И тех и других не люблю

Если бы меня однажды спросили, кто мне милее: лентяи или трудоголики, я бы чистосердечно признался, что в равной степени не испытываю симпатий ни к тем, ни к другим. И если с первыми все понятно –
за что их любить? – то по поводу вторых объяснюсь подробнее.
С древних времен существует известное выражение Горация: «aurea mediocritas» («золотая середина»).
Тот, кто золотой середине верен,
Мудро избежит и убогой кровли,
И того, в других что питает зависть, –
Дивных чертогов.
Мы видим, что уже тогда крайности не превозносились, поэтому даже римские императоры, из тех, кто открыто себе это позволял, имели дурную славу.
Зато многие мудрецы разных времен и народов выказывали свое почтительное отношение к золотой середине. Так, например, при оценке моральных качеств известный дагестанский ученый и просветитель Гасан Алкадари (1834-1910) считал умеренность высшим критерием достоинства.
– Крайности вызывают страдания и являются злом, – говорил восточный мыслитель.
Для Алкадари «лучшее из всех дел – середина», ибо «оба конца умеренности порицаемы».
Получается, что особой разницы между бездельем и непрерывной, нескончаемой работой нет – и то, и другое – крайности.
В одной из глав Библии присутствует важная мысль: чтобы отвратить человека от Бога, нужно заставить его трудиться физически от зари до зари, и тогда ни на что другое у того не будет хватать времени и сил:
«...Праздны вы, праздны, поэтому и говорите: пойдем, принесем жертву Господу. Пойдите же, работайте…»
Вот и трудоголики, подобно древним рабам, вкалывают от зари до зари. Правда, делают они это по собственной воле.
Несколько лет назад один японский премьер-министр скончался прямо за рабочим столом у себя в кабинете. Медики констатировали, что смерть наступила от переутомления. Чиновник такого высокого уровня использовал лишь три выходных, причем за два года! Естественно, возникает вопрос: а зачем ему нужна была такая изнуряющая работа? Ну уж точно не для денег и славы.   
Мне кажется, что вечная тяга к непрестанной работе есть не только своеобразная психическая зависимость, но еще и духовная ущербность. Это катастрофически неправильные жизненные ориентиры. Сейчас весь мир зациклился на деньгах. Количество миллиардеров, особенно в нашей стране, регулярно увеличивается. И многие миллионеры упорно стремятся пополнить их ряды. А зачем?
Несколько лет назад в Москве я брал интервью у одного весьма состоятельного человека, который как бы между прочим обронил:
– Многие думают, что я миллионер, но это неправда. 
Помолчав, добавил: я – миллиардер.
И что примечательно, пригласил он меня на беседу в весьма скромное кафе и во время разговора заказал по чашке обычного кофе.
Другой серьезный бизнесмен на реплику моего товарища, что тот уже третий год не может достроить себе небольшой дом, заметил: «Я занят строительством огромного торгового центра и тоже устал, лично мне он не нужен, но если остановлюсь, конкуренты обгонят».   
Для полноты картины – еще пример.
Один основатель крупной компании имеет трехэтажный дом с двенадцатью комнатами, бассейном, баней и двумя бильярдными залами. Человек интересный, даже харизматичный. С утра до вечера занят многочисленными делами: у него все по плану, который в течение дня корректируется с учетом возникших ситуаций. Казалось бы, все прекрасно: есть бизнес, солидная увлеченность делом. Однако время от времени этот руководитель уходит в запой: его психика не выдерживает напряжения. Являясь локомотивом, тянущим предприятие, он крутится как белка в колесе, а его многочисленные помощники – люди нанятые, и хотя получают прилично, подобным рвением не горят.
Эти размышления касаются финансовых воротил, которых подчиняют жестокие законы крупного бизнеса. А сколько простых людей, которые пашут не зная ни сна, ни отдыха. Им кажется, что они заняты важным делом: чувство ничегонеделания им не привычно, они всегда чем-то заняты, причем трудятся, себя не жалея. Но радости жизни во всем своем неповторимом многообразии почему-то проходят от них вдалеке. Читая воспоминания публициста и общественного деятеля Владимира Карпова о своем кумире, военном генерале Иване Петрове, обратил внимание на то, как писатель охарактеризовал жену прославленного полководца:
«Зоя Павловна заканчивала к возвращению мужа уборку, мыла ступени небольшого крыльца в особнячке, который стоял в тени деревьев у самой проходной в училище. Она была болезнена чистоплотна, порой даже изнуряла своей чистоплотностью не только домочадцев, но и всех, кто приходил в дом. Школьником, забегая иногда с Юрой в дом по каким-то нашим мальчишеским делам, я тут же попадал под строгий взгляд Зои Павловны. Так она встречала всех, кто приходил, причем смотрела она не в лицо человека, а на его ноги, на следы, которые он мог оставить на сверкающих чистотой крошечных досках пола».   
Видимо, это самое сильное впечатление, какое оставила у писателя Зоя Павловна, хотя она была женой легендарного генерала.
Почему-то в памяти всегда остается не «золотая середина», а такие крайности, как непрерывная всепоглощающая работа, увлекающая человека в непрерывную изматывающую гонку. Помню одну талантливую библиотекаршу, которая дома в присутствии домашних часто ходила в каких-то неопрятных, рваных заляпанных майках, не уделяя собственному внешнему виду внимания. А ведь была весьма умной и красивой женщиной и если бы захотела, могла с легкостью затмить многих подруг и коллег по работе, стремящихся выглядеть привлекательно. Но для нее главным ориентиром стала работа, которой она уделила большую часть своего времени, забыв, что жизнь скоротечна и дается всего один раз.
Правда, существует и обратная крайность – дауншифтинг: «жизнь ради себя», но и это определенное отклонение, потому что человек в этом мире создан не в единственном экземпляре, а значит, он не самодостаточен, ему необходимо общение: с Богом, с людьми или даже с животными. Другой вопрос, что в наше время очень трудно найти бескорыстно-нейтрального собеседника, которому можно довериться, чтобы поведать о своих сомнениях, фобиях, неудачах и желаниях. Как правило, сказанное нами однажды кому-то по секрету, через какое-то время все равно становится известным для многих людей.
Получается парадокс: трудоголики своей постоянной активностью, как и лентяи своим упорным бездействием, напрягают, вызывают у окружающих отрицательные эмоции и даже отторжение, потому что жить, как они, могут далеко не все.
Есть, правда, особая группа трудоголиков – это творческие личности. Они живут непрестанным самовыражением: пишут картины и книги, сочиняют стихи и музыку, создают то, что остальным не под силу, стремятся туда, куда другие не ходят. Работают, невзирая на время суток, но… от других трудоголиков отличаются основными посылами: им важен не только результат, но и сам процесс – некое творческое самоистязание и самоудовлетворение, выражаемое в создании произведения, оставляющего след в умах и душах людей. Одно дело до изнурения строить дом, который землетрясение и война могут разрушить в мгновение ока. Другое дело – заниматься творчеством. Даже если произведения искусства и погибнут, то все равно сохранятся в ощущениях и воспоминаниях тех людей, которые успели к ним прикоснуться. То, что уже было выражено, все равно в той или иной степени остается: «рукописи не горят».
«Творческий труд – высшее счастье людей», сказано в «Грани Агни Йоги», записях Бориса Николаевича Абрамова, ближайшего ученика Николая Константиновича Рериха. Там также указывается на совершенную необходимость умственного труда, потому что лишь он дает нам расширение сознания и тем самым приобщает к дальним мирам, ко всему Космосу, и устремляет к радости беспредельного совершенствования.
Беда обычных трудоголиков в том, что они не успевают увидеть и насладиться творениями Бога в его нескончаемом многообразии – в тончайших лепестках цветов, в журчащем ручейке, в красивом закате и усеянном звездами небе. В теплом воздухе, наполненном ароматами лета, или в морозном зимнем лесу творческие личности чувствуют особое художественное вдохновение, ощущают будоражащее душу желание поделиться собственным восхищением и удивлением от соприкосновения с Гармонией и Красотой. Чтобы запечатлеть эти ощущения, они работают так самоотверженно.
Поскольку это дано понять не многим, к творческим трудоголикам обычные люди относятся с подозрением. Получается, что во всем нужна золотая середина! Главное, чтобы при ее достижении не изменить себе – прожить собственную, а не чужую жизнь.


Рецензии