Тайны Глубин. Глава вторая

Глава вторая,
в которой рассказывается о загадочном профессоре и появляется «Голос разума» в погонах

Темная вода над головой. Темная.  Боль разрывает на части,  она так влечет  шепотом  из глубины. Страшно, но раз уж я сошла с ума, почему бы не послушать.
Уголек! – звали голоса. Столько раз я хотела услышать, понять, что они говорят, но не успевала. Смерть приходила быстрее. Сон обрывался. Так четко зов я слышу впервые. Птичье пение не дало мне узнать, оттуда он пришел. Утро? Глаза увидели потолок, тело повернулось, сползая с кровати. В моем случае такой подъем самый эффективный. Есть еще вариант, где я валяюсь часа два,  лениво мечтая о том, чего на свете быть, не может.  Шаркая ногами, с полотенцем, зубной пастой и щеткой – беру курс на  умывание. По дороги в туалет замечаю деревья с алычой. Какой мама ткемали варит с ягодами алычи, очень вкусно с шашлыком! Все-таки скучаю по дому.
На кухне начинается день, а точнее, самая важная трапеза дня – завтрак.
- Доброе всем утро. – Соседи мило улыбаются.   Я получаю пожелание утра от обоих супругов и иду одеваться.
- Как прошла ночь на новом месте?- спросила хозяюшка, которая видно берет надо мной шефство. Не спрашивая, устанавливает перед моим носом чашку. -  Приснился жених? – Ох, надеюсь, они не слышали моего плача вчера?  Потому что содержание  снов,  я пересказывать  тоже не намерена.
-  Нет. – Скромно потупила взор, и присосалась к чашке, как пиявка.  Пенсионеры переглянулись.  И как всегда тактично промолчали.
Тикали часы.
- Вы могли  бы рассказать местные легенды, если знаете, конечно! –  Пересела на край стула, напряглась.
Мама рассказывала, что видела на теле следы синяков, которые тщательно загримировали. Ей  никто не верил, считая помешенной с горя. Это причина, по которой папины родственники с нами не общаются.  Некоторые особо рьяные хотели установить надо мной опеку, если бы Лизавета не доказала свою дееспособность. У нас есть только бабушка, любящая свою дочь и во всем ей доверяющая.
Каждый хотя бы раз пытался представить, что смерть не справедлива. Тихая смерть в постели на исходе жизни справедлива, а вот от чужих рук – нет.  Море тысячелетний убийца. Молчаливый и беспощадный, но если  бы оно начало говорить, то сказало что-то вроде « Глупые сухопутные людишки, вы никогда не хотели ползать, пытаясь взлететь или нырнуть туда,  где вас никто не ждет».
-  Жаль вас разочаровывать, Линара, но нам нечего вам рассказать. – Развел руками, его указательный палец взлетел вверх. – Но, в Бетте есть библиотека, где вы найдете информацию, вряд ли кто-то посмеет отказать такой милой девушке как вы.
- Называйте  меня Лирой, мне так привычней. –  Я улыбнулась, вставая. – Спасибо, Надежда Филипповна, все было очень вкусно! У меня есть другие источники информации, я надеюсь на это.
Разочарованно вздохнула. Степан Николаевич понимающе хмыкнул. Покинула кухню в надежде, застать Эльвиру по известному мне адресу. Переоделась. Не буду накручивать себя заранее.
 Решила для разнообразия вылезти в окно, с детства не совершала подобных безумств. По дороге к морю меня обогнала стайка разноцветных рыбок-девушек. Сегодня праздник Нептуна? Все такие сверкающе-нарядные. Прибавила шагу.  Поспешишь - людей насмешишь, прибавила скорости, а в итоги чуть ли не кубарем скатилась с горы. Хорошо хоть ноги и руки целы. Вытащила травинки из волос, поправила  съехавший в сторону лиф.  Моей анатомией трудно удивить, кого бы то ни было. Стайка собиралась у будки спасателя.  Пришлось по широкой дуге обходить это столпотворение,  даже отсюда было слышно заговорческое перешептывание. На пляже никого не было, сонное море  просыпалось под лучами красноватого солнышка. Где праздник?  Достала из сумки красное полотенце. Море звало, рвало на части сердце. Я никогда больше не окунусь в прохладные живые волны, не почувствую на губах их соленый поцелуй. Этот зов губителен, стоит мне только подумать, о том, что пальцы касаются пенистых морских рук, -  заглатывающая своих жертв  бездна выглядывает из подсознания.  Вздрогнула от своего чересчур активного воображение.
Почитаю лучше: Ангелы и Демоны. Орден  Иллюминатов, тайны Ватикана, знаки и загадки. – Что может быть лучше Дэна Брауна?! Углубиться в перипетии сюжета, мне банально не  дала кочующая стайка красавец. Есть ли в этом броуновском движении смысл? Раздраженно поднимаю глаза. Оказывается есть, и еще какой! Недалеко от меня по щиколотку в воде прогуливался сам Эрос, бог любви.  Иначе не скажешь, да простят меня поклонники его культа. Как еще можно объяснить поведение  половозрелых  самочек, старающихся всеми силами, привлечь  его внимание?  Высокий, хорошо сложенный, парень лет двадцати – двадцати двух.  Грациозные движения подчеркивают развитую мускулатуру, угольные волны падают на плечи. Точеный профиль, рожденный канонами древнегреческого скульптурного искусства.  Кожа чуть загорелая, словно он утратил свой чудесный бронзовый загар и поправляется после болезни.
Почувствовав мой взгляд, он обернулся.   Я нисколечко не испугалась,  вопросительно приподняла брови. Не двигался, продолжая  смотреть на меня.   Чернильные аккуратные дуги бровей поползли вверх, губы дрогнули.  Тело заледенело, когда я встретилась с ним взглядом. В черных гагатовых* глазах плескалась бездна, моя бездна. Блестящий омут, затягивающий душу.  Страх засел в животе, кислотными иголками обжег внутренности. Эрос сглотнул, потирая сильный изгиб шеи. Подбородок напрягся,  изящный абрис губ вытянулся в ниточку. В темной глубине мелькнуло узнавание.  Так,  вот ты какой, аленький цветочек! Значит, это ты вчерашний незнакомец? Показываю, что тоже его узнала.  Он хмуро оглядывает дамский клуб позади меня, кивает и отворачивается.  Будем считать, что мы негласно договорились держать нейтралитет. Он меня пугает – я его не интересую. Как камень с сердца, общаться с этим черноглазым мне совсем не хочется.
Пляж общественное место,   факт наличия  «Спасателя Малибу» можно пережить, а вот как утихомирить галдящую толпу ума не приложу.  Создал бы для своих фанатов расписание, что ли? Тем временем, ступая тоненькими каблучками по хрусткой гальке,  к парню подошла премиленькая  девушка. Кипарисовое деревце из легенды. Длинные светлые волосы спускались до талии, белоснежный шифон платья развивал утренний ветерок.
- Боря, ты пойдешь, сегодня на дискотеку? – робко пропела феечка.
- Нет. – Отрезал он. -  Сегодня я занят. – Прошелся взглядом по всем собравшимся, ставя точку. -  И прошу, вас, уважаемые девушки, не тревожьте меня хотя бы эти двадцать четыре часа. -  Вежливо, но как  безучастно прозвучал его голос, тембр которого будил мои заснувшие непробудным сном гормоны.  Пройдя мимо смущенной девушки, пошел в сторону своей будки.  Ее лицо-сердечко  искривилось, в голубых глазах застыли слезы.
- Пойдемте, девочки! – совсем по-детски шмыгнула носиком, сжимая кулачком подол платья. На меня дамы не обращали внимания. Стайка упорхнула.
Удивленно покачала головой. Неужели, это и есть Беттинская достопримечательность?  Достав шляпку, небольшую с полупрозрачными полями, продолжаю чтение. Если уж книга увлекает, то я редко замечаю происходящее вокруг. Очнулась, я только когда заметила людей.  Время приближалось к полудню. Что ж тайны Святого Престола подождут, пока я не улажу свои дела.
 В кастрюле  булькало, Надежда Филипповна увлеченно что-то вязала крючком из белой пряжи. Как ловко у нее выходит.
- А, это ты, Лира? -  Крючок жил своей жизнью, женщина  почти не следила за очередной петелькой. – Ну, как море, холодное?
-  Я не купалась. – Что бы такое соврать, то? -  Мне нельзя.
Очки сползли на переносицу, их обладательница ожидает подробностей. Сжала руки в кулаки. Но она лишь понимающе пожала плечами, возвращая очки на законное место.
- Не повезло тебе. Через две недели начнется осень. Ты надолго кстати? – Я подумала, срок моего пребывания в этом поселке зависит от того, удастся ли выяснить что-либо, или нет. В любом случаи денег у меня не так много. Отложенные со стипендии кровные. Мама уж совсем не поддерживала меня в этом начинание.
- В пятницу уеду. – Доложила я. Сегодня вторник, значит на все у меня четыре дня. Да!  Перспективы никакой. Вряд ли кто-то захочет слушать мои полоумные бредни.

* * *

В ожидании походила по саду, покачалась в гамаке. Как же это трудно ждать! Я так и не научилась терпению.  Папа о свойствах моего характера знал, и дал прозвище- уголек. В потухающем костре он выглядит умиротворенным, но стоит только подуть – вспыхнет пламя. Внешне спокойная, но если затронуть – загораюсь огнем.  Чаще если дело касается близких людей. Обиды, которые сыпались на меня в школьные годы,  не трогали. Не от большого ума обидчики трещали языками.
Поела не чувствуя вкуса, стараясь не выдавать волнения и ушла в комнату. Супруги после обеда отдыхали, и как только дневная жара спадала,  шли купаться. Вечером подолгу гуляли, дыша лечебным воздухом.
Чтобы как-то отвлечься, стала вспоминать о данных отцу обещаниях. Ведь я узнала о том, откуда пошло названия этого черноморского поселка, нашла ответы на все вопросы. Бетта в переводе с адыгейского означает «горбатая»*. Поселок появился в конце девятнадцатого столетия, стараниями горнорабочих.  В широчанской щели зацвели сады, впитывали солнце виноградные лозы. В поселке можно выделить левую и правую щели. Правая, к примеру, открывает головокружительный вид на долину. Самое красивое место на побережье, на мой взгляд. Если кто-то хоть раз увидит море, обрамленное в рамку из сосен – то полюбит, лишь за образ, оставшийся в сердце. Чистая вода, каменистые дикие пляжи, реликтовые деревья. Кафе на набережной, рынок, где можно приобрести сувениры, так нужные всем туристам.  Для меня главное возможность побыть в одиночестве, слушать успокоительные песни прибоя. Немногочисленные отдыхающие, семейные пары с детьми. Они, пожалуй, единственные вносящие хаос в уединение.
Соленое, близкое к горечи, море. Почему? Ну, если объяснять простым языком, то существует две гипотезы.
Первая. Изначально, вся вода была кислой – результат вулканической деятельности. В последствие, ряд химических реакций, способствовал образованию хлорида натрия. Воды в реках тоже соленные, но содержание соли в них минимально. Почему?  Это и есть вторая гипотеза. Соли сносятся в моря реками, но существующие в реках карбонаты, используются морскими организмами для построения скелетов и раковин. Входящий в состав  углерод это позволяет. Хлориды на это не пригодны. Вот тебе, матушка, повышенная соленость!
Я мысленно усмехнулось, иногда мои монологи удивляют меня саму. Было же, что-то еще? Ах, да! Медузы. Прозрачные, они потому, что их строение предельно простое. Их ткани и органы плохо дифференцированы, то есть,  нет такого разнообразия тканей – только наружный и внутренний клеточные слои, соединенные клейким веществом – мезоглеей.  Несмотря на это медузы удивительные создания – обитают практически везде, даже в Бассейне Амазонки. 
Осталось вспомнить анатомию рыб. Это вообще просто. У рыб нет легких, стало быть, они не  могут получать кислород  из атмосферы, зато могут из воды. Попускаемая через жабры вода,  служит передатчиком растворенного в ней элемента.
Ай, да я! Молодец! Меня с самого начала влекло море, хотелось разгадать его тайны. Кажется, что именно для этого я и была рождена. Голоса из глубины, зовущие меня столько  лет в моих сновидениях, смогу ли понять о чем, вы хотите поведать?
Скрипнувшая дверь, возвестила об уходе, соседей.  В первый день мне дали ключ, которым я и заперла дом, уходя.
* * *

Многоквартирный дом из сероватых плит, оплетенный проводами и окруженный деревьями. Здесь повсюду зеленые заросли, даже бетонные островки от нее не спасают.  Обычный дом с припаркованными машинами испугал. Не люблю сама знакомиться с людьми, хоть мы и косвенно знакомы и меня уже ожидают. Вошла в подъезд, вглядываюсь в голубоватый экран мобильного телефона. Потопталась возле двери, погладила косяк.   И нерешительно постучала. Тишина. Постучала сильнее.  Хотела уже отправиться восвояси,  как дверь  отворилась.
-  Здравствуйте! Вы Эльвира? – посмотрела  на женщину скрытую полумраком квартиры. Из тени показалась,  будто удивленная моим появлением женщина лет тридцати. Замученная.  Несмотря на загар поблекшая кожа. Зализанная коровьим языком  прическа, так что глаза  стремились вылезти на лоб. Невнятное одеяние. И вся эта совокупность вселенской обиды уставилась на меня, как на Второе Пришествие. Мне пришлось растерянно проверять время, неужели перепутала. -  Я Линара, та самая, которая пишет работу о черноморских легендах.
- Я представляла тебя иначе, – лихорадочно прошелестела она. Несчастная, застрявшая Бетте в расцвете лет.  Какой ключик подобрать к ее душе, прозябающей в апатии.
– Проходи, -  прошла внутрь.  Дверь захлопнулась, повернулся ключ.   « Я тоже представляла тебя иначе» - думала, снимая босоножки.  С хозяйкой этой  мрачной обители  я познакомилась на форуме. Искала информацию,  о том есть ли в Бетте истории о чудищах. Смотря на это женоподобное привидение с гнусавым голосом, хочется забыть ее таинственные слова о неких Морских и бежать, бежать.
-   Я, наверное,  вам мешаю – вкрадчиво говорю, невинно моргая. – С другой стороны, очень интересно узнать, что не только Бермудский треугольник имеет тайны.
-  Пройдем в зал – Расслабилась, смягчился гнусоватый голос. Хозяйка мягко подтолкнула меня вперед. Зал приставлял собой захламленное помещение. 
Рыжие обои с зелеными побегами плюща,  коричневый диван с круглыми подушками, журнальный стол заваленный книгами и тетрадями с пожелтевшими от времени полями. На полу  жестяная коробка из-под печенья с какими-то фотографиями. Древний ковер с желтоватой бахромой и неопределенного цвета шторы. И только  книжные полки на всю стену обрадовали – попала куда надо.  Неосознанно приковали взгляд аккуратные зеленые корешки собраний какого-то автора. Не видно имени.
-  У вас тут целая библиотека! – Зачарованно проговариваю, расплываясь в улыбке. – Там про морских чудовищ есть? – Испуганно повертела головой и приблизилась к дивану. – Вы не могли бы дать мне их.
- Если у тебя есть время, я бы многое могла рассказать! – оживилась женщина-призрак.
- Я бы с радостью, только долго гуляю, проголодалась, – сокрушено вздыхаю. – Давайте, я завтра зайду. Пойду!
-  Постой, не  стесняйся –  попросила Эльвира. – Ты,  правда, выглядишь уставшей. Может, посидишь и отдохнешь?
В ее глазах вспыхнули два уголька. Как это мне знакомо. Одиночество.
-Наверное, устать успела, пока шла. – Почти не вру.
- Давай ты отдохнешь, я тебя покормлю.  – Сомневаюсь. – Я хорошо готовлю.
- Я же вижу ты хочешь остаться. – Уговаривает женщина, смотря засиявшими глазами на мое явное нетерпение.   Еще как!  Вы даже не представляете!  Любопытно, хороший из меня манипулятор?
- Спасибо,  – Нетерпеливо потираю ладони. – Эльвира?
- Эльвира, просто без отчества. Не такая уж у нас и большая разница. – Улыбнулась.  Не и мумия она вовсе, вполне приятная, но совсем несчастная, трудно ей в захолустье. – Ты в школе учишься, с родителями приехала?
- Закончила уже. – Не краснею, и правда закончила. Срок давности сего события значения не имеет.
– Я с друзьями.  - Если честно, кроме мамы и книг с музыкой,  настоящих друзей у меня нет. Только знакомые.  Но не говорить же об этом при первой встрече.
- Странный выбор для молодежи? – Мы прошли на кухню.
Небольшой закуток с холодильником, плитой и маленькими полочками, круглым столом и двумя табуретами.  На подоконнике громоздились горшочки с кактусами, некоторые  цвели. Малиновые и желтые цветочки едва раскрывались.
- Они необычные. – Прости меня Эльвира! Если подружимся, расскажу, зачем мне это нужно. – Ну, знаете йога, тантрическая музыка*, свобода тела. – Краснею от рвущегося наружу смеха, надеюсь это можно списать на смущение.
Женщина выпучивает глаза. Боже, что она думает?
-  Мы познакомились в интернете, – оправдываюсь. – Мне было интересна концепция их музыки. Но я не участвую в их оргиях, не раздеваюсь и йогу не практикую.  Я показывала им Краснодар, и они предложили поехать на море, осень скоро. Живу я отдельно, присутствовать среди нудистских развлечений меня не заставляют. Просто мама бы  не отпустила меня одну! – жалобно заканчиваю.
Эльвира успокоилась, достала из холодильника контейнер и поставила в микроволновую печь, стоящую на тумбе  за моей спиной.
- Садись, – На полу электрический чайник, подключенный к тройнику. У нее тут просто рассадник электроприборов.
- Не волнуйся, – Поняла мое волнение хранительница знаний. – С проводкой все в порядке. На счет нашего знакомства. Компьютер есть в библиотеке, правда кроме школьников туда  редко кто заходит, все по старому, ну и я иногда сижу. Поначалу меня не волновала новая игрушка, до одного случая. Но обо всем по порядку. – Эльвирины глаза взволновано сияли.
- Если тебя интересует достоверность информации, то не беспокойся.  По профессии я учитель истории. Правда в школу устроится, не смогла, работаю в пансионате. –  Словно оправдываясь, качнула головой обладательница внушительной домашней библиотеки.
- Ну, какая может быть достоверность,  если  дело идет о страшилках для детей. Я спросила соседей о местных легендах,  но они ничего не знают.  В интернете были статьи о частной гибели людей в воде. – Почесав нос, выдала я.
- Да. В Бетте ходят слухи о том, что они топят людей. Автор этому поспособствовал. – Учительница старалась говорить внятно, но некоторые окончания проглатывались от волнения. Я ожидаемо заглядывала ей в рот. Печка тренькнула.
Две отбивные и печеный картофель заняли место на тарелках. Мне вручили вилку.  Призрачная Эля действительно неплохо готовила.
- И вы  думаете это только слухи? – прожевала и наколола следующий кусок.
- Не слухи. – Опровергла здравый смысл Эльвира. – Ты жуй, давай, время еще есть, и домой я тебя провожу, не беспокойся. Да, что ж такое! Вечно все мне рвутся закрыть рот. С какой скоростью нужно поглощать пищу, чтобы не вызвать подозрений? Эля, пока я уплетала еду, странно так улыбалась. Одинокая, констатировала я.
- Слушай. – Речитативом заговорила, когда я требовательно подперла ладонью подбородок, отодвигая чашку с кипятком. Горячий сильно, язык обожгу.
 – Четыре года назад появились у нас парень и девушка. Неземной красоты и в тоже время снова начали тонуть люди. Были еще незнакомые, на простых туристов не походили. Парень этот, Семен, спасателем устроился. Ну, не мог же он людей убивать? А девушка редко появлялась. Потом наш спасатель влюбился в  Полину Романову, она приехала к бабушке жить из Москвы. И вскоре они уехали. Какая здесь свадьба была, как раз в день, когда бабочки делают круг над Беттой.
« Я читала об этом явлении, бабочки устремляются к морю и погибают, роняя крылья-лепестки в морскую гладь».
– Невеста на карете.  К тому времени у них уже ребеночек был. – Так, рассказ переходит к простой дамской сплетне.
- Расскажите, пожалуйста, в книге написано, все, что о них известно?  – Вежливо вернула разговор в нужное мне русло. – Или вы подозреваете, что приезд  столичной девушки как-то связан с Морскими?
- Да.  Нет, – уныло пожала плечами несостоявшийся историк. -  Возможно.
 Я посмотрела в окно – солнце уже клонилось к закату, превращая очертания домов в замки из сказок. Все преображается в этот  час, солнце будто переходит грань между мирами, растревоженные границы зыбкими миражами наслаиваются на привычное изображение действительности.  Кажется, сместив угол зрения, можно увидеть параллельную реальность.
-  Похоже, действительно они могут жить среди нас. – Пошутила я, понизив голос в конце фразы. Ей не смешно!? Сжала пальцами столешницу. Давай, переходи уже к главному! Неплохо, что я изжила свою детскую привычку подрыгивать от нетерпения. Вот был бы номер.
- Похоже, – передразнила  Эля, вертя в руках чашку.
- Только, я не верю, что это чудовища, похожие на людей. – Вдруг выпалила она. По спине пробежал холодок. Становиться по-настоящему интересно.
- Их такими сделали. Они были раньше людьми. – Чай  успел остыть. Эля рассмеялась открыто и новая чашка заполнилась насыщенной краской.
-  Произошел два года назад, интересный эпизод. – Я чистое внимание. – Поселился у нас в горах ученый. И два здешних мента, пошли документы проверить. Законно он находиться на территории нашего государства или нет. Этот ученый пояснил, что проводит исследования и предложил лабораторию посмотреть. Там были только зеркала, ненормальные. Потому, что вместо старшего в зеркале отразилась пятнистая свинья. Петренко потом всему поселку растрезвонил, а как до меня эта новость дошла, захотелось узнать, что это за звезда науки такой, – повествование шло к своей кульминации, прибавилось  торжественности. Я закусила губу, так и хотелось рот раскрыть.
-  Профессор Анжей Стоян. – зазвенел ее голос. – Был ученым из Болгарии, специализировался на биологии. И вот, что я нашла о нем. – дальше шла, по-видимому, очередная цитата. – На заре, своей карьеры он изучал эволюцию видов, его целью было опровержение основных гипотез, доказывающих, что эволюция неповторяющейся процесс, возможный только однажды. Но,  встретил яростное сопротивление со стороны коллег по цеху.
- Главный вопрос: « Если эволюция может повториться, почему же приматы не эволюционируют в людей?»  Стоян не верил, что люди произошли от обезьян в результате эволюции. Возможно, у них и был общий предок, но такой резкий скачок в развитие не мог быть случайным. Он изучал  различие между морскими и сухопутными млекопитающими. Что заставило их оставить сушу?  Изучая ископаемых, он предположил, что все виды появились на планете независимо друг от друга. То есть, существовали изначально, а потом уже согласно заложенной природой программе эволюционировали. – Излагала оживленная девушка. Да, сейчас, именно девушка.
Она словно помолодела.  Хороший слушатель в моем лице разжигал в ней огонь. Любопытно!
Занятный старичок, не побоялся быть осмеянным. Напористый и целеустремленный. Эля была хорошей рассказчицей. Ей бы чтения устраивать для детишек из младшей школы или тематические вечера. Надо предложить. Навострила уши.
 - Люди случай особый. Профессор считал, что условия  их эволюции были созданы искусственно. И происходило это в воде. У детей до года, сохранен рефлекс плавания – считается, что по мере адаптации к среде он исчезает.  Ученый склонялся к версии, что была взята группа человекоподобных приматов и каким-то образом перепрограммирована  ДНК их потомков, в  результате чего  их речевой аппарат  отличается от родственных нам обезьян. Стоян считал, что изменения происходили и с половозрелыми особями, чтобы проследить последовательность передаваемых потомкам  генов, в момент слияния яйцеклетки со сперматозоидом и в последнем триместре беременности. Но доказать это у него не получалось. Существование технологий, способных на подобное, было сродни гипотезе об Инопланетном  происхождении человека. Если бы Анжею удалось доказать их существование, а тем более их вмешательство, тогда он мог бы надеяться на признание!
Ухмыльнулась. Да, уж еще никому не удалось найти зеленых человечков! Эту мысль я и высказала Эли.
- Это потому, что правительства стран строго контролируют происходящее в этой сфере. Никто ничего не найдет, – убедила она, как будто уже нашла инопланетян у себя на чердаке и у нее их конфисковали. Она покачала головой, отчего кожа на висках натянулась.
- Вы, значит, сторонница теории Заговора? – интересуюсь.
- Не особенно, но согласись, многие вещи скрываются от широкой публики. – Неохотно высказала. С этим спорить не буду.
- Согласна. Но, знаете – психологи считают, что люди, верящее в заговоры, просто не могут контролировать свою жизнь. – Обиделась? Это камешек не в ее огород – это мой язык без костей.
- Откуда ты такая умная? – Съязвила библиотекарша, подозрительно сверкнув очами.
- Там таких не осталось! – не растерялась я.  Эля оценила шутку, расхохотавшись.
- Продолжим? – Включили свет, длинная люминесцентная лампа замигала. Фильм ужасов, прямо. – Подумала я.
- Среди ученых появлялись сторонники о внеземном вмешательстве. Но Анжей был убежден, что внеземной разум никакого отношения к этому не имеет.  –  Женщина выдержала паузу. - Инопланетяне если и вмешивались во что-то, то строго дозировано. – Видимо она высказала собственное мнение.
 -  Он потерпел фиаско, но не успокоился. Стал искать переходные виды, раз уж это основные доказательства признанной теории. Многие годы длились  поиски. Его генетические эксперименты были признаны бесчеловечными, и  гений исчез со сцены. Но поговаривают, что ему удалось создать существо, сочетающее в себе признаки пресмыкающихся.  И продолжал искать. Наверное, это и привело его к нам на Черное море. Но прожил он здесь  не долго. Пропал. Может его убили или он сам уехал?  А там, одному Богу известно, что произошло на самом деле? –  Одновременно посмотрели на часы, висевшие на стене. Девятый час! Ого, ничего себе, мы заболтались!
- Давай, по домам. Тебе же далеко идти! – засуетилась, собирая всю посуду в одну кучу.
-  Не так уж  это и далеко! – призналась, помогая нести приборы к умывальнику.
- Да, поселок маленький у нас,  -  Губка, смачно хлюпала, летая по тарелке. Девушка, лукаво подмигнула. – Новости разлетаются очень быстро. К сожалению, принцип испорченного телефона пока самый используемый.
- Вы не могли бы дать мне книгу с легендами о Морских. – Попросила. – Хочу ее посмотреть еще раз.
- Конечно, -  согласилась радушная хозяйка, составляя посуду на полку. – Посиди здесь.
Ожидая появления Эли, размышляла о том, что судьба сводит, с очень интересными людьми и как жаль, что так же быстро разводит в разные стороны.
Мы шли по темнеющим улицам. Фонари кое-где мерцали мертвым светом, неоновые вывески кафе, на набережной, подмигивали цветными глазами.  Ветер разносил оборванные слова песен – живая музыка популярна у отдыхающих. Тонко пахло морем, небо было непроницаемым. Я зябко ежилась, ночью похолодало. Море жадно впитывало тепло, постепенно остывая, несло стылый воздух на берег.
- Можно еще один вопрос. – Улицы подпрыгивали под ногами, забирая в гору.
- Да. – Моя провожатая успела одеть балахон.  Зачем носить такое? Она совсем не хочет замуж? Другое дело, я – вообще не представляю себя влюбленной, одежда предмет второстепенный, но и я не буду одеваться  летом  в бесформенное нечто.
- Почему эксперименты профессора признали бесчеловечными? – Неужели он был таким садистом? – размышляю.
- Во-первых, что следует из формулировки, он проводил их над людьми. А во-вторых, разве, он имел право решать за человека? По-моему даже Бог не в праве, поэтому  есть свобода выбора. -  Эля прикрыла рот рукой, зевая. – Любые эксперименты  ведут к стрессу, положителен он или нет. Психическое состояние жертвы опытов оставляет желать лучшего.
- Далеко он жил? – Подозрительно смотрит на меня, раздумывая.
- Нет. – Строгий, вернувший гнусавость, тон. – Не советую туда ходить. Ничего там нет. Дом с террасой заброшен, зеркала разбиты. Да и ребята, искавшие приключений на одно место, приходили напуганными. Что они там видели, не говорили, они вообще не говорили, - махнула рукой. - Молчали, а потом -  туда больше не ногой.
- Так и быть. – Поклялась, скрещивая пальцы за спиной. – На мягкое место никаких авантюр! – В мыслях то и дело всплывает: «Но ведь и другие места есть»!
Так за разговорами мы и подошли к самому моему дому. Незаметно перешли на «ты».
 Оказывается, Эля жила одна и семь лет работает в пансионате . Пасмурно прозвучавшие слова, подсказали мне, наверное, она хотела другой жизни. Не дано, людям знать, как сложиться жизнь. Но ведь все можно изменить. Уйти, смело, смотря вперед, сжигая мосты в прошлое. Если же уходить некуда, попытаться сделать жизнь, такой, какой она должна быть. Увидеть в нелюбимой работе проблеск счастья.
- Спасибо, Эльвира, за еду и занимательное повествование. – Я открыла калитку, пытаясь разглядеть в слабом свете из окна ее лицо. – Ты, наверное, хорошо умеешь заинтересовывать публику.
- Да, нет. Просто это часть моей профессии– Смутилась бывшая призрачная женщина и робко выговорила. - я всегда мечтала стать актрисой.
- Ну, тогда тебе сам Бог велел, организовывать выступления, ты прекрасный оратор. – Мои соседи, вышли на крыльцо и женский голос спросил:
- Лира это ты?- «Беспокоились обо мне!? -  удивилась я».
- Да! – кричу. – Спокойной ночи, я  завтра еще раз зайду, посмотрю сочинские легенды. – адресую историку.
- Умеешь ты зубы заговаривать и жутко лицемерить! – рассмеялась Эля. – Но все равно спасибо. И я тебя буду ждать
- Верно. -  Прыснула, почесав затылок. –  А твой рассказ мне, правда, понравился. – Развернулась к дому.
- Линара, – позвали. Я обернулась, – здесь неподалеку жила  та самая Полина Романова.
- Добавлю в общую копилку и это знание. – Пожелание спокойной ночи догнало меня у крыльца.
Выслушав порцию нотации от названной бабушки, (Да, что там меня родная бабушка никогда так не чихвостила)  и, отказавшись от позднего ужина - пошла спать. Обо всем, что случилось в этот бесконечный день, подумаю завтра.  В черном небе висела одинокая луна, звездная дорожка плескалась  под ее присмотром. Завтра полнолуние. Легла, накрываясь белой, как лебединое крыло, простыней и упала в знакомую бездну, где меня встретили.
-Уголек - звали из темноты.
* * *

Вини-пух был определенно прав, говоря, что тот, кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро. Конечно,  если ты  идешь  туда, где тебя покормят.  Не выспавшись толком,  выпила горячего чаю и отправилась на поиски приключений. С толстым блокнотом под мышкой. Буду записывать черноморские легенды, надеясь, Эльвира, позволит порыться в библиотеке. Утром было прохладно, морской воздух бодрил и вдохновлял.  Романтика и дух приключений, все как в любимых книгах.  Тайна, которую непременно нужно разгадать.  Поселок в горах и уводящий корабли Понт  Аксинский*.
В подъезде пахло сыростью, с верхних этажей тянулся дурманящих аромат свежих пирожков. Живот заурчал,  протестуя против голодовки. Постучалась в дверь, умоляя организм выказывать недовольство не так громко. Хозяйка открыла скоро – и впрямь  ждала меня? Выглядела призрачная библиотекарша иначе. С косой на плече и ужасной стариковской кофте, расшитой стеклярусом и цветочками. Где она ее откапала – на блошином рынке, наверное. Улыбнувшись губами странного фиолетового оттенка, что при тусклом освещении смотрелись не так пугающе. Но стоило нам пройти из коридора в сторону двери, ведущей на кухню,  я увидела откопанную покойницу. Что еще можно подумать, смотря на бледную кожу с полукружьями синевы, точь-в-точь как у панды, и фиолетовым ртом.
- Ты завтракала? – спросила женщина, так словно скорбела, над кем-то безвременно ушедшем.
Хотелось сказать твердое «Да» если бы не предательское бурчание.
- Нет, - промямлила я и с тоской подумала о бескрайних рядах книг.
- Ну, тогда хорошо. Заодно и позавтракаешь, - проворковала Эля и отчего-то смутилась, - Я тут пригласила кое-кого. Ты только не обижайся.
Я как смогла, выразила недоумение -  дверь открылась и взору предстала скромная  комнатка и   внушительных габаритов человек в полицейской форме. Он сидел на хлипкой табуретке и пил из кружки чай.  Жует бутерброд и  с  добродушным выражением взирает на меня.
Стоящий на столе вентилятор, вращающий лопастями,  приковывал взгляд. Все стояла и думала: «А что собственно я тут делаю. Жила столько лет спокойно и на тебе! Вечно буду помнить тот день, когда шило завелось у меня в нескромном месте».
- Здравствуйте. – Тоненько пролепетала. Так не пойдет! И уже с большей решимостью, -  А что случилось?  Неужели за те сутки, что я здесь, мне давилось совершить нечто ужасное? – сказала. «Начальник» изумленно крякнул.
- Ну что ты! – возмутился режиссер спектакля в юбке. Мучительно покраснела,  подняла табурет со словами  «Ты присаживайся» и  вручила мне.  Отвернувшись к плите, принялась греметь кухонной утварью. Задобрят злобных духов в  моем лице.  Я села на край табурета, смущено кидая взгляды на толстяка.
  - Я Лисицын Алексей Алексеевич, начальник местного отделения полиции, - официально представился он. 
- Я Линара Силина,  – подражая полицейскому, проговорила. Молчание затягивалось, мы с интересом разглядывали друг друга.  Хозяйка поставила блюдо с моим угощением  и чай в большой кружке с нарисованными ромашками.  Сев рядом, повинно склонила голову.
Толстяк пожевал губы, раздумывая с чего же начать разговор. Потянулся за бутербродом. Откусил кусок  и посмотрел мне в глаза.
- Видите ли, девушка, - Удивленно вскидываю брови. Вижу, но ничего не понимаю.
-  Эльвира Леонидовна  попросила с вами побеседовать, – положил руки перед собой, приготовившись поведать мне душещипательный рассказ.
- Вы собрались искать дом  того болгарского ученого. – Оповестил он.  Вот это сюрприз! А я и не знала!
- Вовсе нет! – воскликнула я и выразительно посмотрела на учительницу. Та скривившись, пожала плечами.
- В любом случаи мой долг оповестить вас о том, что это чрезвычайно опасно! –  Полицейский даже привстал на своем стуле,  не сумев справиться со всем чувством ответственности, нахлынувшим на него.
 - Знаете, - взяла  батон, повертела в руке, смотря на кругляш копченой колбасы,  и, откусив кусок, продолжила, - Вы так носитесь с этим ученым, словно это мировая сенсация.  Может действительно стоит уделить ему внимание?
- Не стоит, - посуровел Алексей Алексеевич.
- Линара, - сидевшая как мышка хозяйка, решилась высказаться, - за все годы, что происходят утопления, ты первая кто всерьез заинтересовался той легендой и приехал издалека. Мы здесь живем и знаем – дело не чисто, но доказать не можем. Боимся. Вдруг кто-то станет следующим! Так зачем ты здесь?
Прихлебываю чай и думаю: « Слишком они серьезно ко всему относятся. Это же сказки. Правда, ведь?»,  тут же приходит другая мысль и вместе с ней по спине побежало стадо мерзлых мурашек.
  - Десять лет назад, в июле месяце, в Бетте погиб мой отец, Силин Иван Петрович. –  зачастила, боясь тоном  раскрыть что-то личное перед чужими людьми.
Алексей Алексеевич сочувственно на меня посмотрел.
-  Соболезную. – Поправил воротник, громко выдохнул.  - Сегодня душно, как перед дождем, но на  небе, ни облачка. – охарактеризовал ясную и милостивую погоду мужчина. Странно, я не заметила.
- Не стоит!  – едко сказала, горько улыбнувшись. «Начальник» встал, подошел к окну, - Я приехала сюда не жалости искать.
Нервничал, уже догадавшись, что всяким байкам о небезопасных тропах в страшных лесах я не поверю. 
- И зачем же? – Неотрывно наблюдает пейзаж за стеклом. Сжимает переносицу. Не надо разводить словесный зоосад, мне и так не просто!
-  Просто хочу спокойно спать, – тихо произношу,  пальцы нервно барабанят по коленки.
- И за этим вы приехали сюда? – изумился и с шумом приземлился на стул.
- Все заново пережить, говорят, помогает - Последний аргумент.  Я в  отчаянье ломала пальцы и решительно выпалила, – Мне было девять лет, понимаете? Он просто ушел.  Его тело  нашли в семь утра, всю ночь искали.  Как я могу такое забыть.
- Он ведь утонул? –  подозрительно осведомился собеседник.
- Совершенно верно, - подтверждаю, -  утопление соответствует аспирационному типу. Никаких следов на шее и руках нет.  Трупные пятна светло-красные, то есть от асфиксии он умереть не мог,  и еще у него была пена в носу и во рту. И да,  у  моего  отца не было травм, он не умер от водного шока – он утонул, возможно, долго плавал, могли возникнуть судороги. И он  не жаловался на здоровье, у него не было  контактов  с отдыхающими и конфликтов тоже. Продолжать!? – Сорвавшись, я треснула посудой об стол. Смотря прямо в глаза своим дознавателям, с болезненной иронией тяну: 
- Мою мать считают помешанной с горя, и знаете почему? – слушатели шокировано молчали, - она год от года продолжает утверждать, что видела на его лодыжках следы синяков.  Я  не могу спокойно ответить злопыхателям, что моя мама не сумасшедшая. Потому что сама ей не верю!
  Вскочила, стало трудно дышать,  плюхнулась обратно. Обняла себя руками, стараясь успокоиться. Из меня, словно из проколотого воздушного шарика, вышли все силы.
-  Как бы я хотел вам помочь!  И  рад бы, но, увы, – развел руками, а потом доверительно прошептал. –  Я и сам много лет ищу подтверждение, того, что эти случаи – убийства.  Два года назад эксперты из Москвы перерыли здесь все архивы, ни одной догадки.
- Это не имеет значение, - шепчу, - слишком поздно.
- Дело не в этом, Линара. – сочувствие сквозило в словах. – Нужны доказательства. Существование синяков лишь слова вашей матери, не задокументированные. Вскрытие не показало ничего феноменального. Но даже спустя десять лет можно возобновить дело. Но за это мало кто возметься.
- Знаю, -  В голове словно вспыхнул свет, и слова вылетели сами собой, -  Если скажу, что мы многое не можем вспомнить, вы не поверите? – Из-за всех сил сохраняя душевное равновесие, тихо произнося.
Голос начальника доносился, словно сквозь вату. 
Я многих моментов не помню, те, что остались, самые яркие.   С нами никто не общался. Хотя мама говорила, что тоже словно забывала целые отрезки времени, вот день, а потом уже вечер. Конечно, можно списать это на защитную реакцию мозга. Ни я, ни мама практически не помним поездку к дольменам. Почему?
Полицейский пристально посмотрел на меня, в его глазах была какая-то скорбная насмешка. Причем над собой, словно он столько лет не может прекратить череду повторяющихся событий, что проклинает судьбу,  сталкивающую его с ненавидящими черствыми душой людьми.

- Мне просто интересно, все связанное с этим местом, - удрученно мотаю головой, - вам не о чем беспокоиться. 
- Вот и хорошо, - посмотрел на часы, смешно раздул щеки и встал, - Мне пора на работу. Мой вам совет Линара, забудьте о плохом. А пользы в поисках чудовищ нет, можно накликать беду.  Отдохните, у нас можно найти душевное спокойствие.
- Спасибо за совет, и до свидания. – Мужчина тяжко вздохнул, наверное, не был убежден в сохранности своих нервов. Мы остались вдвоем с призрачной библиотекаршей, что с жалостью рассматривала меня.
- Прости, - погладила мою руку своими сухими тонкими пальцами.
- Ничего страшного, - упрямо проговорила. Коричневые чайные капли подсыхали на столе.
- Твоя мама не сумасшедшая. Не бойся! – Мягко, как социально-опасной психопатке с ножом, объяснила она. Сейчас выглядела так же, как и наши родственники. С жалостью наблюдала за моими трепыханиями, в тайне думая о моей  умственной несостоятельности.
- Я не боюсь! – заорала, вскакивая. – А все кругом думают иначе! – подошла к двери.
- Зачем рассказала? -  поругала саму себя, -  Наверное,  думала, что меня совершенно не волнует мнение окружающих,  – оповестила дверной косяк, -  вот так просто сказала, а они думают, что мне  нужны мудрые советы. – На кухне воцарилась тишина. Начинался день, и столбы света прочерчивали комнату, роняя цвет на девушку-мумию.  Она  переставляла  пустые чашки в шахматном порядке с места на место, делая вид, что моя реплика ее не волнует.
-  Я пойду, -  Сумела выговорить, а так хотелось уйти не прощаясь.
- Приходи еще, - вдруг вскрикнула Эльвира, догоняя у двери.  Почти обняла, но в последний момент отодвинулась, и,  устыдившись внезапного порыва, вспыхнула до корней волос.
- Приду, - пообещала, -  чтобы попрощаться.
 Хлопнула дверь. Под кожу забралась подъездная сырость и тоска. Тряхнула головой, отгоняя неприятные отголоски разговора.  Забудь.
Долго бродила, бесцельно выбирая направление.  Небо облепили мухи-облака.   Не понятно, как я еще держалась, внутри поселилась выжигающая пустота.
Одиночество – когда тебе хорошо ты его не замечаешь. Плохо – только оно и рядом. Ноги устали, во рту пересохло.  Вернулась   в дом,  удрученно легла на кровать.  В поле зрения попала книга, одолженная Эльвирой. Это день уже торопится покинуть меня.  Хорошо или плохо жить, вот так? Когда меришь жизнь рассветами и закатами?


*гагат - разновидность черной яшмы, Однородный, плотный, вязкий, с интенсивно-жирным смолистым блеском материал. Цвет камня чёрный или коричнево-чёрный.
* на самом деле название поселка произошло от адыгейского "бетте" - горбатый, но мне нравится прилагательное "горбатая", в последствие оно будет употребляться иногда вместо названия Бетта.
*Тантрические практики, включают в себя в том числе и буддийские тантрические учения, здесь же имеются в виду  другое направление - ритуальное совокупление с целью достижения гармонии. Тантра означает  «исповедовать, распространять, чтобы доказать» и «ткать». В Бетте на диком пляже можно встретить нудистов, не думаю однако, что они тем самым достигают просветления.
* Древнегреческое названия черного моря. 


Рецензии