрецедентных случаев. Директор завода открыто называет рабочих быдлом! Кто-же тогда он? А он то, что лежало на следующее утро перед его дверью. Люди отвечают так, как могут. И молодцы наши сыщики! Они категорически отказались брать анализы у всех сотрудников завода и проводить идентификацию. Коррупция и воровство пропитали все структуры без исключения! Вы посмотрите, что сделали с нашим мясокомбинатом? Переживший и более тугие эпохи, современные варвары без всяких угрызений совести положили его на лопатки и придавили горло. Работы нет, зарплаты нет, начальство на "крутых" автомобилях, а директор, от стыда, наверное, скрывается неизвестно где. В прошлом году всех свиней у населения выдушили, а сегодня кричат - где свинина? Я вам скажу где! Она сидит в персональных кабинетах и хрюкает в шикарных особняках!
       Василий Андреевич заметил приближающийся автомобиль со специальными опознавательными знаками, подошёл ближе к говорившему и шепнул:
 - Вам лучше незаметно уйти.
       Оратор глянул на инженера так, будто тот нанёс ему кровное оскорбление.
 - Пусть трусы бегут и боятся! Мне боятся нечего - я говорю правду. Люди, у нас такой замечательный и красивый город! Что-же мешает и нам стать более душевными, а значит и более красивыми? Неужели людей портит вечный вопрос - квартирный? Кто-то думает как заплатить за кредит, а кто-то - как построить ещё один коттедж. Это страшно!
       И неизвестно, чем бы закончилась эта история, не случись один эпизод, который повернул её в совершенно другую сторону. В то время, как трое милиционеров метров за 50 вышли из автомобиля, один молодой человек был настолько поглощён своим занятием, что ничего не видел и не слышал. При виде кошелька в открытой сумочке, пелена тумана покрыла мозг пройдохи, закрыв все центры мыслительно-аналитического процесса, оставив в действии только нездоровый инстинкт.
       Разбудил, притихшую было толпу, визгливый голос женщины: "Ах, ты, сволочь!"  Сволочь испугался больше всех, особенно после того, как увидел, что милиция уже здесь. Зажав в руке кошелёк, он рванул по газону в направлении костёла, не зная, очевидно, что Господь подобные деяния осуждает очень строго.
       Буквально, через секунду в погоню бросилось трое человек: Василий, как честный и порядочный гражданин, и двое милиционеров. Третий, старший по званию и должности, направился пообщаться с народом. Василий Андреевич, несмотря
на насморк, и воодушевлённый благородными подвигами героев Жюля Верна, от негодяя не отставал. Он с преступником бежал вровень, и наблюдавшим бросалась в глаза неподготовленность обоих бегунов. Зато доблестной милиции честь и хвала. Они не просто уже настигали бегущих, они на бегу всё время придерживали береты, боясь их потерять, видимо, полагая, что вместе с ними потеряют свою милицейскую честь.
       Дальше всё происходило как в кино. Двое убегающих, двое догоняющих. С точки зрения милиционеров, что вполне логично. Первого сбили с ног Василия. Хорошо, что происходили эти захватывающие события на газоне, а не на асфальте. Инженер не ожидал предательского удара в спину, и со всей своей скоростью спикировал лицом в землю, успев выбросить вперёд одну руку. Вторую бравый сержант заломил с такой прытью, что в плече что-то хрустнуло и Вася потерял сознание. На этом для него кино закончилось.
      Вора, конечно, тоже поймали, только с меньшим ущербом здоровью. Прибежавший старший группы с трудом оторвал Василия от своего подчинённого, который никак не хотел выпускать свою добычу, и злобно сопел.
      Ну, слава Богу, всё обошлось. Доктор вправил руку, вывернутую сержантом, а на вторую наложил гипс, оказался перелом. Извинились, включая сержанта, в глазах которого сожаления не читалось, и отпустили домой. Естественно, открыв уже
новый бюллетень.
      Но на этом история не закончилась. Недаром жена Василия Андреевича известный на всю округу сатирик. Она посетила начальника милиции и поставила ультиматум - или, или? Начальник выбрал второе или. Инженера Лодочкина Василия Андреевича за проявленную храбрость при задержании опасного преступника наградили грамотой и ценным подарком, напечатали о нём в двух местных газетах, а на работе, узнав, что он герой, повесили фотографию на доску почёта.
      А для Васи самым ценным подарком стал бюллетень. Всё-таки, не зря он вышел на прогулку. Да, положительно, удачный день. А говорят бойтесь пятницы тринадцатого?! И бабушке спасибо, началось-то всё с неё, заразы.
      Правда, первые две ночи мучили кошмары. Точнее, один кошмар, в облике злобного сержанта, который выкручивал ему руки. И если от страха Василий не просыпался, то сержант обеими руками пытался схватить инженера за горло. На третью ночь душитель не пришёл, а пришёл оратор, который женским голосом сказал ему - "Ах, ты, сволочь." После этого заплакал и ушёл. На этой философской фразе сновидения закончились, и наступил блаженный отдых, пусть и в гипсе.


Рецензии
Это такая наша социальная действительность! И смешно, и грешно изображено! Очень талантливая юмор-сатира!

Мила Садко   26.07.2017 14:35     Заявить о нарушении
К сожалению, наша действительность гораздо хуже, но я не пишу трагедий.)
Благодарю.
С поклоном -

Александр Сих   27.07.2017 06:10   Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.